double arrow

Реакционная политика последних лет царствования Александра


К 1820 г. произошел поворот Александра I в сторону реакции. Указом 1822 г. вновь подтверждалось право помещиков ссылать крестьян, им было за­прещено жаловаться на своих господ. Усилились гонения на учебные за­ведения, особенно на университеты. Попечителями Казанского и Петер­бургского учебных округов стали М.Л.Магницкий и Д.П.Рунич, снискав­шие себе славу гонителей просвещения и передовых идей. Такая полити­ка привела к разгрому свободной науки в университетах. Усилились и цен­зурные гонения, хотя либеральный по своему духу цензурный устав 1804 г. отменен не был. В печати было запрещено касаться вопросов государст­венного устройства, критиковать действия правительства и даже печатать рецензии на игру актеров императорских театров, так как они тоже нахо­дятся на государственной службе.

Так, при всеобщем недовольстве и при полном идейном отчуждении ин­теллигентного общества от императора заканчивалось царствование Александра I, подававшее вначале такие светлые надежды. 1 сентября 1825 г. Александр выехал на юг, намереваясь посетить там военные посе­ления, однако 19 ноября 1825 г. он неожиданно умер в г. Таганроге.




Александр I не мог уйти из жизни, не оставив после своей кончины череду тайн. Его скоропостижная смерть в Таганроге, вдали от столицы, после странной и ко­роткой болезни, долго откладывавшийся перевоз тела в Петербург и, наконец, по­гребение в закрытом гробу, без позволения народу видеть лицо царя, — все это не­медленно породило множество слухов. Распространители этих слухов были еди­нодушны в одном: Александр не умер, вместо него похоронен офицер, похожий на него лицом и телосложением, а император ушел странствовать. Эти слухи усугуб­лялись еще и тем, что сам Александр I неоднократно заявлял о своем желании от­казаться от престола. Он даже определил возраст, в котором предполагал оставить трон: около 50 лет. В ноябре 1825 г. ему было почти 48 лет. Однако с течением вре­мени все эти разговоры понемногу утихли.

Но спустя 10 лет, в Пермской области появился мужчина величественной на­ружности, возрастом около 60 лет, по имени Федор Кузьмич. У него не было доку­ментов, и он заявил местным властям, что он простой бродяга, «не помнящий род­ства». Он был приговорен к двадцати ударам плетью и высылке в Западную Си­бирь, где нашел приют у местных крестьян. Всех поражали его высокая образован­ность, знание им важнейших политических событий, его одухотворенный облик. Создавалось такое впечатление, что он лично знал крупнейших политических де­ятелей той эпохи. Посетители расставались с ним с твердым убеждением, что под обличием простого мужика скрывается видная государственная фигура империи. Некоторые находили сходство и с умершим императором. Федор Кузьмич был вы­сокого роста, с правильными чертами лица, так же, как и Александр I, плохо слы­шал на одно ухо. Кроме того, имел статную фигуру и величественную осанку. Оде­тый в простую холщовую рубаху, он держался с таким достоинством, словно на нем был парадный мундир. Представители духовенства и петербургской знати без колебания пускались в далекое путешествие ради беседы со старцем. Известно, что его посещали старший сын Александра II, Николай Александрович (он не вступил на престол, поскольку умер в Ницце в 1865 г.), и великий князь Алексей Александрович (младший брат Александра III).Но до последнего вздоха Федор Кузьмич утверждал, что не помнит своего происхождения. Он умер в 1864 г. и был похоронен в г. Томске в ограде Богородице-Алексеевского монастыря.



Надо сказать, что явление самозванства не чуждо русской истории: Лжедмитрии, множество Петров III,царевичей, принцесс... Даже жена Александра I — Елизавета не избежала этой участи: народная молва утверждала, что она не умерла в 1826 г., а укрылась в 1840 г. в Новгородском монастыре под именем Веры Мол­чальницы и, дав обет молчания, до самой своей смерти в 1861 г. не открыла своего настоящего имени.

В Сибири же во все времена скрывались разного рода лжепророки, непокорные монахи, жившие отшельниками. Федор Кузьмич вполне мог быть одним из таких аскетов, порвавших с высшим обществом. Но, тем не менее, смерть Александра I остается загадкой для будущих поколений историков.







Сейчас читают про: