Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

V Вселенский собор. Осуждение трех глав. Осуждение Оригена. Позиция папы Вигилия и Западной Церкви




Законы Юстиниана очень часто касаются церковной жизни. Император считал себя ком­петентным во всех сферах жизни Церкви – например, в одном из законов он осуждает тех духовных лиц, которые молитвы литургии чи­тают про себя. В соответствии с древней прак­тикой, он требует чтения молитв и на литур­гии и во время крещения вслух. Он издавал законы об избрании и назначении епископов, указы вероучительного характера. До Халкидонского Собора включительно Вселенские, а также поместные Соборы, активно занимались церковно-законодательной деятельностью. Четырем пер­вым Вселенским Соборам принадлежит боль­шой корпус церковных правил. При Юстиниане, в прямой связи с законода­тельной деятельностью императора, зако­нодательная деятельность соборов прекращается. Ни V Вселен­ский Собор, который произошел в царствова­ние Юстиниана, ни VI Вселенский Собор, ко­торый состоялся более чем через сто лет спустя после смерти этого императора, не издали ни­каких церковных узаконений. Если до Юстиниана церковные каноны мысли­лись как нечто совершенно самостоятельное, не имеющее соприкосновения с областью госу­дарственного законодательства, то после Юс­тиниана (и даже в последние годы его царство­вания) возникают законодательные сборники под названием «Номоканон»(«номос» – по-гречески значит «закон» (подразумевается государственный закон), и «канон» – «правило» (подразумевается церковное правило). В этих номоканонах соборные каноны соседствуют с императорскими указами. Такого типа церковно-законодательные сборники имели распространение впоследствии и в славянском мире. В России такой сборник получил название «Кормчей Книги».

Император Юстиниан Великий. Правление. Законодательство. Теория симфонии. Церковная политика императора, участие в ней императрицы Феодоры.

К власти в Константинопо­ле пришел начальник дворцовой стражи Юстин I (517 г.). Несмотря на всю свою простоту и малограмотность, это был вполне пра­вославный император, который к тому же имел замечательного помощника – племянника Юстиниана, получившего благодаря своему дяде великолепное образование. Юстиниана можно на­звать выдающимся богословом. Сразу после того как Юстин стал императором, Юстиниан принимал самое деятельное участие в делах правления, а когда дядя скончался, усы­новленный им племянник стал его преемни­ком.

Правление императора Юстиниана I (527-565) протекала в очень трудных условиях, ведь кроме моно­физитской ереси были всякие другие проблемы – военные, социальные, этические. В самом начале своего царствования Юстиниан подавил большое народное восстание в Константинопо­ле сгруппированное вокруг цирковых партий (спортивных команд). Эти партии принимали очень большое участие в политике и до Юстиниана в какой-то степени ограничивали императорский абсолютизм. Юстиниан подавил восстание и тем самым подтвердил свою власть.




Основным принципом мировоззрения Юстиниана было единство: единство империи, единство Церкви и вообще всеобщее единство. Юстиниан мечтал о восстановлении Римской империи в ее прежнем объеме. Империя эта понесла очень большие потери в результате великого переселения народов. Восточная и часть со столицей в Константинополе уцелела, в то время как вся западная была еще в V веке захвачена варварами, и на ее развалинах образовалось несколько германских королевств. Катастрофа усугублялась тем, что некоторые из этих варваров исповедывали арианство. Юстиниану ценой огромных усилий всего государства удалось в какой-то степени вернуть часть некогда утраченных владений Римской империи. Он отвоевал Италию (война продолжалась целых 20 лет) отвоевал острова Средиземного моря, некоторую часть Испании, и отнял у варваров латинскую Африку (область, глав­ным городом которой считался Карфаген). Юстиниан был наследником традиций Римского государства, так же, как и наследником тра­диций греческой культуры. Знаменитое рим­ское право, которое в некоторых государствах формально продолжало действовать до начала XX века, квалифицировано, т. е. собрано, классифицировано именно Юстинианом. Для церковной истории имеет значение«Кодекс» Юстиниана, и прежде всего – его, так назы­ваемая, «Новая булла». Кодекс – сборник императорских законов, среди этих законов немало относящихся к церковной жизни. Еще больше таких законов в сборнике «Новеллы». Новеллами назывались новые за­коны Юстиниана, изданные после того, как он кодифицировал право в трех сборниках. «Новеллы» составляют 4-ю часть юстинианова законодательства.



Став христианами, императоры прини­мали непосредственное участие в церковных делах. Однако впервые ясное и законодательно оформленное учение о месте императора в Церквивпервые дал святой Юстиниан Великий, который соз­дал теорию симфонии(это всего лишь первый вариант теории симфонии, т. е. согласия Царства и Свя­щенства, и впоследствии она пересматри­валась).

Теорию симфонии Юстиниан излагает в предисловии к Шестой новелле. По вопросу соотношения Царства и Священства высказывались уже и до Юстиниана, и нередко в том смысле, что Священство намного превосходит Царство. Говорили, например, что Священство заботится о душе, в то время как Царство – о теле. Юстиниан использует другую терминологию. Он говорит, что Свя­щенство управляет делами божественными, а Царство – делами человеческими. Здесь используется христологическая терминология, и догмат Церкви истолковывается в рамках халкидонской христологии.При этом Юстиниан вовсе не отождествляет Священство с Церковью. Понятие Церкви выражается у него словом «человечество», через понятие человеческого общества. В Цер­ковь должно войти все человечество, и если до сих пор кто-то остается вне ее ограды, то это такая же историческая случайность, как и то, что некоторые народы живут вне власти рим­ского императора. Царство, по Юстиниану, должно иметь надзор над священством и попечение об истинных Божиих догматах и чести священников, тогда Бог пошлет благоденствие. Призвание христианского царя, особый его дар, независимый от священства, чтобы весь мир стал христианским. Теория укоренена в теократическом сознании языческой империи, для которой государство есть священная и абсолютная форма мира, его смысл и оправдание. Недостаток симфонии в том, что она оставляет вопрос о соотношении Церкви и Государства, а рассматривает их как соотношение властей: «светской» и «духовной». Однако А.В. Карташев признает эту доктрину «теоретически наилучшей из всех существующих».

На практике стремление Юстиниана к единству выражалось в беспощадном подавлении всех религиозных «инакомыслящих». Все остатки язычества были выкорчеваны, а язычникам приказано крестится под угрозой конфискации имущества. Всякая религиозная деятельность монтанистов и манихеев была запрещена. Но проблему монофизитства, к которому принадлежало большинство населения в Египте и на Востоке, нельзя было решить силовыми методами. Его главным помощником в этой проблеме была его жена Феодора. С согласия и одобрения Юстиниана она поддерживала личные отношения с монофизитскими лидерами, предоставляла им убе­жище в нужные времена и активно участвовала в политических интригах, направленных на их примирение с официальной Православной Церко­вью. Тут налицо была продуманная политика кну­та и пряника. Православные считали ее монофизиткой, а монофизиты его – ти­раном. В результате они могли оказывать влияние на обе стороны. Значительная часть жизни и царствования Юстиниана прошла без нее – через пять лет после ее смерти был проведен V Вселенский Собор. Вообще мы не должны ви­деть в Юстиниане только политика, который смотрит на церковные дела под углом узкогосударственных интересов.

Значительная часть населения Во­сточной Римской империи не приняла Халкидонского Собора. Император Юстиниан I (527-565) был заинтересо­ван в разрешении тех догматических спорах, которые шли и на Востоке, и на Западе. Вникая в богословие минувших полутора столетий, он пытается осмыслить то, что сде­лано III и IV Вселенскими Соборами. Предстояло осмыслить православное богосло­вие, православную христологию как единое целое. Юстиниан пришел к убеждению, что теопасхитская формула Кирилла Александрийского «Один из Святой Троицы пострадал во плоти» (вполне православная) должна быть принята всеми халкидонцами, чтобы снять с них подозрение в несторианстве. Теопасхитство – это учение о стра­даниях Бога. Несториане считали, что Боже­ственная природа бесстрастна, поэтому гово­рить о страданиях Сына Божия невозможно. А православные, прежде всего св. Кирилл Алек­сандрийский, утверждали, – что Сын Божий – второе лицо Пресвятой Троицы, – усвоил себе человеческую природу со всеми ее свойствами, так что можно говорить и о стра­даниях Сына Божия. Поэтому необходимо было показать связь послания Кирилла Александрийского с вероопределением IV Вселенского Собора.

Возникновение самой идеи нового собора связано с осуждением «трех глав». В 543 г. Юстиниан опубликовал эдикт с осуждением личности и учения Феодора Мопсуэстийского, ряда писаний Феодорита Киррского и одного письма Ивы Эдесского. Каждому из этих лиц была посвящена глава эдикта. Отсю­да и выражение «три главы». Но, конечно, вскоре «гла­вы» стали ассоциироваться и с «головами», так как речь шла о посмертном осуждении трех человек.

На IV Вселенском Соборе Феодорит Киррский никак не решался анафематствовать Нестория, которого он прежде защищал в пространных сочинениях, хотя и не был пол­ностью солидарен с его крайностями. И только после того, как Феодорит анафематствовал Нестория, отцы приняли его в свое общение. Кроме того, на Халкидонском Соборе было суждение о православии другого епископа – Ивы Эдесского.Собор принял Иву Эдесского в общение, хотя и у него были очень резкие вы­сказывания против св. Кирилла. То, что эти два епископа были приняты в общение Халки­донским Собором, для многих оказалось рав­носильно реабилитации их учения в полном объеме, это давало шанс на выживание в Церкви несторианских тенденций, а с другой стороны, делало весьма затруднительным при­влечение к ней монофизитов.Но Юстиниан смотрел еще глубже, он подверг изучению труды и того богослова, который явился на­стоящим родоначальником несторианства. Это был Феодор, епископ Мопсуэстийский. Результат своих богословских ис­следований Юстиниан изложил в указе (эдикте), который получил название «Эдикт о трех главах».

Как уже было отмечено выше, монофизиты постоянно обвиняли Халкидонский Собор в несторианстве, не столько даже из-за самого ороса, сколько из-за того, что многие халкидонцы затруднялись принять кирил­ловский теопасхизм, а также из-за того, что Собор официально реабилити­ровал двух критиков Кирилла – епископов Феодорита и Иву. Так как Юсти­ниан надеялся прийти к подлинному богословскому согласию между двумя партиями, он должен был найти достойный ответ на эти обвинения. Под­держка им скифских монахов в их утверждении, что воистину «Один из Свя­той Троицы пострадал во плоти», была первым шагом. Второй шаг был предпринят в 543 г., когда Юстиниан опубликовал уже упомянутый выше декрет о «трех главах», спровоцировав таким образом начало серьезных богословских споров по этому вопросу, которые завершились принятием соборного определения 553 г.





Дата добавления: 2013-12-28; просмотров: 2479; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Да какие ж вы математики, если запаролиться нормально не можете??? 8508 - | 7374 - или читать все...

Читайте также:

  1. III. Государства Западной части Персидского и Оманского заливов
  2. IV Вселенский собор. Вероопределение собора и Томос папы Льва Великого. 28 правило собора и отношение к нему Рима
  3. V-: {{7}} 07. Реформа церкви и церковно-государственных отношений при Петре I
  4. Абсолютная монархия в странах Западной Европы в 16-1 пол.17 в
  5. АГРИКУЛЬТУРА СРЕДНЕВЕКОВЬЯ И ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ. времени государство уже взяло на себя большую часть мирских забот церкви, оставив ей только духовные, не забыв при этом отобрать и землю, служив­шую главным
  6. Анализ шедевра архитектуры церкви Сан Карло у четырех фонтанов (Борромини)
  7. Антигабсбургская оппозиция в Хорватии. Заговор Зринских—Франкопана
  8. Апологеты христианства. Отцы церкви
  9. Арий, его учение. I Вселенский собор. Принятие Символа веры. Понятие единосущия Сына Отцу
  10. Арх-ра Др Рима: гражданские сооружения – виллы и инсулы, пространственная композиция, росписи
  11. Базилика-древнейшая форма христианской церкви, представляющая собой зальное помещение, вытянутое по оси восток-запад


 

3.215.182.36 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.002 сек.