double arrow

ИСПОВЕДЬ


ПИСЬМО

ВЕРСИЯ

Такого рода публикация базируется на неполных доказательст­вах, на предположениях автора. Версия исключает категоричность выводов, заключений. Основным фактором, который порождает жанр версии, является метод исследования действительности, оп­ределяемый как “домысел”, “вымысел”. Этот метод является веду­щим в литературно-художественном творчестве. Оценивая роль данного метода в искусстве, литературе, выдающийся русский пи­сатель Константин Паустовский утверждал, что факт, поданный литературно, со сгущением нескольких характерных черт, освещен­ных светом вымысла, открывает сущность вещей ярче, чем иной скрупулезно составленный отчет,

В журналистике, в отличие от литературы, этот метод познания действительности обычно считается предосудительным, поскольку он дает необоснованное или недостоверное знание. Это прежде всего надо отнести к случаям неправильного, неуместного его использова­ния. Однако без применения домысла вообще журналист обойтись не может, речь идет о “дозированном” применении его. Домысел стано­вится неизбежным, когда журналист “реконструирует” неизвестные детали какого-то в целом достоверного события, явления. Этот метод дает аудитории возможность более ярко увидеть событие, о котором сообщает журналист, а сам автор, с помощью детализации события, получает дополнительный шанс привлечь внимание аудитории к свое­му выступлению.

Применяя домысел, создавая версию тех или иных событий, автор должен обязательно указать на условный характер своих утверждений, Это обезопасит его от обвинений со стороны “героев” публикации в клевете.

Цель создания и публикации версии заключается в том, чтобы по­знакомить аудиторию с “промежуточными” результатами изучения какого-либо события, явления, представить на суд читателей, зрите­лей, слушателей авторское толкование (комментарий) происходяще­го. Версия показывает направление размышлений автора публикации, “вооружает” аудиторию информацией о возможных причинно-след­ственных связях отображаемых событий, дает варианты прогноза их дальнейшего развития. Обладая подобной предварительной информа­цией, аудитория с большим, нежели ранее, вниманием следит за даль­нейшим ходом событий, как бы сравнивая уже известную ей версию с уточненными данными, достоверно обоснованными выводами, за­ключениями автора.




Публикуя версию, журналист может рассчитывать на опреде­ленную реакцию на данную публикацию как со стороны аудитории, так и со стороны лиц, учреждений, упомянутых в данном выступле­нии. Версия, таким образом, является как бы определенным ин­струментом, способом нашупывания верного направления в изуче­нии заинтересовавших автора событий. Вполне возможно, что вслед за публикацией версии автор получит сообщения от лиц, об­ладающих необходимой информацией, которая может стать очеред­ным звеном в нахождении истины. Это в полной мере оправдывает публикацию материалов в жанре версии, делает ее незаменимым в палитре других журналистских жанров. Версия в творчестве журна­листа выступает обычно в качестве жанра, предваряющего подго­товку материала других, более “серьезных” жанров — корреспон­денции, статьи, журналистского расследования и т. д., опирающих­ся только на достоверные, проверенные сведения, факты.

Письмо как журналистский жанр возникло в результате приспо­собления формы личной и деловой переписки для нужд журналис­тики. Будучи опубликованным, письмо становилось достоянием широкой аудитории. В силу этого представлять данный жанр могут в полной мере только такие письма, которые затрагивают интересы, важные для широкой аудитории. Привнесение в деловую или лич­ную переписку идей, значимых для общества в целом, было необхо­димым условием становления письма как самостоятельного жанра журналистики. Значительное влияние на характер жанра оказали всевозможные прокламации, листовки, воззвания, распространяв­шиеся среди населения в периоды всевозможных общественных ка­таклизмов — восстаний, бунтов, революций. Также воззвания, прокламации, листовки публиковались и в газетах, что не прошло для журналистики бесследно.



Публикации, выполненные в жанре письма, часто называют эпис­толярной публицистикой (от греч. ерк1о1а — послание). Эпистолярную публицистику в жанровом отношении следует отличать от публикаций самых разных жанров (начиная с заметки и кончая полноценным очер­ком), которые помещаются под рубрикой “Письма наших читателей” во многих газетах и журналах. В данном случае рубрика означает лишь то, что материал поступил в редакцию по почте и что автор его не явля­ется штатным работником редакции. На жанр публикации такая руб­рика не влияет, и ее нельзя считать жанрообразующим фактором (хотя, разумеется, под этой рубрикой может быть опубликован текст, который действительно представляет собой произведение эпистолярной публи­цистики), Письмо как эпистолярный жанр обладает присущими ему характерными признаками. Первый из этих признаков — форма непо­средственного обращения автора к адресату (читателю, слушателю). Второй признак — стремление автора побудить адресата к неотлож­ным, активным действиям в связи с предметом выступления.

Журналист обращается к жанру письма в исключительных слу­чаях. Эти случаи, как правило, связаны с необходимостью для адре­сата немедленно вмешаться в ход дела, заняться той или иной ситуа­цией, процессом, проблемой, которые в противном случае могут привести к нежелательным последствиям либо для отдельных людей, их групп, либо для общества в целом. Чаще всего современ­ная пресса использует жанр письма для обращения к видным деяте­лям — руководителям государства, министрам, депутатам, прези­денту и т.п., поскольку их незамедлительное вмешательств может разрешить тот или иной “вопиющий” вопрос. Такое обращение на виду у общества напрямую к сильнейшим мира сего может стать кратчайшим путем решения какой-то “неразрешимой” проблемы. Выступая с подобными обращениями, журналист как бы бросает вызов своему адресату, вызывает его на арену, где он должен проде­монстрировать не только свои профессиональные качества, свою силу лица, облеченного властью, но и свое личное мужество, свою нравственную стойкость. Естественно, что не каждый может высту­пить в роли рыцаря на турнире, поскольку мало кому из власть пре­держащих нравятся подобные вызовы. Но логика журналистской профессии не позволяет ее представителям исключать из своего ар­сенала жанр письма.

Виды писем бывают разные. В современной прессе письмо представлено двумя основными видами. Первый, наиболее активно используемый вид — открытое письмо. Такого рода публикации ха­рактеризуются прежде всего ярко выраженным личностным характером, эмоциональностью, непосредственной апелляцией к тем возможностям, которыми обладает адресат применительно к пред­мету разговора, к тем его поступкам, решениям, той реакции, кото­рые связаны с этим предметом. В качестве примера можно привести открытое письмо Т. В. Золотниковой “Об опасных переменах”, ад­ресованное президенту РФ Б. Н. Ельцину (“Зеленый мир”, 1997). Автор начинает его словами: “В третий раз обращаюсь к Вам в связи г теми действиями на самом высоком федеральном уровне, которые могут быть объяснены только абсолютным непониманием катас­трофических последствий их реализации...”. Далее автор излагает решения президента по изменению статуса природоохранительных органов, политику, проводимую им и правительством в отношении окружающей среды. А затем говорит о реакции президента на обра­щение к нему российских экологов: “Господин Президент! Вы не­допустимо игнорируете многочисленные мнения общественных организаций относительно восстановления статуса федеральных органов, отвечающих за охрану окружающей среды... Вы недопус­тимо игнорируете мнения ведущих академиков РАН Залыги­на С. П., Яншина А. И., Добровольского Г. В., Котельникова В. А. по этому поводу... Вы недопустимо игнорируете не только мнения профессиональных экологов и депутатов Государственной Думы и мнение 60 членов Совета Федерации... Вы недопустимо игнорируе­те обращение к Вам и В. С. Черномырдину законодательных орга­нов семи субъектов РФ по этому же поводу... Как еще можно досту­чаться до Вас, чтобы были исправлены ошибочные управленческие и финансовые решения?.. Если нет иных рычагов, мы готовы начать голодовку, чтобы убедить Вас, г-н Президент, в порочности такой антиэкологической политики.,.”

Данные отрывки из письма показывают лишь характер изложе­ния материала (собственно анализ экологической ситуации в Рос­сии мы опустили), наиболее ярко выделяющий жанр письма из па­литры других журналистских жанров.

В том же номере газеты, на той же полосе напечатан материал, представляющий другой вид публикаций эпистолярного жанра, — “Письмо без адреса”. Это публикация “Будем судиться с президентом и правительством”- Письмо группы авторов-экологов адресовано уже не одному человеку, а всем гражданам России, Оно так и начинается с обращения: “Граждане России! Широко известен и уже реализуется проект строительства высокоскоростной железной дороги Санкт-Петербург—Москва. Акционерное общество "Высокоскоростные маги­страли" на глазах всей России уничтожает наше национальное досто­яние...”. Далее анализируются причины и последствия этого строительства, говорится об огромном вреде, который оно наносит при­роде страны, ее сегодняшнему населению и будущим поколениям россиян, сообщается о судебном иске группы ученых-экологов к президенту РФ и правительству. Заканчивается письмо обращени­ем к адресату: “Друзья — граждане России!”, а за ним следует при­зыв: “Мы предлагаем каждому занять активную гражданскую пози­цию и участвовать в судебном процессе в качестве истца. Обраще­ние в суд должно быть всенародным”.

Как видим, в данном материале степень эмоциональности в об ращении к адресату значительно ниже, чем в первом случае. Во многом это объясняется тем, что решение судьбы обсуждаемого яв­ления, понимает автор, находится в руках не тех, к кому он обраща­ется, — решают вопрос прежде всего правительство и президент, а не читатели (хотя и от них немало зависит).

Если говорить о характере восприятия письма каким-то кон­кретным человеком, например читателем газеты, то оно будет, оче­видно, зависеть от того, насколько тот ощущает себя “гражданином России”, ответственным за все, что происходит в стране. Реакция читателя может проявиться и в форме полного присоединения к “истцам” по открывающемуся судебному иску, и в форме равно­душного просмотра публикации.

Основная задача публикации в жанре письма — убедить адреса­та в правильности позиции автора, в необходимости действовать именно так, как он предлагает. Это требует от журналиста умения убеждать, знания приемов, методов убеждающего воздействия, тре­бует овладения мастерством аргументации, понимания психологии своего адресата, что предполагает его обращение к соответствую­щим практическим и теоретическим “наработкам” по вопросам ин­формационного воздействия, аргументации, психологии убежде­ния.

Основная часть аналитических публикаций в прессе посвящена исследованию окружающей авторов действительности. Однако на­ряду с этим существует разряд публикаций, предметом анализа кото­рых является внутренний мир, система ценностей, привычек, устано­вок самого автора выступления. Такого рода публикации можно на­звать самоаналитическими. В “неразвитом”, “свернутом” виде эле­менты самоанализа можно обнаружить в самых разных публикаци­ях — заметках, корреспонденциях, рецензиях, статьях и других, где присутствует личное “Я” журналиста. Однако для публикаций этих жанров самоанализ не является целью. Он содержится в текстах постольку, поскольку помогает прояснить какую-то мысль, внести экспрессивное, образное начало в публикацию, показать напря­женность ситуации, в которой оказался автор будущего выступле­ния. Когда же самоанализ перерастает из подсобного фактора в одну из главных целей публикации, то возникает своеобразный и вполне самостоятельный жанр исповеди.

Что отличает жанр исповеди от других жанров, кроме того, что предметом ее является внутренний мир самого автора публикации? Поскольку самоанализ осуществляется автором “публичном, на гла­зах у всей аудитории, то за этим, очевидно, стоит какая-то вполне определенная цель. Следует полагать, что автор исповеди рассчиты­вает на вполне определенный результат как для самого автора, так и для аудитории СМИ, иначе и не стоило бы публиковать текст. Что может представлять собой этот результат? Очевидно, во-первых, ау­дитория получит более полное, более адекватное представление (с позиции автора) об авторе исповеди, его ценностях, установках, привычках. Во-вторых, мнение аудитории о публикации, о самом авторе может стать известным самому автору. Значит, он может по-новому взглянуть на себя, уже с позиции аудитории, и, возможно, внести какие-то коррективы в свою жизнь. В-третьих, представле­ние об авторе публикации, о его внутреннем мире, полученное при чтении исповеди, может оказать воздействие на определенную часть аудитории (прежде всего той, для которой автор выступления является авторитетом).

Логично предположить, что наиболее вероятной для автора целью публикации исповеди (независимо от степени ее осознания самим автором) может быть либо первый, либо третий по счету ре­зультат. То есть автор может рассуждать так: “Поскольку моя жизнь, мои переживания, мои надежды, моя личность интересны людям, я исповедуюсь перед ними. Пусть они видят, что есть “Я”, как это я сам понимаю. Пусть они судят меня, если хотят, а я свое слово про­изнесу. А кроме того, может быть, кому-нибудь моя исповедь еще сослужит добрую службу”-

Естественно, содержание исповеди, ее искренность, ее факти­ческая достоверность определяются прежде всего самим исповеду­ющимся, И если этот исповедующийся кто-то другой, то журна­лист, готовящий исповедь к печати, уже не имеет права вносить в нее свою правку (за исключением, возможно, знаков препинания и уточнения дат общезначимых событий, приведенных в тексте). Последним человеком, который может править исповедь перед вы­ходом ее в свет, должен быть сам исповедующийся, берущий на себя полную ответственность за свое выступление (и прежде всего — перед самим собой).

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: