double arrow

ЗАКОНЫ Ш. ФУРЬЕ В ИНТЕРПРЕТАЦИИ В. ТОЛКАЧЕВА

Шарль Фурье (1772–1837), великий французский социалист-утопист ХVIII века (прошу не путать с математиком и физиком Жаном Батистом Жозефом Фурье (1768–1830)) в 1829 году написал сочинение «Новый промышленный и общественный мир или изобретение метода привлекательной и естественной индустрии, организованной по сериям, построенным на страстях» (Гос. соц.- эк. изд-во. М., 1939, 486 с.). В энциклопедическом словаре эта книга называется еще и так: «Новый хозяйственный социетарный мир».

В данной работе Ш. Фурье сформулировал предложения по коммунистическому переустройству человеческого общества, его экономики, которая, в первую очередь, должна учитывать потребности самого человека и его психические особенности. В этой связи ему удалось отметить массу интересных явлений, относящихся к сфере психической организации человека и общества.

«Страсти человеческие», так называл Фурье (или переводчик?) глубинные, базисные психологические потребности человека, которых он насчитал аж двенадцать.

По мнению Ш. Фурье, только комбинированное развитие страстей человеческих является залогом полноценного счастья. Однако современная ему мораль и нравственность, сформированная в недрах собственнической цивилизации, учит человека воевать с самим собой, сопротивляться своим страстям, подавлять их и даже презирать. Эта мораль учит человека не доверять своим глубинным соматическим сигналам, которые относятся к сфере первобытных инстинктов (пить, есть, дышать и пр.), быть предельно осторожным с бессознательными потребностями (половой, социальный и прочие инстинкты), а надсознательное поведение объяснять только с позиций религиозных догматов.




Более того, эта мораль предписывает низвести до степени пороков «низменные» потребности человека, учит «окультурить» эти потребности, для чего следует прислушиваться к советам Платона и Сенеки, к советам мудрейших прошлого и настоящего. Ш. Фурье, наряду со многими другими, в который уже раз пытался выступить в роли «истинного спасителя человечества», которым уже несть числа. И сколько их еще будет? Сколько богатства и счастья обещано в книгах и учениях? И сколько же нищеты и горя за окном?

Увы, и сам Ш. Фурье не избежал типичной участи всех предрекателей человеческого счастья, в числе которых Христос из Назарета далеко не на первом месте.

К чувственным способностям или страстям Ш. Фурье относил вкус, осязание, зрение, слух, обоняние, то есть основные рецепторные зоны, отвечающие за контроль факторов внешнего ПРОСТРАНСТВА организма (экологических факторов, как сказали бы нынешние ученые). Состояние внутренней среды организма (биохимические, физиологические, суставно-мышечные и эндокринные сигналы организма) были им проигнорированы. Скорее всего, о них было немного известно.



К душевным способностям или страстям человеческим Фурье относил: дружбу, честолюбие, любовь, отцовство. Говоря современным языком, речь идет о социально-психологических потребностях человека, которые развиваются во ВРЕМЕНИ, но приведенный список явно мал.

По мнению Фурье, подлинное наслаждение жизнью и человеческое счастье заключается лишь в многообразном созвучии страстей, которое осуществляется при посредстве трех малоизвестных, оклеветанных страстей, которые он назвал: папийен, композит, каббалист.

Напомню, что во «Введении» мы говорили о постулате В. А. Ганзена: ЛЮБАЯ ЦЕЛАЯ РЕАЛЬНОСТЬ НАБЛЮДАЕМОГО МИРА НЕОБХОДИМО ИНТЕГРИРУЕТ В СЕБЕ ВРЕМЕННЫЕ, ПРОСТРАНСТВЕННЫЕ, ИНФОРМАЦИОННЫЕ И ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ.

Говоря современным языком, речь здесь идет о неком наборе функций — функционале, связывающем психологические части в целое, который и следует называть интеллект! интеллект — это набор функций, связывающих части в целое! «Созвучие страстей» в человеке осуществляется при посредстве ВРЕМЕНИ, ПРОСТРАНСТВА, ИНФОРМАЦИИ и ЭНЕРГИИ. Именно этот функционал четырех всепронизывающих вертикалей собирает горизонтальные уровни организации, например, индивида в целостную индивидуальность. Возможно, что этот функционал и порождает так называемые надсознательные потребности индивидуальности, которые ведут к духовному созреванию индивида. Они же могут быть и ментальными потребностями социума в более широком масштабе. Здесь уместно помянуть К. Юнга.

Далее Фурье пишет: «Человек в нынешнем строе находится в состоянии войны с самим собою. Его страсти сталкиваются; честолюбие мешает любви, отцовская любовь — дружеской, и так относительно каждой из двенадцати страстей. Отсюда рождается наука, называемая моралью, которая стремится эти страсти обуздать. Но обуздать не означает механизировать, гармонизировать. Задача заключается в том, чтобы достигнуть самопроизвольного механизма (развития и удовлетворения — В. Т.) страстей, не глуша ни одной из них» (там же, с. 57). Говоря современным языком, Ш. Фурье, по-видимому, призывал строить культуру и развивать экономику для человека с учетом объективных потребностей его психики, но не для цивилизованного человека и человечества, раздираемых фрейдовскими бессознательными сублимациями или собственническими квазипотребностями.

Приглашаю Вас, дорогой читатель, убедиться в истинности постулата В. А. Ганзена на поле практической сексологии, рассмотрев системно множество реально наблюдаемых жизненных фактов.

Р.S! Но если секс для Вас нечто грязное и отвратительное, то немедленно прекратите чтение и, более того, физически уничтожьте это грязное чтиво.






Сейчас читают про: