double arrow

Преобразование европейских городов


Венеция же расположена на абсолютно плоском месте, в лагуне, на песчаных островах, разделенных узкими протоками и прорезанных каналами. В силуэте Венеции доминируют стройные вертикали колоколен, которые хорошо просматриваются на плоском рельефе. Если во Флоренции архитектурные объемы подавляют, подчиняют себе городское пространство, то в Венеции архитектура кажется призрачной, вымышленной декорацией, обрамляющей плотную сеть каналов и узких пешеходных проходов.

Несмотря на то, что эти города считаются жемчужинами итальянского градостроительства эпохи Возрождения, в своей планировочной структуре они остались средневековыми. Для них характерна запутанная сеть узких улиц, неожиданно выводящих на случайные площади, никак не связанные друг с другом и не играющие в планировке города существенной роли. В то же время следует заметить, что площади в этих городах сами по себе прекрасны не только безошибочно найденными пропорциями главного сооружения и открытого пространства, но и бессмертными творениями итальянских скульпторов, которыми они украшены. Особенно подчеркивают средневековость этих городов их силуэты: вертикали соборов над живописным, компактным массивом городской застройки.

Площадь Св. Марка в Венеции — замкнута со всех сторон аркадами и вымощена мраморными плитами. Собор Сан-Марко строился с IX по XV в.

6. «Идеальные города»

· Рост численности населения городов

· повышение их роли в социальной экономической жизни общества

· сосредоточение в них международной торговли, ремесленного и мануфактурного производства — все это нацеливало на необходимость коренной реконструкции городов с целью их всестороннего благоустройства. Процесс этот был длительный и дорогостоящий, развитие градостроительства в это время усиленно продвигалось вперед в теоретических трактатах и многочисленных проектах «идеального» города.

Еще античный теоретик архитектуры Витрувий сделал попытку выделить городское пространство в качестве самостоятельного элемента архитектуры города. «Если город лежит у моря, то участок для форума надо выбирать у самой гавани, если же в глубине страны — в середине города», — писал Вит-рувий. Подобные же указания даются для расположения театров, бань и других общественных зданий. Значительны предложения Витрувия по организации пространства улиц и площадей в зависимости от климатических факторов: солнца, ветра и дождя. Проблеме городского пространства посвящено знаменитое изречение Витрувия: «Город есть огромный дом или, наоборот, дом есть маленький город» Итальянские теоретики архитектуры Леон Боаттиста Альберти (1404—1472) и Андреа Палладио (1508—1580), будучи последователями Витрувия, несколько расширили понятие городского пространства. Если у Витрувия отношение к нему носило скорее функциональный характер, то зодчие эпохи Возрождения ставили и решали проблемы эстетического восприятия пространства улиц и площадей.

Альберти подробно описал «как делать город», начиная от выбора места и кончая его внутренним устройством. Впервые в трактатах Альберти появляются рассуждения об отношении высоты застройки к ширине площади, хотя он, так же, как и Витрувий, рассматривал раздельно план и застройку города.

Еще ближе подошел к решению проблемы городских пространств Андреа Палладио. В своем трактате «Четыре книги об архитектуре» он почти дословно повторил витрувианское положение: «Город — не что иное, как некий большой дом, и обратно, дом — некий малый город». Известно, что Палладио уделял большое внимание интересам жилых зданий (их габаритам и пропорциям), рассматривая их фактически как самостоятельную пространственную проблему. Казалось бы, ему оставалось лишь перенести найденные объемно-пространственные закономерности интерьеров зданий на городские пространства и тем самым осуществить методологическую формулу «город—дом». Однако ни сам Палладио, ни его современники так и не переступили этого «порога», хотя и делали многочисленные попытки в этом направлении [51, с. 148] .

Проекты «идеальных городов» ставили своей целью решение сразу нескольких социальных проблем общества — от устройства трудовых поселений-коммун до полного переустройства общественного строя. Таким образом они представляли собой архитектурно- планировочное выражение социальной утопии своего времени.

"Идеальные города»

а — Джорджо Вазари; б — «город солнца» Т. Кампанеллы

«Идеальные города» эпохи Возрождения можно считать значительным шагом в развитии не только социальных проблем, но и градостроительной мысли. Характерно, что они имели форму квадрата, круга или многоугольника, вписанного в круг. Одним из первых в Европе авторов проекта «идеального города» был английский социалист-утопист Томас Мор (1478—1535).

Согласно замыслу Т. Мора (в трактате «Утопия»), весь остров Утопия был покрыт сетью равномерно распределенных городов, окруженных сельскохозяйственной зоной и ограниченных по числу жителей (6 тысяч семейств в каждом).

Идеалъный город Амауротум. Проект Т. Мора

Один из городов Утопии Амауротум представлял собой образец регулярного градостроительного искусства. Хотя «Утопия» посвящена политическому строю, основанному на демократических принципах, автор нашел место и для подробного описания архитектуры жилой застройки.

Позже, в конце XVI в., появились проекты «идеальных» городов Джорджо Вазари и Томмазо Кампанеллы («Город солнца»). В этих проектах подчеркиваются прямоугольная сетка улиц, модульное членение плана и центрическое расположение главной площади. И что очень важно: в местах пересечения улиц появляется система второстепенных площадей. Сами улицы, как правило, с одной стороны ориентированы на входные ворота в город, с другой — на важнейшие сооружения города, расположенные на центральной площади. Идея замкнутой уличной перспективы, завершающейся значимой архитектурной целью - доминантой пространства, вызвала в последующие столетия крупные сдвиги в практике градостроительства, радикально изменив облик городов, по-новому определив характер взаимосвязи архитектуры и планировки.

В дальнейшем гуманистические идеи социалистов-утопистов XVIII—XIX вв. — А. Сен-Симона, Ш. Фурье, Р. Оуэна и других — развивались на фоне градостроительного творчества авторов.

Анри Сен-Симон (1760—1825) в своих поисках новой религии отводил искусству, в том числе и архитектуре, особую формирующую роль в воспитании членов будущего человеческого общества. Более того, впервые именно городской среде отведена решающая роль в художественно-воспитательной программе социалистов-утопистов.

Вклад Шарля Фурье (1772—1837) в развитие градостроительных идей был непосредственнее и конкретнее. Он предлагал два варианта поселений: симметрично спланированные фаланстеры (Фурье полагал фаланстеркак специально устроенное здание, способное сочетать в себе черты как городской, так и сельской жизни.

Фаланстерсостоит из трёх частей — центральной и двух крыльев. Центральная часть отведена для отдыха и интеллектуального труда. Там расположены столовые, гостиные, библиотеки и студии. В одном из крыльев размещаются мастерские и прочие помещения для шумных видов деятельности. Там же находятся и детские комнаты, ввиду того, что дети шумят во время игр. Другое крыло спроектировано как большая гостиница с бальными залами и холлами для встреч с гостями. Предполагается, что гости должны заплатить за возможность увидеться с членами фаланги. )

Фаланстеры должны быть окружены сельской зоной и концентрические поселения городского типа. Фаланстеры — жилые, производственные и административные здания, расположенные в центре фаланги — сельскохозяйственно-промышленной ассоциации. Вместимость фаланги 1600—2000 чел. Построенный наподобие дворцового комплекса фаланстер имел симметричную композицию, жесткую регулярность и многоэтажность застройки. Эти качества делают фаланстер прообразом жилых кварталов XX в. Фаланстер Ш. Фурье

Концентрический город III. Фурье 1 — коммерческий центр; 2 — промышленный город; 3 — сельскохозяйственный район

Концентрический город представлял собой три концентрически расположенные зоны: в центре — коммерческо-административный район, далее — индустриальный, за ним — сельскохозяйственный. Предполагалось, что плотность застройки должна повышаться к центру, а зоны отделяться одна от другой широкими зелеными полосами. Эта идея предвосхитила города-сады Эбинизера Говарда, жившего 100 лет спустя.

Английский социалист-утопист Роберт Оуэн (1771—1858) предлагал покрыть всю землю идеальными поселениями-коммунами промышленного и сельскохозяйственного профиля, основанными на общинных кооперативных началах. Градостроительная концепция Оуэна была довольно проста: поселение — квадратный квартал, состоящий их трехэтажных жилых корпусов с включенными в них детскими учреждениями, больницей, гостиницей и административными помещениями. В центре внутреннего двора-сквера — общественная столовая, школы, библиотеки, залы для заседаний, а по углам — колледжи. Четыре входа в квартал располагались по осям корпусов и соответствовали дорогам, сходившимся к поселению. Квартал окружала эспланада (шириной 30 м), далее размещались сады, за ними — поля, пастбища. Промышленные поселения также имели квадратные очертания с той лишь разницей, что в центре находились фабрики и источники энергии. Размеры сторон квадратных поселений колебались в зависимости от численности населения общины (от 300 до 2000 человек), в среднем они равнялись 300 м.

Идеальное поселение-коммуна Р. Оуэна

Попытка осуществить проект «идеального» города на «чистом» месте не удалась: город-крепость Пальма Нуова близ Венеции, построенный по проекту известного архитектора и теоретика эпохи Возрождения Вичен-цо Скамоцци, вызвал полное разочарование. Однако идеи, родившиеся в проектах «идеальных» городов, были использованы при переустройстве многих европейских столиц — Рима, Парижа, Лондона и др.

У истоков архитектурного возрождения Рима стоял гениальный Микеланджело Буонарроти (1475—1564), творческая деятельность которого составила целую эпоху

Площадь Капитолия в Риме. Архит. Микеланджело

в развитии скульптуры, живописи, архитектуры и градостроительства. Он автор проекта реконструкции главной площади Рима — площади Капитолия на вершине Капитолийского холма. В пространственном решении площади сразу несколько открытий.

Во-первых, четко обозначенная симметрия городской площади, во-вторых, отсутствие периметральной обстройки площади, в-третьих, новая трактовка скульптурного монумента как самостоятельного элемента архитектурной композиции (статуя Марка Аврелия, II в. до н.э.). Это последнее нововведение оказалось самым важным.

Им воспользовался ученик Микеланджело Доменико Фонтана (1543—1607). Он занимался прокладкой прямолинейных дорог в Риме, осуществил знаменитое Римское трех-лучие и установил несколько обелисков на перекрестках улиц.

Доменико Фонтана по праву считается одним из выдающихся градостроителей прошлого, создавших в натуре целое градостроительное направление. Благодаря ему улица перестала быть просто проезжей дорогой, а превратилась в архитектурно оформленную перспективу, имеющую четко фиксированные начало и конец. Площадь перестала быть просто незастроенным местом, она стала архитектурно решенным фокусом пересечения нескольких сходящихся улиц, фиксирующим на себе их осевые перспективы.

Рим. Площадь перед собором Св. Петра. Архитекторы Д. Фонтана, Л. Бернини

БАРОККО

В конце XVI — в начале XVII в. сформировались основные эстетические принципы искусства барокко. Барокко — это архитектурный стиль с необычайно богатой пластикой форм, обилием и причудливостью архитектурного декора. Барокко привнесло в градостроительное искусство:1. пластическую трактовку архитектурных объемов,


Сейчас читают про: