double arrow

ЖУРНАЛИСТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ


Достаточно долгое время понятие “журналистское расследова­ние” в отечественной прессе и в науке о журналистике воспринима­лось как синоним журналистского исследования действительности. Это понятие как бы представляло собой особый журналистский путь познания действительности. И лишь с перестройкой общества в обиход отечественной журналистики вошло то понимание журна­листского расследования, которое на Западе уже обозначало опре­деленный жанр журналистских публикаций.

Сравнивая журналистское расследование с публикацией како­го-то иного жанра, например со статьей, корреспонденцией, очер­ком и т. д., в нем можно найти черты, роднящие его с этими жанра­ми. И все же полнокровное журналистское расследование трудно спутать с каким-то иным жанром. Своеобразие журналистского расследования как особого жанра определяется прежде всего таки­ми характеристиками:

— цель исследования;

— предмет исследования;

— метод исследования; ,

— способ изложения полученного материала.

Цель журналистского расследования заключается прежде всего в том, чтобы установить причину определенного явления, процесса, ситуации, обнаружить скрытые пружины, приведшие в действие некий механизм, породившие вполне конкретный результат. Ос­новной вопрос, который задает журналист-расследователь: “поче­му?”. Не менее важным для данного жанра является еще один вопрос: “как?”. Причем ответ на второй вопрос занимает в расследова­нии как правило львиную долю места (времени), отводимого под публикацию-

Обычно предметом журналистского расследования становится наиболее “кричащее” негативное явление, не заметить которое невозможно "(это в первую очередь различные преступления, “из ряда вон выходящие” случаи, события, приковывающие внима­ние общества). Если такие негативные явления — результат опре­деленных действий каких-то людей или их некомпетентности, халатности и т. п., то эти люди как правило принимают все необ­ходимые меры для того, чтобы скрыть корни, причины происхо­дящего. Данное обстоятельство, разумеется, резко затрудняет расследование, которое проводит журналист. В силу этого он может прибегать к методам получения информации, роднящим его, с одной стороны — со следователем, инспектором уголовно­го розыска, а с другой — с ученым-исследователем, если речь идет об исторических расследованиях, связанных с громкими делами давно минувших дней. Это родство проявляется прежде всего в скрупулезности изучения связи явлений, когда внимание уделя­ется каждой мелочи, способной пролить свет на происходящее, вывести журналиста на верный след. Идя по этому следу, он часто ведет за собой и читателя, слушателя, зрителя. Именно это движе­ние за путеводной нитью в темном лабиринте взаимосвязанных со­бытий выступает канвой способа изложения полученного материа­ла, что неизбежно придает любому журналистскому расследованию детективный оттенок-

Однако в отличие от литературно-художественного детектива, в котором по мере разматывания следователем запутанного клубка событий на поверхности появляются все новые герои, в журналист­ском расследовании люди, с которыми общался журналист, кото­рые дали ему информацию, очень часто даже не упоминаются. Конфиденциальность источников информации, по известным причи­нам, становится неизбежной. В то же время в публикациях других жанров подобная необходимость сохранять в тайне источники ин­формации возникает относительно нечасто.

Непременной чертой журналистского расследования является присутствие самого автора в ряду действующих героев истории, о которой идет речь в публикации. Рассказывая о том, как шло рас­следование, какие препятствия стояли на пути, какими открытиями, действиями, эмоциями оно сопровождалось, он тем самым де­лает процесс расследования наглядным, впечатляющим, что явно отличает данный жанр от других жанров, например статьи. В силу того, что, как уже говорилось, журналистское расследование при­ближается по характеру к тому расследованию, которое ведут пра­воохранительные органы, журналисту, его осуществляющему, не­обходимо позаботиться о доказательности улик, на которых он строит свое выступление. Известно, что наиболее ценными являют­ся достоверные сведения, подученные из наиболее близких к пред­мету расследования кругов (бывших жен, друзей, сотрудников).

Часть необходимых сведений журналист может получить из открытых источников — газет, журналов, теле- и радиопередач, библио­тек, баз компьютерных данных, Интернета (это прежде всего относит­ся к правительственным документам). В любом случае первоначаль­ная информация может быть полезной, например, подсказать, где сле­дует искать правительственные и другие документы (в каком минис­терстве, ведомстве, учреждении). Но, конечно, основной объем кон­кретной информации, непосредственно связанной с предметом ис­следования, может быть получен в результате сложной и кропотливой работы с действующими источниками информации, включенными в исследуемую ситуацию.

В ходе расследования журналист прибегает к самым разным ме­тодам получения данных ~ наблюдениям, интервью, анализу доку­ментов и т. д. Одним из наиболее продуктивных методов является “перемена профессии” (журналист на какое-то время может стать про­давцом на рынке, чтобы узнать, как действуют рыночные рэкетиры, или выступить в роли больного, чтобы выяснить, что творится в боль­нице, о которой плохо отзываются пациенты.).

Естественно, что собрать наиболее серьезные, наиболее тща­тельно скрываемые сведения, улики могут в полной мере только правоохранительные органы. Расследование, таким образом, предполагает тесный контакт журналиста с этими органами или с от­дельными их работниками. Каким он будет, формальным или лич­ным, зависит от обстоятельств, в которых ведется расследование. Как правило милиция, прокуратура не заинтересованы в разглаше­нии полученных сведений, поскольку это может негативно сказать­ся на раскрытии преступления. Кроме того, могут быть и другие причины, например, нежелание органов “делиться славой” с жур­налистами или заинтересованность должностных лиц в определен­ном исходе расследования, в ряде случаев — коррумпированность правоохранительных органов. Поэтому большинство необходимых сведений журналист может получить только “неформальным” путем — через своих знакомых, друзей, работающих в правоохрани­тельной системе. Это затрудняет расследование, поскольку не всегда оказываются ясными все звенья цепочки, которую разматывает журналист. Поэтому заключения, которые он делает, должны ка­саться только того круга обстоятельств, которые точно установлены, иначе публикация будет иметь внутренние изъяны, недостаточность действительных доказательств, необоснованность обобщающих за­ключений. Журналисту, ведущему расследование, стоит принять для себя в качестве закона совет, который дает в своем “Кратком руковод­стве по проведению журналистского расследования” известный аме­риканский журналист Майкл Берлин, много лет занимавшийся этим видом журналистского творчества в газете “Нью-Йорк пост”:

“Никаких краденых документов. Никакой платы за информа­цию. Никаких незаконных проникновении на частную террито­рию, за исключением случаев, когда журналист готов нести за это судебную ответственность. И самое главное. Ни при каких обстоя­тельствах... не раскрывать источник информации”

Последнее обстоятельство предполагает, что журналист будет хранить все полученные им документы — письма, магнитные запи­си, фотографии и другие в очень надежных местах. Они ни при каких обстоятельствах не должны передаваться властям, за исклю­чением случаев, когда на это получено разрешение людей, предо­ставивших эти документы в распоряжение журналиста.

Намечая расследование, журналист должен помнить, что “нель­зя объять необъятное”. Необъятное — это те самые “кричащие” факты общественной жизни, которых, к сожалению, очень много. Будет правильно, если журналист сумеет определить не только самые актуальные из них в качестве предмета своего исследования, но и реально оценить свои силы, рассчитать возможности, шансы на успешное осуществление замысла. Переоценка своих возмож­ностей не только приведет к невыполнению задачи, не только в какой-то мере дискредитирует журналиста как профессионала, но и может повредить установлению справедливости в том деле, которое он расследует. Проводя расследование, журналист может получить достаточное количество ярких негативных фактов, касающихся того человека, чья преступная деятельность его заинтересовала. Эти факты могут быть самыми разноплановыми, значительно отклоня­ющимися от того основного направления, которое лежало в основе расследования. Например, расследуя коррупционные связи прави­тельственного чиновника, журналист может узнать и то, что тот раз­вратничает, пьянствует, бьет жену и детей или употребляет нарко­тики. Такие факты не должны повлиять на содержание расследова­ния. Автор должен рассказать аудитории о главном,— о коррупци-онных связях чиновника. Именно они — предмет его выступления, именно они должны быть всесторонне рассмотрены и доказаны. Что же касается остальных неприглядных фактов, то они могут стать предметом совершенно иного выступления журналиста (воз­можно, совсем другого автора).

Журналист-расследователь должен быть всегда готовым к тому, что лица„ о которых он ведет речь в своей публикации, будут защи­щаться, в том числе и с помощью суда. Поэтому очень хорошо, если автор расследования имеет в запасе, кроме уже опубликованных, другие факты, документы, свидетельства, подтверждающие пра­вильность его выводов и утверждений.


Сейчас читают про: