double arrow

При этих словах сердце у меня упало. Значит, я превратилась в затравленного зверя?


– А я думала, что клуб закроют из‑за смерти Венецианца.

– Non, он будет работать по‑прежнему. Заместительница Венецианца позаботится о том, чтобы все шло как обычно. Это очень популярное место, знаете ли, единственный клуб для членов Vau‑dela. Там крутятся большие деньги. Она сделает глупость, если закроет его.

– Она?

– Пердита Доукинс.

– Пердита – заместительница Венецианца? Викканская колдунья Пердита?

– Да, она. Это вас удивляет? – Амели повела бровью, затем растерянно охнула. – Да что же это со мной, сижу допрашиваю вас! Мои манеры никуда не годятся. Не хотите чая? Кофе? У меня есть бриоши…[18]

– Нет, спасибо, мы уже завтракали, и, раз уж об этом зашла речь, прошу прощения, что потревожила вас в такую рань. Я так торопилась покинуть то место, где провела ночь, что забыла о времени. Так вы уверены насчет того, что Пердита – помощница Венецианца? Они с Офелией говорили о нем несколько… враждебно. Мне показалось, что, будучи язычницами, они его не любят.

– А почему бы им его не любить? Пердита многим обязана Венецианцу. Кстати, именно он первым догадался, кто такая Офелия.

Амели принялась сновать по крошечной кухоньке, являвшейся частью гостиной, затем заглянула в тесную кладовку.

– О, так их разлучили в детстве? У меня была подруга, ее родители развелись сразу после рождения ее и сестры; отец забрал ее себе, а сестра жила с матерью.

– Да, я уверена насчет Пердиты. С Жаном, предыдущим помощником Венецианца, произошел несчастный случай. И он взял на его место Пердиту, – объяснила Амели, появляясь из кладовки. Она поставила на стол тарелку с бриошами. – Что вы говорили насчет своей подруги?

– Да нет, ничего особенного. А Пердита и Офелия давно были в разлуке, когда Венецианец отыскал Офелию?

Брови Амели слегка приподнялись.

– Да, давно. Вам кофе или чай?

– Чай, спасибо. Хм. Пердита… – пробормотала я, размышляя о сестрах.

Они были викканами; наверное, к ним можно обратиться за помощью? Вдруг, если я объясню, что пытаюсь привлечь к ответственности убийцу Венецианца, они приютят меня на пару дней, пока я не добуду необходимые доказательства? Я хотела было посоветоваться с Амели, но передумала, сообразив, что это поставит ее в затруднительное положение во время допроса в полиции.

– Мне кажется, я знаю, у кого можно найти убежище на несколько дней, но не хочу говорить вам об этом.

Амели как раз принесла поднос с двумя чашками и чайником. Она кивнула:

– Да, не нужно мне ничего говорить. Я не пойду на вас доносить, но и не хочу лгать полиции, когда меня придут допрашивать.

– Спасибо. – Я взяла чашку чая с молоком, прикусила губу, затем приняла решение: – Если у вас есть время, не ответите ли вы на пару вопросов? Я обещаю, что там не будет ничего такого, о чем нельзя рассказать полиции, хотя захотите вы это делать или нет…


Сейчас читают про: