double arrow

Этногенез адыгов. Хатты, каски и синдо-меотские племена – древние предки адыгов


Адыги являются одними из древнейших народов Северного Кавказа. Самыми ближайшими, родственными им народами, являются абхазы, абазины и убыхи. Адыги, абхазы, абазины, убыхи в глубокой древности составляли единую группу племен, и их древними предками были хатты, каски, синдо-меотские племена. Около 6 тыс. лет назад древние предки адыгов и абхазов занимали обширную территорию от Малой Азии до современной границы Кабарды с Чечней и Ингушетией. На этом огромном пространстве проживали в ту далекую эпоху родственные племена, которые находились на различных уровнях развития.

Адыги (адыгэ) - самоназвание современных кабардинцев (численность в настоящее время составляет более 500 тыс. чел.), черкесов (около 53 тыс. чел.), адыгейцев, т.е. шапсугов, абадзехов, бжедугов, темиргоевцев, жанеевцев и др. (более 125 тыс. чел.). Адыги в нашей стране проживают в основном в трех республиках: Кабардино-Балкарской Республике, Карачаево-Черкеской Республике и Республике Адыгея. Кроме этого, определенная часть адыгов проживает в Краснодарском и Ставропольском краях. В общей сложности в РФ проживает более 600 тыс. адыгов.

Кроме этого, более 3 млн адыгов проживает в Турции. Много адыгов проживает в Иордании, Сирии, США, Германии, Израиле и др. странах. Абхазов сейчас более 100 тыс человек, абазин – около 35 тыс. человек, а убыхский язык, к сожалению, уже исчез, т.к. нет уже убыхов.

Хатты и каски являются, по признанию многих авторитетных ученых, (как отечественных, так и зарубежных), одними из предков абхазо – адыгов о чем свидетельствуют многочисленные памятники материальной культуры, языковое сходство, уклад жизни, традиции и обычаи, религиозные верования, топонимика и многое др.

В свою очередь, хатты имели тесные контакты с Месопотамией, Сирией, Грецией, Римом. Таким образом, культура Хаттии сохранила в себе богатое наследие, почерпнутое из традиций древних этносов.

О непосредственном родстве абхазо–адыгов с цивилизацией Малой Азии, т.е. хаттами, свидетельствует всемирно известная археологическая Майкопская культура, относящаяся к III тыс. до н.э., которая сложилась на Северном Кавказе, именно в среде обитания адыгов, благодаря активным связям со своими родственными племенами в Малой Азии. Именно поэтому мы находим удивительные совпадения в обрядах погребения могущественного вождя в Майкопском кургане и царей в Аладжа – Хююке Малой Азии.

Следующим свидетельством связи абхазо-адыгов с древневосточными цивилизациями являются монументальные каменные гробницы дольмены. Многочисленные исследования ученых свидетельствуют, что носителями Майкопской и Дольменной культур были предки абхазо-адыгов. Не случайно адыги – шапсуги назвали дольмены «испун» (спыуэн) (дома испов), вторая часть слова образована от адыгского слова «унэ» - «дом», абхазское – «адамра» - «древние могильные дома». Хотя Дольменную культуру связывают с древнейшим абхазо-адыгским этносом, считается, что сама традиция строительства дольменов занесена на Кавказ извне. Например, на территориях современной Португалии и Испании дольмены были сооружены еще в IV тыс. до н.э. далекими предками современных басков, язык и культура которых довольно близки к абхазо-адыгским (о дольменах мы говорили выше).

Следующим доказательством того, что хатты являются одними из предков абхазо-адыгов, является языковое сходство этих народов. В результате длительного и кропотливого изучения хаттских текстов такими крупными специалистами, как И.М. Дунаевский, И.М. Дьяконов, А.В. Иванов, В.Г. Ардзинба, Э. Форрер и др. установлено значение многих слов, выявлены некоторые особенности грамматического строя хаттского языка. Все это позволило установить родство хаттского и абхазо-адыгского языков.

Тексты на хаттском языке, написанные клинописью на глиняных табличках, обнаружены при археологических раскопках в столице древней Хаттской империи (гор. Хаттуса), которая находилась вблизи нынешней Анкары; ученые полагают, что все современные северокавказские языки автохтонных народов, а также родственные хаттские и хуррито-урартские языки происходят от единого праязыка. Этот язык существовал 7 тыс. лет назад. Прежде всего, к кавказским языкам относятся абхазо-адыгская и нахско-дагестанская ветви. Что касается касков, или кашков, то в древних ассирийских письменных источниках кашки (адыги), абшело (абхазы) упоминаются как два разных ответвления одного и того же племени. Однако этот факт может свидетельствовать и о том, что кашки и абшело в ту далекую пору уже являлись отдельными, хотя и близкородственными, племенами.

Помимо языкового родства, отмечается близость хаттского и абхазо-адыгских верований. Например, это прослеживается в именах богов: хаттского Уашха и адыгского Уащхъуэ. Кроме этого, мы наблюдаем сходство хаттских мифов и с некоторыми сюжетами героического нартского эпоса абхазо-адыгов.Специалисты указывают, что древнее имя народа «хатти» до сих пор сохранилось в названии одного их адыгских племен хатукаевцев (хьэтыкъуей). С древним самоназванием хаттов связаны и многочисленные адыгские фамилии, такие как Хьэтэ (Хата), Хьэткъуэ (Хатко), Хьэту (Хату), Хьэтай (Хатай), Хъэтыкъуей (Хатуко) и др. С именем хаттов следует соотнести и название организатора, церемониймейстера адыгских обрядовых плясок и игр «хьытыякуэ» (хатияко), который своими обязанностями весьма напоминает «человека жезла», одного из главных участников ритуалов и праздников в царском дворце Хаттского государства.

Одним из неопровержимых доказательств того, что хатты и абхазо-адыги – родственные народы, являются примеры из топонимики. Так, в Трапезунде (современная Турция) и далее на северо-западе вдоль побережья Черного моря отмечен ряд древних и современных названий местностей, рек, оврагов и т.д., оставленных предками абхазо – адыгов, на что обращали внимание многие известные ученые, в частности, Н.Я.Марр. К числу названий абхазо-адыгского типа на данной территории относятся, например, названия рек, включающие в себя адыгский элемент «псы» («вода», «река»): Арипса, Супса, Акампсис и т.д.; а также названия с элементом «къуэ» («овраг», «балка») и т.д.

Одним из крупных кавказоведов ХХ века З.В. Анчабадзе признавал бесспорным, что именно кашки и абшело – предки абхазо-адыгов, проживали в III – II тыс. до н.э. в северо-восточном секторе Малой Азии, и они были связаны единством происхождения с хаттами. Другой авторитетный востоковед - Г.А. Меликишвили - отмечал, что в Абхазии и южнее, на территории Западной Грузии, встречаются многочисленные названия рек, в основе которых лежит адыгское слово «псы» (вода). Это такие реки, как Ахыпс, Хыпс, Ламыпс, Дагарыти и др. Он полагает, что эти названия были даны адыгскими племенами, которые жили в далеком прошлом в долинах этих рек.

Таким образом, хатты, которые проживали в Малой Азии еще за несколько тысячелетий до н.э., являются одними из предков абхазо-адыгов, о чем свидетельствует вышеприведенные факты. И надо признать, что невозможно понять историю адыго-абхазов хотя бы без беглого ознакомления с цивилизацией Древней Хатии, которая занимает значительное место в истории мировой культуры. Ибо цивилизация хаттов не могла не оказывать существенного влияния на культуру. Занимая огромную территорию (от Малой Азии до современной Чечни), многочисленные родственные племена – древнейшие предки абхазо-адыгов – не могли находиться на одном уровне развития. Одни ушли вперед в экономике, политическом обустройстве и культуре; другие отстаивали от первых, но эти родственные племена не могли развиваться без взаимовлияния культур, уклада их жизни и т.д.

Научные исследования специалистов по истории и культуре хаттов красноречиво указывают на большую роль, которую играли они в этнокультурной истории абхазо-адыгов. Можно полагать, что контакты, имевшие место на протяжении тысячелетий между этими племенами, оказали существенное влияние не только на культурно-экономическое развитие древнейших абхазо-адыгских племен, но и на формирование их этнического облика.

Общеизвестно, что Малая Азия (Анатолия) была одним из звеньев в передаче культурных достижений и в древнейшую эпоху (VIII – VI тыс. до н.э.) здесь сложились культурные центры производящего хозяйства. Именно с этого периода хатты начали выращивать много злаковых растений (ячмень, пшеница), разводить различные виды домашнего скота. Научные исследования последних лет неопровержимо доказывают, что именно хатты впервые получили железо, и оно появилось через них у остальных народов планеты.

Еще в III - II тыс. до н.э. существенное развитие получает у хаттов торговля, которая являлась мощным катализатором многих социально-экономических и культурных процессов, протекавших в Малой Азии.

Активную роль в деятельности торговых центров играли местные купцы: хетты, лувийцы и хатты. В Анатолию купцы ввозили ткани, хитоны. Но главной статьей были металлы: восточные купцы поставляли олово, а западные – медь и серебро. Особый интерес проявляли ашурские (восточные семиты Малой Азии. – К.У.) торговцы к другому металлу, пользовавшемуся огромным спросом: он стоил в 40 раз дороже серебра и в 5 - 8 раз дороже золота. Этим металлом было железо. Изобретателями способа его выплавки из руды были хатты. Отсюда металлургия железа распространялись в передней Азии, а потом и Евразии в целом. Экспорт железа за пределы Анатолии, видимо, был запрещен. Именно этим обстоятельством могут быть объяснены неоднократные случаи его контрабандного вывоза, описанного в ряде текстов.

Хатты не только оказывали влияния на родственные племена, проживавшие на огромном пространстве (вплоть до современной территории расселения абхазо-адыгов), но и сыграли существенную роль в социально-политическом, экономическом и духовном развитии тех народов, которые оказались в среде их обитания. В частности, в течение длительного времени происходило активное проникновение на их территорию племен, говоривших на индоевропейском языке. Их в настоящее время называют хеттами, носами они себя именовали неситами.

По своему культурному развитию неситы значительно уступали хаттам. И у последних они заимствовали название страны, многие религиозные обряды, имена хаттских богов. Хатты сыграли значительную роль в образовании во II тыс. до н.э. могущественного хеттского царства, в формировании его политической системы. Например, система государственного устройства хеттского царства характеризуется рядом специфических черт. Верховный правитель страны носил титул хаттского происхождения Табарна (или Лабарна). Наряду с царем важную роль, особенно в сфере культа, играла и царица, носившая хаттский титул Тавананна (ср. адыгское слово «нана» – «бабушка, мать»): женщина имела такое же огромное влияние в быту и в сфере культу. – К.У.).

Многие литературные памятники, многочисленные мифы, переложенные хеттами с хаттского, дошли до нас. В Малой Азии – стране хатты – были впервые использованы в армии легкие колесницы. Одно из ранних свидетельств волевого применения колесниц в Анатолии встречается в древнейшем хеттском тексте Анитты. В нем говорится, что на 1400 пехотинцев - армии приходилось 40 колесниц (в одной колеснице находилось три человека. – К.У.). А в одном из боев участвовало 20 тыс. пехотинцев и 2500 колесниц.

Именно в Малой Азии впервые появились многие предметы для ухода за лошадьми и их тренинга. Главной целью этих многочисленных тренировок была выработка у лошадей выносливости, необходимой для военных целей.

Хатты сыграли огромную роль в становлении института дипломатии в истории международных отношений, в создании и использовании регулярной армии. Многие тактические приемы военных действий, обучения воинов были применены впервые ими.

Крупнейший путешественник современности Тур Хейердал считал, что первыми мореходами планеты были хатты. Все эти и другие достижения хаттов – предков абхазо-адыгов – не могли пройти мимо последних. Ближайшими соседями хаттов на северо-востоке Малой Азии являлись многочисленные воинственные племена – каски, или кашки, известные в хеттских, ассирийских, урартских исторических источниках на протяжении II и начала I тыс до н.э. Они жили вдоль южного побережья Черного моря от устья реки Галис по направлению к Западному Закавказью, включая и Колхиду. Каски играли важную роль в политической истории Малой Азии.

Они совершали далекие походы, и во II тыс до н.э. им удалось создать мощный союз, состоявший из 9-12 близкородственных племен. Документы Хеттского царства этого времени полны сведений о постоянных набегах касков. Им даже одно время (начале 16 в. до н.э.) удалось захватить и разрушить Хатусу. Уже к началу II тыс. до н.э. у касков были постоянные поселения и крепости, они занимались земледелием и отгонным скотоводством. Правда, по свидетельствам хеттских источников до середины 17 века до н. э. у них еще не было централизованной царской власти.

Но уже в конце 17 в. до н.э., в источниках есть сведения, что ранее существовавшие порядки у касков изменил некий вождь Пиххунияс, который «стал править по обычаю царской власти». Анализ личных имен, названий населенных пунктов на территории, занятой касками, показывает, по мнению ученых (Г.А. Менекешвили, Г.Г. Гиоргадзе, Н.М. Дьякова, Ш.Д. Инал – Ипа и др.), что они по языку были родственны хаттам. С другой стороны, племенные названия касков, известные по хеттским и ассирийским текстам, многие ученые связывают с абхазо-адыгскими.

Так, само имя каска (кашка) сопоставляется с древним названием адыгов – касоги (кашаги (кашаки) древнегрузинских хроник, кашак – арабских источников, касог – древнерусских летописей). Другим названием касков, по данным ассирийских источников, было абегила или апешлайцы, которое совпадает с древним названием абхазов (апсилы – по греческим источникам, абшилы – древнегрузинским летописям), а также их самоназвание – апс – уа – апи – уа. Хеттские источники сохранили нам еще одно название хаттского круга племен паххува и имя их царя – Пиххунияс. Ученые нашли удачное объяснение и имени похува, которое оказалось связанным с самоназванием убыхов – пекхи, пехи.

Ученые считают, что в III тыс. до н.э. в результате перехода к классовому обществу и активного проникновения индоеврепейцев – неситов – в Малую Азию происходит относительное перенаселение, что создало предпосылки передвижения части населения в другие области. Группы хаттов и касков не позже III тыс до н.э. значительно расширил свою территорию в северо - восточном направлении. Они заселили все юго-восточное побережье Черного моря, включая Западную Грузию, Абхазию и далее, на Севере, - до Прикубанья, современной территори КБР до горной Чечни. Следы такого расселения документируются также и географическими названиями абхазо-адыгское происхождения (Санса, Ачква, Акампсис, Арипса, Апсареа, Синопэ и др.), распространенными в те далекие времена в Приморской части Малой Азии и на территории Западной Грузии.

Одно из заметных и героических мест в истории цивилизации предков абхазо-адыгов занимает синдо-меотская эпоха. Дело в том, что основной часть – меотских племен в эпоху раннего железа занимали обширные территории Северо-Западного Кавказа, район бассейна реки Кубань. Древние античные авторы знали их под общим собирательным названием «меоты». Например, древнегреческий географ Страбон указал, что к числу меотов принадлежат синды, тореты, ахеи, зихи и тд. По древним надписям, обнаруженным на территории бывшего Боспорского царства, к ним относятся также фатеи, псессы, дандарии, досхи, керкеты и др. Они все под общим названием «меоты» являются одними из предков адыгов. Древнее название Азовского моря Меотида. Меотийское озеро имеет прямое отношение к меотам. По – адыгски это слово звучит как «мэутхьох»; оно образовано из слов «утхъуа» - потемневший и «хы» - море, а дословно обозначает «море, которое помутнело».

Древнесиндское государство было создано на Северном Кавказе предками адыгов. Эта страна охватывала на юге Таманский полуостров и часть Черноморского побережья до Геленджика, а с запада на восток – пространство от Черного моря до Левобережья Кубани. Материалы археологических раскопок, проведенных в различные периоды на территории Северного Кавказа, указывают на близость синдов и меотов и на то, что их и родственных им племен территория еще с III тыс. до н.э. распространялась до нынешних границ Кабардино-Балкарии и Чечней. Кроме этого, доказано, что физический тип синдо-меотских племен не относится к типу скифо – савроматскому, а примыкает к исконному типу кавказских племен. Исследования Т.С. Кондукторовой в Институте антропологии при МГУ показали, что синды принадлежали к европепейской расе.

Всесторонний анализ археологических материалов раннесиндских племен свидетельствует о том, что они в период II тыс. до н.э. достигли значительных успехов в материальной и духовной культуре. Исследования ученых доказывают, что уже в тот далекий период у синдо-меотских племен широкое развитие получает животноводство. Еще в этот период у предков адыгов заметное место занимает охота.

Но древнейшие синдские племена занимались не только скотоводством и охотой; античные авторы отмечают, что у тех синдов, которые проживали возле морей и рек, было развито и рыболовство. Исследования ученых доказывают, что у этих древних племен существовал некоторый культ рыбы; так, например, античный писатель Николай Домасский (I в. до н.э.) сообщал о наличии у синдов обычая бросать на могилу умершего синда столько рыб, сколько врагов убил погребаемый. Синды с III тыс. до н.э. начали заниматься гончарным производством, о чем свидетельствуют многочисленные материалы археологических раскопок в различных регионах Северного Кавказа, в местах обитания синдо – меотских племен. Кроме этого, в Синдике существовало с древнейших времен и другое мастерство – вырезка кости, камнерезное дело.

Самых значительных успехов достигли предки адыгов в земледелии, в скотоводстве и садоводстве. Многие злаковые культуры: рожь, ячмень, пшеница и др. - были основными сельскохозяйственными культурами, которые выращивались ими испокон веков. Адыги вывели много сортов яблок и груш. Наука садоводства сохранила более 10 названий черкесских (адыгских) сортов яблок и груш.

Синды очень рано перешли к железу, к его получению и использованию. Железо совершило настоящую революцию в жизни каждого народа, в том числе и предков адыгов – синдо-меотских племен. Благодаря железу значительный скачок произошел и в развитии земледелия, ремесла всего уклада жизни древнейших народов. Железо на Северном Кавказе прочно входит в жизнь с VIIIв. до н.э. Среди народов Северного Кавказа, которые начали получать и использовать железо, одними из первых были синды. Об этом говорит тот факт, что античные авторы узнали синдов, прежде всего, как народ железного века.

Один из крупнейших кавказоведов, который много лет посвятил изучению древнего периода истории Северного Кавказа, Е.И. Крупнов указывал, что «археологам удалось доказать, что древние носители так называемой Кобанской культуры (ими были предки адыгов. – К.У.), в основном бытовавшей в I тыс. до н.э., все свое высокое мастерство могли развивать только на основе богатого опыта своих предшественников, на ранее созданной материальной и технической базе. Такой основной в данном случае и являлась материальная культура племен, обитавших на территории центральной части Северного Кавказа еще в эпоху бронзы, во II тыс. до н.э.» А этими племенами, проживавшими в данном регионе, были, прежде всего, предки адыгов.

Многочисленные памятники материальной культуры, обнаруженные в различных регионах обитания синдо-меотских племен, красноречиво свидетельствуют о том, что они имели широкие связи со многими народами, в том числе с народами Грузии, Малой Азии и т.д. и на высоком уровне у них находилась и торговля. Именно в эпоху железа она достигает наивысшего уровня своего развития. В частности, свидетельством обмена с другими странами являются, прежде всего, различные украшения: браслеты, ожерелья, бусы, сделанные из стекла.

Учеными доказано, что именно в период разложения родового строя и зарождении военной демократии у многих народов появляется объективная потребность в знаках для ведения своего хозяйства и выражения идеологии – потребность в письменности. История культуры свидетельствует, что именно так было у древних шумеров, в Древнем Египте и у племен майя на территории Америки: именно в период разложения родового слоя этих и других народов появилась письменность. Исследования специалистов показали, что у древних синдов именно в период военной демократии тоже появилось своя, пусть во многом примитивная, письменность.

Так, в местах проживания синдо-меотских племен найдено более 300 плиток из глины. Они были размером 14-16 см в длину и 10-12 см в ширину, толщиной около 2 см; были сделаны из сырой глины, хорошо высушены, но не обожжены. Знаки на плитах загадочны и очень разнообразны. Специалист по Древней Синдике Ю.С. Кружкол отмечает, что трудно отказаться от предположения, что знаки на плитках являются зародышем письменности. Определенное сходство этих плиток с глиняными, тоже не обоженными, плитками ассирийско – вавилонской письменности, подтверждает, что они являются памятниками письменности.

Значительное число этих плиток найдено под гор. Краснодаром, одним из районов проживания древних синдов. Помимо краснодарских плиток, ученые Северного Кавказа обнаружили другой замечательный памятник древней письменности – Майкопскую надпись. Она относится ко II тыс. до н.э. и является самой древней на территории бывшего Советского Союза. Эта надпись была исследована крупным специалистом по восточным письменам профессором Г.Ф. Турчаниновым. Он доказал, что она является памятником псевдоиероглифического библейского письма. При сравнении некоторых знаков синдских плиток и письменности в издании Г.Ф. Турчанинова обнаруживается определенное сходство: так, в таблице 6 знак № 34 представляет собой спираль, которая есть как в Майкопской надписи, так и в финикийском письме.

Подобная же спираль имеется и на плитках, обнаруженных в Краснодарском городище. В той же таблице знак № 3 имеет косой крест, как в Майкопской надписи и в финикийском письме. Такие же косые кресты встречаются и на плитах Краснодарского городища. В той же таблице во втором разделе имеется сходство букв № 37 финикийской и Майкопской письменности со знаками плиток Краснодарского городища. Таким образом, сходство краснодарских плиток с майкопской надписью красноречиво свидетельствует о зарождении письменности у синдо - меотских племен – предков абхазо-адыгов еще во II тыс. до н.э. При этом следует отметить, что ученые обнаружили некоторые сходства майкопской надписи и краснодарских плиток с хеттским иероглифическим письмом.

Помимо вышеприведенных памятников древних синдов, много интересного мы находим в их культуре. Это и оригинальные музыкальные инструменты из кости; примитивные, но характерные статуэтки, различная посуда, предметы утвари, оружие и многое другое. Но особенно большим достижением культуры синдо-меотских племен в древнейшую эпоху следует считать зарождение письменности, которое охватывает период с

III тыс. до н.э. по VI в. до н.э.

Религия синдов этого периода мало изучена. Тем не менее ученые полагают, что они уже тогда поклонялись природе. Так, например, материалы археологических раскопок позволяют сделать вывод о том, что древние синды обожествляли Солнце. При погребении, у синдов был обычай посыпания покойника красной краской - охрой. Это свидетельство поклонения Солнцу. Ему в глубокой древности приносили человеческие жертвы, а красная кровь считалась символом Солнца. Кстати сказать, культ Солнца встречается у всех народов мира в период разложения родового строя и образования классов. Культ Солнца засвидетельствован и в адыгской мифологии. Так, главой пантеона, демиургом и первотворцем у адыгов был Тха (это слово происходит от адыгского слова «дыгъэ», «тыгъэ» - «солнце»).

Это дает основание предположить, что адыги отводили первоначально роль первотворца божеству Солнца. Позднее функции Тха перешли к Тхашхо - «главный бог». Кроме этого, у древних синдов был и культ Земли, о чем свидетельствует различные археологические материалы. То, что древние синды верили в бессмертные души, подтверждается найденными скелетами рабов и рабынь в могилах их господ. Одним из значительных периодов древней Синдики является Vв. до н.э. Именно в середине Vв. создается Синдское рабовладельческое государство, которое оставило немалый след в развитии Кавказской цивилизации. С этого периода в Синдике получают распространение животноводство и земледелие. Культура достигает высокого уровня; расширяются торгово-экономические связи со многими народами, в том числе с греками.

Вторая половина I тыс. до н.э. в истории и культуре Древней Синдики лучше освещена в письменных источниках античности. Одним из значительных литературных памятников по истории синдо-меотских племен является рассказ греческого писателя Полиена, который жил во II в. н.э. в эпоху царствования Марка Аврелия. Полиен описал судьбу жены синдского царя Гекатея, меотянки по происхождению, Тиргатао. В тексте рассказывается не только о ее судьбе; из его содержания видно, в каких взаимоотношениях находились боспорские цари, в частности, Ситир I, царствовавший с 433 (432) – го по 389 (388) г. до н.э., с местными племенами – синдами и меотами. В период синдского рабовладельческого государства высокого уровня развития достигает строительное дело. Строились добротные дома, башни, городские стены шириной более 2м и многое другое. Но, к сожалению, эти города уже разрушены. Древняя Синдика в своем развитии испытала влияние не только Малой Азии, но и Греции усилилось после греческой колонизации синдского побережья.

Самые ранние указания на греческие поселения на Северном Кавказе относятся ко второй четверти 6 в. до н.э., когда существовал регулярный путь от Синопы и Трапезунда к Боспору Киммерийскому. В настоящее время установлено, что почти все греческие колонии в Крыму возникали не на пустом месте, а там, где были поселения местных племен, т.е. синдов и меотов. Греческих городов в районе Причерноморья насчитывалось к V в. до н.э. более тридцати, собственно из них было образовано Боспорское царство. Хотя Синдика формально включается в состав Боспорского царства и испытывает сильное влияние греческой цивилизации, автохтонная культура древних синдов, как материальная, так и духовная, развивалась и продолжала занимать видное место в жизни населения этой страны. Археологические материалы, найденные на территории синдо-меотских племен, красноречиво доказывают, что технология производства различных орудий труда, оружия, предметов из кости и др. сырья, многие памятники духовной культуры носят местный характер.

Однако в большом количестве обнаружены и предметы украшения не местного производства, что свидетельствует о развитии торговли синдов и меотов с народами Египта, Сирии, Закавказья, Малой Азии, Греции, Рима и т.д.

Центрами политической и культурной жизни стали синдские города. В них высокое развитие получили архитектура, скульптура. Территория Синдики богата скульптурными изображениями, как греческими, так и местными. Таким образом, многочисленные данные, полученные в результате археологических раскопок на территории синдов и меотов – предков адыгов, и некоторые литературные памятники свидетельствует о том, что эти древние племена вписали в историю мировой цивилизации немало замечательных страниц. Факты свидетельствуют о том, что они создали своеобразную, самобытную материальную и духовную культуру. Это оригинальные предметы украшения и музыкальные инструменты, это добротные здания и статуи, это собственная технология производства орудий труда и оружия и многое другое.

Однако с наступлением кризиса в Боспорском царстве в первых веках нашей эры приходит время упадка культуры синдов и меотов. Этому способствовали не только внутренние причины, но и в не меньшей мере и внешние факторы. Со II века н.э. наблюдается сильный натиск сарматов в районы проживания меотов. А с конца II – начала III в. н.э. готские племена появляются севернее Дуная и границ Римской империи. Вскоре подвергся нападению готов и Танаис, один из северных городов Причерноморья, который был разгромлен в 40 – х гг. III в н.э. После его падения Боспор подчиняется готам. Они в свою очередь разгромили Малую Азию – родину хаттов, после чего значительно сокращаются связи их потомков с синдами и меотами – родственными им племенами. С III в. готы нападают и на синдо – меотские племена, разрушается один из главных их центров – Горгиппия, затем и другие города.

Правда, после нашествия готов на Северный Кавказ в этом регионе наблюдается некоторое затишье и происходит возрождение экономики и культуры. Но около 370 г. в Европу, и в первую очередь в Северное Причерноморье, вторглись гунны, азиатские племена. Они двинулись из глубин Азии двумя волнами, вторая из которых прошла по территории синдов и меотов. Кочевники разрушали все на своем пути, местные племена были рассеяны, пришла в упадок и культура предков адыгов. После гуннского нашествия на Северный Кавказ о синдо- меотских племенах уже не упоминается. Однако это не нив коем случае не означает, что они вышли из исторической арены. На передний план выходят и занимают господствующее положение те родственные им племена, которые меньше всего пострадали от нашествия кочевников. Об этих следующих этапах истории древних адыгов речь пойдет в следующем разделе данной работы.

Литература

Анчабадзе З.В. Очерк этнической истории абхазского народа. Сухуми, 1976

Адыги 1992 № 3

Алексеев В.П. Происхождение народов Кавказа. М., 1974

Ардзинба В.Г. Ритуалы и мифы древней Анатолии. М., 1982

Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов ХIII – ХIХ вв. АБКИЕА. Нальчик, 1974

Берже А. Краткий обзор горских племен на Кавказе – Нальчик, 1992

Бетрозов Р. Адыги. Нальчик, 1990

Бетрозов Р. Два очерка из истории адыгов. Нальчик, 1993

Бетрозов Р. Этническая история адыгов. Нальчик, 1996

Блаватская Т.В. Очерки политической истории Боспора в V - VI вв. до н.э.М., 1959

Блаватский В.Д. Земледелие в античных государствах Северного Причерноморья – М., 1953

Грозин Б. Доисторические судьбы Передней Азии //ВДИ . 1940 № 3, 4

Гиоргадзе Г.Г. К вопросу о локализации и языковые структуре кавказских этнических и географических названий (Переднеазиатский сборник: М., 1961)

Древние цивилизации. М., 1989

Дубровин Н.Ф. Черкесы (адыги). Краснодар, 1927

Дунаевская И.М. О структурном сходстве хаттского языка с языками Северо – Западного Кавказа. М., 1960

Дьяконов И.М. Языки древней Передней Азии. М., 1967

Иванов В.В. Об отношении хаттского языка к северокавказским. М., 1983

История Древнего Востока: Передняя Азия. Египет М., 1988

Инал – Ипа Ш.Д. Абхазы, Сухуми, 1965

Инал – Ипа Ш.Д. Вопросы этнокультурной истории абхазов. Сухуми, 1976

История Абхазии. Сухуми, 1991

История народов Северного Кавказа. Т., М., 1986

История Кабардино – Балкарии. Нальчик, 1995

История Кабардино – Балкарской АССР. М., : Наука, 1967 Т.1

История Кабарды М., 1957

Крушкол Ю.С. Древняя Синдика. М., 1974

Крупнов Е.Н. Древняя история и культура Кабарды. М., 1957

Крупнов Е.Н. Древняя история Северного Кавказа. М., 1960

Коков Д.Н. Адыгская (черкесская) топонимия – Нальчик, 1974

Марковин В.И. Очерк изучения дольменов Прикубанья и Причерноморья СМАА// . Майкоп, 1972

Мунчаев Р.М. Кавказ на заре бронзового века. М., 1967

Меликишвили Г.А. Наири – Урарту – Тбилиси, 1988

Турчанинов Г.Ф. Древнейший письменный памятник Кавказа // ВДИ. 1965

Унежев К.Х. Феномен адыгской (черкесской) культуры. Нальчик, 1997

Унежев К.Х. Культура адыгов (черкесов) и балкарцев. Нальчик, 2003

Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства //К.Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 21

Энгельс Ф. Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека// К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч. Т. 20


Сейчас читают про: