double arrow

Милость и справедливость в « К.Д». Образы Пугачёва и Екатерины 2


В центре романа — народное движение, народный бунт, возглавляемый реальным историческим лицом — Е. Пугачевым. В это историческое движение силою обсто­ятельств вовлечен дворянин Петр Гринев. Если в «Дубровском» дворянин становится во главе крестьянского возмущения, то в «К.Д» вождем народной войны оказывает­ся человек из народа — казак Пугачев. Никакого союза меж­ду дворянами и восставшими казаками, крестьянами, инородцами не существует, Гринев и Пугачев — социальные враги.

«К.Д» стала подлинно историческим произведением, насыщенным социальным содержанием. Герои и второстепенные лица выведены многосторонними характерами. Нет положительных или отрицательных, каждый выступает живым лицом, с присущими им хорошими и дурными чертами. Вымышленные герои связаны с историческими лицами и включены в историческое движение. Именно ход истории определил действия героев, выковывая их нелёгкие судьбы. Пушкин достиг образца Вальтера Скотта, изображения характера через быт. Благодаря принципу историзма (неостановимое движение истории, устремленной в бесконечность, содержащее множе­ство тенденций и открывающей новые горизонты) ни Пушкин, ни его герои не поддаются унынию в самых мрачных обстоя­тельствах, не лишаются веры ни в личное, ни в общее счастье. Пушкин находит идеал в действительности и мыслит его осу­ществление в ходе исторического процесса. Он мечтает о том, чтобы в будущем не чувствовалось социальных расслоений и социальной розни. Это станет возможным тогда, когда гума­низм, человечность будут основой государственной политики. Пушкинские герои предстают в романе с двух сторон: как люди, т. е. в своих общечеловеческих и общенациональных качествах, и как персонажи, играющие социальные роли, т. е. в своих социальных и общественных функциях. Гринев — и пылкий молодой человек, получивший домаш­нее патриархальное воспитание, и обыкновенный недоросль, который постепенно становится взрослым и мужественным воином, и дворянин, офицер, «слуга царя», верный законам чести; Пугачев — и обыкновенный мужик, не чуждый есте­ственных чувств, в духе народных традиций защищающий си­роту, и жестокий предводитель крестьянского бунта, ненавидящий дворян и чиновников; Екатерина II — и пожилая дама с собачкой, гуляющая по парку, готовая оказать помощь сироте, если с той поступили несправедливо и обидели, и само­властная самодержица, безжалостно подавляющая мятеж и тво­рящая суровый суд. В каждом персонаже Пушкин открывает подлинно человечес­кое и социальное. У каждого лагеря своя социальная правда, и обе эти правды непримиримы. Но каждому лагерю свойственна и человечность. Если социальные правды разъединяют людей, то человечность их соединяет. Там, где действуют социальные и моральные законы какого-либо лагеря, человеческое съежи­вается и исчезает. Но как только социальные и моральные законы даже враждебного ге­роям лагеря отступают на второй план, пушкинские герои мо­гут рассчитывать на доброжелательство и сочувствие. Образ Пугачёва – центральный образ романа, хотя он и не является центральным действующим лицом. Всё это оттого, что казак одновременно и реален и фантастичен, недоступен для понимания. Он – звено, соединившее обыкновенного человека Гринёва с миром таинственного и загадочного: с судьбой и историей. С появлением Пугачёва жизнь Гринёва перестаёт быть линейной от эпизода к эпизоду, и Гринёв и сам чувствует это. История как бы вывела Пугачева из-под своих таинственных покровов, сделав символической фигурой, жуткой в своей реаль­ности и одновременно волшебной, почти сказочной. Прототип пушкинского Пугачева — реальное историческое лицо, самозва­нец, глава восставших. Но Пугачев в пушкинском романе не тождествен своему исто­рическому прототипу. Образ Пугачева — сложный сплав истори­ческих, реально-бытовых, символических и фольклорных эле­ментов, это образ-символ, развертывающийся, как и любой сим­волический образ, в нескольких, порой взаимоисключающих, смысловых плоскостях. Пугачев — персонаж романа, участник сюжетного действия. Он увиден глазами Гринева. Как персонаж он появляется только тогда, когда его жизнь пересекается с жизнью мемуариста. Облик Пугачева физически конкретен, рас­сказчику вполне ясен и его социальный статус: он казак, "бродя­га", главарь "шайки разбойников". Несмотря на свою "реалистичность", Пугачев резко отличается от других героев. С его появлением в романе возникает тревож­ная, загадочная атмосфера. И в главе "Вожатый", и во время бунта перед нами человек, внешность которого выразительна, но обманчива. Внутреннее, скрытое кажется в нем значительнее и таинственнее того, что доступно взгляду Гринева. Человеческий облик Пугачева сложен и противоречив. В нем уживаются жесто­кость и великодушие, лукавство и прямота, желание подчинить человека и готовность ему помочь. Пугачев может грозно хмурить­ся, напускать на себя "важный вид" и улыбаться, добродушно подмигивать. Пугачев непредсказуем — это человек-стихия. Важнейший принцип создания образа Пугачева — превращение, метаморфоза. Он постоянно перевоплощается, как бы ускользая от однозначных определений. Двойственно уже само его положение как человека-"оборотня": он казак — человек, имеющий подлинное имя, и самозванец, присвоивший чужое — имя покойного Петра III. Пугачев — фигура трагическая. В жизни ему тесно так же, как в детском заячьем тулупчике, подаренном Гриневым ("Улица моя тесна; воли мне мало"). Власть его кажется безграничной, но он осознает трагизм своей судьбы — это подчеркнуто и в любимой песне Пугачева ("Не шуми, мати зеленая дубровушка..."), и в рассказанной им калмыцкой сказке. Как и всякий трагический герой, Пугачев предстает в героическом ореоле. Милуя своих противников, он гордо отвергает совет Гринева — "прибегнуть к милосердию государыни". Им движет не чувство непомерной вины, а уверенность в несокрушимой правоте. Он хозяин своей судьбы и не может принять то, что щедро дает другим людям. Милосердие для него — унизительная милостыня.

Пушкин использует принцип «от частного к общему». Человеческое – выше социального и только гуманность способна объединить оба лагеря.


Сейчас читают про: