double arrow

Характер и движущие силы восстания


Дальнейшие успехи восстания

Захват Дели послужил сигналом для народных выступлений в других частях страны. Основными очагами восстания стали районы Центральной Индии (по среднему течению Джамны и Ганга).

В Канпуре важную роль в подготовке восстания играл при­емный сын последнего пешвы маратхов Нана Сахиб, лишенный англичанами своих прав и пенсии. Нана Сахиб был связан с тайными организациями сипайских полков Канпура. Он стал одним из самых выдающихся вождей восстания.

4 июня в Канпуре выступили сипаи двух тюлков. Они за­хватили казну, арсенал, тюрьму, освободили заключенных и послали делегатов к двум другим полкам, которые вскоре пере­шли на сторону восставших. С самого начала в канпурском вос­стании активно участвовали народные массы. Там формирова­лись отряды из крестьян и ремесленников. Восставшие осадили засевших в канпурской крепости англичан, которые в конце июня вынуждены были капитулировать. Нана Сахиб провоз­гласил себя пешвой и стал управлять освобожденной канпур-скими повстанцами территорией в качестве вассала делийского императора.

Одновременно восстали сипайские войска в незадолго до того аннексированном княжестве Джханси; часть из них напра­вилась на помощь повстанцам района Дели. В других маратх-ских княжествах — Индауре и Гвалияре — сипаи перебили английских офицеров. Но их князья, заявив о присоединении к восстанию, проводили предательскую политику. Они разными способами старались задержать продвижение местных сипай­ских полков на север для участия в боях с англичанами.

Важнейшим очагом восстания стал Ауд. Здесь еще в 1856 г., вскоре после аннексии княжества; развернулась активная под­готовка к антианглийскому восстанию. Одним из организаторов, народного движения в Ауде был религиозный проповедник Маулави Ахмад Шах, в прошлом мелкий феодал. Он рассылал прокламации, произносил проповеди, разоблачавшие англичан. Накануне восстания Ахмад Шах был схвачен английскими вла­стями и ожидал в тюрьме смертного приговора. Его освободил» восставшие сипаи.

В отличие от восстаний в других районах восстание в Ауде началось выступлением не сипаев, а крестьян. Сипайские пол­ки, посланные англичанами против крестьян в окрестности сто­лицы княжества г. Лакхнау, шерешли на сторону восставших и перебили английских офицеров. Одновременно восстали сипаи в Лакхнау. Городское население, в первую очередь ремеслен­ники, также поднялось против колонизаторов. По словам ан­глийского историка, «в течение 10 дней английская администра­ция в Ауде исчезла, как сон. Войска взбунтовались, и народ перестал быть верным правительству». Было объявлено о вос­становлении независимости и провозглашении махараджей ма­лолетнего сына бывшего государя. Регентский совет возглавила княгиня-мать. По настоянию сипаев, в его состав был включен Ахмад Шах.

Народное восстание застало колонизаторов врасплох. На огромной территории от Дели до Калькутты они располагали лишь несколькими полками английских солдат. В обширных густонаселенных областях Индостана восставший народ ликви­дировал колониальный режим.

Начавшееся восстание было великим освободительным восста­нием народов Индии против британских колонизаторов. Сипаи нанесли первый удар по колонизаторам и стали военным ядром восстания. Но его главной движущей силой были крестьяне и ремесленники. К. Маркс писал в августе 1857 г.: «Со временем выплывут наружу еще и другие факты, которые смогут убедить даже самого Джона Буля в том, что движение, которое он счи­тает военным мятежом, на самом деле является национальным восстанием» *. Главной целью восставших было освобождение Индостана от иноземного господства, изгнание британских ко­лонизаторов. Это объединило крестьян, ремесленников, солдат, часть феодалов.

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 12, с. 259.

Известно, что с первых шагов своей захватнической полити­ки в Индии английские колонизаторы стремились опереться на князей и помещиков, видели в них основную опору. Но с пре­вращением Индии в колонию главными эксплуататорами ее трудящихся стали англичане, а индийским феодалам прихо­дилось играть подчиненную роль. К тому же накануне восста­ния часть феодалов лишилась своих княжеств и земель. Все это привело к выступлению некоторых индийских князей и по­мещиков против англичан. Индийские князья, феодальная знать, примкнувшие к восстанию, хотели восстановить свою власть, сохранив феодальные порядки. В ходе восстания мно­гие из них проявляли трусость и нерешительность и даже пере­ходили на сторону англичан.

Коренные интересы народных масс, бывших главной движу* шей силой антиколониальной войны, требовали не только из­гнания колонизаторов, но и ликвидации феодального гнета. Объективно участие масс в освободительной войне имело и ан­тифеодальную направленность. Внешне она проявлялась в вы­ступлениях против помещиков-заминдаров новой формации, получивших землю из рук англичан, и против тех феодалов, ко­торые предавали восстание.

Вследствие неорганизованности и распыленности крестьян и ремесленников руководителями восстания стали феодальные элементы. Но по мере развертывания восстания в лагере по­встанцев углублялись противоречия между народными массами и феодальной знатью, изменявшей делу борьбы за независи­мость,

Очень скоро выявились и другие слабости восстания. Оно не нашло поддержки на юге Индии. На северо-западе, в Пенджа­бе, происходили лишь отдельные, изолированные выступления сипаев, которые англичане жестоко подавили, опираясь на под­держку пенджабских феодалов: Колонизаторам удалось исполь­зовать религиозную рознь между сикхами и мусульманами и традиционную враждебность сикхов к могольской власти. Бом­бейская и Мадрасская армии не поддержали восставших сипаев Бенгальской армии. Надо полагать, что наряду с другими при­чинами сказалось и то, что эти армии в отличие от Бенгальской формировались англичанами из наиболее обездоленных предста­вителей низших каст, для которых военная служба казалась счастливым выходом из беспросветной нужды и нищеты.

Смпайские части Бенгальской армии, составлявшие военное ядро восстания, действовали разрозненно, без общего руковод­ства. Ф. Энгельс писал, что, сравнивая осаду Дели с осадой Севастополя, придется признать, «что, как бы храбро в боль­шинстве случаев ни сражался каждый солдат и каждая рота сипаев, почти все их батальоны — не говоря уже о бригадах и дивизиях, — оставались без всякого руководства; что поэтому согласованность в их действиях не шла дальше роты; что у них отсутствовал какой бы то ни было элемент военной науки...» *.

* К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 12, с. 337.

Положение англичан облегчалось тем, что значительная часть феодалов с самого начала стала на их сторону. Войска некоторых княжеств участвовали вместе с англичанами в подав­лении восстания.


Сейчас читают про: