double arrow

Аналогия как метод. От известного к неизвестному


Аналогия — один из самых полезных методов инфор­мационной работы разведки. Мы часто прибегаем к ана­логии в нашей повседневной жизни.

«В августе прошлого года в городе было слишком жарко. Вероятно, нынешний август будет таким же. Надо поду­мать отом, чтобы выехать за город». «Принятый нами на работу в прошлый раз инженер, окончивший Пельский уни­верситет, оказался хорошим специалистом своего дела


ПОМОЩЬ РАЗВЕДКЕ СО СТОРОНЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК I 89

(вероятно, другой инженер из этого же университета так­же окажется выше средней квалификации). Давайте возь­мем еще одного инженера, окончившего Йельский универ­ситет». В обоих случаях мы идем в своих рассуждениях от известного к неизвестному.

Рассуждения по аналогии столь обычны, легки и внешне убедительны, что мы постоянно к ним прибегаем. Иногда нам не удается использовать всех возможностей этого ме­тода. Часто, рассуждая по аналогии, мы не замечаем много­численных скрытых опасностей и совершаем ошибки. Для того чтобы наилучшим образом использовать метод анало­гии, так же как и остальные методы информационной рабо­ты, описываемые в книге, надо рассмотреть достоинства и недостатки этого метода.

Рассуждая по аналогии, мы начинаем с явления, о кото­ром хотим получить дополнительные сведения (например, мы хотим узнать, как жарко будет в августе- текущего го­да). В поисках дополнительных сведений мы обращаемся каналогичному явлению, имевшему место в прошлом, о котором мы кое-что уже знаем (в данном случае мы устанав­ливаем температуру в августе прошлого года). Мы счи­таем, что при отсутствии данных, говорящих об об­ратном, неизвестное явление, вероятно, будет примерно таким же, как известное. За исключением физических явле­ний, никакие другие явления практически не могут быть совершенно одинаковыми. Мы не можем знать всех опре­деляющих факторов, поэтому обычно говорим «вероятно», «примерно такое же» и т. п.

Но тут же мы говорим себе, что в действительности наши суждения могут быть более определенными. При выполне­нии информационного задания в абсолютном большинстве случаев ничто не может заменить понимания изучаемого явления— предпосылок, из которых оно возникло, и фак­торов,определяющих его развитие. Чем глубже мы уяс-инмданное явление, тем точнее можем говорить о нем, тем большейбудет степень определенности нашей оценки, тембольше у нас будет уверенности, что удалось избежать обычновстречающихся скрытых опасностей.

Первая из таких опасностей состоит в том, что внешне весьмасходные явления, которые мы, решая поставленную проблему,считаем аналогичными, в действительности отли-


ГЛАВЛ 5

чаются от изучаемого нами явления, так как их развитие определяли другие факторы, и поэтому мы не можем приз­нать их аналогичными данному явлению.




Возьмем пример с инженером, окончившим Йельский университет. Место, которое он занимал среди прочих сту­дентов факультета, является, очевидно, более правиль­ным критерием оценки его способностей, чем сам факт окон­чания Йельского университета или другого первоклассного высшего учебного заведения. По уровню квалификации, ве­роятно, ближе стоят друг к другу инженер-механик из Йель­ского университета, входивший в первую десятку лучших студентов, и такой же инженер-механик из Массачусетского технологического института, чем два йельских инженера-механика — один из первой десятки и второй из последней десятки студентов. Таким образом, хотя инженеры — вы­пускники Йельского университета внешне кажутся равно­ценными, на самом деле они могут быть далеко не такими.

Вторая опасность состоит в том, что, рассуждая по ана­логии, мы часто заходим слишком далеко. Сходство явле­ний, непосредственно облегчающее нашу задачу, может ока­заться внешне столь значительным, что мы ошибочно распространим рассуждения по аналогии и следующие из них выводы далеко за действительно оправданные пределы. Достигнутые вначале благодаря применению метода ана­логии успехи делают нас менее осторожными и приводят к опасным последствиям.

Подойдем теперь к вопросу в позитивном плане и по­смотрим, что можно сделать для того, чтобы извлечь наи­большие выгоды из применения метода аналогии в информа­ционной работе стратегической разведки.



Исходя из заявления по данному вопросу совета по об­щественным наукам (приводится в книге Джи [21]), а так­же учитывая специфику информационной работы, мы можем сказать, что для эффективного использования метода ана­логии обычно необходимо соблюдать следующие условия:

1. Предварительно изучить поставленную проблему в
достаточной мере для того, чтобы суметь четко определить
элементы, аналогичные тем, с которыми мы собираемся их
сравнивать.

2. Отыскать среди известных явлений аналогичные изу­
чаемому. При этом надо следить, чтобы важнейшие элементы


ПОМОЩЬ РАЗВЕДКЕ СО СТОРОНЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК ]91

этого явления обладали достаточным сходством с соответст­вующими элементами изучаемого явления, без чего анало­гия будет неоправданной. Важнейшие для решения постав­ленной задачи элементы обоих явлений не должны резко отличаться друг от друга, ибо в этом случае применение метода аналогии не принесет никакой пользы.

3. Изучить неизвестное явление, сравнивая его с извест­ным аналогичным. При этом необходимо установить как черты сходства, так и различия между ними. Затем их мож­но будет сопоставить и взвесить. Всегда полезно выявлять черты, отличающие различные явления друг от друга.

Кто-то хорошо сказал, что при применении метода ана­логии полезнее изучать черты различия, а не сходства аналогичных явлений,

Фрай и Леви [59] подчеркивают, что аналогии играют ре­шающую роль при построении гипотез. Они пишут: «Спо­собность видеть, что два явления, внешне весьма различных, в основе являются сходными, есть одно из выдающихся качеств мыслителя...»

Очевидно также, что, если найти несколько аналогичных явлений, наши рассуждения получат более прочное осно-пание, чем рассуждения с использованием одной аналогии.

Аналогия. Процентный метод

Известным способом упрощенного использования метода аналогии является процентный метод. Отправляясь от из-исстных сведений, например о торговле, ценах, производ­стве за текущий год, мы определяем соответствующие циф­ры для следующего года, устанавливая, что они составят *.Ю или 150% или еще сколько-нибудь процентов от показа­телей текущего года. Мы можем, например, определить, что производительность труда одного рабочего за час со­ставляет в Куртэнии 60% от производительности труда рабо­чего в США на таком же заводе. Процентный метод—это не метод ленивых людей. Нельзя думать, что с его помощью «можно узнать нечто, не зная ничего».

Используя его, мы, безусловно, должны уяснить всю совокупность затрагиваемых явлений. Тогда мы можем быть уверены, что сравниваемые явления настолько сходны, что наше сравнение обосновано. Мы обязательно должны



ГЛАВЛS

уяснить различия между сравниваемыми сходными явле­ниями, чтобы учесть это, когда будем делать выводы. При определении процентных показателей необходимо критичес­ки, независимой зрело мыслить. В этом, несомненно, суть данного метода.

В условиях, когда из-за границы поступает довольно скудная информация, применение метода аналогии часто является лучшим, а иногда единственным методом, с по­мощью которого можно составить более или менее точное представление о некоторых сторонах изучаемого явления из жизни иностранного государства.

Аналогия. Характерный пример

Одно из весьма немногочисленных исследований, имев­ших своей главной целью усовершенствование методов информационной работы разведки, было проведено в связи с изучением вопроса о выпуске определенной продукции в одном иностранном государстве.

Офицеры информации, выполнявшие это задание, стол­кнулись с обычным явлением — весьма скудной информа­цией. Имевшиеся сведения носили столь отрывочный ха­рактер, что на их основе было трудно или даже невозможно составить какое-либо определенное представление. Поло­жение казалось настолько безнадежным, что ничего не было сделано для того, чтобы найти из него выход.

Разведчики считали, что перед ними стоят две самосто­ятельные задачи. Во-первых, получить дополнительные сведения. Во-вторых, извлечь максимум пользы из имею­щихся сведений. Они сосредоточили свои усилия на вто­рой задаче. Все это как раз и составляло смысл информа­ционной р"аботы.

-Приобретенный этими офицерами информации опыт и сделанные ими выводы подтверждают целесообразность систематического изучения методов работы в этой области, которые могут получить широкое применение при решении других информационных проблем. Выявленные ими в ходе работы полезные методы и трудности в равной мере заслу­живают изучения.

Столкнувшись с серьезной нехваткой фактических дан­ных и стремясь систематизировать и осмыслить имеющиеся отрывочные сведения, офицеры информации применили ме-


ПОМОЩЬ РАЗВЕДКЕСО СТОРОНЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК

тод «аналогии». Они начали с построения рабочей гипотезы о том, что при отсутствии данных, говорящих о противном, проблемы, с которыми Куртэния сталкивается, и пути их решения, вероятно, весьма близки к соответствующим про­блемам и путям их решения в США. Если принять во внима­ние, что речь шла о производстве определенных видов про­дукции, то такая гипотеза должна была в какой-то степени быть правильной. Основы физики, металлургии, инженер­ного дела одни и те же во всех странах мира.

В рассматриваемом случае метод аналогии ставит офи­церов информации перед необходимостью обстоя­тельно изучить программу научно-исследовательской ра­боты, связанной с выпуском данных видов продукции, проводимой в США. Они узнают, какие успехи достигнуты Америкой в этой области, какие проблемы остались нере­шенными, в каком направлении развивается работа. Эти сведения позволяют им глубоко уяснить все вопросы, свя­занные с выпуском продукции, которой интересуется разведка. Офицерам информации легче представить себе проблемы, с которыми сталкивается Куртэния, если они знают, какая работа в этой области проводится в США. Затем имеющиеся отрывочные сведения о всей научно-исследовательской работе в данной отрасли промышленно­сти Куртэнии изучаются в свете полученных полных дан­ных о соответствующей работе, проводимой в США.

Тут же нам становится ясным, что на основе имеющихся данных можно составить частичное представление о всем изучаемом вопросе. Данные по США помогают нам не только четко определить, какие дополнительные сведения особенно важно получить из-за границы, но также указать, каким образом и где вероятнее всего можно добыть эти све­дения.

Таким образом, хотя проведенное исследование непосред­ственно не затрагивало методов добывания сведений на месте, оно позволило дать более четкие указания развед­чикам, работающим в этой области. Несомненно, одна ИЗ важнейших задач работника информационной службы состоит в том, чтобы давать полезные направляющие указания разведчикам, добывающим сведения на месте. Эти указания могут выражаться в четких и определенных зиивках на необходимые сведения, в выделении сведении,

7 Заказ.Vi I9 72


|


ГЛАВА 5

имеющих решающее значение, в высказываемых предполо­жениях о том, где их можно найти.

В ходе выполнения того задания, которое мы описы­ваем, после того как разведчики на месте получили более точные заявки, им удалось добыть дополнительные данные. Новые факты внесли большую ясность в изучаемый вопрос, поскольку разведчики-исследователи хорошо представляли себе весь процесс производства в данной области, непосред­ственно изучив его у себя в стране.

Рассматриваемый пример показывает, что польза, при­носимая методом аналогии, заключается хотя бы в том, что мы приступаем к работе над заданием, обладая значитель­ными знаниями в данной области, а именно мы знакомы с основами производства, достижениями, трудностями и Майами США в исследуемой области. Некоторые из этих моментов, безусловно, весьма схожи с соответствующими моментами в Куртэнпи.

В качестве крайнего примера давайте возьмем вопрос о запуске искусственного спутника земли, несущего людей. Даже очень мало зная о научно-исследовательской рабо­те, проводимой в Куртэнии в этом направлении, мы могли бы вполне определенно предположить, что в 1957 году Куртэ-ния не будет располагать таким «межпланетным кораблем». К такому выводу мы приходим потому, что знаем, по опы­ту США, какие колоссальные трудности существуют в дан­ной области" '.

Проверка по аналогии. Сравнение с положением в своей стране

Метод аналогии можно использовать в качестве эффек­тивного средства проверки правильности выработанных на­ми методов оценки положения в Куртэнии. Например, мы могли выработать метод оценки качества подготовки инженеров в Куртэнии или установить определенные фак-

1 Если d данном случае под Куртэниеи имеется в виду СССР, то запуск Советским Союзом именно в 1957 году двух искусст­венных спутников земли, запуск им в 1958 году третьего искусствен­ного спутника земли, представляющего собой прообраз будущего межпланетного корабля, и многочисленные провалы попыток США запустить собственные спутники убедительно говорят о порочности ре­цептов применения методов аналогии, даваемых автором.— Прим. ред.


ПОМОЩЬ РАЗВЕДКЕ СО СТОРОНЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК 195

торы, играющие решающую роль при оценке эффективно­сти огня зенитной артиллерии Куртэнии или качества ме­дицинского обслуживания населения сельских районов иностранного государства. Во всех этих случаях эффектив­ный метод проверки правильности наших предположений будет состоять в следующем. Мы ставим вопрос: насколько успешными окажутся выработанные нами методы и крите­рии, если их применить для оценки качества аналогич­ной деятельности в США? Наглядный и смешной пример такого метода проверки дается Джеромом [60 А].

В некоторых случаях, когда положение в иностранном государстве резко отличается от положения в США, описан­ный метод может не дать решающих результатов или вовсе оказаться неприменимым. Однако в большинстве случаев с его помощью можно довольно точно установить правиль­ность используемых нами критериев.

Изучение отдельных случаев как метод информационной работы

В исследовательской работе в области общественных наук часто применяются два совершенно противоположных метода: метод статистического анализа и метод изучения отдельных случаев. Эти методы настолько различны, что дополняют друг друга, помогая каждый по-своему устано­вить истину. В каждом исследовании можно скорее добить­ся успеха, если применить отдельные элементы обоих этих методов.

В качестве примера давайте познакомимся с исследо-ианнем экономического или социального положения семей в американской общине1 (графстве, тауне2, штате, сельском округе).

Одно из преимуществ метода статистического анализа заключается в том, что он позволяет охватить большое количество изучаемых объектов. В нашем примере с помо-

1 Под общиной в США понимается любой административный рай-ом, на территории которого действуют единые для данного района за-тты и установления. — Прим. ред.

1 Административная единица местного самоуправления п США; на т»)ны делится большинство американских графств. Под их контролем мдодятся местные школы, дороги и т. п. — Прим. ред.


щью этого метода могут быть изучены все семьи данного района или большое количество семей, взятых на выборку. Результаты исследования в этом случае обычно выражаются в обобщенном виде, в основном посредством таких показа­телей, как средние величины, и показателей распределения. Вот примеры использования этих показателей: доход одной семьи в среднем составляет 5000 долларов в год; доход распределяется таким образом, что 10°/0 семей полу­чают свыше 15 000 долларов в год и т. д.; 40°/0 семей имеют по одному автомобилю и 5"/0 имеют по два и более автомобилей. Данные этого рода всем знакомы, и примеры можно приводить до бесконечности.

Напротив, применяя метод изучения отдельных случа­ев, мы отбираем явления, типичные для всей группы или подгруппы изучаемых явлений, и весьма детально анализи­руем каждое из них. Например, исследователь может напи­сать: «Давайте рассмотрим положение семьи Джонса — типичной семьи со средним доходом. Господин Джонс же­нат, имеет двух сыновей и дочь. Семье принадлежит ферма стоимостью в 20 000 долларов, заложенная за 15 000 дол­ларов. Джонсы имеют автомобиль марки «Шевроле», за который им остается выплатить 500 долларов. Джонсу 35 лет. Он окончил Техасский агрономическо-механизатор-ский колледж. Сыновья Джонса принимают активное учас­тие в работе клуба 4-Н и предполагают, что станут ферме­рами, и т. д. и т. п.»

Каждое изучаемое явление связано с таким большим ко­личеством фактов, что на определенной стадии исследования возникает необходимость применить какой-либо способ выражения этих фактов в обобщенном виде. Суммарные дан­ные, средние значения, нормы отклонений от средних — все эти категории приносят пользу, однако с двумя сущест­венными оговорками. Во-первых, взятые сами по себе, они могут ввести в заблуждение и, если их применять без разъяснений, могут привести к абсурдным выводам. Напри­мер, лица, окончившие Гарвардский университет, в сред­нем имеют 2,2 ребенка и 0,9 жены. Посетители кафетерия в среднем съедают за завтраком 0,1 ломтика яблочного пирога, 0,2 порции мороженого и 0,25 порции салата и т. д. В среднем акционер данной компании имеет 300 акций, а в действительности нет ни одного акционера, владеющего


ПОМОЩЬ РАЗВЕДКЕ СО СТОРОНЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК 197

именно таким количеством акций. Несколько директоров компании имеют по 100 000 акций каждый, а тысячи слу­жащих и рабочих по 5—10 акций (вопрос о средних значе­ниях рассматривается в главе 6).

Второе возражение против сваливания в кучу отдель­ных явлений и применения для их характеристики суммар­ных величин и средних значений состоит в том, что эти пока­затели не отражают человеческой, эмоциональной стороны жизненных явлений. Мы можем представить себе правдо­подобное положение—9 выпускников Гарвардского уни-верентетаимеют жен, и один не женат. Но никто не может представить себе среднего выпускника, имеющего 0,9 жены (по имя истины и строгих академических традиций нам сле­дует выражаться более точно и сказать — 0,937 жены).

Итак, статистический анализ и обобщения полезны. Однако крайне желательно дополнять их изучением отдель­ных случаев, приводя конкретные примеры положения отдельных людей, общественных групп, ферм и т. д., рассказывая о прошлом, настоящем и будущем этих людей, |<б их успехах и неудачах, одним словом, показывая их жи-нмми, полнокровными. Тем самым мы внесем в разведыва­тельную информацию важнейший элемент — саму жизнь.

Приступая к изучению американской общины, ученый, работающийв области общественных наук, в большинстве случаев свободен в выборе метода. Он заранее может ре­шить, какая роль будет отведена им статистическому ана­лизу, изучению отдельных случаев и другим методам.

В информационной работе дело обстоит иначе. Здесь часто приходится довольствоваться доступным материалом. Например, выполняя задание, сходное с описанным выше, ■мучаяположение в колхозах Куртэнни, нам, может быть, придется почти целиком полагаться на статистическиедан-nmv,публикуемые в прессе Куртэнни. Когда часть работы будет проделана, мы можем вдруг встретиться с одним-днуми перебежчиками, которые осветят этот вопрос совер­шенно иначе, чем он освещается официальной статистикой, м именно они могут рассказать о своей собственной жизни яжизни нескольких соседей.

Таким образом, проводя исследования в области обще-стенных наук и в том числе в области информационной б, в большинстве случаев весьма желательно негюль-


зовать оба метода. Метод изучения отдельных случаев осо­бенно важен для разведки, так как она широко прибегает к опросу военнопленных, перебежчиков, использует слу­чайные контакты различного характера.

Рассматривая вопрос о применении этого метода в ин­формационной работе разведки, целесообразно познакомить­ся с его сильными и слабыми сторонами.

Рассмотрение сильных сторон метода изучения отдель­ных явлений мы начнем с того, что приведем цитаты из книги Гуда и Хэтта [18J.

«Изучение отдельных случаев... является таким способом систематизации социологического материала, который позволяет сохранить целостность социального явления объекта исследования. Другими словами — это метод, при котором любая общественная единица берется в целом. При таком подходе любая обществен­ная единица почти всегда изучается в ее развитии. В качестве такой единицы может выступать отдельная личность, семья или другая общественная группа, сово­купность общественных отношений или процессов... или даже все общество».

Метод изучения отдельных случаев учитывает развитие и изменения явления, или, говоря другими словами, позво­ляет показать их в динамике, и этим он отличается от ста­тического подхода.

Интересно отметить, что с незапамятных времен этот ме­тод неизменно лежал в основе фольклора всех народов. Самое ценное качество этого метода состоит в том, что бла­годаря ему мы получаем живое, одухотворенное представле­ние о явлении и нам открывается та часть истины, которую невозможно раскрыть с таким совершенством с помощью любого другого метода.

Бернард [60J пишет:

«Описание отдельных случаев, если оно сделано точно, всегда правильно отражает реальную действи­тельность, в то время как статистические обобщения, за исключением тех случаев, когда все подвергнутые статистическому анализу явления охарактеризованы каждое в отдельности, представляют собой лишь при­ближающиеся к действительности абстракции».


ПОМОЩЬ РАЗВЕДКЕ СО СТОРОНЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ НЛУК 199

Метод изучения отдельных случаев приносит больше пользы на начальной стадии работы, при проведении пред­варительных исследований, чем на последующих стадиях.

Слабые стороны этого метода и вытекающие из них опас­ности обусловлены в основном двумя причинами. Первая причина состоит в том, что фактически исследование может охватывать лишь незначительное количество случаев. Да­же если исследователь опишет в своей работе сотни отдель­ных случаев, читатель сможет удержать в голове лишь не­сколько из них. Когда же мы исследование основываем на анализе небольшого количества случаев, всегда существует опасность, что используемые источники информации могут оказаться необъективными или ненадежными. Например, если десять перебежчиков дают каждый в отдельности край­не отрицательную характеристику положению в стране, из которой они бежали, их информация может показаться убедительной. На самом же деле каждый из них мог давать информацию под воздействием некоторых одинаковых фак­торов. Такими факторами могут быть — ненависть к но­вому режиму, установленному в стране, из которой он толь­ко что бежал, желание оправдать бегство из родной страны. Тогда как оставшиеся в данной стране люди, мнение кото­рых нам неизвестно, могут быть вполне удовлетворены суще­ствующим положением.

Отобранные случаи могут не давать правильного пред­ставления о всем «населении» или всех изучаемых явлениях, как это видно из приведенного выше примера. Так может случиться, даже если каждый отобранный случай получил правильную оценку и был точно описан. Анализ небольшого количества случаев может дать правильное представление о •сем народе или какой-либо значительной части народа толь­ко при условии, если все население или соответствующая часть населения однородны по своему составу. Лица, чи­тающие труды исследователя, склонны преувеличивать ничсние отобранных им случаев и считать, что эти случаи обязательно правильно отражают общее положение. С этой опасностью связана другая — преувеличение значения не-гмпнчных явлений.

Причина второй опасности, вытекающей из использова­ния метода изучения отдельных случаев, состоит в том, что исследователю трудно дать объективную оценку этим слу-


чаям, поскольку он непосредственно и тесно соприка­сается с предметом изучения. Гуд и Хэтт [18] дают в этой связи следующие разъяснения:

«Основная опасность, связанная с использованием этого метода, кроется в реакции исследователя. У ис­следователя возникает ложное убеждение в правиль­ности своих выводов... каждый случай, рассматрива­емый как отдельное звено, приобретает в сознании ис­следователя характер законченного всеобъемлюще­гоявления. Это вполне можно сравнить с чувством... уверенности в наших близких друзьях. Короче говоря, этот метод порождает у исследователя эмоциональное чувство уверенности в своей правоте, причем гораздо более сильное, чем прочие методы исследования». Меры, которые следует принимать, чтобы избежать ука­занных опасностей, сводятся вкратце к следующему:

1. Ясно представлять себе существующие опасности и быть готовым энергично преодолевать их.

2. Тщательно отбирать для исследования случаи, в до­статочной мере отражающие все важные аспекты изучаемого явления, обращая особое внимание на то, чтобы полное от­ражение получили взгляды, идущие вразрез с точкой зрения самого исследователя.

3. Старательно выявлять и отбрасывать сведения, посту­
пившие из не заслуживающих доверия источников.

4. Обеспечивать критику положений, выдвинутых ис­
следователем, и особенно первого варианта его работы, со
стороны его коллег, которые не находятся, подобно ему
самому, под впечатлением непосредственного соприкос­
новения с объектом изучения, оказывающего на него опре­
деленное влияние.

Сотрудник информационной службы сталкивается в данном случае с особыми трудностями. Дело в том, что в его распоряжении могут оказаться сведения относительно весьма небольшого количества «случаев», которые к тому же ни в коей мере не являются типичными. Несмотря на все их недостатки, глубокое изучение этих, возможно, необъективных данных об отдельных случаях позволит ему написать определенную часть подготавливаемого им документа и таким образом раскрыть какую-то одну сто-


ПОМОЩЬ РАЗВЕДКЕ СО СТОРОНЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК201

рону изучаемого явления, о которой никаким другим путем нельзя получить представление. Такими сведениями не следует пренебрегать, несмотря на указанные нами их не­достатки. Составляя документ, автор должен сначала сам четко представить себе положительные и отрицательные моменты отдельных случаев и затем довести это до сведения лиц, для которых он готовит информационный документ. Все, о чем мы писали до сих пор, можно рассматри­вать в качестве типичного примера использования общест­венных наук в информационной работе в том плане, как это было определено в самом начале главы. Рассматривая метод и (учения отдельных случаев, мы видели, что работа, про-.(••ланная ранее в области общественных наук, окажет по­мощь офицеру информации именно таким образом, как мы указали в начале главы:

«Во-первых, позволит уяснить основные моменты зада­ния... Во-вторых, подскажет методы... В-третьих, поможет шбежать наиболее распространенных ошибок... В-четвер-гы.х,укажет... источники для дальнейших исследований». Мысль о таком использовании достижений обществен­ных наук в информационной работе разведки красной нитью приходитчерез всю книгу, хотя в других частях книги она, 1ИИМОЖНО, выражена не так четко, как в данной главе. Авторвсе время стремится помочь работникам информаци­онной службы понять основные принципы, подсказать ме-пмы работы, предупредить об ошибках, указать соответ-гшующиеисточники для изучения. В некоторых случаях nwtopне видел необходимости регламентировать каждый iiuir работника информации.

УСТОЙЧИВОСТЬ ГРУППОВОГО И НАЦИОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА

«Из книг, за написание которых никто не ■ возьмется, самыми сложными являются кни­ги о народах и национальном характере».

Жак Барцун. Цитируется по

Клайнбергу [61].

Приведенная в начале раздела цитата может произвести

1 читателя удручающее впечатление. Дочитав раздел до

мца,читатель убедится, что дело обстоит не так уж плохо.



ГЛАВА 5


ПОМОЩЬ РАЗВЕДКЕ СО СТОРОНЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК 203



Цель, которую преследует здесь автор, проста. В самых высоких инстанциях часто употребляется такое понятие, как национальный характер. Мы часто читаем о немецкой основательности, восточной жестокости, французском остро­умии и т. д. В какой мере правильны эти характеристики? Каким образом лучше всего можно использовать их в ин­формационной работе разведки?

Безусловно, если характер каждого народа действитель­но имеет определенные отличительные черты, то их зна­ние будет в большой мере способствовать правильной оценке вероятного курса действий данной страны и предсказы­ванию ее возможностей на много лет вперед. С другой сто­роны, если те или иные черту характера данного народа неустойчивы или в недостаточной мере ему присущи, надо быть настороже, не допускать, чтобы нас вводили в заблуж­дение даваемые народам характеристики, которые без вся­кой критической проверки обычно принимаются за чистую монету.

Мы можем начать рассмотрение поставленных вопросов с разбора аналогичного понятия — характер отдельной личности. С давних пор войсковая разведка использует сведения о характере военачальников противника. Разведы­вательная информация такого рода имела большой спрос во время второй мировой войны, особенно в ходе воен­ных действий в Европе. Например, об одном немецком командующем было известно, что он действует активно и умеет смело и искусно использовать в бою танки; дру­гой, по имеющимся сведениям, умел упорно оборонять­ся; третьего можно было заставить отступить, предприняв активную демонстрацию силы. Данные такого рода о ха­рактере отдельных лиц оказывались особенно полезными. Если бы мы не использовали полностью сведения о харак­тере командующих .неприятеля, это было бы равноценно выбрасыванию на ветер ценной разведывательной информа­ции. Пожалуй, особенно широко подобные сведения исполь­зовались во время гражданской войны в Америке, когда командующие обеих сторон часто знали друг друга лично. Участники гражданской войны очень много писали об этом в своих мемуарах. Наполеон также широко использовал сведения о характере военачальников, противника. См. Фа-раго [54 Б].


Имеют ли общественные группы и народы определенный характер?

Теперь мы перейдем к рассмотрению отдельных групп н народов. Термин «группа» мы используем в качестве об­щего понятия, включающего народ или группу людей в рамках данного народа, например высшие классы Велико­британии, офицеров немецкого генерального штаба, фран­цузских мыслителей XVIII века.

Нас удивляет, что такие понятия, как «характер» груп­пы или «склад ума» группы, получили широкое распростра­нение и всеобщее признание.

Разведчик-исследователь должен решить, в какой мере он готов использовать в отношении какой-то общественной группы понятие «характер» в том ясном для него смысле, в каком он его употребляет, говоря о своих знакомых и отдель­ных общественных деятелях. Чтобы показать, какое широкое распространение в высших научных кругах получили по­нятия «характер» и «склад ума» группы, мы из большого количества фактов приведем лишь несколько примеров. Посетив недавно книжный магазин Колумбийского универ­ситета, мы обнаружили там пять сравнительно недавно из­данных книг, в заголовках которых упоминался групповой или национальный «склад ума». Клайнберг [61 ]' в отлич­ной и глубокой статье, посвященной национальному ха­рактеру, пишет: «Более половины авторов, написавших статьи для отдела «Психологические соображения, связан­ные с установлением мира», организованного в апрель­ском номере журнала «Джорнал оф Эбнормал энд сошиал психолоджи» за 1943 год, сочли необходимым в той или иной форме непосредственно затронуть вопрос о наци­ональном характере».

Автор превосходного исторического труда «Немецкий народ» Вейт Валентин пишет: «Таким образом, свойством

1 Клайнберг неоправданно назвал свою статью «Наука о нацио-мльном характере». Науки о национальном характере, конечно, нет, пэчио так же как нет подлинной науки о характере отдельной личности. Однако он приходит к интересным выводам: «Я не без основания песси-■астмчески оцениваю состояние данной «науки» в настоящее время, 1«м не менее я серьезно надеюсь на ее успешное развитие в будущем. Достичь этого трудно — вопрос это сложный, но поставленная задача •« невыполнима... Мы можем создать науку о национальном характере».



ГЛАВА5


ПОМОЩЬ РАЗВЕДКЕ СО СТОРОНЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК 205



       
   
 

Трудолюбие Основательность Прогрессивность Энтузиазм Патриотизм Воинственность Смелость Настойчивость Справедливость и качества,

национального характера стало мелкое своекорыстие — завистливость, обидчивость, ревность, честолюбие, лишен­ное великодушия... Все эти качества способствовали по­явлению второй типичной стороны немецкого националь­ного характера — рассудительности, почтения к властям, мундиру, титулам, чиновничеству и системе осведомления». В последней главе работы Коммаджера [63] «Склад ума, образ мыслей и характер американцев после 1880 го­да» содержится ряд общих определений американского характера, которые автору настоящей книги представля­ются правильными. Коммаджер отметил такие черты аме­риканцев, которые в значительной мере не свойственны дру­гим народам, поэтому они представляют определенную цен­ность для разведки иностранного государства, желающей понять американцев и определить возможное развитие аме­риканской политики.

Другой пример. В книге Сантаяны [64] есть глава «Луч­шие качества английского характера». Характеристики этой главы применимы только к англичанам, и автор настоящей книги не знает другого народа, на который можно было бы их распространить.

А вот пример из другой области. Одно серьезное иссле­дование, посвященное тактике английской пехоты [65], начинается с провозглашения в качестве основного посту­лата положения о том, что тактика пехоты «должна строить­ся на учете особенностей национального характера». Да­лее автор работы — англичанин — перечисляет пять ос­новных качеств английского характера, имеющих отноше­ние к его исследованию. Одним из них является «отсутствие воображения и вытекающая отсюда абсолютная уверенность в конечной победе». (Английский солдат не может предста­вить себя побежденным, поэтому он держится и в конце концов побеждает. Солдаты, принадлежащие к народу с более живым воображением, яснее видят все опасности и немедленно сдаются.) И снова мы чувствуем, что мысли исследователя заслуживают внимания. Разведчику полезно читать такие книги. Наконец, известный английский дип­ломат Никольсон [66] отмечает некоторые особенности характера древних греков. Он считает, что национальный характер греков постоянно оказывал влияние на полити­ку Греции.


Для того чтобы яснее показать, что мы имеем в виду, когда говорим о национальном или групповом характере, ниже приводится список некоторых черт характера. Эти черты сохраняют свою силу при различных условиях ина протяжении достаточно длительного периода времени, в связи с чем представляют определенную ценность для ин­формационной работы стратегической разведки:

Воля к победе Надежность Правдивость Великодушие Острый ум Мечтательность Одухотворенность Чувство сотрудничества

противоположные указанным.

Следует признать, что понятие «национальный харак­тер» для исследователя весьма удобно. Относительно него можно делать различные поверхностные заключения, и вся­кий читатель может придумать многочисленные примеры, подтверждающие почти любое такое заключение. Вместе с тем такие заключения довольно расплывчаты, чтобы с ними легко было согласиться.

Приводимый в приложении Б список работ, в которых по-разному описывается американский характер, показы-цает, насколько различными и, следовательно, неопреде­ленными могут быть наши оценки национального характера.

Аналогичное положение, сложившееся в другой области, может послужить нам предостережением. Годами в литера­турных произведениях широко практиковалось описание характерных особенностей действующих лиц. «Высокий лоб» указывал на «проницательность ума». Адмиралы наде­лялись «сильным подбородком», а определенные женщины «чувственным ртом». Эти характеристики устраивали писа­телен и читателей. С их помощью легче было нарисовать н словах живой портрет человека. Эти характеристики ис­пользовались лучшими писателями, и почти все считали их правильными.


ГЛАВА 5

К сожалению, критический анализ показывает, что характеристики такого рода отнюдь не являются правиль­ными. В противном случае мы могли бы по лицу определять характер человека. Они не только бесполезны, но могут ввести в заблуждение при оценке характера человека. Ожи­дает ли удобное ипривлекательное понятие национального и группового характера такая же судьба после того, как оно будет критически изучено?

О возможности широкого использования в информаци­онной работе разведки понятия «групповой характер» мно­гие предпочитают ничего определенного не говорить. Дру­гие это понятие энергично критикуют. Автор повторяет, что его цель при написании данного раздела состояла в том, чтобы извлечь все, что есть действительно ценного в этом понятии, и избежать опасностей, которые могут возникнуть при его использовании. Автор повторяет также, что, по­скольку это понятие все чаще встречается в специальной литературе, офицер информации должен определить к не­му свое отношение. В противном случае он невольно может воспринимать это понятие как абсолютно точное.

Некоторые определения и разъяснения

Прежде всего давайте еще точнее определим рассматри­ваемое понятие и установим некоторые рамки, ограничива­ющие его практическое применение.

Мы имеем в виду черты характера, а не профессиональ­ные навыки или даже обычаи как таковые. К чертам харак­тера относятся энергичность, упрямство, отвага, осторож­ность, воля к победе, стремление выйти из борьбы и другие качества, указанные в приведенном списке.

В информационной работе мы часто сталкиваемся с вопросами, касающимися отдельных народов, поэтому це­лесообразно остановиться на национальном характере. Представители современной общественной науки склонны подчеркивать, что народы не имеют другой общности, кроме территории и центрального правительства. В рамках одного народа могут существовать самые различные эт­нические, культурные или даже языковые группы. Народ может состоять из весьма различных классов — крестьян, промышленных рабочих, высших классов и т. д.


ПОМОЩЬ РАЗВЕДКЕ СО СТОРОНЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК 207

Таким образом, мы можем признать, что отмеченное об­стоятельство в значительной степени упрощает вопрос о том, имеется ли групповой и национальный характер, ав известных случаях — когда мы рассматриваем ха­рактер различных общественных групп народа, а не всего народа в целом — этот вопрос приобретает особый смысл, чего нельзя сказать о других случаях, когда мы поступаем иначе. Сначала мы можем рассматривать характер отобран­ных групп, а затем в случае необходимости пытаться опи­сывать характер народа в целом.

Всем нам известно, что в любой стране подавляющее боль­шинство народа действует и должно действовать в соот­ветствии с политикой, вьГрабатываемой правительством. По решению правительства люди идут на войну, завязывают дружбу с народами тех или других соседних стран, платят, высокие налоги для финансирования системы социального обеспечения и т. д. Подразделяя народ на группы, часто удается выявить те из них, которые занимают руководя­щее положение, и таким образом установить практически значимый национальный характер и предсказать курс дей­ствий данного государства. Такие предсказания гораздо легче было делать пятьдесят и более лет назад, чем в на­стоящее время.

Например, в XIX веке английские высшие классы пред­ставляли собой вполне определенную группу, занимав­шую практически господствующее положение в правительст­ве. Уяснив характер высших классов, можно было в зна­чительной мере установить, как проявляется английский национальный характер в отношении к таким вопросам, каквойна, дипломатия и многие другие.

Другой пример. Определенную грулпу американских се­мей на западной границе можно было назвать смелой и пред­приимчивой, если небольшая часть этих семей постоянно устремлялась в неизведанные земли, создавая тем самым на данном участке границы атмосферу активной предпри­имчивой деятельности. Еще один пример. Общественная группав целом может быть названа «воинственной» при следующих условиях: если ее руководители воинственны в точном смысле этого слова; если значительная часть муж­чин этой группы готова следовать за руководителями и из нихможно сделать хороших солдат, пусть даже не очень


ГЛАВА 5

рвущихся в бой; если в группе отсутствует организованное

меньшинство сторонников мира.

Итак, применительно к целям настоящего исследования

можно считать, что характер любой общественной группы отражается в ее практической деятельности. Обычно в лю­бой общественной группе регламентирует жизнь и прини­мает решения незначительное, но энергичное меньшинство, голос которого звучит громче всех (см. гл. 6, Правило трехчастей).

Теперь мы сравним наши знания о характере отдель­ныхлюдей и то применение, которое эти знания могут полу­чить в информационной работе, с аналогичными знаниямиотносительно группового характера и применением этих знаний опять-таки в информационной работе,

Автор убежден, что в характере каждого человека име­ются черты, которые можно изучить И по которым можно с полной уверенностью судить о действиях человека в дан­ных конкретных условиях. Автор убежден, что большинство читателей разделяют его точку зрения. Так, например, в прошлом характер людей, стоявших во главе немецкого генерального штаба, и в определенной мере характер всего офицерского корпуса Германии определял характер ее армии. Теперь все обстоит сложнее. Однако, пожалуй, и в на­стоящее время можно определить практически значимый 1 национальный характер и предсказать вероятный курс дей­ствий многих развитых государств, учитывая особенности характера нескольких групп, играющих в данной обстанов­ке решающую роль.

Задачу можно упростить, кроме того, путем отказа от рассмотрения некоторых групп, часто довольно крупных, которые в данной конкретной обстановке практически не

1 Практически значимый характер отдельного человека или группы предстаплен теми чертами характера, которые настолько ярко выраже­ны и настолько сильны, что явно обнаруживают себя в действиях дан­ного индивидуума или данной группы. Например, нельзя сказать о чело-пеке, что практически он является скандалистом, только на том основа­нии, что он имеет склонность к ссорам. Его можно назвать сканда­листом, если он часто вступает в ссоры. Об общественной группе нельзя сказать, что она практически прогрессивна, если она только стремится к прогрессу. Ее можно охарактеризовать как прогрессивную только в том случае, если своей деятельностью она обеспечивает явный прогресс общества.


ПОМОЩЬ РАЗВЕДКЕ СО СТОРОНЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК 209

играют заметной роли. Например, изучая Канаду, можно не учитывать эскимосов, но нельзя обойти канадских фран­цузов. Иногдаодна группа, такая, как, например, ферме­ры или профсоюзы, практически может сорвать определен­ные действия правительства.

Далее, описывая характер какой-то группы, мы отнюдь не считаем, что все ее представители думают и действуют одинаково и имеют именно такой характер, как мы устано-иили. Мы считаем только, что такой характер имеют доста­точно много представителей группы и это оказывает воздей­ствие на характер и даже на репутацию группы в целом.

Мы исходим из того, что любому из нас легче составить какое-то представление о характере отдельной личности, нежели о целой группе. В детстве мы начинаем с изучения отдельных членов своей семьи. В дальнейшем процесс изу­чения нами характеров отдельных личностей продолжается ежедневно в течение всей нашей жизни.

И напротив, в нашей повседневной деятельности нам обычно не приходится изучать характер какой-либо боль­шой группы, члены которой могут быть рассеяны на значи­тельной территории. Далее, хотя никто не сомневается п том, что каждый индивидуум имеет свой характер, скеп­тик на дан-ной стадии рассмотрения этого вопроса вполне может заявить, что вероятность наличия у группы общего характера не больше чем вероятность наличия общего бан­ковского счета у людей, оказавшихся в какой-то момент на центральном вокзале в Нью-Йорке.

Ниже мы рассмотрим еще два вопроса: 1) Имеется ли групповой характер и, следовательно, можно ли исполь-ловать данные о нем в информационной работе? 2) Если та­кой характер имеется, можно ли получить о нем достовер­ные сведения?

Некоторые возражения и частичный ответ на них

Предположим для начала, что на оба поставленных выше поп роса можно дать утвердительный ответ. Исходя из этого предположения, давайте рассмотрим некоторые возражения, пыдвигаемые против попыток использовать понятие груп­пового или национального характера в информационной работе стратегической разведки.


ГЛЛВЛ 5

Возражение 1. Понятие «групповой характер» не явля­ется настолько определенным и устойчивым, чтобы мы были уверены в том, что данная группа будет действовать в со­ответствии с приписываемым ей характером, например проявлять трудолюбие, консерватизм, упрямство, мужество. Ответ. Отдельный человек также не всегда действует в соответствии с его «характером». Однако наше представ­ление о характере отдельных людей является достаточно правильным, чтобы мы могли уверенно судить о том, как будет действовать данный индивидуум при определенных условиях. Важно знать характер человека, с которым нам приходится иметь дело. Если мы во взаимоотношениях с этим человеком не используем сведений о его характере и рассматриваем его как среднего индивидуума, мы тем самым лишаем себя больших преимуществ.

Возражение 2. Национальный и групповой характер изменяется со временем (например, современные италь­янцы сильно отличаются от древних римлян).

Ответ. Так же обстоит дело и с характером отдельных людей. Безрассудный юноша становится осторожным стар­цем. Изменение группового характера происходит медлен­нее, чем индивидуального. Если групповой характер остает­ся в основном неизменным в течение всего периода, охва­тываемого разведывательной оценкой, например в течение десяти лет, мы спокойно можем не принимать во внимание тех изменений, которые могут^произойти с ним через сто лет. Необходимо только проявлять осторожность при ис­пользовании исторических данных для оценки современного группового характера. Свойственные англичанам елизаве­тинской эпохи активность и предприимчивость сейчас, возможно, отсутствуют.

Возражение 3. Отсутствует четкое определение понятия «групповой характер». Никто не имеет ясного представ­ления о составных элементах группового характера и гене­тических, психологических и культурных истоках этих элементов.

Ответ. Это возражение относится и к понятию «индиви­дуальный характер», которое также не было должным об­разом определено. Мы можем использовать знания о данном явлении, полученные опытным путем, задолго до того, как теоретически осмыслим характер этого явления.


ПОМОЩЬ РАЗВЕДКЕ СО СТОРОНЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК211

Люди могли греться на солнце задолго до того, как они выяснили строение солнца и характер тепловой радиации.

Возражение 4. Есть и другие аналогичные возражения. Так,например, не разработана методика использования исследований в области национального характера в целях предсказывания; отсутствуют оправдавшие себя критерии, позволяющие отличать правильное определение группового характера от неправильного.

Ответ. Индивидуальный характер также изучен недоста­точно полно, и тем не менее мы можем эффективно исполь­зовать уже имеющиеся сведения относительно характера отдельных лиц.

Возражение 5. Имеется более веское возражение. Чтобы можно было уверенно использовать понятие «национальный характер», оно должно раскрывать причины, обусловлива­ющие действия (народа) и положительную или отрицатель­ную оценку, даваемую им различным явлениям.

Ответ. Автор согласен, что очень важно понимать при­чины, обусловливающие различные проявления группового характера. Такое понимание во много раз увеличивает по­лезность наших сведений о групповом характере.

Однако понимание этих причин не является обязатель-чым при использовании соответствующих данных в инфор­мационной работе. Допустим, мы знаем, что на протяжении последних 150 лет англичане стойко держались во всех значительных войнах и добивались в конце концов побе­ды, несмотря на катастрофические поражения в начале вой­ны. Проявленную ими стойкость мы можем рассматривать какчерту национального характера. Офицер информации, составляющий прогноз на будущее, без опасений может сказать, что в случае, если Великобритания завтра подверг­нется нападению, она не капитулирует через несколько меся­цев, а, вполне возможно, «добьется в конце концов победы». К этому вопросу мы можем подойти с позиций бихевио­ризма 1, интересующегося только тем, что происходит.

1 Распространенная в современной буржуазном, особенно амери­канской, психологии лжетеория, игнорирующая роль сознания и все­цело сводящая поведение человека к физиологическим актам. Осново­положник этой «теории» Джон Уотсон утверждал, что для психологии представляют ценность только данные непосредственного наблюдения а поведением человека.— Прим. ред.



ГЛАВА 5


ПОМОЩЬ РАЗВЕДКЕСО СТОРОНЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК 213



               
 
   
   
 
   

Искать причины происходящих явлений — значит занимать­ся, по мнению бихевиористов, бесплодным умствованием. Основной причиной, заставляющей кого-то стойко дер­жаться в войне, может быть страх перед противником или гордость. Нам хотелось бы выяснить эту причину. Знания о национальном характере, полученные исключительно путем изучения действий данного народа в недавнем про­шлом, являются ценным подспорьем в информационной работе, даже если мы не знаем причин, обусловливающих появление тех или иных черт в характере данного народа.

Вопросы, имеющие решающее значение

Теперь мы возвратимся к двум важнейшим вопросам, сформулированным нами выше: 1) Имеется ли групповой характер и, следовательно, можно ли использовать данные о нем в информационной работе? 2) Если такой характер имеется, можно ли получить о нем достоверные сведения?

Необходимо признать, что современный уровень разви­тия общественных наук и искусства информационной ра­боты разведки не дает возможности научно обоснованно ответить на поставленные вопросы. Методы решения этих проблем и изложения результатов исследования еще не разработаны. Разведчики-исследователи не занимались си­стематическим критическим изучением вопроса об исполь­зовании данных о национальном характере в информаци­онных целях.

Однако разработка новых научных методов, решение соответствующих проблем и критическое применение ре­зультатов исследований в целях составления информаци­онных прогнозов как раз и представляют те достижения, которые могут обеспечить своей работой ученые, занятые в области общественных наук. Именно такую плодотворную работу они проделали во многих других смежных областях.

Проблема же критического изучения национального и группового характера еще ждет своего решения. Пло­дами этих исследований охотно воспользуются работники информационной службы, дипломаты и др. Можно с уве­ренностью сказать, что через десять, двадцать или тридцать лет в разработке данной проблемы будут достигнуты зна­чительные успехи и на основе серьезных исследований


будут сделаны полезные выводы,которые позволят ответить нанерешенные еще вопросы. Однако разумно ли мы посту­пим, откладывая на тридцать лет решение вопроса об исполь­зованиив информационнойработе данных о групповом и национальном характере.

Автор считает, что в данном случае, как иво многих других, мы должны извлекать максимальную пользу из того, что уже есть. Однако мы можем разумнее использо­вать сомнительныеконцепции, если будем откровенно от­давать себе отчет в том, что они еще не до конца обоснованы. Кроме того, мы не предлагаем решать тот или иной вопрос исключительно наосновании наших представлений о наци­ональном характере. Мы предлагаем использовать эти пред­ставления как один из видов сведений, которые мы, прежде чем сделать выводы, сопоставляем с другими фактами.

Таким образом, бегло ознакомившись с имеющимися сведениями, мы можем дать утвердительный ответ на воп­рос, имеется линациональный характер и должны ли мы использовать данные о нем в целях информации.

Хотя этот вопрос никогда не являлся предметом глубо­кого исследования, мы считаем, что и групповой характер как явление существует и что по своему содержанию и при­сущим ему недостаткам это понятие весьма схожес поняти­ем «индивидуальный характер». Бесспорно, существуют определенные неблагоприятные условия, при которых могут утратить силу обычные черты группового или индивидуаль­ного характера. Даже самые мужественные люди могут дрогнуть перед лицом исключительно серьезной опасности. Даже самые трудолюбивые люди могут вопреки 'своему характеру потерять интерес к делу, если возникнут слиш­ком большие затруднения.

Бывают случаи, когда индивидуум или группа в инте­ресах великого дела предпринимают активные действия, несмотря на то, что до этого их характер отличало полное ко всему безразличие. Мы признаем также, что характер может со временем постепенно измениться. Однако в пре­делах тех сроков, с которыми имеет дело разведка, группо-пон характер является ценным отправным моментом. В этих пределах мы, как правило, можем считать его устойчивым.

Для того чтобы лучше уяснить различия в характере отдельных групп, давайте рассмотрим несколько пар одно-



ГЛАВА 5


ПОМОЩЬ РАЗВЕДКЕ СО СТОРОНЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК 215



тнпных групп. Каждая из приводимых ниже групп обла­дает достаточным внутренним единством для того, чтобы было оправдано ее изучение как группы. Группы подобра­ны и распределены по парам таким образом, чтобы харак­теры групп, попавших в одну пару, существенным образом отличались друг от друга. В качестве примеров можно при­вести следующие группы.

Фермеры и крестьяне двух примерно равных по площа­ди территорий.

В качестве таких территорий можно взять два распо­ложенных на большом расстоянии друг от друга графства в США, либо же один район в США, другой в СССР, или же, наконец, один район во Франции и другой в Герма­нии.

Американские и английские шахтеры.

Население двух примерно равных по величине городов, расположенных в разных районах страны.

Французская и немецкая армии перед началом второй мировой войны.

Американские и немецкие химики в 1930 году. Члены американских и английских профсоюзов. Выпускники американских и советских колледжей и университетов.

Население Италии и Франции.

Происхождение различий между характерами однотипных групп

Различия практически значимого характера однотип­ных групп складываются в результате действия одного или нескольких из следующих факторов:

I. Генетика. В науке имеется тенденция принижать зна­чение врожденных различий (помимо физических) между расовыми, этническими и другими группами1.

1 Объяснение особенностей национального характера различных народов наследственностью, то есть биологическими факторами, крайне реакционно, оно лежит в основе многочисленных расистских теорий. Советская биологическая наука доказала полную несостоятельность вейсманизма и морганизма, этих реакционных направлений в современ­ной буржуазной биологии, из арсенала которых черпают подобные тео­рии воинствующие американские расисты. — Прим. ред.


2. Культура. В широком смысле слова это — вся сово­
купность тех идей, представлений, теорий и т. п., которые
присущи данной группе. Сюда относятся обычаи, фольклор,
религия, образование, духовные ценности.

3. Отбор. Каждая данная группа есть продукт отбора,
в результате которого из более многочисленного населе­
ния любыми способами, сознательно и бессознательно,
отбираются отдельные лица, с тем чтобы соответствующая
группа имела в своем составе как можно больше людей
физически сильных, умных, храбрых и т. д.1

4. Природные условия. Климат, почпа, изолированность
территории. Эти условия могут сделать жизнь слишком лег­
кой; они могут стимулировать активность и делать работу
плодотворной; наконец, природные условия могут быть
столь тяжелыми, что все силы данной группы уйдут только
на поддержание своего существования2.

5. Конструктивное внутригрупповое сотрудничество.
Члены группы могут вознаграждаться либо на основе сис­
темы фаворитизма, либо по заслугам. Все члены группы
могут получать одинаковое вознаграждение или может су­
ществовать система свободной конкуренции. Члены группы
могут получать или не получать признание и вознагражде-

1 Рассуждая об отборе, якобы имеющем место в человеческом об­ществе, автор пытается оживить мальтузианские теории, опровергну­тые марксистско-ленинской наукой и практикой социалистического строительства в СССР и других социалистических странах.

В современных условиях идеологи американского империализма пытаются всячески распространять идеи мальтузианства, видимо, для того, чтобы оправдать политику подготовки новой мировой войны, которую проводят империалисты США, разгул расизма в «свободных» Соединенных Штатах и многочисленные антинародные мероприятия аме­риканского и других капиталистических правительств, ввергающие народные массы в омут безработицы и нищеты. — Прим. ред.

* Мы не можем согласиться с геополитическими рассуждениями автора о том, что географическая среда оказывает определяющее влия­ние на национальный характер, на общественную жизнь людей. Реша­ющим фактором, определяющим общественную жизнь людей, является характерпроизводственных отношений. В царской России народы Сред­ней Азии, Кавказа жили в благоприятных климатических условиях, но в экономическом, политическом и культурном отношениях они, каки народности Севера, были крайне отсталыми, так как их угнетали своифеодалы и русская буржуазия. Октябрьская революция раскрепо­стила эти народы, и в тех же географических условиях они за короткий историческийсрок добились выдающихся успехов в экономическом, по­литическоми культурном строительстве. — Прим. ред.


ГЛАВА 5

ние за свои заслуги; антиобщественные действия могут ка­раться или не караться. Руководители группы могут спо­собствовать или препятствовать развитию определенных черт характера.

Далее, каким образом можно получить сведения о груп­повом характере вообще или об особенностях характера определенной группы, проявляющихся в данной конкрет­ной обстановке?

Частично ответ на это заключается в том, что правитель:, ство и другие организации должны выступать инициато­рами раз

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: