double arrow

Положение 2 страница



музейных работников. Основным качеством почти у 46% конкретизировавших специфические особенности музейной профессии признается преданность музейному делу (почти 26%) и музею, осознание роли и значения музея как целого (20%). Некоторые отмечают чувство "сопричастности к мировому музейному фонду" и "хранению реликвий", "фанатизм" по отношению к музейному делу (20%).

Творческий интерес к профессии и предметам, деталям подчеркивают 26% респондентов. Некоторые, правда, критически относятся к себе, говоря, что из-за этого интереса к деталям и конкретным вещам может притупиться способность к обобщениям и решению крупных проблем, любовь к деталям обращается мелочностью.

Столь же важной чертой музейных работников, как и преданность музейному делу, считается бескорыстность, непритязательность, миссионерство работающих в музее не за деньги, а из непреходящей любви к музею и всему с ним связанному (43%). И хотя для большинства достаточно небольшое музейное жалованье составляет единственный, либо основной источник дохода (63,3%) (Прил. 2: 2, №7), 30% опрошенных ни за что не променяли бы свою работу в музее на что-либо другое. 30% затруднились ответить, смогли бы они работать где-нибудь в другом месте, и 23,3% альтернативой считают педагогическую работу (Прил.2: 2, №19). Варианты ответов других респондентов варьируются в зависимости от полученного ими образования, однако остаются в пределах сферы культуры и искусства: "остаться искусствоведом в любом случае", "в связанной с культурным наследием области", работа в архиве, библиотеке, НИИ, вузе, дизайне, сценографии, области культурно-массовой работы. Ни один респондент не изъявил желания полностью перепрофилироваться, уйти зарабатывать деньги в коммерцию. Карьера и деньги относятся к числу наименее значимых для большинства респондентов ценностей: 76,7% поставило достижение успеха на профессиональной почве и продвижение по служебной лестнице на 2


последних места, 38% подобным же образом в шкале ценностей разместило финансовое благополучие (Прил. 2: 2, № 9). Напротив, после важнейших для человека сегодня ценностей семьи и межличностных отношений (203, с. 16), для музейного работника большое значение имеют такие ценности, как возможность творчества, знание, любимая работа, освоение новых "миров", получение новых впечатлений, - ценности, основанные на базовой потребности человека в перцептивной активности (386, с.9).

Некоторые респонденты отметили, что неотъемлемыми качествами музейного работника должны быть высокий уровень культуры и широта кругозора. Несколько человек заметило и некоторые отрицательные черты современной музейной профессии, что вызвано изменением социально-демографической структуры музейного коллектива в послевоенные десятилетия. Такие высказывания, как "в основном, это женщины с неустроенной жизнью", подчеркивают ощущение рядом опрошенных не совсем благополучной атмосферы в музейном коллективе, что проявляется в "склочности" как атрибуте некоторых музейных коллективов.

Проясняют профессиональные качества, требуемые родом деятельности от музейного работника (по мнению опрошенных), ответы на 4 вопрос анкеты (хотя и здесь 16,7% не ответило). По мнению большой группы респондентов (58,3%), для музейщика-профессионала необходимы прежде всего специфические профессиональные способности, знания и умения, дополненные профессиональным образованием, эрудицией, широтой мышления, "способностью к обобщениям в сочетании со скрупулезностью", пытливостью. Немаловажны также этические моменты профессионализма: высокие моральные качества музейного работника, самоотверженность, любовь к музейному предмету, преданность делу (50%). Личностные качества, требуемые профессией, несколько отличаются в ответах тех, кто имеет дело с неодушевленными предметами (хранители, некоторые научные сотрудники) и живыми людьми (администраторы, музейные педагоги и др.). Первые, и их


было большинство, отмечают необходимость самодисциплины, внимание, аккуратность, терпение, спокойствие, скрупулезность и методичность (43,3%), вторые, - контактность, любовь к людям (посетителям) (21,6%), и те и другие упоминают "призвание души", воображение, увлеченность, чувство сопричастности. В нескольких ответах, размышляя о необходимости специализации внутри музейной профессии, авторы ответов указывают на то, что профессиональные качества, необходимые специалистам различного рода музейной деятельности, и должны несколько отличаться для осуществления гармоничного развития системы музея.

Высказывания о музейном профессионализме могут быть подтверждены и дополнены ответами на другие вопросы. Большинство - 56,6% музейных работников, - сознательно выбрали свою профессию, и в какой-то мере мотивированными к приходу на работу в музей оказалось 26,7% респондентов. Половину музейных работников привлекла в музей заинтересованность в какой-либо профильной области, однако 28,3% отметили в качестве основного или дополнительного фактора привлекательность самой музейной работы, ее специфики, и 20% определили свой выбор работы в музее как осуществление призвания, вбирающего в комплексе различные интересы и возможность творческой реализации личности. 8,3% респондентов пришло в музей благодаря семейной традиции, унаследовав от родителей (а кто-то от детей!) не только определенное воспитание и увлеченность музейным делом, но и саму музейную профессию. 61% от сделавших осознанный выбор профессии понимают суть специфики работы в музее как особые профессиональные требования, наряду с постоянным ощущением причастности к прошлому, и 23% подчеркивают особые условия работы, и лишь немногие выделяют такие моменты, как атмосфера коллектива, дух творчества или необходимость в обширной эрудиции. Для тех же, кто совершил лишь в какой то мере предопределенный выбор профессии, чуть уменьшается роль особых профессиональных


требований (50%) и причастности к прошлому, и возрастает роль фактора атмосферы коллектива и особых условий работы (38%). Показательно, что никто не выбрал такой характеристики как социальный престиж музейной работы, что может расцениваться как индикатор того, что профессионалы считают себя выше соображений престижа, так и того, что не думают, что в современной социокультурной ситуации, особенно в условиях рыночных отношений, работа в музее может быть достаточно привлекательной для общества.

И все же для большинства музейная работа - это способ проявления различных интересов личности, находящих реализацию в профессиональной деятельности (70%) и в получении в музее уникального опыта соприкосновения с реальностью в ее синхронической горизонтальной плоскости (существующее разнообразие культур) и диахронической вертикали (многоплановость исторического опыта) (58,3%). Она является также способом самовыражения посредством этого опыта и всего связанного с ним (43,3%), либо возможностью самореализации в особом коллективе, мнение которого достаточно весомо для музейного работника (21,6%; Прил. 2: 2, №3, 6). Наиболее привлекательной стороной музейной работы (55%) являются занятия научными исследованиями (Прил.2: 2, №8). Следующей по степени привлекательности идет творческая деятельность - 53,3%. Достаточно важными для музейных работников являются доступ к музейным предметам и общение с коллегами и интересными людьми (36,7% и 43,3% ответов). Работа с публикой привлекает 30% опрошенных, а пребывание в музейной атмосфере • 31,6% респондентов. Несколько человек вычленили такие моменты как "экспозиционное творчество" или возможность самовыражения, и даже "все вместе - это образ и характер жизни".

Данное социологическое исследование подтвердило гипотезу о том, что музейными работниками становятся те представители общества, которые имеют потенциальные задатки и потребности в определенной форме


66жизненной самореализации, и существуют определенные качества, характеризующие музейного работнике и поэтому порой переносимые на музейный коллектив как "совокупного музейного работника".

Обстоятельства, приведшие к формированию музейной профессии, прежде повлияли на изменение общественного сознания в отношении музея и связанных с ним возможностей и активизировали процессы становления музейной публики.

1.4.Становление общественной поддержки музеев.

XIX - начало XX века для всего мира стали периодом постепенной демократизации общества, все более широкой доступности культурных благ, предоставляемых индустриальной цивилизацией. Массовое производство, появление возможности для многих, в отличие от преимуществ для некоторых избранных, перемещений на далекие расстояния за сравнительно короткое время (II половина XIX в. - период, когда вся Европа покрылась сетью железных дорог), в н. XX в. - появление и массовое распространение автомобиля, почти полное вытеснение пароходами тихоходных водных средств передвижения, изобретение аэропланов, манящих перспективой покорения гигантских пространств, создание средств мгновенной передачи информации - телефона и телеграфа и их быстрое проникновение в общественное сознание, возникновение фотографии и "фильмы", позволяющих визуальное перенесение в различные миры и пространства, - все это внесло существенные изменения в социальную структуру общества и общественное сознание, породило формирование глобальной, всепроникающей публичной культуры (412), одним из компонентов которой явилось формирование широкого слоя людей, активно участвующих в процессах производства, воспроизводства и потребления культуры.

В России таким временем был пореформенный период - особый этап в истории российского общества и отечественной культуры, сыгравший


огромное значение в процессе реструктуризации общества и подготовивший "серебряный век" русской культуры. Предоставление личной свободы огромной массе крестьянства стимулировало его активное включение в развитие экономики страны. Затронув многие важные аспекты общественно-политической и социально-экономической жизни, эти реформы оказали влияние и на состояние культуры, ее дальнейшее развитие в сторону демократизации. Как отмечает С.А. Каспаринская (129, с. 34), возникновение многих музеев в это время было прямо или косвенно связано с политикой реформ и их деятельность способствовала осуществлению данной политики.

К началу XX в. в России отмечается бурный всплеск общественной активности в различных сферах: экономике, политике, социальной жизни, культуре и др. Что касается сферы культуры, то можно сказать, что социальный заказ обусловил массовое возникновение библиотек, музеев, народных домов, театров, кинотеатров; спрос породил огромный массив публикаций в виде книг, журналов, газет, брошюр (153, с. 16), что может быть охарактеризовано как появление массового читателя, слушателя, зрителя, то есть массовой публики.

Особую часть этой публики составила музейная публика. Музейная публика складывается на протяжении II пол. Х1Х-начала XX века. Она отнюдь не является однородным явлением. Педагог и философ Джон Дьюи замечает, что широкие цели, провозглашаемые музейными работниками, не могут быть достигнуты без формулировки музеем концепции публики. Критикуя абстрактное, романтическое замечание о публике как "великом обществе", Дьюи говорит о необходимости директорам учебных заведений, библиотек и музеев идентифицировать свои, "разбросанные, мобильные и разнообразные публики", а не искать то, что Уолтер Липман назвал "фантомом публики" (431, с. 5). Предугадывая будущее развитие музейной мысли, Дьюи предостерегает городские власти и планирующие органы от предания большого значения концепции крупных художественных музеев и


советует создание маленьких, центрально расположенных музеев сообществ. На музейную мысль в отношении публики также повлияла концепция Торнстейна Веблена о "престижном потреблении"; некоторые музейные работники, такие как Джон Коттон Дана, бросают музеям обвинение в том, что те стали образцами престижного потребления искусства. В начале XX века музей становится институтом, сохраняющим каноны вкуса среднего класса во все расширяющемся мире массовой культуры. В это время формируются стереотипы "высокой" и "низкой" массовой и элитарной культуры, и музей в странах Западной Европы и Америки все чаще относят к "эталонным" образцам высокой культуры.

К 1920-м гг. музеи начинают изучение музейной публики. В этих исследованиях нашли свое отражение феномен "музейной усталости" (Ив Жильман, Бостонский музей изящных искусств), выяснение маршрутов, изучение поведения посетителей (А. Мелтон и др.) (526, с. 238). Многие музеи разных стран начинают ориентироваться на передовой опыт музеев США в изучении посетителя и организации работы музеев (время работы, устройство развитой системы пояснительных текстов и этикетажа, вопросы рекламы музеев) (490). Об опыте США пишут и отечественные музейные работники Н.И. Романов, А.У. Мексин и др. В это время в Европе и Америке начинает осознаваться "барьер участия" в музейном посещении (определенная одежда, поведение, понимание языка музея). Контуры музейной публики практически выкристаллизовались, однако после кризиса 1929 года музеи активно начали поиски дополнительных групп публики, ища поддержку своему развитию в обществе. Чтобы завоевать эту поддержку и заручиться доверием в нестабильные периоды, директора и кураторы стали уделять больше внимания музейным программам, расширению форм работы. В целях организации лекций, экскурсий, занятий в музеях, в США, например, они получили от Рабочего Прогрессивного правительства специальную финансовую дотацию.


Характерными признаками того, что музей стал значительным явлением социокультурной жизни, были не только государственная поддержка, массовое создание музеев по всему миру (178,247, 302)углубление специализации музеев и появление людей, профессионально занимающихся музейным делом. Гораздо более важными были появление музейной публики и поддержки (интеллектуальной, моральной, материальной) со стороны широкой общественности. Выше было сказано о связи музеев с обществами по изучению края и научными обществами. Распространение музеев в США и Канаде некоторые исследователи напрямую связывают с деятельностью исторических и других обществ (478,14-15). В большинстве своем они преследовали схожие цели, благодаря которым возможна их типология (9 с. 44). В России одной из наиболее значительных была группа обществ, орие­нтированная на просвещение широкой публики и возникшая с 60-х гг.ХІХв., когда сильное влияние в среде интеллигенции имели идеи "долга перед народом", одним из средств освобождения и развития которого признавались просвещение и распространение культуры. Известнейшим из этих обществ было Императорское Общество Любителей Естествознания, Антропологии и Этнографии (ИОЛЕАЭ), основавшее Московский музей Прикладных знаний, ставший "одним из крупнейших памятников просветительской деятельности общества.", в "незыблемом единении" которых (общества и его музея), по мнению комитета данного музея, был успех процветания как общества, так и музея (401, 39). Гораздо позже, в 1913 году, член Общества А.И. Каблуков, вспоминая основателя общества А.П. Богданова, говорит о том. что тот "с избытком уплатил свой долг русскому народу", передавая слова проф. А.К. Тимирязева, сказанные им в 1884 году при посещении музея: "это только начало расплаты того веками накопившегося долга, который наша наука, цивилизация, рано или поздно, должна же вернуть тем темным массам, на плечах которые они совершали и совершают свое торжественное шествие" (401, 28). Общество проводило многочисленные лекции и "объяснения" в


музее, приглашало известнейших ученых выступить в аудитории музея. Принимали участие в организации и жизни музеев и профессиональные объединения в области науки и искусства, их члены. Членами Московского Археологического общества были виднейшие руководители и работники музеев И.Е. Забелин, Д.А. Клеменц, СП. Писарев, А.Ф. Вельтман и др. Созданное в начале XX в. на Первом Всероссийском съезде писателей "Общество литературного музея" проводило кампанию по организации домов-музеев Л.Н. Толстого в Москве и Санкт-Петербурге, создало многочисленные филиалы, проводившие собирательскую работу (129, с. 66-67).

Существовали также общества, объединяющие любителей и профессионалов, такие как Московское Общество любителей художеств, имевшее связи с П.М. Третьяковым, и в честь открытия Музея национальной живописи принимавшее участие в подготовке Первого съезда русских художников в 1894г. При содействии таких обществ, а также обществ, орие­нтированных на самообразование и развитие участников, удовлетворение интересов в определенных областях на уровне любительских совместных занятий, были созданы такие музей, как Музей "Старый Петербург", Художественный музей в Саратове, многие музеи местного края, полковые музеи.

О том, что музеи в Новом мире и Европе существуют по большей мере за счет средств общественности, написано немало. Первую весомую поддержку в виде финансовых средств и пожертвований, даров в России получил Румянцевский музей при переводе его в 1861г. из Петербурга в Москву, и хотя номинально он считался государственным музеем, от казны он получал лишь 13,5% от всей суммы расходов на содержание. Ежегодные пожертвования поступали от издателя К.Т. Солдатенкова в значительной по тому времени сумме 1 тысячи рублей, он же подарил позднее музею свои коллекции живописи и библиотеку. "Рост коллекций музея осуществлялся в


основном на средства Москвы и москвичей, - пишет С.А. Каспаринская. -Поток неоскудевающих пожертвований свидетельствовал о том, что публичный музей давно стал насущной потребностью культурной жизни Москвы" (129, с. 36). В год его открытия музей посетило более 50 тысяч человек.

Влиятельные московские промышленники были заинтересованы в создании в Москве промышленного музея и не жалели средств на его организацию. Сначала в их среде родилась мысль об устройстве при Строгановском училище технического рисования Художественно-промышленного музея, и предложение об учреждении музея было представлено московскими отделениями Мануфактурного и Коммерческого советов на рассмотрение Александра II. В 1884 году для сбора средств была объявлена добровольная подписка среди купечества, фабрикантов и ремесленников, собравшая более 80 тысяч рублей (129, с.42). Музей предназначался прежде всего для наглядности обучения, но также и для ознакомления населения с развитием художественной промышленности, по примеру общедоступного музея в Южном Кенсингтоне в Великобритании. Позднее по инициативе ИОЛЕАЭ, при поддержке правительства, промышленников и Московского биржевого общества, приуроченное к 200-летию со дня рождения Петра 1, в 1872 году состоялось открытие Политехнической выставки, положившей основание Политехническому музею. Особый комитет выставки обладал правом объявить подписку на сбор пожертвований и устройство публичных лекций в пользу музея, чем удачно воспользовался, и благодаря лекторию и тематическим экскурсиям стал одним из ведущих образовательных центров России, "не только специальным музеем, но и первым русским народным университетом" (401, с.4). Успешному развитию Политехнического музея способствовала поддержка ученых и деловых кругов Москвы, значительные пожертвования как денежными средствами, так и коллекционными материалами (279, с. 154).


Пожертвования, объявление подписки, как всероссийской, так в некоторых случаях и губернской (например, при организации музея в Тамбове), так же, как и просветительная деятельность музеев, стали характерными чертами культурной жизни пореформенной России. Одной из наиболее ярких историй создания музея при участии широкой общественности является история создания Суворовского музея по инициативе офицеров полка-участника суворовской кампании, поддержанной другими подразделениями, командным и рядовым составом, что привело к созданию специальной Суворовской комиссии и объявлении всероссийской "суворовской складчины": особой подписки с целью сбора средств на создание музея. За 4 года была собрана огромная сумма, денег - около 300 тысяч рублей, состоявшая, по словам исследователя, в большей своей части из подписных листов на 1-5 копеек (38, с. 175-177), что дает право говорить, что музей действительно был создан на народные деньги.

О том, что музей стал занимать собственное место в культуре, свидетельствует налаживание им контактов с уже существующими научными, учебными, просветительскими и творческими институтами. Никогда не прерывались связи музея с библиотекой, архивом. Многие музеи служили ба­зой для научных организаций (музеи системы Академии наук), высших учебных заведений: университетов и педагогических институтов, военно-учебных заведений, и педагогической практики, необходимость обновления которой была связана с политикой реформ в области народного образования. Министерство Народного просвещения с 1899 г. получило право на открытие педагогических музеев и утверждение их уставов. Помимо военно-педагогического отдела Общего музея прикладных знаний В Санкт-Петербурге, открываются педагогические музеи учебных округов, содействовавшие ознакомлению преподавателей низших, средних и специальных учебных заведений с передовым опытом учебно-воспитательного дела в России и за границей (музеи Киевского, Виленского, Казанского и др.


округов). Уже в 1870-х гг. существовала мысль необходимости контактов музея со школой и учащимися: "после церкви учащимся приличнее всего посещение музея" (280, с. 55).

Немаловажное значение имело признание музеев центральной и местной администрацией, различными ведомствами, заведениями и предприятиями. Под влиянием военной реформы, целью которой было создание армии нового типа, преобразуются военно-исторические хранилища и создаются новые военные музеи, полковые музеи, происходит их открытие для широкой публики: в 1889 г. при Главном Артиллерийском управлении открывается Артиллерийский музей, в 1867 г. при Морском министерстве - Морской музей. С целью дальнейшего развития телеграфного дела и ознакомления с историей и передовым опытом в Телеграфном департаменте МВД создается телегр­афный музей (позднее, при реорганизации департамента - Почтово-телеграфный). В 1911 г. впервые возникает вопрос о создании музея государственного учреждения с целью сохранения и пропаганды материалов, относящихся к его деятельности (проект музея Государственной Думы), идея по организации которого исходила от самих членов Думы. Музеи создаются губернскими статистическими комитетами, органами местного управления (губернскими земствами, городскими думами), на средства местной власти и частные пожертвования. На примере Тверского музея С.А. Каспаринская показывает, что музей порой становится предметом совместной заботы различных учреждений и организаций: Министерства Народного просвещения, городского управления, земства, статистического комитета и ученой архивной комиссии (129, с. 54-55).

Музейная деятельность, вопросы организации и развития музеев начинают получать широкое освещение в печати: в монографиях по истории отдельных музеев (Очерк истории музеев Императорской Академии наук. -СПб, 1865; Огородников С.Ф. Модель-камера, впоследствии Морской музей имени императора Петра Великого. Исторический очерк. 1709-1909.-СПб.-


1909; 50-летие Румянцевского музея в Москве, 1862-1912. Исторический очерк. -М.,1912 и др.), статьях центральных и местных периодических изданий как по истории создания музеев и коллекций, так и по некоторым организационным и теоретическим вопросам деятельности музеев (202, 376, 377, 393 и др.).

К началу XX века в России постепенно складывается и музейная публика через потребность и навык посещать музеи. Первый публичный музей - Румянцевский музей в Москве, - в 1862 году имел 50355 посетителей, через 50 лет их количество удвоилось (129). В 1870-х гг. в этом музее, а также в Общем музее прикладных знаний в Петербурге начали проводиться первые экскурсии, устраиваться публичные лекции, для чтения которых в Соляном городке была устроена первая специальная музейная аудитория Огромного размаха достигла лекционная деятельность в Политехническом музее в Москве, где лекции читались самыми выдающимися учеными II пол Х1Х-Н.ХХ века. (401). О публике Политехнического музея в 1884 году яркое представление дает характеристика профессора К.А. Тимирязева: "...ни в лондонском Кенсингтоне, ни в парижской Conservatoire' не встречал я публики более утешительной. Вы встретите здесь толпу самую пеструю, какую по старой привычке могли бы представить где угодно, но уж никак не в аудитории. А между тем, это факт: эта толпа в аудитории, она составляет аудиторию, внимательно, жадно ловящую слова не сказки, не потешного рассказа, а ставшего доступным ее пониманию научного вопроса" (401, с. 28). В 1883 году открылся Исторический музей, и через шесть лет в нем также начала действовать аудитория на 700 человек, где читались публичные лекции по русской истории, проводили свои заседания научные общества, состоялись Первый съезд русских художников (1894), Предварительный съезд музейных деятелей (1912) и др. (311, с. 224-299).

Музеи постепенно превращались из элитарных в общедоступные. Круг посетителей музея расширялся за счет средних и низших слоев населения, в аудиториях появлялись рабочие. Этот процесс ускоряется в начале XX века,



когда вся русская культура переживает своеобразный "ренессанс", "серебряный век" Многие исследователи и современники отмечают небывалый подъем общественной активности, всколыхнувший всю страну. Идет постепенный рост посещаемости музеев, фиксируемый в отчетах музеев. Так, посещаемость Естественноисторического музея Таврического губернского земства только по воскресеньям составила в 1901 г. 10449 человек, в 1907 г. - 23241, а в 1914 г. - 33570 человек (Отчет по Естественноисторическому музею; 1917: 5). По данным исследования Т.А. Пархоменко (264, с. 35-36) основную и постоянную массу посетителей музеев составляли учащиеся различных учебных заведений; другую значительную группу музейной публики представляли рабочие, служащие и крестьяне ( в зависимости от месторасположения музея). Эти данные могут быть подтверждены высказываниями современников. "Число посетителей музея, -писал Ф.Я. Кон в историческом очерке Минусинского музея, - достигает в 1885 году цифры 8000, причем наибольший процент приходится на долю крестьян и инородцев" (137, с. 79). В слабо развитой в промышленном отношении России социальные характеристики публики еще достаточно четко выделяются по внешнему виду публики, особенно в провинции. В целом же, как отмечают многие современники, публика музеев была довольно пестрой и большая часть посещений приходилась на выходные (воскресенья) и праздничные дни, дни бесплатного посещения, устраиваемые в некоторых музеях, например. Саратовском Радищевском музее, московском Румянцевском музее, киевском Художественно-промышленном и научном музее.

Уже к 1917 году были заложены основные формы и методы работы с посетителем, пути связи с обществом (Н.И. Романов, А.И. Невский и др.: 245, 321, 322). Главной задачей в жизни "местного музея" считалось "установление тесной связи с местным населением, глубокое влияние на него и развитие в нем сознания, что музей ему необходим как место высшего духовного отдыха"


(Н.И. Романов: 322, с.42). Основным методом работы считалось "объяснение" предметов и музея, как вербальное, - "устное слово действует сильней", - так и в виде пояснительных текстов, аннотаций, этикетажа, издания и распространения "летучих листов" с информацией о новых предметах, путеводителей и каталогов с пояснениями, статей в местной газете и специальном журнале музея. Выход на более широкую публику предусматривался через установление контактов с учебными заведениями и просветительными обществами, публикации в местной печати, организацию передвижных выставок (как в пределах данной местности, силами музея или в его кооперации с другими заинтересованными организациями города, так и в сотрудничестве с музеями других городов, столичными музеями), организацию временных выставок, которые, "как вид просветительной работы...вызывают наибольшее внимание" (322, с. 54) и устройство особых торжеств при открытии выставок.

Некоторые формы работы заимствовались из зарубежного опыта. Интересными представлялись издание Детским отделом Бруклинского музея "Журнала Детского музея", создание при музее фонда "школьных коллекций", • коллекций наглядных пособий, устройство конкурсов среди основной аудитории (например, сочинений среди школьников о музее, который проводился в музее Карнеги в Питтсбурге, США, лучшие из которых потом премировались на музейном празднике, или подобного конкурса в Зоологическом музее Дрездена среди юных любителей естествознания; конкурса среди ремесленников на лучшее изделие в музее Крефельда, Германия, который завершился получением ими заказов на определенную работу) (247, 322, с. 24-40; 62-69). Важными считались и "все сношения музея с внешним миром, с учреждениями и частными людьми" в области музейных коллекций, а особенно связи с другими музеями по вопросам сотрудничества, обмена опытом и предметами, дублетными материалами, и с центральными учреждениями, занимающимися вопросами музеев. В отношениях с частными



лицами предусматривалась организация консультаций для любителей по определенным темам в отношении приносимых вещей, завязывание отношений с коллекционерами и владельцами интересующих музей объектов с целью приобретения предметов. Предлагалось также объединять сочувствующих и готовых помочь музею людей в "общества содействия", которые могли бы способствовать реализации музеем его просветительных задач и привлекать новых членов, что стало бы "все теснее объединять население с музеем в неразрывном союзе" (322, с. 70-72).


Сейчас читают про: