double arrow

О том, что способствует улучшению нрава


Мы уже знаем о том, что в основе благонравия лежит гармоничное сочетание силы разума и совершенства мудро­сти, а также умеренность в проявлении гнева и следовании собственным страстям и подчинении их разуму и требованиям шариата. Подобная умеренность может быть следствием од­ной из двух причин.

а) Одной из них является проявление щедрости Аллаха и природное совершенство, когда человек от рождения наделя­ется совершенным разумом и хорошим нравом, в результате чего он оказывается защищённым от власти гнева и страстей, которые изначально отличаются умеренностью и подчиняются требованиям разума и шариата.

б) Воспитание в себе вышеупомянутых нравственных ка­честв путём приложения усилий и упражнений, под чем я подразумеваю побуждение души к таким действиям, совершения которых требует то или иное качество. Так, например, если человек хочет воспитать в себе щедрость, ему следует зани­маться тем, что сообразуется с этим качеством, иначе говоря, не жалеть своего достояния. И он должен добиваться этого от своей души, постоянно прилагая соответствующие усилия и борясь с ней, пока щедрость не станет одной из особенностей его характера и ему не будет легко проявлять её, благодаря чему человек и становится щедрым. То же самое можно ска­зать и о том человеке, которому свойственно высокомерие, если он желает выработать в себе смирение. Ему следует в те­чение долгого времени постоянно делать то, что свойственно делать смиренным людям, борясь с собственной душой и ис­пытывая затруднения до тех пор, пока смирение не станет ча­стью его характера и ему будет легко проявлять его.




Используя такие методы, можно воспитать в себе и все прочие одобряемые шариатом нравственные качества, стара­ясь добиться того, чтобы совершаемое действие доставляло че­ловеку удовольствие. Так, например, щедрым является тот, ко­му доставляет удовольствие щедрое расходование его средств, но не тот, кто много тратит, чувствуя к этому отвращение, и точно так же смиренным следует считать того, кто испытывает удовольствие, проявляя смирение. Нравственные качества, к обретению которых побуждает людей религия, никогда не ут­вердятся в душе, если она не привыкнет к следованию всем хорошим обычаям, не откажется от совершения всех дурных дел и не будет придерживаться этого постоянно подобно то­му, кто стремится к совершению добрых дел и наслаждается ими, испытывая отвращение к делам дурным и чувствуя боль в случае их совершения.

Об этом посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сказал так: «…а усладой очей моих была сделана молитва». Ан-Насаи. Следова­тельно, какими бы видами поклонения ни занимался человек, не совершающий ничего запретного, но вместе с тем не любя­щий того, что он делает, и тяготящийся этим, этого будет не­достаточно и так ему полного счастья не обрести. Вот почему Аллах Всевышний сказал: «Поистине, она[4] тяжела (для всех), кроме смиренных…» (“Корова”, 45)



Далее, для обретения счастья, которое обещано благо­нравным, недостаточно наслаждаться проявлениями покорно­сти Аллаху и ненавидеть ослушание лишь время от времени, ибо делать это необходимо постоянно и на протяжении всей жизни. И человеку не следует считать, что молитва никогда не сможет стать для него усладой глаз, а поклонение не станет приносить ему наслаждение, поскольку часто случается и не­что более удивительное. Так, мы видим, что человека, предаю­щегося азартной игре и уже оставшегося без гроша, радость и наслаждение от этой игры и всего того, что с ней связано, мо­гут захватывать настолько, что ему становится уже трудно ра­доваться тому, в чём находят радость другие люди, если это не связано с игрой, хотя может быть и так, что эта игра уже ли­шила его имущества, разрушила его дом и оставила без средств. Однако, несмотря на это, он любит игру и испытыва­ет от неё наслаждение, поскольку, уже издавна предаваясь иг­ре, он привык к ней. То же самое можно сказать и о человеке, любящем гонять голубей. Он может целый день стоять на солн­цепёке, не чувствуя боли в ногах, ибо испытывает радость при виде того, как эти птицы летают и кружат в воздухе. Всё это становится результатом долгого и постоянного увлечения ка­ким-либо делом, наглядными примерами чего могут служить поступки друзей и знакомых. Но если в силу привычки душа может наслаждаться ложным и склоняться к ложному, то по­чему же истинное не может начать приносить ей наслаждение, если в течение определённого времени человек будет склонять свою душу к этому и она станет неуклонно придерживаться истинного? Можно даже сказать, что склонность души к выше­упомянутым отвратительным вещам является противоестест­венной, что подобно склонности к употреблению в пищу гли­ны, однако привычка заставляет некоторых людей делать и это.



Что же касается стремления человека к мудрости, любви к Аллаху Всевышнему, познанию Аллаха и поклонению Ему, то оно подобно стремлению к пище и питью, поскольку такое стремление сообразуется с естественным состоянием сердца и соответствует велению Господа. Пищей для сердца могут слу­жить только мудрость, познание и любовь к Всемогущему и Великому Аллаху, однако оно может отказаться удовлетворять свою естественную потребность в пище из-за поразившей его болезни подобно тому, как больной желудок может утратить желание принимать еду и питьё, поддерживающие его жизнь. Любое сердце, склоняющееся к любви к чему бы то ни было, кроме Аллаха Всевышнего, поражено болезнью, тяжесть кото­рой определяется силой подобной склонности. Исключение составляет такой случай, когда любовь к чему-либо вызвана тем, что помогает человеку любить Аллаха и Его религию, ибо в подобных обстоятельствах любовь признаком болезни не яв­ляется.

Таким образом, сейчас тебе точно известно, что воспитать в себе достойные нравственные качества можно с помощью упражнений. Суть их состоит в том, что начинать следует с со­вершения дел, сообразующихся с подобными качествами, и постепенно это станет естественным состоянием человека. Причиной этого является удивительная связь между сердцем и прочими частями тела, иначе говоря между душой и телом, ибо, когда сердце обретает какое-нибудь новое качество, это оказывает своё влияние и на другие части тела, которые начи­нают действовать только в соответствии с этим качеством. Ес­ли же что-либо совершается той или иной частью тела челове­ка, то это может оказывать своё воздействие и на сердце.

Итак, ясно, что иногда достойные нравственные качества присущи человеку от рождения, иногда они вырабатываются благодаря привычке совершать достойные дела, а иногда – благодаря тому, что человек общается с людьми, которые со­вершают достойные дела и являются хорошими и праведными товарищами, ведь люди по природе своей склонны перенимать как дурное, так и хорошее. Наиболее достойным является че­ловек, объединяющий в себе всё это, а именно тот, кому дос­тойные качества присущи от рождения и кто наряду с этим вы­рабатывает их с помощью привычки и подражания. Если же человек не только порочен от рождения, но ещё и водит дружбу с плохими товарищами, в результате чего совершение дурного становится для него лёгким и привычным, то он нахо­дится в наибольшем удалении от Всемогущего и Великого Ал­лаха. Между наиболее достойным и наиболее удалённым от Аллаха находятся те люди, которым вышеупомянутые качества присущи в разной степени, и каждая из ступеней близости или удалённости соответствует определённому качеству и состоя­нию, а Аллах Всевышний сказал: «и совершивший добро весом с пылинку увидит его, как и совершивший зло весом с пылинку увидит его» (“Землетрясение”, 7 – 8)

Аллах Всевышний также сказал: «Аллах не проявил несправедливости по отношению к ним, но сами они были несправедливы к себе» (“Пчёлы”, 33)







Сейчас читают про: