double arrow

Щеки мои внезапно стали влажными. Я подняла руку, чтобы смахнуть слезы, и обнаружила, что пальцы красные. Я плакала кровавыми слезами.


– Кто приказал тебе повесить Аврору и Альберта?

– Дрейк Вирео, – весело ответил демон.

– Зачем? – скрипучим голосом выговорила я. Во рту у меня пересохло, и я с трудом смогла сглотнуть. – Зачем Дрейк вызвал тебя?

– Ему нужна была моя помощь, чтобы совершить убийства и скрыться незамеченным.

Я закрыла глаза и начала слегка раскачиваться, отчаянно сражаясь с очередным приступом дурноты.

– Что Дрейк собирается делать с Орудиями Ваала? У меня за спиной раздался звон битого стекла

Я взмолилась, чтобы это была маленькая вазочка у локтя Пердиты, а не видеокамера.

Бафамал принялся полировать ногти о шелковую желтую рубашку.

– Разумеется, он собирается захватить власть над миром смертных.

Это было уже слишком. Я больше не в силах была терпеть. С каждым словом умирала еще одна частичка моей души. Скрежеща зубами, я изобразила символы освобождения. Демон ничего не сказал, лишь ухмыльнулся, когда я произнесла слова, отправляющие его обратно в преисподнюю. Когда прозвучало последнее слово, его фигура мгновенно исчезла, словно кто‑то вытащил вилку из розетки.

– Не могу… Не могу… – И, не глядя на сестер, я вскочила и бросилась в ванную; едва успев добежать до унитаза, я распрощалась со своим обедом.




Когда я вернулась, Офелия стояла перед Пердитой, положив руку сестре на локоть:

– Прошу тебя, Перди, прошу, не делай этого. Это нехорошо. Ты знаешь, что это нехорошо. Тебе прекрасно известно, какое наказание ждет тех, кто взывает к темным хозяевам.

– Мне очень жаль, Фели, но выбора у меня нет. С Орудиями Ваала шутить нельзя. Я не могу позволить Дрейку…

Офелия, заметив меня, жестом остановила ее.

– Эшлинг, с тобой все в порядке? – Офелия протянула ко мне руки. – Бедняжка, какой ужас тебе пришлось испытать! Неужели ты только сейчас узнала, что именно твой супруг убил Венецианца и ту женщину?







Сейчас читают про: