double arrow

Распад империи Моголов


Восстания маратхов. Образование маратхекого государства

У маратхов антифеодальное движение крестьянства тесно пе­реплеталось с борьбой маратхекого народа за освобождение от гнета Могольской империи.

После включения в состав империи Моголов страна маратхов — Махараштра — была разделена на крупные джагиры, переданные мусульманским феодалам. Это привело не только к усилению эксплуатации крестьянства, но и к известному ущемлению интересов маратхской феодальной верхушки, кото­рая должна была теперь отдавать джагирдарам значительную часть своих доходов. Поэтому к начавшемуся в середине XVII в. восстанию крестьян присоединились мелкие и средние феодалы, боровшиеся за отделение от Могольской империи и образова­ние самостоятельного государства. В развернувшейся борьбе проявились и религиозные противоречия между маратхами, ис­поведовавшими индуизм, и мусульманскими правителями им­перии Великих Моголов. Выдающимся руководителем восстав­ших маратхов стал представитель их феодальной верхушки Шйваджи Бхонсле (1627—1680).

Массовое участие крестьян в борьбе за независимость Ма­хараштры позволило Шйваджи создать сильную армию. Каж­дая крестьянская община выделяла и снаряжала определенное количество воинов. Единые по национальному составу, подвиж­ные, хорошо знающие местность, отряды маратхских кавалери­стов брали верх над наемными армиями падишаха.




К 1674 г. большая часть маратхских земель была освобож­дена, и Шйваджи торжественно короновался как независимый государь Махараштры. «Мараты,— отмечал К. Маркс,— стали таким образом уже народом, управляемым независимым мо­нархом» *.

* К. Маркс. Хронологические выписки по истории Индии. Госполит-издат, 1947, с. 37.

Шйваджи и маратхским феодалам приходилось считаться с вооруженным крестьянством. После изгнания мусульманских джагирдаров рента-налог была снижена с 50—60 до 30—40% урожая. Но в Махараштре постепенно вновь появилось крупное феодальное землевладение. Это привело к тому, что после смер­ти Шйваджи начались усобицы между маратхскими феодала­ми, облегчившие военные действия могольского правительства. Сын и преемник Шйваджи был взят в плен и казнен, а его наследник — малолетний Шаху — увезен в Дели.

Дальнейшее ослабление Могольской империи позволило ма-ратхам в начале XVIII в. восстановить свою государственность. Шаху был отпущен на родину и стал номинальным государем маратхов. Фактическая же власть принадлежала одному из влиятельных маратхских феодалов, принявшему титул пёшвы (главного министра). В дальнейшем страной правила династия пешв, превративших преемников Шаху на троне махараджи в своих марионеток. С 1725 г. столицей пешв стал город Пуна.



Теперь государство маратхов базировалось уже на крупном феодальном землевладении. Положение маратхского крестьянствазаметно ухудшилось по сравнению с временами Шйваджи, йо все же оно было лучше положения крестьян в других райо-йах Индостана.

В первой трети XVIII в. в результате завоевательных похо­дов маратхских феодалов владения маратхов значительно рас­ширились, охватив большую часть Центральной Индии — от Гуджарата до Бенгальского залива. Территориальные захваты вели к созданию фактически независимых от пешв новых го­сударственных образований. Так возникли четыре крупных кня­жества — Нагпур, Гвалияр, Индаур и Барода, — Объединившие­ся вокруг Махараштры в конфедерацию, главой которой счи­тался пешва. Маратхи превратились в силу, претендовавшую на подчинение всей Индии. Завоеватели составили правящую феодальную верхушку, чуждую местному населению этнически. Только в Нагпуре было значительное маратхское население.

В условиях глубокого экономического и политического кризиса феодальной Индии, непрекращавшихся войн и восстаний резко сократилась торговля между различными частями Индии, на­чался упадок городов. Усилилось обособление различных обла­стей и районов страны. Власть центрального правительства постепенно становилась чисто номинальной.



К началу XVIII в. наместники крупнейших областей импе­рии, носившие титулы субадаров и навабов, превратились в не­зависимых правителей. Помимо Пенджаба и владений марат­хов фактически самостоятельными государствами стали в пер­вой трети XVIII в. Бенгалия (включая Бихар и Ориссу), Ауд, Хайдарабад. Восстановили самостоятельность княжества Рад­жастхана. К северо-востоку от Дели создали свое княжество выходцы из Афганистана — рохилы. Южнее Дели находилось княжество, возникшее в результате восстаний джатов. Моголь-ские падишахи продолжали считаться верховными правителями страны, но на деле их власть не распространялась за пределы ближайших окрестностей Дели.







Сейчас читают про: