double arrow

Аграрная политика Александра I


Внутренняя политика Александра I в 1815—1825 гг.

Внешние события 1812—1815 гг. отодвинули на второй план внутрипо­литические проблемы России. Одним из парадоксов последнего десятиле­тия царствования Александра было то, что попытки обновления страны сочетались с усилением внутренней реакции.

Конституция Царства Польского.15 ноября 1815 г. Александр I утвердил конституцию Царства Польского, вошедшего в состав России по решению венского конгресса в 1515 г. Согласно этому акту, Александр I становился польским королем, а польская корона становилась наследной для российских императоров, однако власть их была ограничена консти­туцией. Управление Польшей сосредоточивалось в руках царского наме­стника. Наместником был назначен старый польский генерал Иосиф Зайончек.Польша имела свое правительство (из 5 министров) и свою армию, командовал которой брат императора Константин Павлович (который и являлся фактическим наместником Польши). Высшую законодательную власть осуществлял выборный польский сейм, раз в два года собиравший­ся на свои сессии. В перерывах между ними заседал Государственный со­вет, действовавший постоянно. На все государственные должности назна­чались только поляки, а официальные законодательные акты составля­лись на польском языке.

Польская конституция была одним из самых либеральных конституци­онных актов той эпохи. В речи при открытии первого заседания Сейма в Варшаве 15 марта 1818г. Александр I заявил о своем намерении распространить подобный конституционный порядок и на остальную территорию России. В это же время Александр поручил другу своей молодости Н.Н.Новосильцеву составить проект конституции и для России. К 1820 г. текст «Государственной уставной грамоты» был готов и получил одобрение императора. Но произошедшие в том же году революционные события в Европе — в Италии и Испании заставили Александра отложить исполне­ние этого проекта.

В 1816-1820 гг.правительством Александра I был проведен ряд мер по решению крестьянского вопроса. 23 мая 1816г. было издано «Положение о эстляндских крестьянах», согласно которому крестьяне получали только личную свободу — без земли. Им пре­доставлялось право владения земельными участками на правах аренды. Та­ким образом, крестьяне попадали в полную экономическую зависимость от помещиков. На таких же условиях в 1817 г. были освобождены крестья­не Курляндской, а в 1819 г. — крестьяне Лифляндской губерний.

В 1818 г. несколько царских сановников получили секретные поручения разработать проекты крестьянской реформы для российских губерний. Один из таких проектов разработал А.А.Аракчеев. Он предусматривал по­степенный выкуп помещичьих крестьян в казну. Помещики должны были получить за отпускаемых на волю крестьян деньги, которые помогли бы избавить их от долгов и наладить хозяйство. Крестьяне освобождались с землей на условиях аренды — по две десятины на душу, хотя в перспективе могли приобретать землю в собственность, выкупив ее у помещика.

Аракчеевщина. Создание системы военных поселений.

Курс правительства Александра I 1815-1825 гг. обычно связывают с именем А.ААракчеева (1769-1834), называют «аракчеевщиной». Его роль в это время бы­ла исключительно велика. Аракчеев фактически стал вторым лицом после императора в управлении страной, сосредоточив в своих руках огромную власть. С 1815 г. он сумел подчинить себе Государственный совет, Комитет министров, собственную Его Императорского Величества канцелярию. С 1822 г. Аракчеев стал единственным докладчиком царя по всем внутрипо­литическим вопросам. Аракчеев производил на окружающих отталкиваю­щее впечатление крутым нравом, грубым поведением, угодливостью пе­ред императором в сочетании с презрением ко всем нижестоящим чинам. Являясь крупным военным администратором, Аракчеев, тем не менее, не участвовал ни в одном сражении. С другой стороны, этот деятель был на­делен здравым практическим умом, отличался честностью, боролся со взяточничеством, выше всего ставил интересы казны, хотя нередко руко­водствовался не государственными интересами, а амбициями царедворца. Его же непомерное тщеславие находило удовлетворение в безраздельном расположении к нему императора, а малейшее возвышение какой-либо иной сановной фигуры воспринималось им со злопамятной ревностью. Именно поэтому в глазах русского общества личность Аракчеева олице­творяла собой наиболее мрачные стороны последних лет царствования Александра I. В то же время сам Александр I отошел от проблем внутреннего управления, занимаясь преимущественно международными делами. Кроме того, в стране активно стал распространяться мистицизм, Алек­сандр стал покровительствовать разного рода духовным собраниям, «про­поведникам» и «пророкам».

Религиозные настроения Александра I росли под влиянием друга юности князя А.Н.Голицына, назначенного обер-прокурором Святейшего Синода. Он приоб­щил Александра к чтению Библии, к поискам духовного совершенства. На импе­ратора оказывал влияние и другой его приближенный — обер-гофмейстер импе­раторского двора Кошелев. Именно он в 1812 г. явился учредителем Русского биб­лейского общества, цель которого была бороться с религиозным невежеством и приобщать народ к евангельским истинам, скрытым за внешними церковными обрядами. Александр дал согласие принять звание почетного его члена. В этом об­ществе объединились главы всех существовавших в России христианских вероис­поведаний. Эта организация насчитывала 189 отделений, разбросанных по всей империи. Многие представители высшего русского общества стали обращаться к разным формам религиозного мистицизма. Официальная религия, после победы над Наполеоном, не могла удовлетворить их жажду нравственного возрождения.

В 1817 г. Министерство народного просвещения было преобразовано в Минис­терство духовных дел и народного просвещения, во главе которого был поставлен А.Н.Голицын. Однако АА.Аракчеев, пользующийся неограниченным доверием императора, был недоволен тем, что сфера его деятельности ограничена только гражданскими и военными делами. Аракчеев увидел опасность в том, что импера­тор все чаще и чаще советуется с Голицыным и Кошелевым. Именно поэтому он умело повел интригу, цель которой была устранить главных мистиков императора. По настоянию Аракчеева, царь принял архимандрита Фотия, под влиянием речей которого Александр подписал рескрипт от 1 августа 1822 г. Согласно этому доку­менту на территории России запрещалась деятельность всех тайных обществ и ма­сонских лож. В 1824 г. деятельность библейского общества была прекращена, ми­нистерство дел духовных и народного просвещения вновь было преобразовано в министерство народного просвещения. В 1824 г. Голицын был уволен с поста ми­нистра, а докладчиком по делам Св. Синода стал А.А.Аракчеев.

А.А.Аракчеев. Алексей Андреевич Аракчеев происходил из небога­той дворянской семьи. В 1783 г. он поступил в Шля­хетский артиллерийский и инженерный (впоследствии 2-й Кадетский) корпус, где проявил способности к военно-математическим наукам, и по окончании которого в 1787 г. в чине армейского поручика оставлен там преподавателем арифметики, геометрии и артиллерийского дела. В его обязанности также входило заведование корпусной библиотекой. В 1788—1790 гг. во время русско-шведской войны он обучал рекрутов артил­лерийскому делу. В 1790 г. по рекомендации директора корпуса Аракчеев поступил репетитором в семью президента Военной коллегии Н.И.Сал­тыкова, не без содействия которого в 1792 г. он был принят в гатчинские войска наследника российского престола великого князя Павла Петрови­ча. Вхождение в круг ближайшего окружения Павла стало переломной ве­хой в жизни Аракчеева. Своей исполнительностью и безмерной личной преданностью он снискал неограниченное доверие Павла и с его воцаре­нием был произведен в генерал-майоры и назначен комендантом Петер­бурга. Кроме того, Аракчееву было пожаловано богатое имение Грузино в Новгородской губернии, которое, кстати, было единственным даром, принятым им в течение всей службы. В январе 1798 г. он стал инспектором всей русской артиллерии. Находясь в этой должности, Аракчеев немало способствовал укреплению боеспособности и наведению порядка в ар­мии, что, однако, сопровождалось насаждением там палочной муштры. При дворе же он держался отчужденно и свою карьеру (как позднее и при Александре I) связывал исключительно с покровительством императора. Однако даже ему не удалось избежать опалы. В 1798 г. Аракчеев был уда­лен от службы, а в 1799 г. сослан в свое новгородское имение. Павел I, за несколько дней до своей гибели заподозривший заговор, намеревался вернуть Аракчеева в Петербург, что, по мнению некоторых историков, могло бы предотвратить переворот 11 марта 1801 г., но глава заговорщиков П.А.Пален помешал этому. Только спустя два года после вступления на престол нового императора Александра I Аракчеев был восстановлен в должности инспектора всей артиллерии. С этого момента началось его новое возвышение.

Летом 1807 г. он был произведен в генералы от артиллерии, а в декабре того же года ему было велено состоять при императоре с правом объявлять высочайшие указы по артиллерии. В 1808 г. Аракчеев был назначен мини­стром военно-сухопутных сил, став одновременно сенатором. Зимой 1809 г. он сыграл важную роль в активизации боевых действий в русско-шведской войне, настояв на переходе русских войск по льду Ботническо­го залива к шведским берегам.

Аракчеев стал проводить общую реорганизацию русской армии, но наи­более плодотворными стали его преобразования в артиллерии, которая была выделена в отдельный род войск. Кроме того, был основан Артилле­рийский комитет, стал выходить «Артиллерийский журнал».

Выдвижение М.М.Сперанского на передний план политической жизни России и подготовка планов государственных реформ за спиной Аракчее­ва вынудили его подать в отставку. В 1810 г. он был назначен председате­лем Военного департамента вновь учрежденного Государственного совета, а его пост Военного министра занял М.Б.Барклай-де-Толли. Но осенью 1812 г. Аракчеев вновь был приближен к императору, что было связано с острым недовольством царя неудачами в войне с Наполеоном и падением императорского престижа в обществе. Аракчееву было поручено форми­рование ополчения и артиллерийских полков, он вновь получил право объявлять именные указы.

Смерть Александра I прервала карьеру Аракчеева. 20 декабря 1825 г. он был освобожден неблаговолившим к нему Николаем I от дел Комитета министров и исключен из состава Государственного совета, а в 1826 г. был отстранен и от руководства военными поселениями. Последние годы сво­ей жизни Аракчеев провел в своем имении Грузино, занимаясь его благо­устройством.

Организация военных поселений.Лишь одно дело внутри страны — организация военных поселений,живо интересовало императора. Это было вызвано необходимостью поиска новых форм как комплектования армии, так и решения острых финансовых проблем — сокращения расхо­дов казны на содержание армии. Было решено перевести часть армии на самообеспечение, посадив солдат на землю, с тем чтобы, наряду с несени­ем военной службы, они занимались земледелием и таким образом содер­жали себя.

Инициатором учреждения военных поселений явился сам Александр I. Первая попытка их введения была предпринята в 1810 г. в Могилевской губернии, но война 1812 г. приостановила выполнение этих планов. В 1815 г. император возвратился к этому плану, поручив его выполнение А.А.Аракчееву, который был назначен начальником военных поселений. С 1816г. поселения эти начали устраиваться в Новгородской губернии, где находилось имение Аракчеева, а также в Могилевской, Херсонской и Екатеринославской губерниях. Их жители обращались в военных поселян и получали название «поселян-хозяев». К ним подселялись солдаты дейст­вующей армии — по два солдата на одно семейство. В военных поселени­ях учреждались школы, больницы, ремесленные мастерские. Дети воен­ных поселян с 7 лет зачислялись в канонисты: сначала они, оставаясь при родителях, обучались в начальной школе, а с 18 лет переводились в регу­лярные воинские части.

Эти семьи, одетые в одинаковое обмундирование, жили в совершенно одинаковых домах, выкрашенных голубой или розовой краской, с одина­ковым цоколем из кирпича, с одинаковыми межевыми столбами, окру­женными невысокими живыми изгородями из жидких берез. В комнатах был строгий порядок. Вещи, список которых был вывешен на стене, рас­ставлены в строгом порядке, инспекторы в определенный день проверяли их состояние. Вся хозяйственная работа, все мелочи повседневной жизни, были регламентированы и предусмотрены соответствующей статьей рас­порядка. При малейшем его нарушении следовало наказание розгами. К 1820 г. корпус военных поселений состоял из 90 батальонов пехоты в Новгородской губернии и 36 батальонов пехоты и около 250 эскадронов кавалерии в украинских поселениях.

Такая система нравилась Александру. Он мечтал увидеть всю Россию, превращенную в одно громадное военное поселение, где каждый человек раз и навсегда получит свое место в обществе, свои обязанности, а глав­ное, не будет иметь собственных мыслей.

Но если императора эта система восхищала, то тем, кто был вынужден жить в подобных поселениях, она была ненавистна. Традиционная жизнь крестьян, их быт насильственно уничтожались. Они не могли приспосо­биться к новым жилищам, новой одежде и новым хозяевам. Повиновение военной власти было для них намного тяжелее, чем гражданскому ведом­ству. Начались протесты и бегство крестьян. В 1819г. вспыхнуло массовое восстание в чугуевском военном поселении. Военный трибунал вынес 275 смертных приговоров. Александр «смягчил» наказание: он приказал вме­сто расстрела наказать шпицрутеном «каждого, через тысячу человек, по двенадцать раз». На деле эта кара означала даже для самых сильных осуж­денных смерть в невероятных мучениях.


Сейчас читают про: