double arrow
Этнокультурные особенности процесса коммуникации

Коммуникация — одно из центральных фундаментальных понятий Э. культуры и важнейший предмет изучения для всех разделов данного направления исследований. Понятие коммуникации можно определить как синхронизацию стимульно-реактивного механизма при наличии специфических сигналов. «Когда два индивида находятся в процессе коммуникации, — пишет И. Эйбл-Эйбесф ельдт, их поведение взаимозави- симо, каждый учитывает ответ другого»312. Задача же ритуалов «состоит в упорядо- ченном согласовании моделей (образцов) выражения»313. Естественно, что формы и способы синхронизации различны в связи с уровнем сложности и задачами ритуалов. В качестве наиболее простого и наглядного примера Эйбл-Эйбесфельдт приводит «ритуал ухаживания мбовамб в Новой Гвинее, который осуществляет функцию синхронизации будущих партнеров по браку и устанавливает их более близкое знакомство, так же как мы делаем это в танце»314. Особое место в связи с установлением коммуникации занимает невербальный аспект ритуала встречи и приветствия. Исследование его на конкретно-этнографическом

308 Eibl-Eibesfeldt I. Ritual and Ritualization... 309 Ibid. P. 44. 310 Ibid. P. 45. 311 Ibid. P. 46. 312 Eibl-Eibesfeldt I. Ritual and Ritualization... P. 25. 313 Ibid. P. 26. 314 Ibid. P. 15–16.

уровне в различных этнокультурных общностях представляет собой интересный аспект изучения феномена общения в целом. Изучение ритуалов этого вида играет значительную роль в понимании общения человека с человеком, образования друже- ских уз, сотрудничества в разнообразном этнокультурном окружении. На основании исследования ритуалов приветствия в различных странах мира315 Эйбл-Эйбесфельдт делает обобщающие выводы, касающиеся некоторых особенно- стей коммуникативного процесса у человека. Он предполагает существование в ка- честве характерной черты протекания культурных ритуалов функциональную экви- валентность невербальной и вербальной форм коммуникации316. Идея представить невербальную коммуникацию как универсальный поведенческий (позы, жесты) эк- вивалент человеческого общения нашла отражение также и в гипотезе, выдвинутой рядом ученых, о корреляции невербальной формы общения и эмоций в различных этнокультурных общностях317. На основании исследований онтогенетического развития детей в условиях различных культур было высказано предположение о происхождении вербальных форм коммуникации из невербальных318. Интересное приложение оно получает и в антропогенезе. Если на основе гипотезы этологов реконструировать ход исторического процесса, то происхождение человека в самом обобщенном виде будет представлено следующей последовательностью: материальные действия — формы невербальной коммуникации — вербальная коммуникация. Правда, сами этологи в большинстве своем считают, что невербальная коммуникация во многом основана на филогенетической адаптации, наследственном компоненте человеческой деятельности. Придерживается такой позиции и Эйбл- Эйбесфельдт. Проследим, как он обосновывает указанный тезис. В процессе исследования различных этнокультурных систем, учитывая их своеобразие и специфику, несмотря на неисчислимое многообразие в выражении эмоций, он находит общее в моделях поведения людей в различных уголках земного шара, которые практически изолированы друг от друга. Именно благодаря наличию универсальных стереотипов культурного взаимодействия «мы понимаем эмоции папуасской девочки из каменного века, которая никогда не имела контакта с внешним миром»319. Из факта существования универсальных моделей культурного взаимодействия Эйбл-Эйбесфельдт делает вывод об их биологической, наследственной предопределенности. Западногерманский этолог обосновывает свой тезис также и предположением о том, что «многие культурные ритуалы базируются на элементарной стратегии соци- ального взаимодействия, которая в своей оригинальной форме действует в поведении детей»320. Дети исследуются этологами в основном до овладения языком на уровне сенсомоторного, невербального развития. Неявным образом предполагается, что они еще «досоциальны», не вовлечены в культурное взаимодействие, следовательно, функционируют в соответствии с биологическими, врожденными закономерностями. Из этих рассуждений делается вывод о том, что филогенетические ритуалы есть основа, фундамент для культурных321.






315 См.: Eibl-Eibesfeldt I. Patterns of Greeting in New Guinea // New Guinea Area Languages and Lan- guage Study. V. 3. Language, Culture, Society, the Modern World. The Hague, 1977; Heeschen V., Schien- fenhovel W., Eibl-Eibesfeldt I. Requesting, Giving and Talking. The Relationship between Verbal and Non- Verbal Behaviour in Speech Community of the Eipo, Irian Jaya (West New Guinea) // Verbal and Non-Verbal Communication. The Hague, 1979; Eibl-Eibesfeldt I. Aggression in the Ko-Bushman // Psychological Anthro- pology. Paris; The Hague, 1975. 316 См.: Eibl-Eibesfeldt I. Ritual and Ritualization... P. 37. 317 См.: Ekman P., Friesen W.V., Ellsworth P. Emotion in the Human Face. N.Y., 1972; Ekman P. Biologi- cal and Cultural Contributions to Body and Facial Movement // Anthropology of the Body. N. Y., 1978; Ek- man P., Levenson R.W., Friesen W.V. Automatic Nervous System Activity Distinguishes Among Emotions // Science. 1983. V. 221. P. 1208–1210. 318 Eibl-Eibesfeldt I. Ritual and Ritualization... P. 28. 319 Ibid. P. 50. 320 Ibid. P. 28. 321 Ibid. P. 36.

 

Значительное место в исследовании процесса коммуникации в условиях различных культур в Э. занимает изучение отношения к незнакомым, чужестранцам. По отношению к незнакомым людям человек, как взрослый, так и ребенок, испытывает противоречивые чувства. С одной стороны, интерес, с другой — настороженность. И. Эйбл-Эйбесфельдт отмечает, что уже в 6–8 месяцев ребенок начинает отличать «своих» от «чужих». Он полагает, что беспокой ство, страх перед незнакомыми — врожденная черта человека, пос кольку она проявляется у детей, не имевших отрицательного опыта общения с чужими. «Очевидно, — отмечает он, — существуют какие-то исходящие от человека сигналы, одни из которых вызывают настороженность, а другие настраивают на дружеский лад. Личное знакомство в значительной степени блокирует механизм тревожности»322. Исследованию в различных формах этого аспекта общения посвящен ряд работ в рамках Э. культуры и психологической антропологии323. Они содержат интересный фактический материал из жизни разнообразных этнических общностей. Большинство ученых, как и Эйбл-Эйбесфельдт, исходит из наличия у ребенка и взрослого двойственного отношения к незнакомым. Но при этом в исследованиях в основном ре лизуется лишь изучение тревожности, доказывается ее врожденный характер. Недостаточно внимания уделяется стремлению к новому, интересу к новизне, которые присутствуют и у животных в виде ориентировочно-исследовательской деятельности, специфической реакции на новизну, возникающей в ответ на новую, неизвестную форму стимуляции324.






Сейчас читают про: