Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

I. ФИЛОСОВСКИЕ ВОПРОСЫ ГЕОГРАФИИ




Виза оформляется в Консульстве Австралии в Москве.

Авиаперелет Киев-Москва-Киев, необходимые трансферы и проживание.

Налоги могут измениться на момент выписки).

USD

Летние каникулы в Австралии DBL SNGL TRPL взрослый CHLD*
USD 5 950 7 240 5 790 5 690

*CHLD – ребенок (до 11 лет включительно), проживающий третьим в номере (extra bed).

В стоимость тура включено:

· Международные авиаперелеты в экономическом классе авиакомпании Singapore Airlines

· Проживание в отелях 4* в Сингапуре и Австралии - двухместное размещение с завтраком (шведский стол):

§ Parkroyal on Beach Road 4*в Сингапуре (1 ночь)

§ The Grace Hotel 4* в Сиднее (3 ночи)

§ Novotel Palm Cove 4* в Палм Кове (4 ночи)

§ Hotel Grand Chancellor Surfers Paradise 4* на Золотом Побережье (3 ночи)

· Трансферы с русскоговорящим гидом аэропорт-отель-аэропорт.

· Персональные экскурсии с русскоговорящим гидом:

§ Обзорная экскурсия по Сингапуру

§ Экскурсия в Сингапурский зоопарк

§ Обзорная экскурсия по Сиднею

§ Посещение Сиднейского океанариума

§ Круиз по Сиднейскому заливу с обедом

§ Экскурсия в Голубые Горы

§ Посещение парка австралийских животных

§ Экскурсия в Куранду и аборигенский парк Тджапукай с обедом

§ Круиз на коралловый риф с обедом

§ Экскурсия в парк Мир моря

· Внутренний авиаперелет Сидней—Кэрнс—Бризбан.

Дополнительно оплачивается:

· Оформление австралийской визы и консульский сбор 175 $/чел.+сервисный сбор 20 $/чел. Срок действия заграничного паспорта – не менее 6 месяцев с момента окончания тура.

· Дополнительные экскурсии.

· Медицинская страховка.

· Услуги курьерской службы.

Внимание:

1. Стоимость указана в долларах США и должна быть подтверждена при бронировании.

2. Все заявки на бронирования и документы на визы принимаются не позднее, чем 20 июня 2012 года.
3. При бронировании тура взимается депозит в размере USD$ 2000 (на одного человека).
4. Полная оплата тура должна быть получена не позднее, чем 03 июля 2012 года. При неполучении полной оплаты до указанной даты, принимающая сторона имеет право аннулировать тур с удержанием штрафов в размере, указанном в п.6 "Условий бронирования".

5. При невозможности совершения тура, в связи с отказом в получении визы или невыдачей визы в срок, удерживаются штрафы в размере, указанном в п.6 "Условий бронирования".
6. В случае отказа от тура, заявление в письменной форме, подписанное полномочным лицом, должно быть направлено принимающей стороне. Отказ от тура влечет за собой оплату расходов на бронирование по схеме:




* За 25 и более дней до вылета - депозит
* За 24-15 дней до вылета - 50% от стоимости тура
* За 14-3 дней - 80% от стоимости тура
* За 2 дня или менее до вылета - 100% от стоимости тура

7. Оплаченные, но невостребованные туристом услуги возмещению не подлежат.

8. В случае повышения налогов или сборов авиакомпанией при выписке международных билетов туристу необходимо будет доплатить соответствующую сумму.

СПЕШИТЕ –количество мест ограничено!

Соотношение философии и географии в их историческом развитии. Между философией и географией существует постоянная взаимосвязь, которая развивается и усложняется по мере развития и изменения предметов их исследования.

Развитие географических знаний находилось и находится в настоящее время под влиянием либо материалистической, либо иде­алистической философии, подвержено метафизическому или диалектическому миропониманию. В научной работе географ опирается не только на естественнонаучные данные, но и на ту или иную фило­софскую концепцию, с позиций которой он и трактует этот мате­риал.

В истории географической науки возрастает влияние материа­лизма. В силу того, что домарксовский материализм был метафизи­ческим, его воздействие на географические знания было двойст­венным: с одной стороны, поражало прогрессивные для своего времени географические концепции, с другой - мешало выработке диалектико-материалистической точки зрения на объект географии. Метафизический материализм как мировоззрение нового прогрессив­ного класса молодой буржуазии дал возможность противопоставить религиозному мировоззрению феодальной аристократии попытку ма­териалистически объяснить развитие и устройство общества. По Монтескье такой материальной причиной является внешняя по от­ношению к обществу природа - географическая среда. Метафизичес­кое вынесение основной причины общественной жизни за пределы общества приводило к идеалистическим концепциям общественного развития ("географическая школа в социологии"), которые широко используются буржуазией в период, когда она становится реакци­онным классом. Вместе с тем, метафизический материализм не яв­ляется достаточной методологической базой для развития географической науки. Так, абсолютизация несущественных связей и от­ношений объектов природы поверхности Земли, не позволяет еще раскрыть действительное соотношение различных форм движения ма­терии, соотношение географической оболочки и ландшафтной сферы, биосферной литосферы как друг с другом, так и с обществом.



Меняется и сам предмет географии: от описания Земли, при­роды, человека и хозяйства география переходит к раскрытию су­щности исследуемых ею процессов и явлений, от описания отдельных объектов - к раскрытию сущности особых географических систем.

География, как и другие частные науки, проходит два эта­па развития: донаучный (описательный) и научный (теоретический). На каждом из этих этапов развития она подвержена влиянию философии. Не надо думать, что на развитие географии в нашей стране воздействует только диалектико-материалистическая философия. Слабое знакомство естествоиспытателей с философией диалектичес­кого материализма, не разработанность некоторых проблем в мате­риалистической диалектике, очень часто являются причиной обра­щения географов к метафизическим концепциям далекого прошлого, что, естественно, не может способствовать развитию теории геог­рафической науки.

Ярким примером влияния метафизического материализма на ге­ографическую мысль является хорологическая концепция А.Геттнера. Разделив науки на "вещественные", "исторические" или "вре­менные" и "хорологические", т.е. "пространственные", он к после­дним отнес астрономию и географию. Вряд ли кто-нибудь сейчас сомневается в ошибочности такого понимания предмета астрономии как изучение взаимного расположения небесных тел. Однако сведе­ние предмета географии к исследованию территориального соотно­шения ее объектов еще живуче в географической литературе. За пределами науки географии слово "география" стало синонимом расположения на поверхности Земли любых предметов и явлений: от "географии голода" до "географии футбола".

Хорологическая концепция в географии выхолащивает предмет географии, отказывает географии в изучении процессов, в раскрытии сущности исследуемых объектов. Абсолютизация хорологического подхода в географии метафизически отрывает географическое пространство от географического времени, с одной стороны, и от самих географических объектов, с другой. Более того, здесь про­исходит отрыв пространства от причины, определяющей его свойст­ва от движения (географическая форма движения материи).

Дальнейшее развитие хорологическая концепция получила в работах Р. Хартшорна и В. Бунте. Оба они не хотят видеть принципиальных различий в законах природных и общественных наук, счи­тая предметом географии пространственные соотношения природных и общественных явлений, описываемые законами геометрии. Подоб­но всемогущим законам логики в идеалистической философии Гегеля, законы математики, геометрии являются основными в теорети­ческих построениях В. Бунте, В. Кристаллера, Д. Харвея и многих других западных теоретиков географии.

Также метафизическим является представление некоторых со­ветских философов о том, что существует особое географическое пространство, как форма бытия, географических объектов, а на существование географической формы движения материи накладыва­ется запрет. И это происходит в то время, когда положение диа­лектического материализма о единстве материи и форм ее сущест­вования (движения, пространства и времени) находит все новые и новые подтверждения в развивающемся естествознании.

Возникновение диалектического материализма означало для географии начало нового этапа развития на прочной методологи­ческой основе. Так, А.А. Григорьев в начале 30-х гг. нашего столетия выступил с концепцией географической формы движения материи, которая нанесла первый существенный удар хорологичес­кой концепции А. Геттнера. Она позволила понять объект геогра­фии с диалектико-материалистической позиции на единство мате­рии и форм ее существования: движения, пространства и времени. Однако потребовалось более 30 лет, чтобы в литературе появи­лись соображения по поводу специфики пространственно-временных отношений в географии [14]; а концепция географической формы движения материи продолжает оставаться "нелюбимым дети­щем" географической мысли.

Основные положения исторического материализма как состав­ной части марксистско-ленинской философии о содержании и сущ­ности такой системы, как общество, о материальном производстве и соотношении общества и природы являются философским фундамен­том географического анализа соотношения общества и природы, соотношения природных и общественных закономерностей. Они ле­жат в основе критики географического детерминизма, который в современной литературе часто рядится в одежды "экологического детерминизма".

Диалектический и исторический материализм помогают понять содержание и значение географической науки в современном обще­стве, ее внутреннюю структуру. Это тем более необходимо, так как потребности капиталистического общества гиперболизируют в настоящее время значение экономической (социально-экономичес­кой) географии в ущерб физической.

Выделение двух этапов в развитии географии, описательного и теоретического, в определенном смысле условно. Описание в современной географии продолжает играть существенную специ­фическую роль. От описания отдельных элементов поверхности Земли, населения и хозяйства география ранее других наук пе­реходит к раскрытию специфических законов строения, функци­онирования и развития природных и общественных систем: при­родные и антропогенные ландшафты, географическая оболочка как система-носитель географической формы движения материи, системы размещения промышленности и сельского хозяйства, на­селения, территориально-производственные комплексы и эконо­мические районы и т.д. и т.п.

В настоящее время происходит все большее смыкание диалектико-материалистической методологии (системной в своей сущно­сти) и географии как науки о различных территориальных систе­мах.

Объективная основа связи географии и философии. Связь ге­ографии и философии осуществляется, прежде всего, через соотно­шение предметов их исследования. Философия как наука о наибо­лее общих законах развития природы, общества и мышления изу­чает "общее", которое существует только в "единичном". В на­шем случае, это законы географической науки. Конечно, законы географии как "единичное" намного богаче законов философии. Но как всякое "общее" они играют методологическую роль по от­ношению к познанию географических явлений.

Возьмем, например, закон взаимных количественных и качест­венных изменений. По Гегелю, этот закон (по которому развивается абсолютная идея) "проявляется" в частных законах развития. В действительности этот закон вычленяется из реально существу­ющих частных законов естественных и общественных наук.

Таким образом, если существует связь между законами фи­лософии и частных наук, то с необходимостью должна существо­вать связь между этими областями знаний. Она проявляется в том, что конкретные науки углубляют наши представления об общих законах философии, дают материал для вычленения новых философских законов и категорий. В свою очередь знание "об­щего", знание законов философии дает нам определенные принципы познания различных явлений действительности.

Вот пример методологического значения закона соотношения формы и содержания в познании развития человеческого общества. Г.В. Плеханов отмечал как величайшую заслугу К. Маркса то, что он рассмотрел материальное производство с точки зрения катего­рий "содержание" и "форма". Это, во-первых, позволило открыть закон соотношения производительных сил и производственных отношений; во-вторых, показать, что основу истории общества со­ставляет развитие производительных сил и производственных от­ношений; в-третьих, это привело к созданию категории "общест­венно-экономическая формация"; в-четвертых, позволило понять классовую борьбу как главную движущую силу развития антагони­стических общественно-экономических формаций.

Все это говорито том, что глубокое знание законов филосо­фии должно приводить к открытию стоящих за ними конкретных за­конов развития систем, которые изучаются частными науками и географией в том числе. В этом проявляется также влияние от­дельных наук друг на друга через философию. Успехи одних наук в раскрытии содержания общих философских законов создают бла­гоприятные условия методологического применения последних в других науках. Рассматривая систему законов материалистичес­кой диалектики как "всеобщую модель" саморазвивающихся систем, мы видим их методологическое значение в том, что они помогают раскрыть еще не изученные стороны исследуемого наукой объекта, а значит и новые частнонаучные законы. Законы материалистиче­ской диалектики "сужают" русло исследований, делают его более целенаправленным. Так, например, если необходимо раскрыть дви­жущие силы развития системы, то, как это было показано выше, система должна быть рассмотрена с точки зрения категорий "со­держания" и "формы". Направленность развития "укажет" закон "отрицания отрицания" и т.д.

Философия включает в себя учение о познании, а поскольку теоретическому естествознанию "приходится оперировать поняти­ями", оно вынуждено обращаться к философии. Поучительным в этом отношении является кризис в физике на рубеже XIX и XX столетий. Только диалектический материализм смог указать на гносеологические причины кризиса и пути выхода из него.

Большое методологическое значение для географии имеют фи­лософские категории "материя", "движение", "пространство", "время" и т.д. Так, например, диалектико-материалистическое понимание материи ставит перед географией вопрос о специфике исследуемых явлений: относятся ли они к определенному структурному уровню организации материи, являются ли особым географическим видом материи или нет? Положительное решение этого вопроса нуждается во включении понятийного аппарата диалектического материализма в теоретический арсенал географи­ческой науки. Отрицательное - определенным образом ограничи­вает применение методологии диалектико-материалистической фи­лософии в географии, ставит под сомнение проблему развития в географической науке, справедливость применения понятий "гео­графическое пространство", "географическое время" и др.

Важное методологическое значение в географии имеет фило­софское определение закона. Наука выходит на теоретический уровень развития именно через открытие специфических законов строения, функционирования и развития. Но что такое "закон", любое ли соотношение можно назвать законом? Это уже философ­ская проблема, и ни одна конкретная наука не может взять на себя определение "закона-вообще". Диалектический материализм определяет закон как отношение между сущностями, как сущест­венное, внутреннее, повторяющееся, необходимое, устойчивое, объективное отношение (связь) между явлениями или сторонами одного явления [См. 2, т29]. Эти признаки закона, наз­ванные В.И. Лениным в "Философских тетрадях", способствуют от­крытию и правильной формулировке географических законов.

Для физической и экономической географии большую роль в познании природных и общественных явлений играет диалектико-материалистическое понимание практики и ее функций в процессе познания (практика-основа, источник, движущая сила познания, критерий истины и конечная цель познания).

Во всем этом проявляется объективная основа связи филосо­фии и географии, что упрочняет развитие союза между ними. Фи­лософия и география в настоящее время являются взаимосвязан­ными системами знания, которые порождены общественными потре­бностями.

Критерии выделения Философских вопросов в географии. К фи­лософским вопросам географии относятся, прежде всего, те те­оретические проблемы географии, которые связаны с решением основного вопроса философии, вопроса о соотношении сознания и материи, знания и бытия. При этом часть их относится к пер­вой стороне основного вопроса философии. Это вопросы существования таких систем, как географические ландшафты или эконо­мические районы, климатические зоны и т.д. Вопрос объектив­ности существования географической формы движения материи. Только практика может дать верное, решение этих вопросов. Толь­ко на практике можно доказать объективное существование эко­номического района через исследование его функционирования в системе общественного производства. Подобным образом спор об объективности ландшафтов может быть разрешен только практиче­ским путем, через раскрытие закономерностей строения и функци­онирования географической системы.

Другие философские проблемы географии связаны со второй стороной основного вопроса философии - вопросом о познаваемо­сти мира. Среди них особое место занимают вопросы о соотноше­нии объекта и метода исследования, о соотношении методов в географическом познании. Диалектика еще со времен Гегеля ука­зывает на необходимую связь метода исследования с объектом. Эту же мысль развивает К. Маркс в предисловии к первому изда­нию "Капитала", отмечая, что к изучению экономических явлений уже неприменимы методы других наук, например, химии. Здесь нужны свои, специфические методы. Если географические явления представляют собой особый класс материальных объектов, то для их изучения необходимы и специфические географические методы. Вместе с тем, это не исключает, а предполагает исполь­зование в географии и других, негеографических методов иссле­дования, но только как вспомогательных. Географическая сущ­ность объекта может быть окончательно раскрыта только с помо­щью географических методов.

Таким образом, говоря о соотношении методов философии, общенаучных методов (например, математических) с гео­графическими методами исследования, необходимо отметить, что ни философские, ни математические методы не могут подменить собой применение географических методов. Ни те, ни другие ме­тоды не могут проникнуть в сущность географического объекта, они лишь направляют географическое исследование к решению ос­новной задачи. Однако попытки абсолютизировать математические методы широко встречаются в географической и, особенно, в эко­номико-географической литературе. На этом построены исследова­ния В. Бунте, В. Кристаллера, Д. Харвея и др. Правильное понима­ние соотношения методов в географическом исследовании, глубокое представление об удельном весе каждого из используемых методов - вот еще один круг философских вопросов географии, связанных с теорией познания.

К этим последним принадлежит проблема истины в географии, соотношение абсолютного и относительного знания. Классическим источником диалектического понимания соотношения относитель­ной и абсолютной истин является работа В.И. Ленина "Материализм и эмпириокритицизм". Вопросы движения географического знания к истине, различные аспекты соотношения старого и нового знания в географии, а с ними и проблема критерия истины - все это об­разует особую группу философских вопросов географии.

Большую группу философских вопросов географии составляют ее теоретические проблемы, связанные с конкретизацией таких философских категорий, как "материя", "движение", "пространст­во", "время", "отражение" и т.п., которые в философии обозна­чают объективную реальность и ее неотъемлемые свойства. Диа­лектическая связь материи и движения, пространства и времени неоднократно подчеркивалась Ф. Энгельсом в "Анти-Дюринге" и "Диалектике природы", В.И. Лениным в "Материализме и эмпирио­критицизме". Она лежит в основе системного видения объектив­ной реальности. Именно саморазвивающиеся системы являются объективно существующими формами движущейся материи, и в осно­ве этих систем лежат конкретные формы движения материи. Эти системы обладают специфическими формами пространства и време­ни, сущность и особенности которых определяются конкретными формами движения материи. Вот почему признание географических объектов как особого структурного уровня организации материи, особой географической материи, влечет за собой обязательное признание географической формы движения материи, географичес­кого пространства и времени.

Отметим в этой связи, что с проблемой географической формы движения материи связано понимание самого предмета гео­графии. Известно, что Ф. Энгельс считал предметом основных ес­тественных наук формы движения материи [I, т. 20]. Кстати, идея существования географической формы движения материи была выдвинута А.А. Григорьевым еще в 1932 г. в статье, посвященной новому пониманию предмета физической географии [7]. А еще раньше В.И. Воейков высказал мысль очень близкую к пониманию специфики географической формы отражения. Он считал, что "реки и озера являются зеркалом изменения климата", называл ре­ки "зеркалом климата" [5, c. 243] Это, как мы увидим позже, подтверждается концепцией географической формы движения мате­рии, согласно которой географическим видом материи-носителей географической формы отражения являются элементы гидросферы: моря, озера, реки и т.д.

Таким образом, конкретизация названных выше категорий ди­алектического материализма дисциплинирует географическое мыш­ление и не позволяет отрывать материю и формы ее существова­ния друг от друга.

Следующая группа философских вопросов географии связана с проблемами системной организации в мире. Само понятие "сис­тема" является чрезвычайно широким и выходит за рамки понима­ния предмета материалистической диалектики. Так, если предме­том диалектики являются всеобщие законы саморазвития, то их носителями являются саморазвивающиеся системы, способом суще­ствования которых являются конкретные формы движения материи. Все другие системы, которые не являются саморазвивающимися, интересуют философию в основном только в мировоззренческом плане. Если нас интересует причина возникновения и основа су­ществования тех или иных материальных объектов - все они су­ществуют и возникают только в рамках саморазвивающихся систем. Поэтому такие саморазвивающиеся системы как общество, биогео­ценоз, геологическая система, в основе которых лежат конкрет­ные формы движения материи, являются первичными или фундамен­тальными системами в мире. И если география изучает одну из таких систем, то вся материалистическая диалектика выступает, как методология географического исследования. Ибо в самораз­вивающихся системах действуют все законы диалектики и здесь же конкретизируются философские понятия "материя", "движение", "пространство", "время", "отражение" и т.д.

Вместе с тем, если мы возьмем одну из саморазвивающихся систем, например, общество, то мы увидим в нем множество раз­личных систем от семьи, личности и коллектива до систем же­лезнодорожного транспорта, торговли, систем расселения и т.д. и т.п. Все эти системы являются вторичными и могут существо­вать только в рамках системы "общество". Мы называем их "ав­тономными" системами, так как они обладают специфическими за­конами строения и функционирования, но вне основной системы существовать не могут. Примером природной автономной системы может быть муравейник, существующий только в пределах данно­го лесного биогеоценоза.

Другим типом систем является объединение саморазвиваю­щихся систем, которое, однако, не является их диалектическим синтезом. Таковы система стран экономической взаимопомощи; биосфера как совокупность отдельных биогеоценозов; совокупно­сть геологических систем и т.д.

Наряду с этими системами география дает пример "корреля­ционных" систем типа "географический ландшафт" (тип корреля­ционных системообразующих связей описан А.Г. Исаченко и Л.Н. Самойловым). Корреляционные системы могут включать в свой со­став несколько саморазвивающихся систем и отдельные компонен­ты других саморазвивающихся систем. Так, географический ланд­шафт состоит из отдельных биогеоценозов и компонентов других систем: геологической (минералы и горные породы), географиче­ской (микромассы воздуха с особым микроклиматом, поверхност­ные воды особого химического состава).

Совокупность ландшафтов образует новую систему - ланд­шафтную сферу, которая обладает иными законами, чем отдельные ландшафты.

Выделение рассмотренных выше типов материальных систем имеет для географии большое методологическое значение. С од­ной стороны, нередко отождествляя различные типы систем, ав­торы "накладывают" диалектико-материалистическую методологию на объекты, для которых она неприменима. Подобная ошибка со­вершается, на наш взгляд, теми авторами, которые, отождествляя ландшафт с биогеоценозом, считают источником развития ландша­фта противоречие между компонентами "живой" и "неживой" при­роды. Это биологическое противоречие лежит в основе биогеоце­нозов, а в ландшафте есть компоненты "неживой" природы, нап­ример, рельеф, но формы рельефа, за исключением микрорельефа биологического происхождения, не создаются в ландшафте противоречием между "живой" и "неживой" природой. Корреляционные системы обладают законами, отличными от законов саморазвиваю­щихся систем.

С другой стороны, именно география на поверхности плане­ты имеет дело с соотношением систем различного типа. Поэтому вопросы иерархии этих систем, соотношения их законов, влияние их друг на друга имеют мировоззренческий, методологический ха­рактер и относятся к области философских вопросов географии.

Большую группу философских вопросов географии образуют вопросы диалектики развития географических систем. Сюда отно­сятся проблемы источника и движущих сил развития географичес­ких систем, соотношение внутреннего и внешнего. В "Капитале" К. Маркс на примере исторической роли естественных богатств средствами жизни и средствами труда [т. 23, с. 521] показал, что "внешним" по отношению к системе являются лишь те элемен­ты, которые находятся с ней в тесном взаимодействии и, следо­вательно, в содержании системы имеют родственные компоненты. На этом, в частности, основано наше разделение географической среды на "внешнюю" физико-географическую среду общества и "внутреннюю" экономико-географическую среду как один из важ­нейших компонентов содержания общественной системы.

Особое место занимают философские проблемы географии, связанные с такими категориями, как "часть" и "целое", "общее" и "единичное" и т.д. Исследование важнейшей для географии про­блемы единства физической и экономической географии страдает от методологически неверного подхода. Уже изначально физичес­кая и экономическая география рассматриваются как части цело­го (географии вообще). Это и нацеливает на поиск несуществую­щих законов "географии вообще", законы которой должны быть бо­лее высокими, чем природные законы физической и общественные экономической географии. Более того, как законы всякого целого они должны быть некоторым синтезом названных законов. Однако структура географии отражает структуру своего объекта и его систему связей с объектами пограничных наук. Объекты физичес­кой географии возникают на планете раньше, чем объекты эконо­мической географии или биогеографии. Экономическая география, как и биогерграфия, отражают связи физико-географического объ­екта с обществом и с живой природой соответственно. Соотноше­ние между физической и экономической географией иное, чем то, которое описывается категориями "часть" и "целое".

Подобным образом ошибочно употребляют категории "общее" и "единичное". Так "общее" отождествляется с "целым", что при­водит к неправильным теоретическим выводам. Например, геогра­фическая зона по отношению к составляющим ее районам часто рассматривается как общее по отношению к единичному. Это неверно. Категории "отдельное" и "общее" раскрыты В.И. Лениным в "Философских тетрадях" [2, т. 29, с. 318-319]. Общее может быть стороной, сущностью единичного, но никогда не может вы­ступать по отношению к нему как целое.

Центральной проблемой географии, как и любой другой на­уки, является определение предмета. Еще Л. Мечников отмечал, что наука никогда не начинает с предмета, а постепенно при­ходит к его определению. В диалектическом материализме име­ются принципы определения предмета науки, апробированные на целом ряде естественных наук. Предмет конкретной науки не­возможно понять только "изнутри" данной науки, ибо надо рас­крыть" и то, чем предмет данной науки отличается от предмета других пограничных наук. Методологическая роль диалектичес­кого материализма в решении этого вопроса очевидна. Данная проблема представляет собой важнейшую область философских вопросов географии.

Выше мы уже упоминали о том, что предметом основных ес­тественных наук Ф. Энгельс считал конкретные формы движения материи. В этой связи в географии необходим глубокий естест­веннонаучный и философский анализ проблемы географической формы движения материи. От решения этого вопроса зависит многое в выборе дальнейшего направления развития географиче­ской науки и практики.

Из всех объектов, изучаемых географией, раньше всего во­зникают объекты физической географии, в первую очередь, эле­менты гидросферы и тропосферы. Если такие физико-географиче­ские объекты, как озера и реки, моря и океаны, ледники и снежники, покровные оледенения, воздушные массы, облака и об­лачные системы, несводимы по своим свойствам и законам к фи­зическим, химическим и т.д. свойствам и законам строения, функционирования и развития, то их можно отнести к особому структурному уровню организации материи - географическому. Более того, с этим особым уровнем организации материи должна быть связана и особая форма движения материи - географичес­кая, которая по своей сущности является неорганической, она возникает до появления жизни на планете.

Географическая форма движения материи является основным объектом изучения географической науки.

Большой круг вопросов в географии связан с определением места географии в классификации наук и раскрытием логики ее внутреннего деления. Известно, что в диалектическом материа­лизме основой классификации наук является классификация форм движения материи, которые изучаются этими науками. Концепция географической формы движения материи позволяет строго научно определить место географии среди других наук. Более того, это ставит на научные рельсы изучение внутренней структуры самой географии, исследование методологических основ единства физи­ческой и экономической географии, так как внутренняя структу­ра географии зависит от ее места в генетической классификации наук, построенной по формам движения материи.

При этом очень важно не допустить распространенной ошиб­ки: отождествления содержания географии с содержанием геогра­фической формы движения материи. Географическая наука изучает не только свойобъект - географическую форму движения материи, но и всю систему связей своего объекта с объектами погранич­ных наук. Именно эти связи и отражаются такими географически­ми дисциплинами, как геоморфология, биогеография и география почв, экономическая география и т.д. и т.п.

Весь этот круг проблем относится к философским вопросам географии.

Следующая группа философских вопросов географии связана с проблемой соотношения общества и природы, природных и обще­ственных закономерностей. Исторический материализм раскрывает содержание и сущность общества как системы, в основе которой лежит социальная форма движения материи; а методология соотно­шения социальной формы движения материи с фордами движения жи­вой и неживой природы разработана диалектическим материализ­мом. Поэтому без обращения к этой диалектико-материалистической методологии невозможно решение этой группы вопросов. Вот некоторые из них: входит ли природа в общество иди общество входит в природу; существует ли система "общество-природа"; как соотносятся законы природы и общества; что такое географи­ческая среда и какова ее роль в жизни общества; тождественны ли понятия "географическая среда", "биосфера" и "окружающая средами т.д. и т.п.

Большую группу философских вопросов географии составляй проблемы, связанные с пониманием географии как науки, ее мес­та в обществе, закономерностей ее развития, с раскрытием путей превращения географии в непосредственную производительную силу общества.

Такова, на наш взгляд, область философских вопросов ге­ографии (приведенный выше перечень вопросов, конечно, не исчер­пывает всех философских проблем географической науки), для решения которых необходимо обращение к диалектико-материалистической методологии.

Роль географии в развитии философии. По мнению некоторых исследователей, географические знания начали складываться еще в первобытном обществе до возникновения философии. Более того, географические знания сыграли определенную роль в формирова­нии первых материалистических философских систем. Так, географическое положение Греции, с запада омываемой Ионическим, а с востока Эгейским морями, большая изрезанность побережья, оби­лие островов - все это, возможно, являлось реальной предпосыл­кой формирования материалистического мировоззрения Фалеса Ми­летского, который первым поставил вопрос о вещественной первооснове всех предметов и пришел к выводу, что такой основой является вода. Земля, по мнению Фалеса, подобна срезу колон­ны и со всех сторон окружена водой. Видимо, влияние географи­ческой картины мира на формирование мировоззрения первых фило­софов-материалистов древней Греции заслуживает особого рассмотрения, и его нельзя отрицать.

Развитие географических знаний о строении и функциониро­вании различных географических систем углубляет и расширяет философское представление о системной организации мира. Тако­вы, например, сведения, накопленные географией о ландшафтах, как особых материальных системах с корреляционными системообразующими связями. Подобные системы образуют особый тип кор­реляционных систем.

Учение А.А.Григорьева о географической форме движения ма­терии и развитие его идей в современной географической литера­туре, несомненно, способствует развитию наших представлений о сущности движения как способа существования материи; и расши­ряет представление о соотношении форм движения материи в раз­витии неживой и живой природы, их соотношение с социальной формой движения материи. Все это является объективной основой классификации естественных наук и дает ключ к пониманию мно­гих вопросов, связанных с проблемой географической формы движения материи.

Многое сделано географами (К.К. Марков, Ю.К. Ефремов и др.) для раскрытия сущности и специфики географического про­странства и географического времени. Географические исследо­вания вносят свой вклад в развитие наших представлений об этих формах бытия движущейся материи.

Но географические знания не всегда однозначно способст­вуют развитию материалистического миропонимания. Так, эпоха Великих Географических открытий давала богатый материал для философского, социологического осмысления. Однако, отсутст­вие материалистического понимания человеческого общества и абсолютизация влияния географической среды на его развитие все это приводило к созданию концепции географического детерминизма, особой идеалистической географической школы в социологии.

И вместе с тем, введение понятия "географическая среда" Д. Мечниковым и Э. Реклю, а затем Г.В. Плехановым обогатило по­нятийный аппарат исторического материализма. Категория "геог­рафическая среда" позволяет исследовать сложную картину вза­имоотношений общества и природы.

Географическое изучение соотношения общества и природы дает много фактического и теоретического материала и тем са­мым помогает формированию и развитию диалектико-материалистического представления о связях общества и природы. "Раз­работка вопроса о взаимодействии общества и природы, - писал Ю.Г. Саушкин в предисловии к избранным трудам Н.Н. Баранского, - в условиях, когда в науке еще преобладали мнения о противо­положности общественных и естественных наук, имела и большое философское значение, обогатила исторический материализм" [20, с. 17].

Некоторые географические исследования подводили к поста­новке принципиально новых проблем в географической науке, ко­торые имеют большое мировоззренческое значение. Такова, на­пример, отмеченная выше проблема отражения, поставленная А.И. Воейковым задолго до возникновения концепции географической формы движения материи. Подобные проблемы еще ждут своих эн­тузиастов.

2. ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ФОРМА ДВИЖЕНИЯ МАТЕРИИ

Движение как способ существования материи. Известно, что нет движения - вообще, а существуют конкретные формы движения материи: механическая, группа физических, химическая, биоло­гическая, социальная. Поэтому, чтобы раскрыть сущность движе­ния как способа существования материи, необходимо проанализи­ровать отдельные его формы. Начнем с наиболее развитой и до­статочно изученной формой движения материи - социальной. Диа­лектический материализм рассматривает материальное производ­ство как способ существования человеческого общества. Оно и является высшей социальной формой движения материи. Из связи материи и движения также следует» что материальным носителем формы движения материи является саморазвивающаяся система. Та­кой системой является общество. Основными компонентами общест­ва, как это было показано К.Марксом и Ф.Энгельсом, являются люди и средства производства. Их взаимодействие - есть процесс материального производства или социальная форма движения мате­рии. Проведенный К.Марксом анализ материального производства раскрывает его как способ существования общества. Материальное производство является внутренне противоречивым процессом, ди­алектическим единством производства и потребления как двух разнонаправленных процессов [I, т. 12, с. 216-217]. Противоре­чивость материального производства обусловлена противоречиво­стью самих взаимодействующих полюсов: субъекта производства (людей) и объекта производства (средств производства), их вза­имодействие (производство) состоит как из субъективного и объ­ективного потребления (людей и средств производства), так и из субъективного и объективного производства. Это значит, что в процессе материального производства не только потребляются способности и навыки людей, изнашивается техника, сгорает го­рючее, но одновременно происходит и воспроизводство, и совер­шенствование работников и создание новой техники, ремонт ста­рой, получение нового горючего. Таким образом, в процессе ма­териального производства "потребляются" и "воспроизводятся" основные компоненты общества: люди и средства производства. Постоянное производство и воспроизводство производительных сил создает необходимые материальные условия существования оп­ределенных производственных отношений и через них, как базис общественно-экономической формации - основу существования всех общественных отношений, конкретной общественной системы.

Итак, сущность социальной формы движения материи (материального производства) как способа существования человеческо­го общества заключается в производстве и воспроизводстве лю­дей и средств производства и всех общественных отношений, т.е. в создании и воссоздание такой целостной системы, как человеческое общество.

Аналогичную картину мы можем наблюдать и в системах жи­вой природы. Так, биогеоценозы состоят из двух противополож­ных компонентов - животные и растительные организмы, микроор­ганизмы, с одной стороны, и условия их существования - почвы, поверхностные воды, микромассы воздуха с их микроклиматом, с другой. Такая система является материальным носителем биологи­ческой формы движения материи. В основе ее также лежит проти­воречивое взаимодействие организмов и условий их существова­ния. При биологическом обмене веществ также происходит одно­временное "потребление" и "воспроизводство" как организмов, так и условий существования. К. Маркс в этой связи писал, что потребление корнями растений минеральных веществ почвы есть одновременно потребление и производство самого растения. В данном биогеоценозе на основе биологического обмена веществ происходит воспроизводство всех основных компонентов этой сис­темы и производство и воспроизводство всех отношений между ни­ми, воссоздаются те же цепи питания, те же взаимоотношения ме­жду хищниками и травоядными, между травоядными и растительно­стью и т.д. и т.п.

Моделью саморазвивающейся системы в неживой природе может служить солнечная система, способом существования которой, ви­димо, является гравитационная форма движения материи. Именно этот тип взаимодействия лежал в основе возникновения системы, и на основе этого взаимодействия постоянно воспроизводятся от­ношения между ее компонентами: планеты продолжают оставаться на своих орбитах. Сущность гравитационной формы движения мате­рии как способа существования солнечной системы заключается в создании и сохранении основных компонентов системы и связей между ними.

Конечно, формы движения материи трех рассмотренных нами уровней - социальный, биологический и неорганический - имеют некоторые специфические особенности, но нас интересует то об­щее, что связано с движением как способом существования мате­рии. В этой связи можно отметить, что формы движения материи как конкретные типы взаимодействия являются особыми "технологическими" процессами, в которых рождаются и на основании ко­торых существуют сами взаимодействующие объекты. Поэтому так и различаются по их содержанию физические, биологические, ге­ологические и социальные материальные системы.

В отношении каждой конкретной формы движения материи мо­жно сказать, что сущность ее как способа существования данной материальной системы заключается в создании и воссоздании ос­новных компонентов этой системы, в создании и воссоздании всех связей между ними.

Критический анализ концепции географической формыдвижения материи А.А. Григорьева. Впервые в мире работа Ф. Энгель­са "Диалектика природы" была издана в нашей стране в 1925 г. Это усилило внимание отечественных естествоиспытателей" к фило­софским проблемам науки, дало дополнительный материал для критического рассмотрения методологических проблем различных естественных наук. А.А. Григорьев первым из советских ученых поставил задачу построения советской географии на новой диалектико-материалистической основе. Он считал, что 'Географиче­ская наука относится к числу основных естественных наук, объ­ектом исследования которых являются, как отмечал Ф. Энгельс, конкретные формы движения материи.

По А.А.Григорьеву, география изучает единый физико-геог­рафический процесс или географическую форму движения материи, которая является способом существования поверхностной оболоч­ки планеты (названной им географической оболочкой). Сущность географической формы движения заключается в противоречивом взаимодействии физико-географических процессов, которые взаимообусловливают и взаимоизменяют друг друга. Географическая форма движения проходит три этапа развития. Первый этап. Гео­графическая форма движения материи возникает до появления жизни на планете. Первоначально она представляет собой неразры­вное единство трех физико-географических процессов: климати­ческого, гидрологического и геоморфологического. Эти процес­сы не могут существовать друг без друга, и они постоянно пе­реходят друг в друга. Второй этап. Жизнь, биологическая фор­ма движения материи, возникнув, входит в состав географичес­кой формы движения материи. Теперь в ее содержании, кроме климатического, гидрологического и геоморфологического процессов присутствуют фитоэкологогеографический и зооэкологогеографический процессы. Третий этап существования географи­ческой формы движения материи связан с возникновением соци­альной формы движения материи, которую А.А. Григорьев не вклю­чает в содержание географической формы движения, но отмечает ее влияние на последнюю.

Однако в выделении этих трех этапов развития географической формы движения материи нет единого логического принципа. Это либо включение высшей формы движения материи (биологичес­кой) в содержание уже существующей низшей географической фор­мы движения материи - второй этап, либо для выделения нового этапа достаточно лишь возникновения и внешнего влияния выс­шей формы движения материи (социальной), без ее вхождения в состав географической формы движения материи - третий этап.

Во-первых, уже само выделение этих этапов нарушало при­нципы соотношения низших и высших форм движения материи. Ф. Энгельсом было показано, что каждая высшая форма движения материи представляет собой диалектический синтез входящих в нее низших форм движения материи. И как в примере - 1+3=4 -четверка не является простой суммой слагаемых, а представля­ет собой их синтез и обладает уже новыми свойствами, так и каждая новая высшая форма движения материи - это уже новый процесс, с новыми законами, с новой сущностью. Рассматривая, например, биологическую форму движения материи, Ф. Энгельс, отмечал, что она представляет собой не простое сложение меха­ники, физики и химии, а их диалектический синтез. Все это го­ворит о том, что включение биологической формы движения в со­держание географической формы движения материи неорганичес­кой по своей сущности является ошибочным: высшая форма движе­ния материи не может быть частью низшей формы движения.

Во-вторых, в концепции А.А. Григорьева выделение первого этапа географической формы движения материи означало самое главное: сущность этой формы движения материи определялась как неорганическая. И дальнейшее ее развитие не должно вы­ходить за рамки данной сущности. При этом возникновение и во­здействие на нее социальной формы движения материи не означа­ет изменения ее сущности.

В настоящее время, когда диалектико-материалистическое учение о формах движения материи является достаточно глубоко и всесторонне разработанным, когда наши представления опира­ются на данные новейшего естествознания, нам легче видеть недостатки концепции А.А. Григорьева. И он сам в 1932 г. в статье "Предмет и задачи физической географии", понимая всю сложность и не разработанность обсуждаемой проблемы, заявил о возможных методологических ошибках в его концепции географи­ческой формы движения материи. Тем внимательнее с позиций современной науки мы должны относится к тем положительным моментам, которые имеются в его рассуждениях. Анализ должен быть всесторонним.

Некоторые критические замечания противников [9, с.148-152] выделения географической формы движения материи были справедливы. Так, связывая специфические формы отражения с конкретными формами движения материи, они справедливо указы­вали на то, что между ощущением и сознанием не может быть промежуточной формы отражения. Однако из концепции А.А. Гри­горьева следовало, что после включения биологической формы движения в географическую должна возникнуть форма отражения более высокая, чем ощущение, но еще не сознание.

Другие замечания, резко обвиняющие А.А. Григорьева в идеалистическом отрыве движения от материи, были связаны со сложностью строения поверхностной оболочки Земли, недоста­точной изученностью соотношения различных процессов и явле­ний на поверхности планеты, и, наконец, с отсутствием чет­кой терминологии в географической науке. Так, некоторые кри­тики А.А. Григорьева, отождествляя выделяемую им географичес­кую оболочку с ландшафтной оболочкой, обвиняли его в отрыве географической формы движения материи от материального суб­страта - ландшафтной оболочки, считали, что географическая форма движения "плавает над ландшафтами". Действительно, климатические, гидрологические и геоморфологические процес­сы, объединяемые А.А. Григорьевым в единый физико-географиче­ский процесс, даже с появлением жизни на Земле, развиты во всей толще (до 16 км) географической оболочки, намного пре­восходящей по вертикальной мощности ландшафтную оболочку (200 м). Только в случае отождествления географической обо­лочки с ландшафтной можно было обвинять А.А. Григорьева в от­рыве географической формы движения материи от материального субстрата.

На наш взгляд, ошибки А.А. Григорьева в основном связаны с трудностями в понимании самой сущности формы движения мате­рии и ее основных характеристик. Во-первых: каждая форма дви­жения материи, как было отмечено выше, является процессом со­здания и воссоздания самих взаимодействующих компонентов ма­териальной системы. То есть каждая форма движения материи яв­ляется особым "технологическим" процессом, на основе которого возникают и существуют только ему присущие явления. Возникнув как неорганическая форма движения материи, географическая форма движения представляет собой противоречивый процесс вза­имодействия гидросферы и тропосферы (единство климатического, гидрологического и геоморфологического процессов, где послед­ний связан с включением верхних элементов литосферы в процесс тепловлагообмена между гидро- и тропосферой). Обладая подоб­ной сущностью, географическая форма движения естественно не может включать в свое содержание биологическую форму движе­ния, ибо явления живой природы не возникают на основе тепловлагообмена между гидросферой и тропосферой.

Во-вторых, важнейшим признаком новой формы движения мате­рии является существование особых противоречивых материальных объектов: нового вида материи и условий его существования, ко­торые образуют саморазвивающуюся систему - материальный носи­тель формы движения материи. Их противоречивое взаимодействие как раз и является новой формой движения. В этом отношении синтез низших форм движения материи при образовании высшей за­ключается в создании новых материальных объектов. Например, люди и средства производства, организмы и условия их существо­вания в социальной и биологической формах движения материи. Подобный синтез при образовании географической формы движения материи означал возникновение гидросферы и ее компонентов (океаны, моря, озера, ледники, снежники, реки), с одной сторо­ны, и возникновение тропосферы и ее компонентов (воздушные массы, облака и облачные системы), с другой. Выступая как противоположности, именно гидросфера и тропосфера образуют само­развивающуюся географическую систему, географическую оболочку - носитель географической формы движения материи. Ни в какой другой форме движения материи не возникают и не существуют по­добные географические объекты.

В-третьих, с каждой формой движения материи связана специфическая форма отражения. На первом этапе географической формы движения материи она уже существует как форма отраже­ния неорганической природы. Включение А.А. Григорьевым био­логической формы движения материи в географическую означало бы возникновение новой формы отражения, но более высокой, чем биологическая. Однако, данные современной науки убеди­тельно свидетельствуют о том, что биологическая форма отра­жения непосредственно предшествует возникновению сознания. Между ними нет никакой другой формы отражения точно так же, как нет никакой другой формы движения материи между биологи­ческой и социальной.

Высказанные критические замечания, однако, нисколько не умаляют достоинств концепции географической формы движения материи, созданной А.А. Григорьевым. И мы твердо убеждены в том, что развитие положительных сторон идей географической формы движения послужит надежной методологической основой дальнейшего развития теории географической науки вообще.

В этой связи самого серьезного внимания в представлени­ях А.А. Григорьева о географической форме движения материи, ее сущности, содержании, основном противоречии и т.д. и т.п. заслуживает анализ первого этапа развития, когда содержание ее представлено диалектическим единством климатического» гидрологического и геоморфологического процессов.

Происхождение и сущность, географической формы движения материи. Большие трудности в обосновании географической фор­мы движения были связаны с тем, что географы ранее не владе­ли строгими критериями выделения форм движения материи» И не потому, что это выходило за рамки их профессиональной облас­ти. В философской литературе эта проблема не разрабатывалась. Вместе с тем и проблема классификации наук не стояла так ос­тро. Однако, необходимая методология для решения данных воп­росов содержалась в работах классиков диалектического мате­риализма.

Критерии выделения формдвижения материи:

1. Наличие саморазвивающейся материальной системы-носи­теля. Основными компонентами этой системы являются: вид мате­рии - материальное образование, обладающее специфической фор­мой отражения, адекватной данной форме движения материи; ус­ловия существования данного вида материи, которые представляют собой элементы среды, преобразованные взаимодействием с этим видом материи. Вид материи и условия его существования выступают как противоположные компоненты единой саморазвива­ющейся системы, т.е. они взаимообусловливают и взаимоизменяют друг друга. Примером могут быть люди и средства производства, организмы и условия существования, минералы и элементы раствора. Соответственно они являются материальными носителя­ми социальной, биологической и геологической (минеральной) форд движения материи.

2. Наличие основного противоречия. С этим противоречием связано возникновение и существование важнейших компонентов материальной системы-носителя данной формы движения материи, и оно существует на всех этапах развития формы движения. Ос­новное противоречие - это противоречие между видом материи и условиями его существования.

3. Наличие специфических законов. Это законы строения, функционирования и развития дачной формы движения материи и отдельных ее сторон. Так, например, множество специфических законов связано с социальной формой движения материи: закон соотношения производительных сил и производственных отношений, закон соотношения базиса и надстройки, закон классовой борьбы, закон прибавочной стоимости и т.д. Их наличие является надежным критерием выделения социальной формы движения материи. Вопрос о географических законах иногда вызывает за­труднения у географов. Обычно пытаются в данном случае назы­вать какие-нибудь общегеографические законы типа законов вер­тикальной и поясной зональности, забывая о том, что любая географическая дисциплина потому и является географической наукой, что изучает специфические географические законы. Это законы климатологии и гидрологии, геоморфологии и океаноло­гии, биогеографии и ландшафтоведения, экономической геогра­фии и т.д., которые, не охватывая: географической формы движе­ния материи в целом, отражают, однако, ее существенные сто­роны. Большое методологическое значение имеет определение за­кона, данное В.И. Лениным в "Философских тетрадях" и, в част­ности, понимание закона как отношения между сущностями [2,т. 29, с. 138]. Если сущности нового порядка, нового качества, например географического, то и законы в данном случае тоже будут географическими.

4. Б.М. Кедров в качестве дополнительного критерия выде­ления форм движения материи называет наличие специфической науки, объектом исследования которой является форма движения материи. Однако, необходимо предостеречь от попытки выделять формы движения "по имеющимся наукам". Это наверняка приведет к ошибкам. Возьмите, хотя бы, математику и кибернетику. В природе отсутствуют какие-либо "математические" или "кибернетические" процессы, которые бы являлись способом существова­ния особых материальных систем.

5. Наличие генетической и структурной связи с низшей формой движения материи. В развитии материи низшие формы дви­жения материи и порождают высшие, и входят в их содержание в "снятом", т.е. в подчиненном виде. Поэтому каждая новая фор­ма движения материи должна выводиться из предшествующей ей низшей формы, т.к. в природе она закономерно порождена низ­шей формой движения материи.

6. Важнейшим критерием выделения форм движения материи является наличие специфической формы отражения. Тем более, что в науке нередки случаи, когда эта форма отражения изуча­ется задолго до возникновения представления о форме движения материи, с которой она связана. Так было, например, с биоло­гическими формами отражения: раздражимость, возбудимость, ощущение изучались до того, как сложилось современное представление о биологической форме движения материи. Но, если ори­ентироваться в выделении формы движения материи только на специфическую форму отражения, то можно легко ошибиться. Ведь "носителем" формы отражения, по определению, приведенно­му выше, является только один из компонентов системы-носите­ля формы движения - вид материи. А "условия существования ви­да материи" могут остаться за пределами наших представлений о содержании выделяемой формы движения. Так, например, долгое время человеческое общество понималось как совокупность лю­дей. Такое представление сохранялось и в тех работах, которые нельзя упрекнуть в непонимании социальной сущности сознания как формы отражения, связанной с социальной формой движения - материальным производством. Из его содержания как системы-носителя высшей формы движения материи исключались средства производства, другой важнейший компонент системы. Поэтому данный критерий должен работать вкупе с остальными критерия­ми.

7. Наличие специфического пространства и времени. В ра­ботах Ф. Энгельса и В.И. Ленина раскрывается диалектико-материалистическое понимание пространства и времени, как основных форм существования материи. Сущность этих представлений зак­лючается в том, что понятия "пространство" и "время" вообще есть абстракции от реально существующих форм пространства и времени, которые являются формами бытия конкретных материаль­ных систем, способом существования которых является специфи­ческая форма движения материи. Последняя как раз и определя­ет основные свойства пространственно-временных отношений дан­ной формы движения материи. Здесь, как и в случае с изучением форм отражения, наука часто располагает знанием о специфических формах пространства и времени раньше, чем открыта и изу­чена связанная с ними форма движения материи.

Конечно ли число критериев выделения форм движения мате­рии? Видимо, дело не в числе критериев, а во всесторонности подхода к этой трудной и важной в методологическом плане про­блеме выделения форм движения материи.

Основываясь на этих критериях, рассмотрим как происходи­ло развитие природы в условиях планеты Земли. Вслед за форми­рованием твердой коры в результате дегазации мантии на по­верхности планеты стали образовываться вначале неглубокие бас­сейны, постепенное увеличение водности которых приводило к возникновению качественно нового взаимодействия их с нижними слоями атмосферы. Так постепенное накопление такого минерала или горной породы как вода или лед приводило к качественному скачку и образовывались новые, уже географические явления: озера, снежники, ледники, реки, моря и океаны. Эти элементы формирующейся гидросферы включали в новый географический тепловлагообмен нижние слои атмосферы и преобразовывали их в элементы тропосферы: возникали воздушные массы, облака, облачные системы и т.д. Шло формирование систем типа "вид ма­терии - условия существования". Здесь географическим видом материи являются элементы гидросферы, которые состоят из ге­ологического вида материи - воды или льда. А элементы тропо­сферы выступают в качестве "условий существования географи­ческого вида материи". Элементы гидросферы и тропосферы, нахолящиеся в диалектическом единстве, образуют систему-носи­тель географической формы движения.

Основное противоречие этой системы заключается в проти­воречивом взаимодействии гидро- и тропосферы. При этом внут­ренняя противоречивость географической формы движения мате­рии заключается в том, что она состоит из двух разнонаправленных тенденций. Так испарение с поверхности гидросферы есть ее "разрушение", но это одновременно и "созидание" эле­ментов тропосферы. В свою очередь, выпадение осадков есть "разрушение" тропосферы, но одновременно и "созидание" эле­ментов гидросферы. Такое противоречие - основная причина воз­никновения, существования и развития географической самораз­вивающейся системы, состоящей из элементов гидросферы и тро­посферы.

С Географическим тепловлагообменом между гидросферой и тропосферой связано существование основных географических за­конов, которым подчиняются все географические явления, напри­мер, закон географической зональности. Эти законы1 являются первичными по отношению к специфическим законам всех геогра­фических явлений, изучаемых частными географическими науками. География изучает особый' класс явлений природы, обладающий своими географическими законами строения, развития и функцио­нирования.

В качестве дополнительного критерия выделения географи­ческой формы движения материи мы называли наличие специфиче­ской науки. Длительное развитие географии, изучение ею осо­бого класса явлений, апробирование ее законов на практике, в частности, в материальном производстве, не вызывает сомнений в самостоятельности этой науки и объективности открываемых ею законов. Эго> подтверждает существование географической формы движения материи.

Географическая форма движения материи является законо­мерным и высшим этапом развития неживой природы в условиях нашей планеты. Она генетически и структурно связана с предше­ствующей ей низшей формой движения материи - геологической. Основное содержание последней составляют процессы минерало- и петрогенеза. Связанный с этими процессами тектоморфогенез как вторичный по отношению к ним мы считаем возможным не анализировать. И подобно тому как многочисленные биологические процессы лишь через один материальный носитель предков человека "навели мост" к высшей социальной форме движения ма­терии, так высшая географическая форма движения материи ока­залась связанной с низшей геологической формой движения лишь через один из многочисленных процессов минералопетрогенеза через образование воды или льда. Именно вода и лед явились основными "кирпичиками", из которых складывается "здание" ге­ографической системы носителя географической формы движения материи. Интересно в этой связи замечание С.В. Калесника о том, что ни один минерал не возникает и не разрушается в та­ких количествах и с такой интенсивностью на поверхности пла­неты как лед. Это говорит о том, что генетическая и структу­рная связь географической и геологической форм движения ма­терии приводит к тому, что геологическая форма движения ма­терии, входя в состав географической, подчиняется ее законам, но сохраняет свою сущность. Это приводит к тому, что меняет­ся интенсивность процесса минералообразования, и он в своем распространении подчиняется законам географической зонально­сти.

Наименее изученным вопросом, связанным с критериями вы­деления географической формы движен





Дата добавления: 2013-12-31; просмотров: 3594; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Да какие ж вы математики, если запаролиться нормально не можете??? 8448 - | 7340 - или читать все...

Читайте также:

 

18.205.176.85 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.021 сек.