double arrow

М.М. Сперанский и его план преобразования России


Второй этап реформ Александра  I связан с именем одного из замеча­тельных государственных деятелей России первой половины XIX в. — М.М. Сперанского (1772-1839). Он был выходцем из семьи сельского свя­щенника владимирской губернии, блестяще закончил духовную акаде­мию, но затем выбрал гражданскую карьеру. Свое восхождение по служеб­ной лестнице он начал еще при Павле I в должности начальника канцеля­рии генерал-прокурора А.Б. Куракина.

Отличаясь ясным и критичным умом, необыкновенной трудоспособностью, даром прекрасно излагать свои мысли, он сумел сделать блестящую карьеру и приблизиться к Алек­сандру I. С 1806 г. он стал докладчиком императора по делам управления и законодательства. По его инициативе в 1809 г. император подписал указы: один — о придворных званиях, согласно которому придворное зва­ние оставалось почетным отличием, не давая права на получение должно­сти и чина, второй — об экзаменах на гражданские чины, начиная с VII класса. Этими указами Сперанский сразу же настроил против себя все придворное и чиновничье дворянство.

Но основной задачей М.М. Сперанского стала деятельность по рефор­мированию государственного механизма России. В его проектах и запис­ках, которые он представлял Александру I, обоснованы идеи конституци­онной монархии, разделения властей, прав и обязанностей различных со­словий. Цель плана Сперанского состояла в том, чтобы при сохранении са­модержавия постараться модернизировать государственный механизм Рос­сии, путем введения новых, буржуазных норм.

План преобразования России М.М. Сперанского, законченный к осени 1809 г., предусматривал создание трех параллельных рядов учреждений — законодательных, исполнительных и судебных. Законодательный ряд об­разовывали «думы»: волостные, уездные, губернские и государственная. Волостная дума избиралась из числа земельных собственников волости и депутатов от казенных крестьян (1 депутат от 500 душ). Эта дума выбира­ла волостное правление и депутатов в уездную думу. Уездная дума выбира­ла уездное правление и депутатов в губернскую думу. Губернская дума вы­бирала губернское правление и депутатов в государственную думу, кото­рая должна была собираться ежегодно и рассматривать вносимые прави­тельством законопроекты и государственный бюджет. Исполнительной властью, по мысли М.М. Сперанского, должны были являться избираемые местными думами правления — волостные, уездные и губернские. Выс­шей исполнительной властью должны были стать министры, назначаемые императором.




Судебную власть должны были представлять волостные (носящие третейский характер), уездные и губернские суды, состоящие из выборных судей и действующие с участием присяжных. Высшую судеб­ную инстанцию представлял сенат, члены которого должны были изби­раться пожизненно государственной думой и утверждаться императором. Для объединения деятельности высших государственных учреждений Сперанский предлагал учредить Государственный Совет, состоящий из высших государственных сановников, назначенных императором, и при­званный заниматься рассмотрением новых законодательных актов до вне­сения их в Государственную думу и наблюдением за исполнением законов во всех областях государственного управления, являясь таким образом, законосовещательным учреждением. Председательствовать на его заседа­ниях должен был сам монарх или лицо, специально им назначенное. Фак­тически этот план означал превращение самодержавной монархии в кон­ституционную.

Учреждение Государственного совета.

Александр I в целом одобрил этот проект и приступил к его реализации. 1 января 1810 г. был образован Государственный Совет, разделенный на четыре департамента: военных дел, законов, дел гражданских и духовных и государствен­ной экономии. Для организации его работы была создана Государственная канцелярия во главе с Государственным секретарем, которым был на­значен М.М. Сперанский. Этот орган должен был рассматривать все зако­ны и важнейшие мероприятия. Его решения представлялись на утвержде­ние императора. «Высочайше утвержденное» решение Государственного совета приобретало силу закона.



Учреждением государственного совета и преобразованием в 1811 г. минис­терств завершилась реорганизация органов государственного управления. Эта система с небольшими изменениями просуществовала до 1906 г.

Финансовые реформы Сперанского.

Финансовое состояние страны в первой половине XIX в. было как никогда тяжелым, поскольку войны, которые Россия в то время вела практически беспрерывно, увеличивали расходы бюджета, а присоединение России к конти­нентальной блокаде Англии еще больше расстроило финансовую систему государства. Поэтому в течение 1810-1811 гг. Сперанский провел ряд фи­нансовых мер: изъятие из обращения ассигнаций и погашение их за счет уве­личения налогов, повышение таможенных пошлин, замена медной монеты се­ребряной. В Петербурге и Москве был введен налог на недвижимость. Кроме того, Сперанский ввел налог на дворянские имения в размере 50 коп. с каждой ревизской души.

Но эти мероприятия, выводившие страну из фи­нансового кризиса, ожесточили против Сперанского владельцев недви­жимости, которые обвиняли его в намерении разорить самые знатные и богатые фамилии России. Поэтому реформаторская деятельность Спе­ранского не получила дальнейшего развития и скоро была прервана. Александр I испугался, что нововведения, приемлемые в теории, вызовут недовольство в обществе. В результате дворцовой интриги в марте 1812 г. М.М. Сперанский был без объяснения причин уволен со службы и выслан в начале в Нижний Новгород, а затем в Пермь, хотя, как он писал в своем оправдательном письме, вся его деятельность проводилась с согласия им­ператора и даже по его поручению.

Для того чтобы сместить М.М. Сперанского, при дворе сформировался заговор. Среди его врагов были такие влиятельные фигуры как великая княгиня Екатери­на, граф Ростопчин, А.А. Аракчеев, Н.М. Карамзин. Министр полиции АД. Балашов передал Александру I неуважительные высказывания о нем его ближайшего соратника: «Вы же хорошо знаете подозрительный характер императора. Все, что он делает, он делает наполовину. Он слишком слаб, чтобы управлять, и слишком силен, чтобы быть управляемым». Но непосредственным поводом к удалению Сперанского явились обвинения его в шпионаже в пользу Франции.

В тот период российские правящие круги вели секретные переговоры с Талейраном — министром иностранных дел Франции, который согласился информиро­вать Александра I о предстоящих планах Наполеона Бонапарта. Эти сведения тай­но передавались (причем ни посол в Париже Куракин, ни министр иностранных дел Румянцев не были осведомлены об этой переписке) через члена русского по­сольства К.В. Нессельроде.

Эти секретные документы предназначались лично Александру, но Сперанский заставил служащих Министерства иностранных дел передавать ему эти бумаги, что позволило обвинить Сперанского в заговоре против безопасности государства. 17 марта 1812 г. Сперанский получил указание явиться к императору. Их аудиен­ция длилась около двух часов. После этой встречи Сперанский вышел бледный и взволнованный, а присутствовавшие в приемной услышали слова Александра:

«Еще раз прощайте, Михайло Михайлович». Вернувшись к себе домой, Сперан­ский застал там А.Д. Балашова, а его кабинет был опечатан. Поздно ночью Спе­ранский, сопровождаемый частным приставом, в почтовой карете уехал в Нижний Новгород. Через несколько дней были заключены в тюрьму чиновники Минис­терства иностранных дел, передававшие Сперанскому секретные документы.

Александр I на следующий день после высылки Сперанского сказал князю Александру Голицыну: «Если бы у тебя отсекли руку, ты, верно, кричал бы и жало­вался, что тебе больно. У меня в прошлую ночь отняли Сперанского, а он был мо­ей правой рукой». В 1816 г. он был помилован и назначен пермским генерал-губернатором, а в 1819 г. генерал-губернатором Сибири. Вновь же в Петербург Сперан­ский приехал в 1821 г.

Н.М.Карамзин и его сочинение «О древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях».

Многогранный талант Николая Михайловича Карамзина проявлялся не только литературном и научном творчестве, но и в публицистике. Выдаю­щимся образцом российской словесности первой половины XIX в. яви­лось его сочинение «О древней и новой России в ее политическом и граж­данском отношениях».

Это сочинение было написано в начале 1811 г. специально для Алексан­дра I, его публикация в печати не предполагалась. Отрывок из этой статьи впервые был опубликован в 1837 г., а целиком текст «Записки» увидел свет лишь в 1870 г. Эта статья была вручена Александру I его сестрой Екатери­ной Павловной в марте 1811 г. Император, ознакомившись с этой работой, ничего не сказал историографу, это сочинение никак не отразилось на его дальнейшей карьере, хотя резкая критика правительства, содержавшаяся в этой статье, не могла понравиться Александру.

Перед российской интеллигенцией того времени неизбежно вставал во­прос: пойдет ли Россия дорогой Запада — дорогой революций (к тому вре­мени уже произошли Нидерландская, Английская и Французская рево­люции), или же другим путем, без социальных потрясений. Карамзин был первым из историков, кто попытался дать ответ на этот непростой вопрос.

Он считал, что проводимые правительством Александра I реформы не­избежно толкают Россию на революционный путь. Отмечая, что «настоя­щее бывает следствием прошедшего», он начинает свое сочинение с бег­лого анализа предшествующих периодов российской истории. Оценивая их, Карамзин замечает, что именно княжеская, а затем царская власть бы­ла непременным условием благоденствия русского государства, спасла Россию от монголо-татарских орд, возродила ее после страшных лет Смутного времени. «Забудем ли князей московских Иоанна I, Иоанна III, которые, можно сказать, из ничего воздвигли державу сильную и — что не менее важно — учредили твердое в ней правление единовластное?» — вос­клицает историк.

Оценивая деятельность Петра I, Карамзин писал, что он немало сделал для величия России, ее славы. Но, по его мнению, «Петр не хотел вник­нуть в истину, что дух народный составляет нравственное могущество государства, подобно физическому, нужное для их твердости». Таким обра­зом, XVIII век предстает в трактате Карамзина как время больших дости­жений и одновременно больших пороков.

Однако основная часть этого сочинения посвящена рассмотрению дел правительства Александра I. Карамзин подверг резкой критике практиче­ски все либеральные начинания императора. Эти реформы вызывали на­стороженность у многих представителей российской интеллигенции, придерживавшихся традиционного, консервативного мышления. Имен­но к таким людям и относился Н.М. Карамзин. Так, ему казалось, что поспешные реформы — не самый лучший способ совершенствования го­сударственного управления страны. В этом сочинении Карамзин провоз­гласил самодержавие с опорой на дворянские слои непременным услови­ем процветания России. «Дворянство и духовенство, Сенат, Синод как хранилище законов, над всеми государь единственный законодатель, единственный источник властей. Вот основание российской монархии, которое может быть утверждено или ослаблено правилами царствующих». А не актуальными ли сейчас кажутся слова Карамзина:

«Державы, подобно людям, имеют определенный век свой, так мыслит филосо­фия, так вещает история. Благоразумная система в жизни продолжает век человека, благоразумная система государственная продолжает век государств. Кто исчислит грядущие лета России? Слышу пророков близкоконечного бедствия; но, благодаря Всевышнему, сердце мое им не верит; вижу опасности, но не вижу погибели».

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: