double arrow

Но этот внешне личный конфликт осложнен социальными мотивами и разрешается в трагическом, а не в мелодраматическом, полушутливом (как в «Аукционе») ключе


Действие повести «Лафертовская маковница» (по примеру повестей Карамзина и Жуковского) привязано к другому району Москвы – Лефортово. Старушка, торговавшая здесь маковыми лепешками, была ведьмой, гадавшей на картах и кофейной гуще за определенную плату. Жалоба на ее нечистые дела не подтвердилась, а сын доносчика на следующий день выколол себе глаз, его жена вывихнула ногу и, в довершение всего, пала лучшая корова. Старуху-ведьму оставили в покое, и в ее доме продолжались чудеса. Родственники старухи - семья отставного почтальона Онуфрича, в которой были, кроме него, жена Ивановна - скупая и жадная, а также молоденькая дочь Маша. Ведьма надеется передать Маше свою способность колдовать, свои сокровища с условием, что она выйдет за ее помощника-Кота, который после смерти старухи и явился Маше в роли жениха под именем Аристарха Фалелеича Мурлыкина. Но после переезда семьи Онуфрича в дом его тетки-ведьмы, перешедший ему по наследству, Маша встретила прекрасного юношу Улияна, оказавшегося впоследствии сыном разбогатевшего прежнего сослуживца Онуфрича. На глазах читателя разворачивается борьба за




В фантастическом жанре выступает А. А. Перовский с повестями «Изидор и Анюта» (1824), «Лафертовская маковница» (1825), «Пагуб­ное следствие необузданного воображения» (1828), «Путешествие в дилижансе» (1828), «Черная курица, или подземные жители» (1829). «Изидор и Анюта» - романтическая повесть из времен отечественной войны 1812 года Офицер (Изидор) оставляет в занятой французами Москве любимую девушку (Анюту). Она, расставаясь, показала своему любимому кинжал, которым собирается убить себя в случае опасности. Возвратившись на пепелище дома своей любимой, Изидор узнает от ее призрака, что кинжал - в ее сердце. Друзья Изидора находят его труп: «Окостеневшая рука его держала заржавленный кинжал. Перед ним лежал полуистлевший человеческий череп».

Что же касается до его лучших произведений, — продолжает критик, — они обнаруживают в нем не только писателя с большим талантом, но и человека с глубоким, страстным стремлением к истине, с горячим и. задушевным убеждением человека, которого волнуют вопросы времени и которого вся жизнь принадлежит мысли».

Белинский высоко оценивает талант Одоевского, его «самобыт­ный взгляд на вещи», «оригинальный слог».

Повесть «Живописец» (1839) - еще одна история о погибшем таланте. Повести предпослана ремарка «Из записок гробовщика», ориентирующая читателя на достоверность изображения. Данила Петровича Шуйского, художника от природы, губит несовместимость его творческих критериев с жизненными критериями, условиями его существования. Богатый купец Сидор Иванович требует нарисовать портрет дочери в жемчуге и бриллиантах - Данила рисует ее с распущенными волосами в виде русалки, без драгоценностей. Купеческого зятя он отказывается рисовать в мундире. Изредка он брался рисовать и подновлять вывески на купеческие лавочки. Остальное время, голодный и холодный, находился в поиске своей темы: «Что ночью намажет, то днем сотрет». Как бы невзначай вынужден был жениться на девушке - своей модели, «грех» с которой он, как честный человек, прикрыл этой женитьбой: «Мой грех, мне и поправить», — говорит Данила, Жена старалась помогать ему, добросовестно вела домашнее хозяйство. Но в доме часто не было даже хлеба, так как Шумский все рисовал «нехристей» или Мадонну, картину, которой хотел удивить весь мир и засыпать сундуки отца золотом. Данила чувствовал в себе талант, искал адекватного его выражения, не мог рисовать на заказ. Нарисованную им второпях купеческую вывеску, которую рассказчик с трудом отыскал на свалке, «смыло дождем». «Не умел жить на сем свете», - заключает богатая мещанка Марфа Андреевна.



В самом начале повести Одоевский призывает читателя не искать ответа на вопрос о специфике творчества Баха «в его биографиях», в которых, можно найти лишь описание курьезных случаев из жизни. «Материалы для жизни художника одни: его произведения». Тем не менее сам Одоевский в своей повести старался показать «внутрен­нюю» жизнь художника - его мысли и чувства.



Тема художника, его трагического положения в обществе поставлена была и в повестях других писателей в 20-30-е годы XIX века: «Черная немочь» М. Погодина (1829), «Блаженство безумия» Н. Полевого (1833), «Именины»

Н. Павлова (1835). Элементы фантастики, с самого начала характеризовавшие романтическую повесть, в 20-30-х годах становится основным признаком жанра. Таковы повести «Страшное гадание» (1831) А. Бестужева, «Сильфида» (1837) В. Одоевского.

руку и сердце Маши, в которой принимают участи, наряду с реальными персонажами, - фантастические: Ивановна, жадная Машина мама, кот Мурлыкин, призрак ведьмы — Лефортовской маковницьг, с одной стороны, Улияна и Онуфрича - с другой. Побеждают силы добра: Маша бросает ключ, данный ей ведьмой, в колодец, куда сваливается и кот.

А во время свадебного ужина в богатом доме Улияна, куда переехала вся семья, рушится дом Лафертовской маковницы. Автор обставляет действие повести определенными приметами места (Лефортово) и времени - конец XVIII века («лет за пятнадцать перед сожжением Москвы»). Реально выписана окружающая обстановка, где потусторонние силы действуют рядом с обычными московскими обитателями, а дела волшебные, фантастические перемежаются с повседневными, будничными событиями.

Это был новый тип фантастики, в котором чудеса не были связаны с психическими расстройствами или сновидениями. Это была «реальная» фантастика, которой характеризовались романтические повести Гоголя. Впрочем, фантастика романтических повестей Гоголя («Вечера на хуторе близ Диканьки». «Арабески» и другие), вышедшие в конце 20-х - первой половине 30-х годов, помимо своей «реальности», была тесно связана с русским и. украинским фольклором, что отличало ее от фантастики Перовского.

К фантастическим повестям тесно примыкают детские «волшебные» сказки и повести, авторами которых были Перовский, Одоевский и другие писатели. Почти всеми исследователями в русских фантастических повестях отмечается влияние фантастики Гофмана.

В русской повести первой трети XIX века четко выделяется восточная тема. Она начинается повестью И. Крылова «Каиб», повестями «Ибрагим и Осман»(1806) А.Е. Измайлова, «Ибрагим, или великодушный» (1807), «Бедуин» (1807) А.П. Бенитцкого, в определенной степени продолжается кавказскими повестями А. Бестужева. И в этих повестях через нарастание романтической традиции авторы идут к верному изображению окружающей среды и характеров, используя с той или иной степенью достоверности внешний «восточный» колорит.

Новые тенденции в литературу вносят повести

М.П. Погодина. В своей ранней повести «Нищий» (1826) Погодин впервые в русской литературе со всей правдивостью изображает положение крестьянина. Правда, социальный мотив здесь заслонен личным: драма Егора - сына зажиточного крестьянина, в том, что помещик, ради своей мимолетной прихоти увозит его невесту, расстраивая тем самым уже подготовлен­ную свадьбу. Но острота конфликта от этого ничуть не ослабевает. После неудачного покушения на своего обидчика - двадцать лет солдатской службы, а затем - нищенство на московских улицах. Загублена жизнь двух молодых людей, так как обесчещенная девушка вскоре умирает. Полная беззащитность с одной стороны, безграничное самодовольство и абсолютная беззаконность - с другой - такова картина, типичная для России того времени, изображенная в повести Погодина. Крепостной крестьянин, затем - суворовский солдат, отличившийся в сражениях, питается милостыней - финал повести. В повести «Черная немочь» (1829) Погодин на фоне картины нравов мещанско-купеческой среды изображает трагедию молодого человека, всей душой стремящегося к образованию, «самоусовершенствова­нию», но вынужденного сидеть за прилавком и выгодной женитьбой умножать капиталы своего отца. «На что нам миллионы? - спрашивает Гаврила отца - Пас только трое. Нам. довольно и того, что имеем. Ведь лишнее - и миллион и рубль - равны». Но отец непреклонен. Он назначает своему сыну свадьбу. И тогда юношабросается в реку с каменного моста. В предсмертной записке священнику юноша пишет. «Моего терпения не стало больше. Меня хотят убить тысячью смертями. Я выбираю одну». В этой записке философствующего молодого человека есть просьба замолить еще один его трех: «Смерть мила мне еще как опыт», - завершает он. Нравы средних и низших сословий Погодин изображает и в других своих повестях: «Преступница» (1830), «Невеста на ярмарке» (1832), «Психологическое явление» (1832), «Русая коса» (1832). Белинский называет Погодина первым писателем, выступившим в жанре «народной» повести, подчеркивая тем самым тематику, характеры и направленность его повестей.

В одной из своих первых повестей — «Повести о Симеоне, суздальском князе», вышедшей сначала под названием «Симеон Кирдяпа (Русская быль XIV века)» - 1828 год - И.А. Полевой, известный уже к этому времени русский журналист, издатель журнала. «Московский телеграф», выступает с исторической тематикой, характерной для русского романтизма. Однако повесть Полевого отличается от предшествовавших романтических повестей отсутст­вием в ней любовной интриги и фантастических сцен. Это обстоятельство в сочетании с документальностью усиливает историческую достоверность повести. Действие относится к концу XIV - первой половине XV иска, когда Московский, князь Василий I Дмитриевич активно собирал вокруг Москвы русские земли. Сложность положения русских княжеств при этом усугубляласьпостоянными набегами татар, разоривших основные русские города, обложивших их данью и выдававших ярлыки на княжение. События происходят в Нижнем Новгороде и в Москве. Упоминаются подмосковные реки и села, как бы усиливая у читателей впечатление достоверности. Автор описывает интриги и заговоры вокруг княжеских домов, связанные с правами наследования. Тяжелая судьба Нижегородско-Суздальского князя Симеона, лишившегося княжения и долгое время находившегося в Орде, где он добивается ярлыка на княжение и военной помощи. Несмотря на то, что роль московских князей, с точки зрения формирования единого русского государства, была прогрессивной, симпатии автора на стороне нижегородских князей, позиции которых характеризуются в повести как патриотиче­ские, справедливые. Здесь получают воплощение субъективные взгляды Полевого историка.

Н.А. Полевой, уроженец Иркутска, в другой своей ранней повести «Сохатый» изображает Сибирь, свою родину. В подзаголовке автор отмечает: «Сибирское предание». И хотя по своему содержанию и способу изображения — это романтическое произведение, нельзя не отметить в нем черт реальности. Это относится к великолепному изображению сибирской природы, населяющих Сибирь ссыльных и их потомков, а также служилых людей - полицейских, казаков. В повести двенадцать небольших главок, в значительной степени последовательно отражающих развитие сюжета. Первая глава «Сибирь», где дано описание Сибири и где представлен выходец «из пермских лесов», отчаянный разбойник Сохатый. Вторую главу - «Каторжный», — можно считать завязкой. Здесь, по просьбе дочери иркутского коменданта Амалии, влюбленный в нее офицер Флахсман облегчает страдания закованного в цепи Сохатого, по существу, спасая его от смерти. В третьей, четвертой, пятой и шестой главах («Амалия», «Он любит», «Дядя-учитель», «Следствие») изображен стремительно развивающийся роман Амалии, «тихого, кроткого создания, с голубыми, всегда опущенными в землю или поднятыми к небу глазками и розовыми щечками» и «молодого офицера» Флахсмана. Ввиду предательства священника побег и тайное венчание молодых были расстроены дядей Амалии и ее воспитателем — комендантом Иркутска. В главах «Мертвец-убийца» и «Ужасное подозрение» в типично романтической форме изображена сцена убийства священ­ника, предавшего влюбленных, человеком, заменившем в гробу покойника, назначенного к отпеванию. Флахсман арестован как подозреваемый.

На пути Сохатый освобождает Флахсмана и отыскивает настоящего убийцу священника, вблагодарность за когда-то оказанную ему помощь (главы девятая: «Где оправдание» и десятая «Сохатый»). В одиннадцатой и двенадцатой главах («Неожиданность» и «Каково любила она?») влюбленные прощены и соединяются браком. Здесь есть и «пламенные» чувства и сцены кровавых убийств - все, что составляет романтическую структуру повествования. Но есть и сцены жестокостей властей и подлости полицейских;иронически описывается забота Иркутского коменданта о своей «родословной».

Повесть Полевого «Блаженство безумия» (1833) в другом роде. Эпиграф повести: «Говорят, что безумие есть зло, — ошибаются: оно благо!» На фоне споров о фантастических произведениях Гофмана один из собеседников Леонид рассказывает о судьбе двух людей, предрасположенных от природы к особому восприятию действитель­ности. «Странным человеком» называет Леонид юношу Антиоха, задумчивого, молчаливого, образованного. Он человек богатый, служит в одном из департаментов. Именно на его богатство нацелен приезжий фокусник-магнетизер Шреккенфельд, который, используя свою дочь Адельгейду, доводит Антиоха до любви, граничащей с безумием. Антиох, сам занимавшийся психологией, кабалистикой, хиромантией, открывает в Аделъгейде свою единственную половину. Демоническая «фантасмагория» Шреккенфельда достигает своей кульминации тогда, когда и Адельгейда отвечает взаимностью на чувства Антиоха. Отец требует от Антиоха жениться на его дочери: его цель достигнута. Но Антиоху непонятно слово женитьба: «Нельзя жениться... на собственной душе». Адельгейда, обладающая столь же пламенным характером, как Антиох, не терпит лжи. Она признается Антиоху в готовящемся обмане и, не выдержав огромного потрясения, умирает. «Если это называется любовью, я люблю тебя, Антиох, люблю, как никогда не любили, никогда не умели любить на земле!»- умирая, говорит девушка. Через год умирает и Антиох. Весь год он сидел за столом и что-то писал, отыскивая единственное, необходимое ему слово. Он вспоминал это «таинственное слово», доставившее ему предсмертное блаженство. Это слово, начертанное им на бумаге - «Адельгейда». В повести Полевой использует лирические стихи Жуковского, подчеркивая исключительность чувств героев. Характерная для романтизма тема таланта, человека творческого, развивается Полевым в повести «Живописец» (1833). Судьба талантливого уездного казначея Аркадия, отданного в дом губернатора для обучения живописи, в дальнейшем складывается драматически: после смерти губернатора его наследник просто выдворяет его из дома.

Художник с самыми высокими требованиями к искусству, он вынужден писать заказные портреты богачей, услаждая их прихоти. Он воплощает свой творческий идеал в картине «Прометей» и некоторых полотнах на тему Христа. В них он «вложил свою душу». Однако, зрители-дилетанты нашли, что в картине «тело слишком темно», а «небо слишком мрачно».

В довершение всего любимая девушка «Веринька» также не понимает его картин. В любви у него тоже сложности. «Мы не понимаем друг друга: и не знаю - может ли даже кто-нибудь понять это сумасшествие, это безумие, с каким любит Аркадий!» — говорит Веринька рассказчику. И Веринька избирает в мужья туповатого, но надежного, имеющего пятьсот душ, соперника Аркадия. Покинув Россию, Аркадий писал своему другу о том, что «больной душе не навеют здоровья лимонные рощи Италии...» Аркадий вскоре умирает, прислав любимому отцу свою картину – «Спаситель, благословляющий детей.» В доме богатого чиновника рассказчик встречает бывший идеал Аркадия - Веру Парфентьевну. окруженную детьми «даму с чепчиком на голове, модном шлафроке...» «Это была Веринька», - завершает свой рассказ повествователь.

Большая повесть Н. Полевого в двух частях «Рассказы, русского солдата» (1834) посвящена двум важным проблемам из жизни русского народа - крестьянской и солдатской. Две части повести соответственно и озаглавлены: часть первая - «Крестьянин», часть вторая - «Солдат». Повесть выходит за рамки романтизма: в ней нет фантастики, изображения «высоких» чувств, острого сюжета. В ней изображены социальное положение, быт и нравы самого низшего сословия в России — крестьян. Это нравоописательная, бытовая повесть, в которой сочувственно и правдиво, на примере жизни одного из крестьян Курской губернии - Сидора, дается описание положения русского крестьянина, затем солдата.

Автор точно обозначает время и место, когда и где он услышал рассказ Сидора, - 1817-1818 годы, малороссийская изба в деревне Становой Воронежской губернии. Следовательно, рассказ Сидора, к этому времени отставного солдата «на деревяшке» с Георгиевским крестом на груди, отстоит от времени публикации повести на пятнадцать-двадцать лет и по существу отражает современную для молодого писателя действительность. Насколько типична была для России после войн начала XIX века фигура отставного солдата-инвалида, видно из «Повести: о капитане Копейкине» из «Мертвых душ» Гоголя, герой которой, безрукий и безногий отставной капитан, также «на деревяшке», ищет средства существования. Повесть Полевого предваряется эпиграфом из вручений Суворова и развернутым описанием среднерусской природы, дороги, ямщицких нравов и способов езды. Рассказ Сидора является автобиографией, историей жизни русского крестьянина, начиная с самого раннего детства, когда рассказчик лежат «в лубяном коробе», а затем «ползал по грязной избе». «Хоть раскричись - никому дела до меня не было, - говорит Сидор, - единственным моим защитником была старая хромоногая собака». Сидор остался жив случайно: его не забодала корова, не раздавило возом, гусь не выклевал ему глаза, он не упал в колодец и не сгорел возле печки. Все это бывало в многодетных крестьянских семьях и отлично известно самому автору, разночинцу по происхождению.

Окна с пузырями вместо стекол, гречневая шелуха с лебедой и мякиной на еду.

«"При такой жизни, кто из нас не умирал, тот был здоров и крепок, как из железа", - говорит Сидор». Влюбившись в Дуняшу, сельскую красавицу, Сидор не получив разрешения родителей, увозит невесту в соседнюю деревню. Одна за другой начинаются беды. Ему отказывают в жилье, умирает от оспы сын, тяжело заболевает жена. Сидор добровольно идет в рекруты вместо своего многодетного брата Василия. С забритым лбом, закованного, его отправляют на службу. Сидор описывает свою тяжкую службу, походы и сражения под командой известных русских генералов, ранения, возвращение через двадцать лет в родную деревню, где ни он, ни его самого уже никто не узнает, и где стоит развалившаяся его избушка. Описывая свое душевное состояние, Сидор возвышается до глубокого лирического пафоса, придаваемого его рассказу авторским сочувствием. Увольняя Сидора со службы, ему «подписали... указ: бороду брить, милостыни не просить. Первое-то так, - заключает отставной солдат, - а второе-то как бог велит»,- говорит он в заключение.

Полевой создал еще ряд повестей: «Мешок с золотом» (1834), «Эмма» (1834), «Дурочка» (1839). Это повести о судьбах людей из бесконечного моря житейского. В качестве «отличительного характера» повестей Полевого Белинский называет «удивительную многосторонность». «Трудно подвести их под общий взгляд, ибо каждая его повесть представляет совершенно отдельный мир».

Тем не менее, критик находит для повестей Полевого общие черты: они характеризуются, по словам Белинского, «теплотою чувства, прекрасною мыслию и верностию действительности».

В повестях 20-х - 30-х годов усиливаются социальные, реалисти­ческие и даже сатирические (как это видно, например, из повестей Одоевского) тенденции. Усложняется изображение характеров: от внешнего описания чувств персонажей писатели стараются выйти на параметры его внутреннего состояния, его психологии. Характерны в этом отношении повести

Н. Бестужева «Трактирная лестница» (1825) и «Шлиссербургская станция» (1832), По своему жанру «Трактирная лестница» близка к светской повести, хотя сама по себе лестница в трактире - символ последнего приюта состарившегося героя большого света. Однако по сюжету повесть напоминает скорее светские отношения в романах Л. Толстого. Герой повести Н. Бестужева влюблен в замужнюю светскую даму и пользуется взаимностью. Переживания его усложняются с рождением сына в чужой семье его возлюбленной. После ранней смерти жены, муж, обнаруживший ее любовную переписку, изгоняет своего вконец избалованного пасынка. Но радость родного отца преждевременна. Сын навсегда отказывает ему в каком-либо общении. Сложные перипетии сюжета, сопровожда­ются глубокими душевными переживаниями главного героя. И хотя заключительные этапы действия повести происходят в Копенгагене, читатель этого не ощущает.

Подобные события могли произойти в любой стране, так как в их основе - общечеловеческие чувства: любовь, ревность, раскаяние, зависть, эгоизм.

В 1835 году увидел свет сборник Н.Ф. Павлова «Три повести», куда вошли повести «Именины», «Аукцион» и «Ятаган». Писатель выступил со своими повестями в то время, когда характер развития русской повести определялся «идеальным» (Белинский) направлением повестей А. Марлинского (Бестужева), В. Одоевского, М. Погодина, Н. Полевого. И в повестях Павлова также много от «идеальной поэзии»: в описании внешнего облика героев, их чувств и взаимоотно­шений. И, тем не менее, в четкости авторской позиции, в «верности действительности», в правдоподобии обстоятельств обнаруживается стремление автора к реалистическому изображению жизни. В определенной степени Павлов выступал здесь как сподвижник Гоголя. И как переводчик Павлов также тяготел к «реальной» школе.

«При наружном несходстве» все три повести Павлова объедине­ны именно этим «одним общим характером» (Белинский) — реали­стической направленностью. По словам критика, эту направленность можно назвать «письмом с натуры», проявляющимся, «не в целом, но в частностях и подробностях».

В первой повести- «Именины»- дается правдивое «изображение рабски-унизительного положения крепостного музыканта, которого, по его словам, «отняли от отца с матерью» и, заключив в результате осмотра зубов и губ, что он сможет быть флейтистом в крепостном оркестре, «отдали... учиться на флейте». Автор не показывает, каким образом герой из забитого и запуганного крепостного музыканта превратился в смелого, независимого штаб-ротмистра, хотя в подобных обстоятельствах в те времена, такие случаи, как редкое исключение, и могли встретиться. Тем не менее, в повести есть и истинный психологизм, и резко очерченный характер (это касается, прежде всего, главного героя), много реалистических описаний быта и ситуаций, дающих представление о положении талантливых людей, выходцев из крепостного сословия.

Другое произведение - «Аукцион» - повесть-миниатюра из жизни света, живописный очерк, «щегольской и немного манерный при всей его наружной простоте», как писал Белинский.

История «мести» молодого светского человека неверной возлюбленной рассказана «изящно и с блеском»; авторская ирония дает читателю возможность почувствовать призрачность, непостоян­ство, «аукционность» светских отношений. «Аукцион» - есть очень милая штука, - отмечал Пушкин, - легкая картинка, в которой оригинально вмещены три или четыре лица. - А я на аукцион, - а я с аукциона- черта истинно комическая». Павлов показывает, что в свете не страдают глубоко от измены, так же, как и не способны любить по-настоящему.

Одной из наиболее сильных в художественном отношении и социально значимых повестей этого цикла является «Ятаган». История молодого человека, произведенного в корнеты в то время, когда «военные торжествовали на всех сценах», рассказана писателем с истинным драматизмом. Восторженный корнет волею случая (пустяковая ссора на балу и дуэль), надевший солдатскую шинель, оказывается в унизительном положении и испытывает на себе всю силу неограниченной власти офицерства в николаевской армии: к тому же, полковой командир, соперник разжалованного Бронина, под благовидным предлогом, приказывает высечь его. Из легкомысленного офицера под воздействием, тяжких испытаний Бронин превращается в человека размышляющего, способного чувствовать глубоко и серьезно. Удачей писателя явился не только образ главного героя повести, но и достоверное изображение армейских порядков, произвола и «дикого» нрава командиров. Автор подробно описывает различные издевательства, через которые приходится пройти Бронину по приказу полковника, в том числе сама экзекуция, (интересно заметить, что солдаты-исполнители относятся к ней как к делу повседневному, привычному). И Павлов завершает детальное описание экзекуции фразой: «Позади рядов прохаживался лекарь, а затем его повезут либо в лазарет, либо в мертвецкую». Сюжет повести строится на романтической основе: Бронин убивает полковника именно тем ятаганом, который был подарен ему горячо любящей матерью в день рождения.







Сейчас читают про: