double arrow

Теория когнитивного диссонанса 8 страница


таблице были ложными и намеренно создавали у каждого впечатление, что вся группа придерживается противоположного мнения. Затем членам группы предлагалось обсудить этот вопрос с помощью письменных посланий друг другу.

Экспериментатор брал послание одного участника другому, но по назначению доставлял подготовленную заранее подделку, убеждавшую получателя изменить свое мнение. После пятнадцати минут письменного обмена мнениями членам группы снова предлагалось отразить на бланке свое мнение, с тем чтобы экспериментатор мог подготовить другую итоговую таблицу и показать участникам дискуссии, каково мнение на этот счет каждого из них. После сбора второй серии высказываний экспериментатор объявлял, что на сегодня время для обсуждения истекло, и просил школьников заполнить якобы анонимные анкеты (т. е. анкеты не нужно было подписывать). Отвечая на многочисленные вопросы анкеты, участники вновь должны были выразить свое отношение к проблеме комендантского часа.

Таким образом были получены: исходная точка зрения каждого (прежде чем он ознакомился с мнением других); вторая версия точки зрения каждого участника, высказанная публично после того, как ему стало известно, что все остальные с ним не согласны, и после того, как на него было оказано определенное воздействие в записках; и третья версия собственного мнения каждого, в анонимности которой участники были убеждены. Если перемена в убеждениях произошла в промежутке между первым и вторым утверждением и подтверждена анонимным анкетным опросом, следовательно к концу эксперимента участник изменил свое мнение. Если же между первым и вторым утверждениями точка зрения изменилась, но третье утверждение содержало исходное мнение, это Свидетель-136

ствует о проявлении публичной уступчивости, не сопровождавшейся внутренним принятием навязанного мнения.

В контрольных группах исследования не сопровождались ни обещанием награды, ни угрозой наказания и проводились по описанному выше принципу. В других группах были введены дополнительные условия.

1. Обещание награды в случае согласия. При наборе участников в эти дискуссионные группы экспериментатор оговаривал возможность раздобыть для них билеты на интереснейший баскетбольный матч.




Однако на собрании группы, участникам сообщалось, что, к сожалению, количество зарезервированных билетов оказалось очень небольшим, и только один человек из группы сможет попасть на матч. Экспериментатор объявлял также, что после дискуссии вопрос о том, кто получит билет, будет решен общим голосованием. Первые две записки, полученные участниками, не содержали в себе никаких намеков на поощрение. Третья записка, которую также получил каждый член группы, гласила: <Я думаю, что ты выдвинул один из лучших аргументов в ходе дискуссии, но не могу понять, почему ты никак не хочешь изменить свое мнение. Если бы ты отказался от него, я наверняка бы проголосовал за то, чтобы ты получил билет>. В четвертой из полученных записок говорилось следующее: <Я только что получил записку от..., и мы оба сошлись на том, что, если ты изменишь свое мнение и окажешься на нашей стороне, мы будем вместе голосовать за то, чтобы ты получил билет>.

Таким образом, каждому участнику предлагалось поощрение в том случае, если он уступит и согласится с навязываемым ему мнением.

2. Угроза наказания за неуступчивость. В этом случае при наборе участников в дискуссионные группы возможность получения билета на баскетбольный матч также оговаривалась. На собрании группы каждому ее члену на самом деле вручался билет. При этом, однако, сообщалось, что у экспериментатора не так уж много билетов, и что тот, кто не очень хочет идти на матч, должен возвратить билет. Кроме того, в конце собрания проводилось общее голосование с целью определить, не следует ли лишить кого-нибудь из членов группы права на билет. Третья и четвертая из полученных участниками записок отличались от приведенных выше лишь тем, что вместо обещания награды за голос, отданный в пользу адресата, в них содержалась угроза лишить его билета в случае, если он не изменит свою точку зрения.



Таким образом, каждому члену группы грозило наказание в том случае, если он не уступит и не согласится с другими. (В действительности все участники проводившихся экспериментов получили по бесплатному билету на матч вне зависимости от условий эксперимента.)

Данные, представленные в предыдущей главе, говорят о том, что и обещание награды, и угроза наказания влекут за собой проявления вынужденного согласия у значительного количества людей, в то время как в контрольных группах, где не фигурировали ни награда, ни наказание, таких случаев практически не наблюдалось. Напомним, что показателем вынужденного согласия считалось расхождение между тем, что испытуемый помечал на бюллетене для голосования, предназначенном для обнародования в группе, и тем его мнением, которое было высказано в анонимной анкете.

Иными словами, вынужденное согласие демонстрировали те, кто менял свое исходное мнение к моменту публичного голосования, но возвращался к нему в условиях анонимного анкетирования. Предполагалось, что участники, отказавшиеся от своего исходного мнения к моменту общего голосования и подтвердившие эту перемену взглядов в анкете, на самом деле сменили точку зрения.

Анализ только этих трех высказываний каждого из членов группы не позволяет установить, были ли среди них те, кто, проявив сначала вынужденное согласие, затем действительно изменил собственное мнение. По данным высказываниям невозможно отличить этих участников от тех, кто подвергся внешнему воздействию, но не проявил никакого вынужденного согласия. Однако соответствующие данные можно почерпнуть из записок, с помощью которых поддерживалась дискуссия. Из этих посланий порой очевиден момент проявления вынужденного согласия. Например, получив записку с угрозой наказания за неуступчивость, испытуемый отвечал предполагаемому отправителю записки: <Ладно. Я передумал>, хотя в записках другим адресатам продолжал отстаивать свое исходное мнение.

Записки таких участников ясно показывают, что, в течение какого-то времени они проявляли публичную уступчивость, несмотря на то что их собственное исходное мнение осталось неизменным. У нас есть возможность найти ответ на вопрос, действительно ли эти члены группы изменили свое мнение к моменту проведения анонимного анкетирования. Данные с учетом трех вариантов проведения эксперимента представлены в табл. 8. Из этой таблицы видно, что небольшой процент участников исследования (7 и 6 в условиях обещания награды и угрозы наказания соответственно) сначала проявил публичную уступчивость без изменения собственного мнения, а позже продемонстрировал и изменение исходной точки зрения.

Разумеется, приведенные в таблице результаты справедливы только при условии обещания награды или угрозы наказания. Любопытно отметить, что контрольная группа не отличается от двух экспериментальных групп по проценту участников, продемонстрировавших изменение исходного мнения, не сопровождавшееся вынужденным согласием. Эти участники поддались воздействию либо полученных ими записок, либо того факта, что большинство товарищей придерживается противоположной точки зрения, либо обоих этих факторов.

Создается впечатление, что обещание награды или угроза наказания никак не сказались на частоте возникновения этого типа изменения исходного мнения. Единственной целью введения этих переменных являлась провокация вынужденной уступчивости некоторых участников. Однако многие из них к концу эксперимента изменили собственное исходное мнение, пытаясь избавиться от возникшего диссонанса.

Хотя частота возникновения этого явления была небольшой, необходимо учитывать, что на всю дискуссию было отведено только пятнадцать минут. Прошло лишь восемь-десять минут между моментом получения первой записки, сулящей награду или наказание, и моментом анонимного анкетирования.

В качестве иллюстрации к некоторым ситуациям, в которых могут проявляться вынужденное согласие и связанный с ним диссонанс, приведу рассказ о двух других исследованиях, результаты которых поддаются интерпретации в рамках предмета нашего обсуждения. Данные исследования проводились с целью определить, создает ли насильственное принуждение человека к публичному высказыванию в пользу какой-либо точки зрения условия для последующего изменения его собственной позиции.

О первом из этих исследований сообщают Кинг и Янис. Эксперимент проводился со студентами одного из колледжей (пол испытуемых - мужской). За несколько месяцев до проведения эксперимента были определены и зафиксированы мнения данных студентов, касающиеся двух аспектов военной службы. Сам по себе эксперимент состоял в том, что каждый студент подвергался воздействию документа, в котором содержалась следующая информация:

свыше 90 процентов всех студентов колледжа будут призваны в армию в течение года после выпуска;

срок военной службы, обязательный для большинства студентов колледжа, составит по меньшей мере три года.

Этот документ был роздан студентам, разбитым на три различные экспериментальные группы.

1. Первая группа (импровизация). Студенты молча читали документ, после чего их просили записать на магнитофон импровизированную речь, не содержащую прямых ссылок на только что прочитанные сообщения, но совпадающую с ними по общей идее. Членам этой группы сообщалось, что

качество их речи впоследствии будет оценено специальным жюри.

2. Вторая группа (чтение вслух). В этом случае студентам предлагалась та же процедура, что и студентам первой группы, за исключением того, что они должны были прочитать вслух и записать на магнитофон эти сообщения. Таким образом, в первой группе основной упор делался на эффективность подбора аргументов и манеру изложения. Во второй группе испытуемым предлагалось обратить особое внимание на манеру изложения, интонации и выражения.

3. Контрольная группа (чтение про себя). От ее членов требовалось лишь прочесть про себя предложенный документ. Эта ситуация давала возможность оценить влияние подготовленного документа на испытуемых без погрешностей, вызванных какими-либо внешними действиями. Отличие этой ситуации от двух других можно свести к тому, что студенты первых двух групп должны были публично (в присутствии экспериментатора, а также - опосредованно - в присутствии жюри) высказать свое мнение по поводу сообщения.

Данные, которые получили Кинг и Янис, преимущественно состоят из сравнений, сделанных по результатам опроса членов трех экспериментальных групп с учетом изменения их точки зрения на точку зрения, высказанную в информационном документе.

Однако, прежде чем анализировать эти данные, давайте посмотрим, каких результатов мы ожидаем. Как уже было сказано выше, в контрольной группе от испытуемых не требовалось никаких внешних действий. Следовательно, в этом случае ни о каком вынужденном согласии не может быть и речи, а любое изменение мнения, произошедшее в этих условиях, следует отнести на счет убедительности аргументов, содержавшихся в документе. Количество изменений точки зрения в контрольной группе служит точкой отсчета для оценки количества изменений точки зрения в двух других группах.

В ситуациях импровизации и устного чтения внешнее поведение определялось экспериментатором. От испытуемых требовалось произнести импровизированную речь на оценку. Однако содержание этой речи противоречило личным убеждениям большинства испытуемых. По существу, участникам эксперимента предлагалась награда за устное провозглашение утверждений, диссонирующих с их личными мнениями. Следовательно, некоторые участники должны были продемонстрировать вынужденное согласие.

Таким образом, некоторые члены первой группы сделали попытку произнести хорошую речь и представить весомые аргументы в защиту той точки зрения, которой они сами не придерживались. В результате расхождения между их собственным мнением и осознанием того, что они делают, неминуемо должен был возникнуть диссонанс. И этот диссонанс, согласно теории, может быть существенно уменьшен путем изменения собственной точки зрения участника на точку зрения, предлагаемую условиями эксперимента. Логично ожидать заметно большего числа изменений личного мнения у студентов первой группы по сравнению с контрольной группой.

Ситуация, созданная для студентов второй группы, существенно отличается от двух других. Здесь речь идет только лишь о дословном чтении вслух предложенного документа. Послушное следование инструкции экспериментатора предполагало попытку хорошо прочитать текст, следя за интонацией, ударениями, чистотой произношения и т. д. Нет причин полагать, что подобное внешнее поведение диссонировало с личными убеждениями студентов относительно условий военной служ-143

бы. Следовательно, не стоит удивляться, если результаты, показанные студентами этой группы, ничем не будут отличаться от результатов контрольной группы.

В табл. 9 приведены данные, полученные в каждой группе. Анализ этих данных показывает, что в первой группе наблюдалось большее количество изменений мнения, чем в контрольной группе, по всем пунктам за исключением пятого, в котором речь шла о личных ожиданиях, связанных с призывом. В итоговом показателе различие между этими двумя группами было существенным на 3-процентном уровне достоверности. Во второй группе, однако, не наблюдалось значительных отличий от контрольной группы; количество изменений мнения в ней было даже ниже, чем в контрольной.

Если данные проинтерпретированы верно, рост изменений мнения студентов первой группы в пользу предложений, содержащихся в документе, является следствием не только того, что участникам пришлось публично поддержать эти предложения, но и того, что данное поведение диссонировало с существующим знанием.

Можно, однако, задуматься над тем, у всех ли студентов возник этот диссонанс. Ведь некоторые из них могли и не пытаться придумать хорошие аргументы в защиту мнения, не совпадающего с их собственным.

Чистое изменение определяется как процент студентов, изменивших собственное мнение в пользу документа, минус процент студентов, изменивших мнение в противоположном направлении.

Казалось бы, эти студенты не должны были изменить собственное мнение в пользу навязанного документом. В рамках данного конкретного исследования этот вопрос не затрагивался. Однако материалы другого эксперимента, который осуществили Янис и Кинг предоставляют нам необходимые данные.

Таблица 9 Изменение собственного мнения под воздействием документа, касающегося прохождения военной службы

Вопросы, по которым определялось мнение; Чистое изменение мнения в пользу содержавшегося в документе, % (Первая группа (импровизация) (N = 32); вторая группа (чтение вслух) (N = 23); контрольная группа (чтение про себя) (N = 20)).

Приблизительная оценка обязательного срока службы для призывников: 41; 27; 5; Приблизительная оценка количества студентов, которым будет предоставлена отсрочка (в процентах): 44; 26; 25; Приблизительная оценка количества студентов, которые станут офицерами (в процентах): 70; 47; 45; Личные ожидания, связанные со сроком службы: 59; 46; 50; Личные ожидания, связанные с призывом: 50; 26; 55; Чистое изменение определяется как процент студентов, изменивших собственное мнение в пользу документа, минус процент студентов, изменивших мнение в противоположном направлении: 87,5; 54,5; 65

p = 0,01 p = 0,03

Это исследование по своей сути - по процедурам, целям и выводам - очень похоже на описанное выше. Приблизительно за четыре недели до проведения эксперимента его участникам - всем студентам колледжа - была предложена анкета, авторов которой среди всего прочего интересовало мнение опрашиваемых о том, сколько через три года останется действующих кинотеатров, какой будет норма снабжения мясом и как скоро будет изобретено лекарство от простуды. Вот авторское описание основных аспектов процедуры.

<Участникам предлагалось представить неформальное сообщение на основе подготовленного экспериментатором конспекта, в котором содержались заключение и основные аргументы, предназначенные для использования в обсуждении... Каждому активному участнику по инструкции полагалось играть роль убежденного защитника предложенной ему точки зрения, в то время как двое остальных присутствовавших на экспериментальной сессии слушали его сообщение и читали конспект. Каждый испытуемый делал одно сообщение и был пассивным слушателем двух других... Во всех сообщениях предопределенное конспектом итоговое суждение было численно ниже, чем данное кем-либо из студентов перед проведением эксперимента. Таким образом, всем активным участникам пришлось отстаивать мнение, отличное от их исходного мнения>.

Каждое из трех сообщений, разумеется, касалось одного из трех вопросов, мнения по которым определялись ранее.

Сразу же после завершения последнего сообщения вновь определялись мнения участников.

Очевидно, что <активные участники> этого эксперимента оказались в ситуации, сходной по своей сути с <группой импровизации> предыдущего эксперимента. <Пассивные контрольные участники> сравнимы с

<контрольной группой>. Снова и по тем же самым причинам следует ожидать, что контрольная группа даст точку отсчета, показывающую, насколько убедительными были предложенные аргументы сами по себе. Можно ожидать и того, что больший процент <активных>, чем <контрольных>, участников изменит свое мнение, так как они согласились с условием принятия роли убежденных защитников. А такое поведение создает представление, диссонирующее с их личными убеждениями. Данные, полученные в ходе эксперимента представлены в табл. 10.

Из этой таблицы видно, что для сообщений, касающихся кинотеатров и снабжения мясом, полученные результаты имеют ту же тенденцию, что и результаты предыдущего исследования. Те, кому пришлось представить развернутые аргументы, показали больший процент изменений мнения, чем те, кто только слушал и читал конспект. Однако сообщение относительно лекарства от простуды дало другие результаты (сообщение C). Кинг и Янис дают этому факту следующее объяснение:

<Активные участники, готовившие сообщение C, казалось, в меньшей степени пользовались импровизацией, чем остальные. Группа, работавшая с сообщением C, гораздо тщательнее придерживалась предложенного конспекта, не предпринимая заметных попыток переформулировать основные положения, снабдить сообщение наглядными примерами или придумать дополнительные аргументы>.

В конце эксперимента участникам было также предложено оценить самих себя - насколько хорошо им удалось представить другим искреннюю, четко структурированную и убедительную речь.

Анализируя соотношение между этими самооценками и изменением собственного мнения, авторы исследования утверждают следующее:

Таблица 10 Изменение мнения под воздействием убеждающих сообщений

Экспериментальная группа; Изменения мнения^, % (Небольшое или значительное; Значительное).

Сообщение A (кинотеатры): Активные участники (N = 31): 71; 45; Пассивные участники (N = 57): 58; 21; (p=0,01)

Сообщение B (снабжение мясом): активные участники (N = 29): 62; 41,5; пассивные участники (N = 57): 52; 17; (p=0,01)

Сообщение C (лекарство от простуды): активные участники (N = 30): 53; 40; пассивные участники (N = 53): 51; 45; (p > 0,30)

к примеру, среди активных участников, представлявших сообщение C, оказалось 18 студентов, чей рейтинг был сравнительно высоким (от трех до шести положительных оценок), и 12 студентов, чей рейтинг был преимущественно низким (ноль, одна или две положительных оценки). 55 процентов студентов с высоким рейтингом против 17 процентов студентов с низкой самооценкой продемонстрировали существенное изменение мнения в сторону содержавшегося в сообщении (Р = 0,05).

В целом, сопоставления результатов по всем трем сообщениям последовательно указывают, что большее

^Изменение определяется как процент студентов, изменивших свое мнение в пользу предложенного в сообщении, минус процент изменивших мнение в противоположном направлении.

количество изменений мнения произошло среди тех активных участников, кто оценил собственные устные выступления как удовлетворительные или выше.

Предположим, что те участники, кто признал выполненную им работу неудовлетворительной, по той или иной причине не выполнили инструкций экспериментатора. Безусловно, они послушно совершили все необходимые действия, но не приложили к этому слишком больших усилий. Следовательно, возникший у этих участников диссонанс между собственными убеждениями и осознанием внешних действий и высказываний был незначительным. Следовательно, для уменьшения этого диссонанса потребовалось меньшее изменение мнения.

Это исследование подтверждает гипотезу о том, что перемена отношения или суждения упрощается, если человек попадает в ситуацию, в которой проявление покорного поведения влечет за собой поступки, диссонирующие с его личными убеждениями. Следующие за этим изменения личного мнения являются конечным результатом ряда попыток уменьшения или устранения этого диссонанса.

Давайте теперь обратимся к исследованию, которое рассматривает соотношение степени диссонанса, возникающего в результате вынужденного согласия, и величины обещанного поощрения или наказания, способствующего возникновению требуемого поведения. Как вы помните из предыдущей главы, теоретически диссонанс должен быть наибольшим в том случае, когда предложенные награда либо наказание едва достаточны для того, чтобы вызвать послушное поведение. Исследование, о котором сейчас пойдет речь, выполнено Кельманом. Содержащиеся в нем интереснейшие данные заслуживают подробного рассмотрения.

Кельман провел эксперимент с учениками седьмых классов.

Предметы исследования. Было предпочтение одного вида развлекательной литературы по сравнению с другим. Эти предпочтения определялись за неделю до эксперимента и через неделю после него. Были приняты меры по тщательному отделению ситуации измерения мнений от экспериментальной ситуации.

Эксперимент начался с лекции ведущего, в которой тот выразил скептическое отношение к одному виду развлекательной литературы (фантастике) и одобрил другой (приключения в джунглях). Позиция, провозглашенная в этом сообщении, противоречила мнениям некоторых участников эксперимента и, несомненно, оказывала на них определенное влияние. После лекции участникам были предложены различные поощрения (о которых будет сказано ниже), благодаря чему ведущий создал различные условия эксперимента. Затем всем участникам было предложено написать короткие сочинения, отражающие их собственные взгляды на сравнительные достоинства двух данных видов развлекательной литературы.

В этом эксперименте было двое ведущих. Первый прочитал вышеупомянутую лекцию в пользу книг о приключениях в джунглях. Второй ведущий подключился к работе после лекции и с помощью соответствующих инструкций создал следующие экспериментальные условия.

1. Умеренная мотивация к чтению фантастики. Школьникам сообщалось, что издатели развлекательной литературы подарят по экземпляру <Приключений Гекльберри Финна> любому, кто напишет сочинение в защиту фантастических историй. Затем им было предложено приступить к работе и высказать в сочинениях собственные мнения.

2. Низкая мотивация к чтению приключений в джунглях. Здесь школьники также получали ин-150

формацию о бесплатном экземпляре книги, ожидающем любого, кто выскажется в пользу фантастических историй. Кроме того, им сообщали, что авторы хороших сочинений в Защиту книг о приключениях в джунглях могли бы получить бесплатный билет на кинофильм <Приключение Гекльберри Финна>. (Предварительное исследование показало, что билет в кинотеатр является для школьников, как правило, более привлекательным подарком, чем книга.)

Однако участники тут же ставились в известность о том, что у ведущего есть в распоряжении только пять бесплатных билетов, поэтому для тех, кто напишет сочинение в пользу приключений в джунглях, шансы как получить, так и не получить билет равны. Ведущий заканчивал свое сообщение так: <Учтите: если вы напишете в пользу фантастических историй, то получите экземпляр <Гекльбер-ри Финна> наверняка. Если напишете в пользу книг про джунгли, то, может быть, получите бесплатный билет в кино. Но при этом вы рискуете не получить ничего, поскольку билетов всего пять. Хотите - рискните. А теперь - вперед, приступайте к работе и выразите ваши собственные мнения>.

3. Высокая мотивация к чтению приключений в джунглях. Здесь, как и в других условиях, участники ставились в известность относительно бесплатной книги - награды за сочинение в пользу фантастических историй. Однако затем им сообщалось, что за сочинение, написанное в пользу приключений в джунглях, они тоже получат эту книгу в подарок, а кроме того, бесплатный билет на фильм <Приключения Гекльберри Финна>. Ведущий объявлял, что билетов хватит на весь класс, более того, владельцы билетов получат разрешение пропустить уроки ради того, чтобы посмотреть фильм. Вступление к эксперименту завершалось словами: <Помните: написав хорошее сочинение в пользу приключений в джунглях, вы не только сможете полу-151

чить в подарок книгу Марка Твена, но и целый класс будет отпущен с уроков для просмотра отличной киноверсии <Гекльберри Финна>. А теперь - вперед, приступайте к работе и высказывайте ваши собственные мнения>.

Очевидно, что созданные условия были направлены на провокацию вынужденного согласия. Экспериментатор предлагал школьникам различные виды поощрений за то, чтобы они написали сочинение в пользу того или иного вида развлекательной литературы. Величина обещанной награды была разной в зависимости от конкретных условий. В каждой из трех экспериментальных ситуаций, разумеется, могли найтись открыто пошедшие на сделку, равно как и те, кто не пошел бы на сделку ни при каких условиях. На самом деле в условиях умеренной мотивации (награда предлагалась за сочинение в пользу фантастических историй) 42 процента школьников написали сочинение в пользу книг о приключениях в джунглях.

В условиях низкой мотивации, где за высказывание в пользу историй про джунгли предлагалась возможность получить чуть более привлекательную награду, чем за поддержку фантастических историй, 68 процентов школьников пошли на уступки. В условиях высокой мотивации, где награда за высказывание в пользу историй про джунгли была очень большой, вынужденную уступчивость продемонстрировали 80 процентов участников. Иными словами, предложение награды заставило многих участников проявить открытое уступчивое поведение. Чем большей была предложенная награда, тем большее количество участников продемонстрировали вынужденное согласие.

При каждом из трех условий, описанных выше, некоторые испытуемые писали эссе в пользу книг про джунгли, некоторые - в пользу фантастических историй.

Прежде чем приступить к анализу данных, полученных в этих шести группах, давайте сначала оговорим предполагаемые особенности изменения мнений в каждой из них. Начнем с обсуждения тех испытуемых, кто в своих сочинениях поддержал истории про джунгли.

1. Умеренная мотивация к чтению фантастики. Здесь в центре нашего внимания оказываются те, кто не продемонстрировал уступчивости. Следовательно, между осознанием того, что они пишут в пользу книг про джунгли, а не фантастики, и когнитивными элементами, соответствующими положительной оценке бесплатной книги, от которой они отказались, должен был возникнуть определенный диссонанс. Разумеется, собственные убеждения членов этой группы были созвучны выраженным в сочинениях. Умеренная величина награды должна была привести к незначительному диссонансу. Таким образом, следует ожидать сравнительно умеренного изменения мнений участников в сторону большего предпочтения книг про джунгли. Такое изменение уменьшило бы диссонанс, но, поскольку сам диссонанс относительно невелик, стремление, направленное на его уменьшение, было бы столь же умеренным.

2. Низкая мотивация к чтению историй про джунгли. Некоторые из участников (изначально высказывавшиеся в пользу фантастических историй) написали сочинение в защиту того, во что они на самом деле не верят, в надежде на получение хоть и не очень привлекательной, но все же награды.

Знание того, что они высказывались в пользу книг про джунгли, для многих из участников эксперимента диссонировало с их личными убеждениями и со знанием того, что они отказались от бесплатной книги. Знание относительно предполагаемой награды было созвучно с тем, что они писали, но не стоит забывать, что вынужденная уступчивость была спровоцирована обещанием возможнос-153

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: