double arrow

Послевоенное советское общество. Восстановление страны


Потери СССР в Великой Отечественной войне были огромны: 27 млн. убитых, 25 млн. остались без крова, утрата 30% национального богатства, общий материальный урон - около 2,6 трлн. руб. Многие западные политики и экономисты утверждали, что для вос­становления разрушенного потребуется не менее 50 лет, и что Советский Союз надолго утратит свою роль великой державы. На мирные рельсы экономика СССР была переведе­на в 1946 г. К этому времени Госплан подготовил 4-й пятилетний план восстановления и развития народного хозяйства (1946-1950 гг.). Однако после войны была воспроизведена та же модель экономического развития и тот же цикл, что и в 30-х гг. Сталин вновь вы­двинул лозунг "завершения строительства социализма и постепенного перехода к комму­низму". К 1948 г. приоритетная тяжелая промышленность достигла довоенного уровня (1940 г.), но в легкую и пищевую промышленность средства почти не вкладывались, жиз­ненный уровень народа был очень низким. В 1947 г. была отменена карточная система, неоднократно снижались розничные цены, проведена денежная реформа. Но население от этого ничего практически не выиграло, его материальное положение не улучшилось, хотя социальная напряженность и была несколько снижена.

Еще в более тяжелом положении была советская деревня. Она продолжала оста­ваться "болевой точкой" всей экономики страны. Несмотря на то, что к 1950г. был дос­тигнут довоенный уровень общего объема сельскохозяйственного производства, она вла­чила жалкое существование. Хронические трудности обострялись продолжавшимся вне­экономическим принуждением колхозников, урожаи были низкие, положение усугубила засуха 1946г. Присоединенные в войну к личным участкам колхозные земли были изъяты и возвращены колхозам, были повышены старые налоги и введены новые: поставки мяса, молока, яиц. Денежные выплаты колхозникам отсутствовали, на трудодни они фактически ничего не получали, низки были закупочные цены, не покрывавшие вложенных затрат, снижение розничных цен обрекало колхозы на убыточность. Колхозники не имели пас­портов, им не полагались пенсии, они не могли покинуть колхоз без разрешения властей. По многим показателям советская деревня жила значительно хуже уровня 1913 г. Это и понятно - на восстановление сельского хозяйства после войны оставалось лишь 8% обще­го объема бюджетных ассигнований. А Сталин в своей последней работе "Экономические проблемы социализма в СССР" (1952 г.) продолжал защищать и закреплять идею примата идеологии над экономической политикой.




Перенеся неимоверные тяготы военного времени, советские люди вполне обосно­ванно ожидали, что после войны их жизнь обязательно изменится к лучшему. В обществе жила надежда на грядущие перемены, на объективную необходимость обновления старых политических, экономических и идеологических структур. Постепенно зрели идеи о воз­можности демократической трансформации советского режима, но практически это было невыполнимо, поэтому тогда и сформировался комплекс "обманутых надежд". Следует также иметь в виду, что общая долгожданная победа вдохновила людей на сплоченность вокруг власти и поэтому открытое противостояние народа и власти было невозможно.

Народ-победитель все прочнее стягивали жесткими обручами тоталитарного ре­жима, достигшего в этот период своего апогея. Сталин продолжал узурпировать власть и механизм принятия решений. Съезды (последний, сталинский XIX, состоялся в 1952 г., с перерывом в 13,5 лет после XVIII), пленумы ЦК созывались редко, даже Политбюро поч­ти никогда не собиралось в полном составе. Сталин продолжал в борьбе с собственным народом опираться на репрессивные органы, возглавляемые Берией (которого Сталин од­нажды назвал "нашим Гиммлером") - гаранты любого диктаторского режима, подменял (и подминал) все властные структуры. В руках Сталина была сосредоточена необъятная, ничем и никем не ограниченная и не контролируемая власть. Перманентно осуществлялся и глобальный контроль за умами, за общественным сознанием. Совершенствовался и при­нимал самые уродливые формы культ вождя - Сталин стал маршалом, генералиссимусом, Председателем Совета Министров, а празднование его 70-летия (декабрь 1949 г.) перешло все мыслимые границы восхваления и возвеличивания. Был открыт "Музей подарков Ста­лину", разрабатывался эскиз "Ордена Сталина", были предложения переименовать Моск­ву в г. Сталин. Сталин продолжал опускать "железный занавес", изолируя советский на­род от всяких контактов с империалистическим, "загнивающим" Западом. Официально утверждалось, что "Советский Союз по праву стал центром мировой цивилизации", фак­тически же он был закрытым от всего остального мира тоталитарным обществом.



Укреплялся и ужесточался аппарат управления идеологией и культурой. Сталин снова повел наступление на живую, свободную мысль, на деятелей культуры, на интелли­генцию. Начался новый "раунд" репрессий, выискивания "врагов народа", борьбы с "кос­мополитизмом", с "низкопоклонством перед Западом". Многие открытия, совершенные на Западе, провозглашались лженаучными, противоречащими законам материализма, были объявлены реакционными: генетика, кибернетика, психоанализ, социология, политология, и даже теория относительности.

Под руководством Секретаря ЦК по идеологии А. Жданова развернулась атака на творческую интеллигенцию. Осуждению подверглись писатели А. Ахматова, М. Зощенко, А. Платонов, даже А. Фадеев с М. Исаковским, кинорежиссеры В. Пудовкин, С. Эйзен­штейн, композиторы В. Мурадели, Д. Шостакович, С. Прокофьев, А. Хачатурян. Их кри­тиковали за безыдейность, формализм, декаденство, отход от канонов социалистического реализма.

В рамках кампании борьбы с космополитизмом последовали массовые антисемитские репрессии против еврейских деятелей культуры, обвиненных в "сионистской деятельности в интересах империализма". Был разгромлен "Еврейский антифашистский комитет".

Развернулись погромные "дискуссии" по естественным и общественным наукам. Сталин участвовал в двух - по языкознанию (1950 г.) и политэкономии (1951 г.), где вы­ступал с завершающим словом, оставаясь главным и единственным "теоретиком" партии, оппонентов же, как правило, репрессировали. Научную интеллигенцию продолжали свя­зывать жесткими узами "партийности".

Сталин, боясь политического соперничества, продолжал совершенствовать свое искусство аппаратных игр. Меч террора коснулся и высшего партийно-советского эшело­на власти. Во второй половине 40-х гг. Сталин задумал проведение новой радикальной чистки руководящих кадров. Первыми пали Н. Вознесенский, А.Кузнецов, М.Родионов, а вместе с ними десятки и сотни партийных и советских работников. Это было так называе­мое "ленинградское дело", участникам которого инкриминировались "развал социалисти­ческого хозяйства методами международного капитала", превращение Ленинградской партийной организации в опору для борьбы с партией. Это был удар по выдвинувшимся в годы войны руководителям, возможным преемникам высшей власти.

Объектом террора, по существу, был весь народ. Недаром численность "населения" ГУЛАГа достигала громадных цифр (по разным оценкам - от 4,5 до 12 млн. человек).

Последней акцией агонизирующей тоталитарной системы террора стал инспириро­ванный в январе 1953 г. "заговор убийц в белых халатах". Были арестованы 9 врачей, в основном - евреи, по обвинению в сотрудничестве с американской разведкой и междуна­родной сионистской организацией "Джойнт", преднамеренном убийстве А.Жданова и А.Щербакова, подготовке террактов против других советских политических и военных деятелей. В этих условиях оголтелого антисемитизма советские евреи были окончательно деморализованы, ожидая решения о своей депортации.

Но постепенному наращиванию новой волны репрессий помешала смерть Сталина, на­ступившая 5 марта 1953 г. К счастью, второго издания "большого террора" не получилось, "развитой сталинизм" рухнул. Но страна замерла в ужасе и страхе: как жить без вождя?!

Последние годы правления Сталина были кульминационными в развитии советской тоталитарной системы. Со смертью Сталина заканчивалась сложная, героическая, но и трагическая страница истории советского общества. Именно в послевоенные годы все явственнее становились симптомы глубокого политического, идейного и экономического кризиса, постепенно и неуклонно поражавшего страну. А для сознания людей было харак­терно противоречие между ощущением несправедливости происходящего в их жизни и безысходностью попыток изменить ее. В то же время преобладающим в обществе было полное доверие правящей партии и руководству страны. Поэтому послевоенные трудно­сти воспринимались как неизбежные и преодолимые в недалеком будущем.Послевоенный период был одним из наиболее противоречивых и напряженных в истории СССР. Избранный путь развития экономики страны за счет экстенсивных факто­ров и сверхэксплуатации труда, недостаточное внимание к развитию невоенных направ­лений НТР, а также фактическое стремление стать ядерной сверхдержавой обусловили уязвимость экономики СССР.

Размах репрессий и политический гнет государства достигли таких размеров, что необ­ходимость некоторого ослабления режима стала уже ощущаться и среди правящей элиты.


Процессы десталинизации. Противоречия общественно-политического развития страны (1953-1964 гг.)

После смерти Сталина правящая партийная элита не могла не отреагировать на признаки кризиса в обществе, и каждый пытался представить себя борцом за интересы народа и укрепить свои позиции.

Поскольку в СССР устоявшихся законных способов передачи власти не существо­вало, "воцарение" новых преемников осуществлялось путем закулисной серии "дворцо­вых переворотов", заговоров, борьбы верхушечных группировок, логика борьбы за власть диктовала необходимость устранения опасных соперников.

После смерти Сталина, возглавлявшего страну около 30-ти лет, власть оказалась фактически в руках триумвирата: Г. Маленкова, Н. Хрущева, Л. Берии. Но история дока­зывает, что "коллективное руководство" непрочно, в нем сразу начинается борьба за ли­дерство. Первые двое не могли чувствовать себя в безопасности, пока Берия возглавлял государственную террористическую машину, и, несомненно, претендовал на высшую должность. Против него был составлен заговор. Берию и его ближайших сторонников арестовали и, как злейших "врагов Коммунистической партии и советского народа", суди­ли и расстреляли. Это было превентивной мерой, Берия стал своеобразным громоотводом, ему приписали все грехи прошлого режима.

Устранение Берии - "прожженного карьериста и авантюриста", способствовало росту роли партаппарата в руководстве страны, теперь органы государственной безопас­ности были поставлены под партийный контроль. Тоталитарный строй сохранялся, но прекращались массовые репрессии, начался процесс реабилитации жертв сталинского террора, освобождение политзаключенных. По некоторым источникам к моменту смерти Сталина в концлагерях и ссылке находилось около 10 млн. человек. Постепенно от власти был отстранен Г. Маленков. Политическое руководство возглавил Н.С. Хрущев, избран­ный в сентябре 1953 г. Первым Секретарем ЦК КПСС. Началась десятилетняя хрущевская "оттепель" - процесс либерализации в политике, экономике, идеологии, духовной сфере, внешней политике.

На государственном уровне поднимался вопрос о необходимости "восстановления ленинских норм партийной и государственной жизни" и социалистической законности.

Поворотным пунктом в истории страны стал XX съезд партии (1956 г.), обсудив­ший ряд теоретических проблем: о мирном сосуществовании, о возможности предотвра­щения войн, о различных формах перехода к социализму. На его закрытом заседании Н. С. Хрущев зачитал свой знаменитый "секретный" доклад, в котором подверг резкой критике явление, названное "культом личности" Сталина. Хрущев обвинил Сталина в на­рушениях социалистической законности, истреблении невинных людей, показал его, как тирана и диктатора, далекого от народа, развенчал миф о Сталине, как о "наследнике" и "гениальном продолжателе" дела Ленина. Харизматический ореол вокруг Сталина стал медленно разрушаться, началась политика десталинизации.

Это было необычайно смелым шагом, проявлением большого гражданского муже­ства Хрущевым. Но вскоре резкость доклада Хрущева была "скорректирована" в поста­новлении ЦК КПСС "О преодолении культа личности и его последствий"(1956 г.), где подчеркивались заслуги Сталина в деле строительства социализма, разгроме оппозиции, победе над фашизмом, послевоенном восстановлении народного хозяйства. "Культ лично­сти" и связанные с ним репрессии объяснялись сложными объективными обстоятельства­ми, вынужденными ограничениями демократии, борьбой с классовым врагом; особенно­стями характера Сталина. Однако подчеркивалось, что культ не мог быть порожден ком­мунистической системой и не мог изменить природу социалистического общественного и государственного строя. На самом же деле именно система с неограниченной властью во­ждя в условиях индустриального общества неизбежно вела к его обожествлению и то­тальному насилию.

Хрущевская критика сталинизма не могла быть последовательной: он сам был про­дуктом сталинской эпохи, в ней он сформировался как политический деятель, был при-частен ко всем преступлениям тоталитарного режима, поэтому не был свободен в своих поступках и оценках. Следует также учитывать противодействие партийно-государственной номенклатуры. И все же даже полуправда о сталинском терроре оказала огромное воздействие на общественное сознание.

Радикальная реформаторская деятельность Хрущева столкнулась с сопротивлени­ем консервативного крыла партии (В. Молотов, Г. Маленков, Л. Каганович), предприняв­шего в 1957 г. попытку свергнуть Первого секретаря. Однако Хрущева поддержали парт­аппарат, КГБ, армия. В результате дело обернулось против заговорщиков: их осудили как "фракционную антипартийную группу", вывели из ЦК, освободили от всех постов.

После этого Хрущев настоял, чтобы гроб с телом Сталина был вынесен из Мавзо­лея и захоронен у Кремлевской стены (с 1961 г.). Вопрос о культе личности посчитали за­крытым, разоблачения прекращались, поскольку утверждалось, что "партия сказала всю правду о злоупотреблениях сталинского периода".

Достижения и проблемы социально-экономической политики советского государства (1953-1964 гг.)

Курс на демократизацию общественной жизни должен был найти свое адекватное отражение и в экономике. Решено было начать с деревни. Вопрос о развитии сельского хозяйства обсуждался на Пленуме ЦК КПСС в 1953г. Повышаются закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию, уменьшаются объемы обязательных поставок колхо­зов государству, списываются их долги, т.е. вводится принцип материальной заинтересо­ванности. Начинается освоение целинных и залежных земель в Казахстане, Сибири. Было освоено 36 млн. га пашни, в 1956 г. был собран рекордный урожай, составивший полови­ну валового сбора зерна.

Быстро развивалась промышленность, прежде всего тяжелая и военная, в том числе атомная, авиационная, электронная, аэрокосмическая, результатом чего был запуск первого в мире искусственного спутника Земли (4 октября 1957) и космический полет первого чело­века - Ю. Гагарина (12 апреля 1961). Эти достижения являлись результатом использования возможностей научно-технической революции (НТР), в которую человечество вступило с середины XX в. Суть ее - в автоматизации, интеллектуализации и информатизации индуст­риального труда. СССР не мог не учитывать этот фактор глобального значения. Поэтому в 1955 г. были приняты важные партийно-правительственные решения об использовании достижений мировой науки и ускорении научно-технического прогресса в стране.

Повышалось благосостояние народа: в городах сократилась рабочая неделя, вы­росли зарплата, пенсии, стипендии, был снижен пенсионный возраст, отменена плата за обучение, увеличилось потребление основных продуктов питания, товаров массового спроса, развернулось огромное (панельное и блочное) жилищное строительство, прекра­тился выпуск Государственных займов. В деревне для колхозников увеличилась выплата на трудодни, были снижены налоги на приусадебные хозяйства, введены паспорта, право свободного передвижения.

В связи с изменением социально-экономической ситуации в стране (достижением «пол­ной и окончательной победы социализма в СССР») партийно-государственное руководство по­считало возможным перенести стратегическую задачу партии - построение коммунизма - в об­ласть практической политики. Это нашло свое отражение и в формулировке главной экономи­ческой задачи спешно придуманной семилетки (1959-1965гг.), и в принятии XXII съездом КПСС в 1961 г. Программы построения коммунистического общества.

Однако экстраполяция темпов роста, достигнутых на подъеме второй половины 50-х годов на десять-двадцать лет вперед, оказалась ошибочной. С конца 50-х - начала 60-х годов темпы экономического роста стали заметно падать. В промышленности это вырази­лось в замедлении темпов роста производства, падении фондоотдачи и производительно­сти труда в сельском хозяйстве - в обострении продовольственной проблемы.

У Хрущева же появляется наклонность к волюнтаризму, он предпринимает целый ряд попыток разрешить экономические проблемы путем организационно-хозяйственных перестроек («административная лихорадка»).

В 1957 г. началась децентрализация руководства промышленностью и строительст­вом. Все министерства, кроме оборонных, были заменены новыми - территориальными органами управления - Совнархозами (всего 105). Монополизм отраслевых ведомств был ликвидирован, но его сменила региональная ограниченность, постепенно нарушавшая ес­тественные традиционные связи между регионами. Новые структуры оказались замкну­тыми и громоздкими.

В 1962г. было принято решение о разделении партийных организаций, партийных и советских органов по производственному принципу. Очень скоро жизнь показала слож­ность и неэффективность новых структур.

Серьезные трудности переживало сельское хозяйство. Выдвинутый руководством страны лозунг "Догнать и перегнать Америку!" по производству продукции на душу насе­ления не изменил, не улучшил положения.

Однако Хрущев продолжал действовать методом "проб и ошибок", пытаясь вывес­ти из кризиса социалистическое хозяйство. На деревню обрушились сменяющие друг дру­га реорганизации. С середины 50-х годов начался этап укрупнения колхозов, приведший к неоправданной централизации производства. Тогда же начался процесс массового преоб­разования колхозов в совхозы, урезание личных подсобных хозяйств. В конце 50-х годов на неокрепшую экономику колхозов свалились кабальные условия реорганизации МТС. Невзирая на различия в климатических условиях, Хрущев рекомендовал сеять повсюду кукурузу, урожаи которой были мизерными. К тому же сокращались чистые пары, исто­щалась почва, резко упала урожайность на целине - все это обернулось катастрофическим неурожаем. Правительство во избежание голода впервые в истории России стало закупать зерно за границей, импорт которого стал потом традиционным.

Но трудности в решении проблем сельскохозяйственного производства не убывали: росли цены на мясо и масло, происходили перебои со снабжением, пустели прилавки магази­нов. Начались митинги и демонстрации протеста (события в Новочеркасске в 1962 г).

Экономические трудности вынуждали искать виноватых. Развернулась кампания по борьбе с хищениями, взяточничеством, спекуляцией, тунеядством, незаконными ва­лютными операциями.

В то же время перед страной и ее народом продолжали ставить "великие цели". Все это порождало новые иллюзии у широких слоев советского народа, обновляя веру в свет­лые идеалы, вызывая значительный общественный подъем и искренний энтузиазм трудя­щихся.

Внешняя политика СССР в период «оттепели»

Внешнеполитическая деятельность Хрущева была непоследовательной и противо­речивой. Началась она с попыток ослабить международную напряженность: благодаря усилиям СССР была прекращена война в Корее; удалось восстановить дипломатические отношения с Югославией и ФРГ; были выведены войска из Австрии; проведено сокраще­ние численности Советской Армии, приподнялся "железный занавес", налаживались ин­формационный обмен и сближение с Западом. В 1955 г. произошла встреча глав прави­тельств СССР, Англии, Франции и США по нормализации отношений в Европе. Хрущев дважды побывал в США.

И все же главная цель внешней политики состояла во всемерном укреплении и увеличении военной мощи и влияния социалистического лагеря. В мае 1955 г. 8 социали­стических стран подписывают оборонительный Варшавский договор (ОВД).

Однако после XX съезда мировое коммунистическое движение переживает кризис: происходят волнения в Польше, антисоветское восстание в Венгрии (1956), названное "кровавой венгерской драмой", разрыв отношений с Китаем, Албанией. Все это угрожало единству социалистической системы.

СССР поддерживал Египет против вооруженной агрессии Запада, предпринятой в ответ на национализацию Суэцкого канала (1956 г.). Вновь обострился берлинский во­прос, на границе Западного и Восточного Берлина по инициативе СССР была сооружена железобетонная стена, ставшая символом раскола Европы (1961 г.).

Усиливалось советско-американское противостояние, пиком которого стал Карибский ("ракетный") кризис (октябрь 1962 г.), когда США потребовали удалить с территории Кубы 42 советские ракеты средней дальности, установив военно-морскую блокаду "острова свободы". Мир висел на волоске от новой мировой войны. В этих сложных условиях Кеннеди и Хрущеву хватило государственной мудрости, сдержанности и ответственности, чтобы найти компро­миссное решение и не допустить этого. В Москве подписывается договор о запрете испытаний ядерного оружия в трех средах (кроме подземных) между СССР, США и Англией (1963 г.). В 1964 г. СССР заявил о готовности осуществить ряд мер по ослаблению гонки вооружений. В целом же амплитуду внешнеполитического курса СССР определяли: концепция неизбежности идеологической борьбы, стремление к победе социализма во всемирном масштабе, установка на ядерное противостояние с США.

Однако неудачи и ошибки Хрущева во внутренней и внешней политике все более накапливались, ситуацию накаляли его субъективизм и волюнтаризм в подходе к реше­нию многих вопросов, бесконечные малоэффективные административные экспромты и кадровая чехарда. Все это вызывало недовольство и раздражение правящей партийно-советской бюрократии, разочарование и усталость большинства населения.

Смирившись с необходимостью официального чествования и награждения Хруще­ва в связи с его 70-летием (апрель 1964 г.), политическая и военная элита вскоре органи­зовала против Хрущева "тихий", верхушечный заговор, и в октябре 1964 г. на Пленуме ЦК избавилась от беспокойного лидера - заставила его уйти в отставку на "законных" ос­нованиях - в связи с преклонным возрастом и ухудшением состояния здоровья. Хрущев стал "персональным пенсионером союзного значения".

Н. С. Хрущев был коммунистическим реформатором - романтиком, идеалистом, "сталинистом, который взорвал сталинизм", последним в России искренним популистом у власти - по существу, а не по политическому расчету.

Государственную деятельность этого политика определили: недостаточный куль­турный и образовательный уровень, безапелляционность суждений, стремление форсиро­вать события, найти простые решения сложных вопросов, импульсивность и убежден­ность в пригодности любых средств для достижения великой цели.

Преобразования этого периода явились первой попыткой реформирования советского общества. Но, проводившиеся по инициативе сверху, они были непоследовательны и противо­речивы и не принесли ожидаемого эффекта, поскольку представляли собой различные комби­нации одних и тех же компонентов действующего управленческого механизма.

Начавшаяся же десталинизация не означала ликвидации административно-командной системы, поскольку общество в целом еще не было к этому готово. В резуль­тате - созданный при Сталине тоталитарный режим лишь дал трещину, но продолжал свое существование.

СССР в условиях нарастания системного кризиса (1960-е – 1985 гг.)

Октябрьский Пленум ЦК (1964г.) знаменовал собой начало нового витка советской истории. После Сталина и Хрущева правящая бюрократия не жаждала ни репрессий, ни реорганизаций, но не стремилась и к демократизации социализма. Это и обусловило поли­тический консерватизм долгого, застойного периода правления Л. Брежнева, ставшего но­вым партийным и государственным лидером.

Все хрущевские новшества были ликвидированы: территориальное управление свернуто, совнархозы снова заменены министерствами, промышленные и сельские райко­мы объединены. Однако новое руководство страны вынуждено было искать пути повы­шения темпов экономического развития. А эта задача не могла быть решена без проведе­ния экономических реформ. В 1965 г. началась экономическая ("косыгинская") реформа, предполагавшая расширение материального стимулирования и самостоятельности госу­дарственных предприятий и колхозов, но представлявшая собой набор разрозненных и противоречивых мер, реформа в конце 60-х гг. была "успешно" сведена на нет.

С тяжелым грузом нерешенных проблем страна вступила в 70-е годы, с начала ко­торых стали ухудшаться все главные показатели, характеризующие экономическую эф­фективность.

От пятилетки к пятилетке шло падение объемов производства, национального до­хода, производительности труда, валового общественного продукта, реальных доходов и покупательной способности населения.

Сужение экстенсивных источников развития общества властно требовало перехода к новому типу экономического развития. Однако провозглашенный курс на интенсифика­цию производства остался лишь благим пожеланием. Стремление же испытанными, тра­диционными, экстенсивными методами сдерживать падение темпов роста вело к непо­мерным затратам, к новому витку падения фондоотдачи.

Пытаясь затормозить ухудшение экономического положения, руководство страны широко использовало экспортную продажу сырьевых ресурсов - нефти и газа. На выру­ченные "нефтедоллары" закупали на Западе оборудование, изделия и предметы легкой промышленности, продовольствие. В стране усиливалось влияние "теневой экономики" -нелегального частного сектора, появлялись дельцы подпольного бизнеса.

С каждым годом увеличивалось отставание советской экономики от экономики разви­тых стран, вступивших в стадию постиндустриального развития. В СССР производительность труда в промышленности была в два раза, а в сельском хозяйстве - в пять раз ниже, чем в США. Однако была одна приоритетная отрасль - военно-промышленный комплекс (ВПК), так назы­ваемая "оборонка", позволившая достичь военно-стратегического равенства (паритета) с США по ракетно-ядерным вооружениям (начало 70-х гг.). В дальнейшем поддержание этого паритета все более обескровливало, милитаризировало экономику СССР, не давало возможности решать назревшие социальные проблемы.

Огромные средства вкладывались в сельское хозяйство, но эффективность их отда­чи приближалась к нулю. Из постоянного донора деревня постепенно превращалась в не­посильное бремя для государства. Повседневным явлением, яркими приметами эпохи бы­ли острый дефицит и длинные очереди. Единственным городом, где можно было что-то купить, была Москва, превратившаяся во всесоюзный рынок и громадный магазин. Не изменили положения ни введение агропромышленной интеграции, ни широко разрекла­мированная Продовольственная программа (1982 г.), ни массовая ликвидация "неперспек­тивных деревень".

Потеря страной динамизма, погружение в состояние застоя происходили под ак­компанемент выдвинутого еще в 1971 г. тезиса об уже построенном в СССР "развитом социалистическом обществе". Однако принимаемые руководством страны меры по со­вершенствованию такого "социализма" не могли остановить надвигавшегося краха адми­нистративно-командной системы. Брежневское руководство апологетикой социализма, дутыми цифрами, гигантскими прожектами, пропагандистскими кампаниями и юбилеями стремилось отвлечь внимание общества от нараставших негативных процессов, остано­вить которые путем принятия директивных партийных решений не удавалось.

Не менее острыми были противоречия политического развития. Отказавшись от шагов периода "оттепели" по ликвидации чрезмерной централизации управления, активи­зации общественных организаций, ротации кадров, брежневское руководство способство­вало усилению процесса бюрократизации политической системы, укреплению однопар-тийности (Конституция 1977г. закрепила руководящую роль КПСС в обществе), сосредо­точению бесконтрольной власти в руках партийного аппарата. Внешне эти процессы при­крывались парадными фразами о развитии демократии. По существу же происходила пол­ная реставрация политической системы 30-х годов, однако с резким ослаблением "подсистемы страха", которая в сталинский период мешала закостенению системы. О за­стое позже говорили: "Годы были подлые, но тихие",

Консерватизм брежневского режима обусловил прекращение критики культа лич­ности Сталина - возникла угроза реанимации сталинизма и реабилитации Сталина.

В ответ на это возникает феномен инакомыслия, "неучастия во лжи" - диссидент­ство - движение, означавшее увеличение пропасти между властью и обществом, стано­вившееся все более массовым и открытым. Это было правовое и нравственное противостояние режиму.

Первыми жертвами борьбы властей с инакомыслием стали писатели А. Синяв­ский и Ю. Даниэль, опубликовавшие за рубежом свои произведения, в которых крити­ковались советские порядки. Оба были осуждены (судебный процесс над ними стал пер­вым послесталинским политическим процессом). Однако это не остановило диссиден-ское движение.

Состоялись несанкционированные демонстрации на Красной площади групп ин­теллигентов, протестовавших против советской оккупации Чехословакии (1968 г.), втор­жения в Афганистан (1979 г.). Виднейшими фигурами диссидентского движения были Нобелевские лауреаты: участник войны писатель А.Солженицын и физик, академик А. Сахаров. Они настаивали на выполнении демократических положений Конституции, на соблюдении "прав человека", зафиксированных в подписанных СССР международных документах, разоблачали сталинский тоталитаризм, протестовали против советского во­енного вмешательства во внутренние дела других государств, гонки вооружений.

КГБ организовал против духовной оппозиции широкую систему репрессий: уволь­нения с работы, отправка в тюрьму, вынужденная эмиграция, ссылка, "карательная психи­атрия". Диссидентское движение было подавлено, однако это не сняло напряжения в об­ществе, для которого характерно было полнейшее отчуждение народа от власти. Да и на Западе теперь уже никто не верил в светлый образ СССР, как оплот прогрессивного чело­вечества, защитника всех угнетенных.

На этом фоне процветала лишь самодовольная партийная элита - номенклатура, партократия, сплотившаяся вокруг своего дряхлеющего Генсека. Своему окружению Брежнев был очень удобен: оно видело в его персоне залог стабильности своего безбедно­го (истинно "коммунистического") существования. Партноменклатуру очень устраивал не грозный "хозяин", а безобидный и безликий "лидер". Главным делом и страстью Л. Брежнева стало не управление государством, а "коллекционирование" наград и титулов, их было у него около 220 - советских и иностранных, в том числе звание Маршала, семь орденов Ленина, пять звезд Героя. С принятием в 1977 г. новой, брежневской Конститу­ции "развитого социализма", он занял и пост Председателя Президиума Верховного Сове­та СССР. "Сочинения" Брежнева "Ленинским курсом", мемуары, написанные за него ли­тераторами-невидимками, издавались миллионными тиражами и были обязательны для всеобщего повсеместного изучения, удостоились Ленинской премии.

Невооруженным глазом стало видно, что появляется и расцветает культ нового во­ждя. Но современники острили: "культ-то есть, а вот личности - нет".

Во внешней политике Брежнев продолжил линию своего предшественника, но бо­лее "целеустремленно". На международной арене предстояло решать три приоритетные задачи:

- устранить угрозу распада социалистического содружества, обеспечить еще более тес­ное сплочение его в политическом, военном и экономическом отношениях;

- нормализовать отношения между Востоком и Западом;

- последовательно поддерживать революционные и национально-освободительные дви­жения во всем мире.

Стратегическая же цель советского руководства - установление мировой гегемонии

- не изменилась. СССР помог победить коммунистам Вьетнама в их многолетней войне за объединение и независимость (1966-1972); силами ОВД в августе 1968 г. задушена была "пражская весна" - процесс демократизации в Чехословакии; с помощью СССР руково­дство Польши ввело в стране военное положение (1981 г.) и подавило оппозиционное движение "Солидарность".

Но шел также и процесс «официального» охлаждения отношений, отдаления от ге-гемонистских устремлений СССР ряда стран социалистической системы (Румыния, Ки­тай, Албания).

Для удержания своих позиций в мировом сообществе СССР провозглашает Про­грамму мира - политику разрядки международной напряженности, диалога с Западом, ко­торая привела к заключению ряда соглашений: о признании нерушимости границ в Вос­точной Европе, об урегулировании статуса Западного Берлина, двусторонней договорен­ности СССР и США по разоружению.

В 1975 г. в Хельсинки состоялось совещание 33-х европейских стран, США и Канады по безопасности и сотрудничеству в Европе, в заключительном Акте признавшее неруши­мость существующих границ на континенте и недопустимость применения силы в отношени­ях между государствами, подтвердившее необходимость соблюдения прав человека.

Параллельно курсу на разрядку СССР всячески старался расширять свое присутст­вие в "третьем мире", подрывая там влияние Запада.

Смертельный удар по им же провозглашенной политике "разрядки" СССР наносит в декабре 1979, введя свои войска в Афганистан для защиты там просоветского режима. Мировое общественное мнение резко осудило эту акцию, в том числе и чрезвычайная сес­сия Генеральной Ассамблеи ООН. Обострилась, усилилась военная конфронтация между СССР и Западом. Новый президент США Р. Рейган назвал СССР "империей зла", и в ка­честве защитной меры против потенциального советского экспансионизма выдвинул про­грамму "стратегической оборонной инициативы" (СОИ). В результате наша страна была выведена на такую дистанцию забега в гонке вооружений, которую ее экономика выдер­жать не смогла.

Многолетняя иллюзорная стабильность, благополучие 70-х - начала 80-х годов имели по существу тупиковый, стагнационный характер, «брежневщина» оказала на раз­витие советского общества негативное влияние: в экономике - развал и застой, в политике - ложь, двуличие, коррупция, монополизм КПСС, в душах - цинизм, отчаяние, социальная апатия. Все эти накопившиеся противоречия и нерешаемые проблемы создавали предпо­сылки для углубления всестороннего системного кризиса.

После смерти Л. Брежнева в ноябре 1982 г. на пост Генерального секретаря ЦК КПСС был избран Ю. Андропов, ранее возглавлявший КГБ, а затем - Секретариат ЦК по идеологии. Он признавал наличие многих нерешенных проблем и необходимость пере­мен, но видел пути их осуществления с помощью жестких административных мер, и вряд ли смог бы провести радикальные шаги по демократизации общества. "Ставка была сде­лана на преодоление некоторых деформаций социализма", укрепление дисциплины и по­рядка. Эти мероприятия дали определенный, но временный эффект, хотя и зародили в на­роде надежды на перемены к лучшему. Звездный час Ю. Андропова был коротким. Он скончался в феврале 1984 г.

Приход к власти старого и больного К. Черненко вызвал всеобщее уныние - трудно бы­ло представить на высшем посту более неподходящую фигуру. Это означало возврат к бреж­невской партократической системе, дальнейшей пропаганде идей "развитого социализма".

Однако в этот период происходит "дозревание" общественного сознания, укрепле­ние в нем понимания необходимости радикальных перемен.

СССР в годы перестройки (1985-1991 гг.)

В стареющей правящей элите постепенно складывалась группа относительно мо­лодых руководителей, которая не только боролась за власть, но и готова была к обновле­нию системы.

Начало ожидавшимся переменам было положено 11 марта 1985 г., когда (после кончины Черненко) новым Генеральным секретарем ЦК КПСС избирается самый моло­дой (54 г.) член Политбюро - М.С. Горбачев.

Его деятельность как лидера партии была противоречивой, непоследовательной, но бесспорны его заслуги как политика-реформатора, продолжившего демонтаж тоталитар­ной системы, сделавшего попытку повернуть страну к общечеловеческим ценностям.

Начало деятельности нового руководства связано с попыткой модернизировать со­циализм, очистить его от устаревших, одиозных форм и деформаций, придать его облику "человеческое лицо", ликвидировать катастрофическое отставание СССР в области но­вейших технологий.

В апреле 1985 г. провозглашается "курс на ускорение социально-экономического развития СССР", ликвидацию предшествующих негативных явлений -"механизма торможения", "застоя". Это предполагало повышение темпов экономиче­ского роста, эффективное использование достижений НТР, децентрализацию управле­ния народным хозяйством, укрепление порядка и дисциплины, утверждение принципа социальной справедливости. И одновременно подтверждается "генеральная линия на совершенствование общества развитого социализма". Эта идея находит отражение и в новой редакции Программы КПСС (1986), из которой, правда, были убраны скомпро­метировавшие себя задачи по построению основ коммунистического общества к 1980 году. Однако предложенная традиционная модель не оправдала возлагавшихся на нее надежд.

Экономика страны продолжала функционировать по старой схеме: активно исполь­зовались методы приказа, нажима, политические кампании, штурмовщина, корректировка планов; громоздкий бюрократический аппарат (ок. 18 млн. чел.) тормозил, глушил и вы­холащивал все новые и позитивные начинания.

Авария на Чернобыльской АЭС (апрель 1986 г.), названная "катастрофой века", подтолкнула к выводу о необходимости более глубоких изменений ранее существовавших и казавшихся незыблемыми порядков.

Не оправдавшая себя концепция "ускорения" была заменена в 1987г. концепцией "перестройки", в основе которой лежала идея перевода жестко централизованного плано­во-государственного хозяйства на рыночную товарно-денежную основу (в рамках социа­лизма). В 1987 г. на первый план выдвигается задача "обновления идеологии", демократи­зации общественной жизни, дальнейшего развития гласности. Предпринимается попытка сделать достоянием людей информацию, которая раньше строго дозировалась или скры­валась вообще; начинается вторая волна критики сталинизма; осуществляются первые по­пытки "нового прочтения", осмысления и оценки нашего исторического прошлого. Это вызвало сопротивление наиболее консервативных сил.

Летом того же 1987 года была начата "радикальная" экономическая реформа, це­лью которой являлся переход от административных к экономическим методам руково­дства. Но механизм ее реализации был явно несовершенен, поскольку не допускал плюра­лизма форм собственности, не затрагивал основ административно- командной системы в экономике.

В 1988 г. начинается реформа политической системы СССР, которая предполагала соединение "социалистических ценностей" с элементами буржуазного либерализма, соз­дание правового государства. В марте 1989 г. состоялись первые в истории советской вла­сти действительно свободные выборы народных депутатов на альтернативной основе. На I съезде народных депутатов СССР (июнь 1989 г.) развернулась яростная борьба между сторонниками различных подходов к перспективам и вариантам развития страны. Пред­седателем Верховного Совета был избран М. Горбачев. В марте 1990 г., на III внеочеред­ном съезде народных депутатов СССР он же становится первым (и последним) Президен­том СССР - главой исполнительной власти.

Поскольку этот же форум отменил 6-ю статью Конституции о монополии КПСС в политической системе, начинают появляться многочисленные партии, движения, объеди­нения с весьма широким идеологическим спектром - от анархизма до монархизма. Страна сделала реальный шаг к многопартийности. В этих условиях КПСС предпринимает по­пытку реформироваться по образцу западной социал-демократии на платформе "демокра­тического социализма", но безуспешно.

Попытки перестройки экономической и политической системы дали неожиданные результаты. Экономическая реформа "пробуксовывала", зато политическая демократиза­ция приобрела собственную, неподвластную Горбачеву энергию. Возникла ситуация, ко­гда демократизация и политическое реформирование стали как бы самоцелью. Экономика же топталась на месте.

Неудачи во внутренней политике М. Горбачев пытался компенсировать успехами на международной арене. Руководство страны предложило отказаться от идеи блокового противостояния и осуществить поворот к политике, направленной на создание гарантий выживания человечества за счет развития международного диалога и сотрудничества. Оно выдвинуло принцип "нового политического мышления" - признание приоритета общече­ловеческих ценностей над любыми другими. Было подписано соглашение с США об уничтожении ядерных ракет средней дальности и сокращении стратегических наступа­тельных вооружений, улучшены советско-китайские отношения, выведены советские вой­ска из Афганистана.

М. Горбачев выдвинул идею создания к 2000 г. безъядерного мира, роспуска воен­ных союзов, сокращения военных расходов. Он вел активный переговорный процесс с ли­дерами многих зарубежных государств, участвовал в политических и экономических фо­румах, инициировал важнейшие международные соглашения. (В 1990 г. М. Горбачеву бы­ла присуждена Нобелевская премия мира).

Демократические процессы в СССР, его отказ от применения силы в международ­ных отношениях привели к быстрому крушению "социалистических", просоветских ре­жимов в Болгарии, Венгрии, ГДР, Польше, Румынии, Чехословакии, к объединению Гер­мании. Распались ОВД и СЭВ, начался вывод советских войск из Восточной Европы. Мощь и монолитность социалистического содружества оказались мифом.

В обмен на односторонние уступки администрация М. Горбачева рассчитывала на помощь стран Запада. Однако Запад не спешил компенсировать Советскому Союзу его политические и экономические потери.

Советское руководство постепенно начинало склоняться к необходимости перехо­да к "регулируемому" рынку, оно все более убеждалось, что альтернативы этому нет. В конце 1989 г. и в 1990 г. реформирование экономической системы принимает все более широкие масштабы. Это означало создание в стране первых частных фирм, банков, бирж, АО, стали появляться и свои отечественные предприниматели - "средний класс", "новые русские". Однако перестройка вырывалась из-под контроля, шла независимо от ее ини­циаторов, выливалась в постепенный демонтаж советской экономической системы, кото­рый шел тяжело и болезненно.

На рубеже 1990-91 гг. в стране развернулась острая борьба за власть, сложилась противоречивая, нестабильная обстановка: центр во главе с М. Горбачевым продолжал курс постепенного, эволюционного пути демократизации; либерал-демократы все более активно выступали за радикальные реформы общества, считали М. Горбачева слишком умеренным; одновременно нарастала опасность "справа", со стороны консервативных сил. В стране усиливались конформизм, социальная нестабильность, региональные на­циональные конфликты (Нагорный Карабах, Фергана), сепаратизм, "парад суверените­тов", центробежные тенденции к выходу из СССР (Прибалтика). Все чаще власть прибе­гала к военной силе (Тбилиси, Баку, Вильнюс, Рига).

Однако вопрос о сохранении обновляющегося СССР был положительно решен на Всесоюзном референдуме 17 марта 1991 г. (76% проголосовали за его сохранение). По­этому в апреле 1991 г. Президент СССР М. Горбачев и руководители 9-ти республик до­говорились в Ново-Огареве о необходимости замены Союзного Договора 1922 г. и разра­ботки нового. Проект его был составлен, и подписание намечалось на 20 августа. Он пре­дусматривал преобразование союзного государства в конфедерацию с ликвидацией мно­гих полномочий центра, но с сохранением системы президентской власти.

Однако консервативные силы были напуганы перспективой потери власти, и ре­шили осуществить нечто вроде "бархатной контрреволюции". С этой целью они изолиру­ют Президента Горбачева на его крымской даче в Форосе, объявляют больным, и в ночь с 18 на 19 августа 1991 г. создают ГКЧП во главе с вице-президентом Г. Янаевым и пред­ставителями силовых структур, требуя от Горбачева сложения его полномочий. Рано ут­ром 19 августа в Москву стягивается военная техника, перекрываются въезды и выезды из столицы, захватываются телевидение и радио.

Сопротивление путчистам возглавил первый Президент РСФСР Б.Н. Ельцин, из­бранный на эту должность всенародным голосованием еще 12 июня 1991 г. "Он занял му­жественную позицию, действовал решительно, беря на себя всю ответственность", - отме­чал потом М. Горбачев. Б. Ельцин издал несколько указов против ГКЧП, квалифицировав его действия как преступление и государственный переворот, призвал армию не подчи­няться заговорщикам, а население - защищать молодую российскую демократию. Цен­тром событий стал "Белый дом", на защиту которого пришли тысячи москвичей, занявшие круговую оборону. Строились баррикады, формировались добровольческие отряды, гото­вые защищать демократию.

Нерешительность и раскол в войсках, растерянность путчистов, не ожидавших та­кого сопротивления, поддержка Б. Ельцина большинством правительств стран мира - все это обусловило быстрое поражение ГКЧП, арест заговорщиков, освобождение М. Горба­чева. Действия путчистов, желавших любой ценой сохранить Союз, привели к прямо про­тивоположным результатам.

Провал заговора означал не только крах социалистического реформаторства, но и резко ускорил распад СССР, обвал его экономических и политических структур, упразд­нение прежних институтов центральной власти. Вместе с тем он усилил позиции России. В ней начинался мучительный и противоречивый процесс созидания нового - радикаль­ная трансформация советской системы.

Последствия переворота трагически сказались и на судьбе КПСС: она утратила свой гегемонизм, влияние и власть. М. Горбачев отказался от поста Генсека, партия по существу самораспустилась, а затем деятельность ее была запрещена. Так закончила свое существование самая влиятельная политическая сила коммунистического мира.

В декабре 1991 г. политические лидеры "славянских республик" - России, Бело­руссии и Украины, собравшись в Беловежской Пуще (Территория Белоруссии), заявив о прекращении действия Союзного Договора 1922 г., констатировали, что "Советский Союз более не существует", и провозгласили образование СНГ, открытого для всех желающих вступить в него. Вскоре к содружеству присоединились еще восемь бывших союзных рес­публик ("Алма-Атинское соглашение").

В создавшихся условиях Горбачеву пришлось объявить о сложении им с себя пол­номочий Президента СССР в связи с отсутствием самого государства (25 декабря 1991 г.), а 26 декабря Верховный Совет официально признал роспуск СССР. Демонтаж такой ко­лоссальной структуры, каким был СССР будет, видимо, еще долго отзываться эхом на судьбах не одного поколения. События нарастали столь быстро, лавинообразно, что у ста­рой системы не оказалось сил, чтобы сдержать их натиск.

Итак, попытка радикально изменить советское общество с помощью перестройки привела к развалу СССР, тяжелейшему поражению коммунистической идеи, глубочайше­му затяжному кризису, краху партийно-государственного монополизма и плановой регу­лируемой экономики, всеобщему разброду и шатанию, взрыву хаоса, социальных и на­циональных конфликтов.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: