double arrow

Ответ был прост: она наверняка догадывается, что я начинаю подозревать Пердиту. Естественно, она стремится прикрыть горячо любимую сестру.


И в эту секунду в мозгу у меня что‑то щелкнуло. Я поняла все – весь их план. Все кусочки головоломки встали на место. Я поняла, что означают все их многозначительные взгляды, «Стеганография» на полке Пердиты, ее разглагольствования о людях, балующихся черной магией, намеки Офелии на связь Дрейка и Пердиты, – все вдруг сложилось в единую картинку, когда я смотрела, как Офелия в притворной тревоге хрустит пальцами. Даже та смутная мысль, которая возникла у меня при просмотре видеозаписи, стала четкой – ведь Дрейк говорил мне, что драконы не могут вызывать демонов. Может, он и лгал, но теперь, вспоминая все недавние события, я склонна была считать, что он говорил правду. А это означало, что Бафамала вызвал из преисподней кто‑то другой. Офелия продолжала болтать насчет того, как замечательно будет, если главой оккультного сообщества Франции станет викканская колдунья, а я размышляла, знает ли она самое главное – что мне известно о неспособности драконов вызывать слуг Абаддона.

– Что ты собираешься делать?

Я вздрогнула – ее вопрос оторвал меня от раздумий.

– С Дрейком? Она кивнула.




Я привалилась спиной к стене, обхватила руками колени. Наконец‑то я разгадала загадку двух убийств, но понятия не имела, как доказать вину Пердиты.

– Наверное, придется решить этот вопрос с ним самим.

У нее перехватило дыхание, и голубые глаза широко раскрылись от удивления… и, кстати, в ее взгляде мелькнуло удовлетворение.

– Вызов? Ты собираешься бросить ему вызов?

Я кивнула. Вызов – подходящее слово для того, что я собиралась предпринять.

– Здорово! Я никогда не видела, как виверну бросают вызов.

– Ну что ж, все когда‑то бывает в первый раз. Возможно, это как раз то, что нужно. – Я взглянула на нее исподтишка. – Это даст мне возможность открыть правду.

– Правда – это то, что нам нужно, – с добродетельным видом кивнула Офелия. – Надеюсь, что я смогу тебе помочь. Ты разрешишь мне быть твоим секундантом? Перди это не понравится, но ведь ты моя подруга. Я не могу тебя оставить в тот момент, когда ты идешь на такой серьезный поступок – бросать вызов виверну.







Сейчас читают про: