double arrow

Второй период танзимата


Турция и Восточная война

Борьба Англии, Франции и царской России за господство на Ближнем Востоке привела к Восточной (Крымской) войне. Англия хотела захватить Египет, превратить Османскую им­перию в своего вассала, в свою полуколонию. К расширению позиций на Ближнем Востоке стремилась Франция Наполео­на III. Николай I считал, что после подавления в европейских странах революции 1848—1849 гг. наступил благоприятный момент для осуществления планов царизма. В 1853 г. он предъ­явил султану требование признать за русским царем право покровительствовать всем православным христианам Осман­ской империи. Под влиянием английской и французской дипло­матии турецкое правительство отклонило это требование. Осенью началась русско-турецкая война. Русские войска всту­пили в Дунайские княжества. Турецкий флот был разгромлен адмиралом Нахимовым в Синопском бою. Тогда Англия и Франция ввели свой военный флот в Черное море и начали войну с Россией. Как со стороны царизма, так и со стороны Англии и Франции это была несправедливая, захватническая война за господство над Турцией.

Англия и Франция, выступившие формально как союзники Турции, на деле подчинили ее и поставили в неравноправное положение. Участие Турции в Восточной войне показало, что военный союз слабой, отсталой страны, которая начала терять свою независимость, с колонизаторами ничего хорошего ей не сулит.

С осени 1854 г., когда Россия Швела свои войска из Ду­найских княжеств, дальнейшее участие Турции в войне окон­чательно потеряло для нее какой бы то ни было смысл. Оно могло привести и привело лишь к усилению зависимости от английских и французских колонизаторов. В правящих кругах Турции начали раздаваться голоса за заключение сепаратного мира с Россией. В Анатолии недовольство участием Турции в войне привело к нескольким восстаниям. В турецкой столице передавалась из уст в уста горькая шутка: союзники не могут захватить Севастополь, но они взамен захватили Стамбул. Однако зависимость от англичан и французов была настолько сильной, что лишила турецкое правительство возможности са­мостоятельных действий.

«Это уже не война между Россией и Турцией и ее союзни­ками,— писал в 1855 г. Н. Г. Чернышевский,— какою представ­лялась она полтора года тому назад, а война между Россией и двумя западными державами, которые оттеснили Турцию на второй план и на военном и на дипломатическом поприще. Если можно было сомневаться — по совету или против совета Англии и Франции начала войну Турция в 1853 году, то для каждого теперь ясно, что в настоящую минуту Турция про­должает ее против собственной воли, по приказанию своих со­юзников, которые из союзников сделались властелинами сла­бой державы». В связи с этим Н. Г. Чернышевский привел древнюю басню: лошадь вела борьбу с каким-то врагом и об­ратилась за помощью к человеку. Тот сел на спину лошади и повел ее в свою конюшню. Таким же образом поступили Анг­лия и Франция со своим союзником — Турцией.




Хотя Турция входила в коалицию, одержавшую в Крымской войне победу над царской Россией, Парижский мирный до­говор, подписанный 30 марта 1856 г., усилил ее зависимость от Англии и Франции. Согласно Парижскому трактату Россия потеряла устье Дуная, была лишена права содержать воен­ный флот и иметь укрепления на Черном море. Но это отнюдь не укрепляло самостоятельности Турции. В Черном море на Турцию были возложены такие же унизительные ограничения, как и на Россию. Парижский договор, провозгласивший ответ­ственность европейских держав за «целостность и независи­мость Османской империи», означал установление совместной опеки держав над Турцией, позволял легко находить поводы для вмешательства в ее внутренние дела, для навязывания ей чужой воли.



В феврале 1856 г., накануне открытия Парижского конгресса, султан опубликовал новый манифест о реформах, который объявлял о возобновлении выполнения программы реформ, обнародованной в 1839 г. Однако манифест 1856 г. в отличие от рескрипта 1839 г. был разработан в значительной мере под давлением англо-французской дипломатии, стремившейся по­мешать России вынести на обсуждение Парижского конгресса вопрос о положении угнетенных народностей Османской им­перии, и санкционировал иностранную опеку над Турцией. Упо­минание о манифесте 1856 г. в дальнейшем было включено в Парижский трактат.

Манифест 1856 г. подтвердил провозглашенное в 1839 г. ра­венство в правах мусульман и немусульман. Он расширял пра­ва связанной с западноевропейским капиталом компрадорской буржуазии нетурецкой национальности. Иностранцы получили право приобретать землю и недвижимость. Характерно, что Решид-паша считал манифест 1856 г. разрушительным для Турции. В манифесте, однако, были такие пункты, как обеща­ние постепенно отменить откупную систему сбора налогов, вес­ти строительство дорог и т. п.

В 1858 г. был принят земельный закон, закреплявший зе­мельные отношения, сложившиеся после отмены ленной систе­мы. Подавляющая часть земель принадлежала государству или являлась вакуфной. Она сдавалась в аренду. Эти арендован­ные земли нельзя было продавать, закладывать, дарить. На­следование таких земель также было ограничено. Все же это не могло остановить обезземеливания крестьянства и перехода земли в руки помещиков.

В 60-х годах были отменены цеховые регламентации, осу­ществлены административные реформы. Продолжалось нача­тое в 40-х годах открытие светских школ — начальных, средних и высших. Для руководства светскими школами было создано министерство просвещения. В середине 60-х годов в светских начальных школах насчитывалось 660 тыс. учеников. Средних же школ было только несколько десятков. При этом сохрани­лись все школы при мечетях, а в светских начальных школах половина учебного времени отводилась религии. Фактический контроль над школами по-прежнему оставался у духовенства. В 1869 г. был принят закон, предусматривавший введение в турецких школах трех-четырехлетнего всеобщего образо­вания.

Реформы второго периода танзимата (1856—1870) не смог­ли существенно изменить положение в Османской империи. В целом политика танзимата потерпела неудачу. Танзимат не создал предпосылок для промышленного развития страны, а некоторое усиление позиций компрадорской буржуазии отражало усилившуюся политическую и экономическую зависи­мость Османской империи от капиталистических держав За­пада.

Рост недовольства. «Кулелийский инцидент»

Война с Россией, усилившаяся зависимость от Англии и Фран­ции принесли новые бедствия населению Османской империи. Непосильные налоги вызывали крестьянские волнения. Нарас­тала борьба угнетенных народов.

О силе недовольства в стране свидетельствовал раскрытый в 1859 г. заговор с целью свержения султана, в котором уча­ствовали ученики медресе (духовные школы), мелкие чинов­ники и офицеры. Историки располагают лишь самыми смутны­ми сведениями о характере и целях этого движения. Судя по некоторым свидетельствам, его участники стремились «разру­шить порядки и законы путем смены правительства, подняв народ и войска против „высокого султана". Однако заговор­щики не имели опоры в массах. Они были арестованы и со­держались в Кулелийских казармах в Стамбуле. Отсюда при­нятое в литературе название «Кулелийский инцидент».

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: