double arrow

Церемония


Проснувшись утром на следующий, я протянул руку к Катиной подушке, она всегда спала справа и никогда не пускала меня на ту сторону. К сожалению, она уже ушла в институт, а мне, похоже, пора собираться. Через два часа я уже был в академии. Мои однокурсники говорили друг с другом. Для большинства из нас это были последние часы вместе. Совсем скоро мы оттолкнемся от берега и поплывем в разных направлениях. А кажется, что еще вчера мы стояли в дождливое первое сентября на плацу и зачитывали присягу родине, а сегодня уже один из редких дней, в которые все вместе стоим здесь у академии. Даже как-то не привычно смотреть на ребят в новой черной форме с васильковыми полосками, когда почти все время мы были в либо гражданском либо в серой болотной форме. Вообще наш выпуск не обычен тем, что мы не будем получать свои дипломы, стоя на плацу, нам выдадут их в актовом зале. А ведь на этом плацу мы провели сотни часов. В конце мы даже перестали замечать как погода на улице. Мы стояли под ледяным дождем, под палящим солнцем и даже в сорокаградусный мороз. АФСб это вообще очень своеобразный вуз. Это единственное заведение, которое действительно готовит разведку. Правда я не учился на разведчика. Я всего лишь будущий оперативный сотрудник службы безопасности нашей страны. Внезапно кто-то ударил меня по плечу, повернувшись я увидел Андрея, он протянул мне фляжку с какой-то не читаемой надписью.




Андрей – Выпьешь?

Я – Нет, пока не хочу. Ну как настроение?

Андрей – А да забыл ты же у нас не пьющий. Пьешь только для вида. За пять лет ты выпивал шесть раз. Настроение отличное как видишь.

Я – Андрей, а дни ты не помнишь, в какие дни это было?

Андрей – Конечно, но не скажу. Вчера мне сказали, что в Калининград отправляюсь на службу.

Я – Очень удобно. В свой родной город. Ты же по направлению оттуда был?

Андрей – Да. Теперь буду у себя в городе. Так даже легче город учить не надо. А тебя куда.

Я – Без понятия. Я ведь без направления учился.

Андрей – Ну что же крепись. Неизвестность это хорошо. Может, тебя куда-нибудь далеко отправят, дипломатом.

Я – Сомневаюсь мне бы в Москве остаться.

Андрей – Из-за Кати? А собственно, что спрашиваю.

Я – Как только сделаю ей предложение, жди приглашения в качестве свидетеля.

Андрей – Отлично. Свадьба это хорошо. Помнишь Митяево свадьбу. Вот это было событие. На меня столько водки просто так вылили.

Я – Ну, а что ты к свидетельнице приставал. Вот и облили тебя целой бутылкой водки. Жаль, только вот они прожили вместе не долго.

Андрей – А у Кати, Вика же свидетелем будет? Если так ты от нее подальше все убери.

Я – Я ей специально против тебя выдам боксерские перчатки. Идем нам пора в актовый зал.



Мы пришли в актовый зал, и направились к сцене, встав за ширмой. Почему-то мне сейчас вспомнился школьный выпускной. В девятом классе директор перед вручением аттестатов рассказал нелегкую историю нашей учебы. Она, по-моему, примерна, говорила так – «Ну что же мы провожаем выпускников. За этот год они в школе выбили два окна и даже сломали унитаз». Причем честно признаюсь одно из окон разбил я своей спиной, когда меня толкнули в пожарный шит. Класс у нас был дружный никто так и не узнал, что стекло разбили мы. А унитаз один из моих одноклассников разбил, чистя ботинки. В моей голове до сих пор не укладывается, как он это сделал. А в одиннадцатом классе все было по-другому. Вручение аттестатов было днем, а не вечером как в девятом и до выпускного мы гуляли. Ну вернее кто гулял, а кто готовил выпускной вечер. Мама у меня была из родительского комитета, поэтому я весь день до вечера бегал по магазинам и накрывал на стол. Сегодня я не бегаю, накрывая стол, как же повезло. Школьный выпускной мне никогда не забыть. Это было что-то особенно, всё ночь была дискотека на третьем этаже школы, но выпивать нашему классу не давали родители, поэтому Арсен вечером спрятал бутылку коньяка в сливном бочке в туалете на первом этаже, он даже не мог предположить что нам запретят спускаться вниз, а тот туалет вовсе на ключ. Когда у нас все-таки появилась выпивка, родители ее нашли и вылили в раковину, пока мы танцевали. Правда нам было весело и без нее, дискотека была со всеми световыми эффектами, что если бы не школьные стены никто бы не понял что он в ней. Я даже рад что тогда родители вылили алкоголь, потому что всех кто напивался, относили в медотрезвитель в кабинете директора, после чего все говорили что им безумно стыдно. Дискотека была тоже очень веселой в ее мирный ход в мешался Арсен, он принес парту и с нее стал поливать всех водой, но танцы от этого стали только горячее, потом это парта стала неким танцполом. Еще один мой одноклассник все ночь рассказывал про язычество, его из-за этого до сих пор язычником называю. А в четыре утра к школе подъехал большой автобус и повез нас кататься по ночному городу. Мы останавливались у разных памятников и символов нашего города. Действительно, даже сейчас, когда я приезжаю домой для меня эти места символизируется именно с выпускным. А про то, как мы все вместе встретили рассвет на плотинке реки Исеть вообще не забыть. Солнце нежно опускало свои теплые лучи, на землю изредка отражаясь от чуть парящей воды, оно медленно подходило к нам. Когда, наконец первый луч солнца коснулся моего лица, я почувствовал тепло. Река возле, которой мы стояли постепенно стала освобождаться от легкой дымки, ее бурное течение уносило наши школьные годы, оставляя в памяти в памяти теплые воспоминания. Именно тогда стоя у берега реки, я понял, что больше не вернусь в те теплые стены, больше. Как жаль, что нам приходится перелистывать страницы нашей книги жизни. Я настолько сильно погрузился в воспоминания, что даже не заметил, как до меня пытался достучаться Андрей и совсем забыл, что скоро еще одна страница моей жизни перевернется. Когда я наконец вышел из воспоминании мне стало очень беспокоило почему до сих пор не позвонила Катя, не ужели она опаздывает? Как бы мне не хотелось об этом думать. В скорее нас вызвали на сцену и построили в шеренгу. Я стоял лицом к залу и искал знакомы лица. Только Катю не видел нигде. К несчастью диплом мне должны вручать самому первому. Волнение возрастало ведь мне и первому нужно было произнести речь. На конец произнесли мою фамилии, я сразу же вышел из строя и направился к руководству, стоявшему с краю сцены. Мне крепко пожали руку и выдали диплом, после предложили сказать немного слов. Перед тем как я взял в руки микрофон, наконец увидел Катю она сидела на третьем ряду и смотрела на меня. Когда увидел ее, все волнение перед речью исчезло, мне вдруг стало так спокойно. Я поднес микрофон к губам и начал свою речь.



Прежде всего, я хочу поблагодарить всех преподавателей, которые учили нас, ставили двойки, тройки, пятерки. Я никогда не забуду то, чему вы научили меня. Иногда я как и все остальные не понимал зачем нам некоторые предметы. Теперь стоя здесь держа в руках диплом, я понимаю, что вы не давали нам лишнего, а давали только то, что нам нужно будет в жизни. Я жалею наверное как и все остальные, что получил лишь малую часть того что вы знаете. Спасибо вам всем, что были с нами все эти пять лет. Эти стены дали мне много хороших теплых воспоминаний, дали верных друзей, показали путь, по которому надо идти. Я сделаю все, что бы всегда над российским флагом горели звезды.

На этих словах я закончил речь, а за мной вышел Андрей. Мы пять лет проучились бок обок, сидя за одной партой. Наверное, он тот по кому я буду больше всего скучать. Ему вручали диплом, а у меня появилось ощущение, что он не рад, как будто он не хочет его. Когда он, наконец, взял в руки и начал свою речь его голос стал грустным. Он прощался с этими стенами мне их и самому будет не хватать. Как что время идет в перед. Через некоторое время вышел и Синицын.

Синицын – Я очень благодарен всем кто был со мной в течение этих лет. Вы все заставляли учиться меня, а я почему-то упорно не хотел. Но вот как-то дошел до конца. И за этот момент хочу поблагодарить всех своих однокурсников, которые буквально тащили меня, преподавателей которые ставили мне двойки, только что бы я учился. Спасибо вам всем.

Речь удивила всех, потому что он был лучшем на курсе, он на оборот сам всех подтягивал. Синицын вообще был самым лучшим человеком, которого я знал, он всегда был рядом, когда у меня были проблемы. Совсем скоро последнему вручили диплом, и мы пошли со сцены в зал через гримерки, грозно держа дипломы в руках.

Когда я спустился со сцены ко мне подошел человек в штатском, именно он подходил в конце мая, он предложил мне пройтись с ним. Мы пошли по коридору от актового зала. В одной руке у этого человека была кожаная папка, а в другой он держал золотистую ручку.

Таинственный человек – в первую очередь я поздравлю вас с окончанием академии. Я ведь тоже когда-то учился, но с тех времен много воды утекло, теперь это академия, а не школа имени Дзержинского, а люди остались такие же.

Я – Спасибо. Вам лучше знать меня тогда, наверное, и в проекте не было.

Таинственный человек – вообще не будем ходить вокруг до около. Слышал о спец отделе по борьбе с терроризмом.

Я – Ну так смутно.

Таинственный человек - Это хорошо, что смутно. Чем меньше слышат, тем работать легче. Я предлагаю служить в нем.

Я – Даже не знаю. Что ответить.

Таинственный человек – Работа не пыльная в Москве. Для вас же это важно у вас здесь невеста. Подумайте хорошо. А теперь празднуйте, вы заслужили это.

Он остановился и немного посмотрел на меня, а потом снова пошел. Сказав напоследок – «Ах да по направлению вам очень далеко ехать. Вам это надо? Сомневаюсь. Я с вами свяжусь в понедельник».

Я – Ну вы же не взяли у меня телефон.

Таинственный человек – Я его уже давно знаю.

После того как он ушел мне стало понятно даже у нас есть выбор. Но я не знал совсем, куда меня зовут. Внезапно мне кто-то закрыл глаза – Катя ты? «да я где ты был? Я всюду тебя искала». Я повернулся, посмотрел на нее, она была одета в облегающее красное шелковое платье, чуть ниже коленок. Ее глаза были и радостны и грустны! Посмотрев на еще чуток, сказал «да так с преподавателем говорил. А почему ты грустишь» Катя посмотрела в окно, потом с трудом и слезами на глазах сказала – « мне так больно от того что ты можешь уехать куда то далеко. Знаешь я просто боюсь, как ты придешь ко мне и скажешь, что уезжаешь. (крепко обняла ) я просто люблю тебя.» На моем лице появилась пронзительная улыбка «ну что ты я здесь и никуда не уйду, пойдем к нашим в аудиторию». Когда мы зашли, мне даже показалось что я попал куда то не туда ребята завешали все повешение по кругу шторами, по центру был поставлен проектор, который показывал разные моменты прошедших пяти лет, столы ломились от того что стояло на них, гора венского печенья стояла по центру с надписью ешьте дети, это последний раз готовил для вас повар, если понравилось вычисляйте его и спрашивайте рецепт. Лишь дверь выдавала то, что мы по-прежнему были в стенах школы. Легендарная школа имени Дзержинского. Сегодня я последний раз дышу эти воздухом. Этим воздухом дышали тысячи разведчиков. Теперь и я один из них. Мне сразу же захотелось произнести тост, взяв бокал, постукав по нему начал речь – « офицеры давайте насладимся этим моментом, когда мы еще так же соберемся, на каждого уже готов приказ с направлением и поэтому предлагаю выпить за то, как мы учились. Лично я этого никогда не забуду. Дак выпьем за это офицеры. (отпил из бокала с шампанским после поставил его на стол). Вечер продолжался. Ко мне подошел парень с 101. Я всегда видел, но до этого знаком не был. Привет произнес парень, мы, похоже с тобой однослуживцы ну будем знакомы меня Макс зовут. А тебя как?

Я (посмотрев на него, ответил) – Евгений, а с чего ты взял что однослужвцы.

Макс – Я видел, как с вами говорил тот мужчина, он со мной тоже говорил. И знаю, что он тоже предложил тебе работу.

Я – Ну вот разведка все про все знает.( смеясь)

Макс – ага. На то мы и разведка.

Наш разговор прервала Катя с предложением потанцевать. Она взяла за руку и потянула в сторону зала.

Я – Ладно я пойду, увидимся еще!

Макс – Конечно давай.

Катя, крепко держа за руку, вытянула меня на танцпол. Ее улыбка осветила мой путь, она положила руки на мою шею, смотря в глаза. Наш танец начался с песни Gwen Stefani - 4 In The Morning. В этот момент мы, смотря в глаза, друг другу, слились воедино, кроме нас двоих в этом мире никого не было, танец продолжался даже когда музыка кончилась. Я никогда до этого не чувствовал такого, мы просто летели где-то там в невесомости. Андрей, смотря на это, остановил микс, который следовал за Гвен и включил песню в ГУБЫ – НЕВЕСОМОСТЬ. Наш танец превратился в вечность, в которую мы просто шагнули. Катя смотрела на меня, как будто запоминая, ее зеленые глаза переливались во все цвета радуги. Именно сейчас я понял что никуда не хочу уезжать, и принимаю предложение того таинственного человека. Наверно этот танец продлился бы вечность, если бы Катя не оступилась, но она не упала, а просто взлетела на моих руках. Мы остановились и еще раз посмотрели друг на друга. Катя та девушка ради которой я готов разрушить весь мир только для того что бы быть вместе. Наверное, пора сказать что остаюсь. Смотря в ее глаза, я сказал « Я тебя люблю, и в Москве остаюсь». Ее лицо изменилось, сначала появилось сомнение, а потом она радостно подскочила вверх.

Катя – Ты ведь не шутишь?

Я – Нет. Я остаюсь с тобой. И только с тобой.

Катя – Я самый счастливый человек на этом свете.

Она стала счастливее всех на этом вечере. Ее глаза загорели янтарям. К сожалению это вечер кончался слишком быстро, я не заметил, как наступило утро. Традицией нашего факультета была встреча рассвета на крыше здания. Все мы поднялись наверх и стали ожидать первых лучей солнца, которые озарят ночную Москву. На улице было чуть прохладно. Легкий туман тянулся по городским проспектам, постепенно растворяясь в воздухе. Катя стояла рядом со мной, укутавшись в мой китель. Она была настолько счастлива, что ее улыбке даже стали завидовать. Всегда термометром ее настроение показывали ее глаза. Глаза сейчас горят янтарем. Она смотрела на восток. Наконец лучи солнце стали медленно ложиться на крыши домов постепенно приближаясь к нам. Туман рассевался под лучами, теперь через него можно увидеть редкие машины, проезжающие по улицам. Катя повернулась ко мне и провела по моей щеке своей бархатной рукой, потом нежно поцеловала меня. Лучи солнца медленно подходили к нам вовремя поцелуя. Наверное, это напоминало сцену из фильма про вампиров. Мы в нежном поцелуе ждали пока на нас лягут испепеляющие лучи солнца. В какой-то момент я почувствовал взгляд со стороны, но продолжал поцелуй. Катя через губы передавала мне каждый удар своего сердца, а мои губы ритм моего сердца. Каждый новый удар ее сердца был все ближе к моему, пока ритм не сравнялся. Поцелуй прервался от того что толпа стоявшая рядом закричала горька. Катя оттолкнула меня, на ее лице появилось смущение. А ко мне подошел Андрей, положив руку на плечо сказал – « этот поцелуй попал в десятку лучших на этом свете. Женя я хотел бы быть на твоем месте. Совет вам да любовь. Ребята по хлопаем будущим супругам». Аплодисменты еще больше смутили Катю, она подошла к краю крыши и стала смотреть на город. По ее щеке текла маленькая капля. Я подошел к ней и обнял. Легкий ветерок развивает ее длинные волосы, создавая неповторимы образы. Ангел в красном платье на крыше мира, теперь я знаю, это может быть.

Я - Катя ну что такое. Все ведь отлично я в Москве буду с тобой рядом. Ну к чему тут слезы.

Катя – Я просто люблю тебя очень. Скоро этот вечер закончится?

Я – Сейчас уже домой пойдем. Ну что ты ангел, ну не плачь. Я с тобой.

Катя – Пойдем уже домой. Я очень устала, много всего произошло за сегодня.

Через два часа мы наконец добрались до дому. Когда я вошел в квартиру увидел большую связку шаров прямо в коридоре. А из двери спальни шел чуть мерцающий свет. Катя взяла меня за руку и аккуратно повела в спальню. По центру комнаты стояла большая деревянная бочка, наполненная чуть бурлящей водой с красными лепестками розы, а рядом стоял накрытый стол с двумя большими горящими свечами. Свет свечей чуть отражался в воде, делая ее какой-то магической. Утреннее солнце нежно ложило свои теплые лучи на кровать, застеленную красной шелковой простыню. Вся комната была украшена еще десятком свечей. Катя стала нежно, не торопясь расстегивать мою рубашку. Каждую секунду она шептала как сильно любит меня. Когда последняя пуговица была расстегнута, она медленно провела по моей груди ногтем, потом посмотрела на мне в глаза и легонечко поцеловала. Я медленно провел рукой по ее спине найдя замочек на платье и расстегнул его. Платье съехала ее плеч, оставив обнаженным тело ангела. Я взял Катю на руки и опустил в воду. Красны лепестки украсили ее тела. Она медленно потянула меня к себе. Вода была очень теплой, а пузырьки воздуха щекотали наши тела. Она даже чуть тряслась от возбуждения, когда мои руки дотрагивались до ее тела. Катя вытянула ногу из воды и поднесла к моим губам. Я стал целовать её длинные гладкие ноги. От каждого поцелуя по телу пробегала дрожь. Катя наслаждалась моими ласками. Это самый лучший подарок на выпускной. Она любит меня и очень сильно не каждая девушка сделала бы для меня такое. Два дня мы пробыли во сне, в котором были только мы вдвоем и никого больше. Мне так не хотелось просыпаться, но время было не вечно. В понедельник Катя сдавала последний экзамен, да и мне нужно было узнать на счет службы. Мне еще нужно было как-то сказать Кате о том, что в понедельник мы не едем на юг, наверное. Я решил поговорить с ней, когда она выйдет из душа. Поэтому стал ждать пока она выйдет из душа, смотря в окно на вечерний город, прокручивая в голове тысячи мыслей. Мне сложно сказать ей что то, ее слова для меня значило много. Ну может она поймет меня и решит перенести на один день отъезд. Да и вещи мы еще не покивали. Внезапно, что-то капнуло на мою спину, а когда я обернулся, увидел Катю стоящею рядом со мной. Ее мокры волосы легли на мою спину. Ну вот похоже время икс.

Я – Катя я тебя хотел попросить перенести наш отъезд на юг на день. Как ты на это смотришь?

Ее лицо изменилось, а глаза за бегали. Только почему это же всего лишь один день. Катя стала водить рукой по своим волосам. Взгляд устремился вниз, а губы как будто пытаются что-то сказать. Вот только что? Наконец она собралась с духом и ответила подавленным голосом.

Катя – Женя, может не поедем никуда, давай здесь побудем. Хорошо?

Я – Ну может тогда ко мне в деревню поедем? Я тебя все-таки познакомлю с родителями, а то как то не понятно мы с тобой почти женаты. Я твоих родителей знаю, но ты моих не знаешь.

Катя – Жень я конечно хочу съездить только не сейчас. Мне нужно некоторые дела сделать здесь. Ты можешь со мной неделю побыть?

Я – Да могу. А в чем дело то?

Катя вновь провалилась куда-то. Ее глаза стали бегать еще быстрее. Похоже, что-то серьезное, и она мне не скажет. Я обнял ее. Через некоторое время почувствовал слезы на моем плече.

Я – Кать что произошло.

Катя – Я все тебя скажу, но не сейчас. Ложись спать один, мне к завтрашнему экзамену готовиться надо.

Я – Может тебе помочь?

Катя – Нет, не надо. Я одна хочу подготовиться.

Я – Ну ты обращайся если что.

Катя – Конечно. Приятных тебе снов. Я люблю тебя.

Что ее так беспокоило? Какие проблемы были в ее душе? Мне никогда не нравилось смотреть на ее такое. Ей больно, но почему. Ведь она считает, что я в Москве буду работать а, следовательно, причина не во мне. Правда может я рано сказал ей о работе, а что если мне не позвонят?







Сейчас читают про: