double arrow

Владыки Смерти


Гильдии

Хотя ремесла, которые мы, призраки, называем Арканои, отличны от всех занятий живых ремесленников, они представляют для общей сути вещей в этих местах такую же важность, как и ремесла плотника, каменщика и кузнеца для любого государства живых. В ходе создания структуры и аппарата Иерархии, Харон пришел к выводу, что ему нужно организовать тех призраков, которые отличались особой искусностью в том или ином Арканосе, в Гильдии, что должно было, в равной степени, послужить развитию и распространению каждого из ремесел, а также внести хотя бы некоторое подобие порядка в ряды тех свободных призраков, которые не относились ни к солдатам, ни к рабам.

Гильдии всегда были достаточно беспокойными организациями, которые отличались как наличием разногласий в своих рядах, так и активным противостоянием друг с другом, но, возможно, именно в этом и состояла их величайшая сила. Ибо, несмотря на то, что они постоянно боролись друг с другом, главным их противником всегда оставались те, кто никак не был связан с Гильдиями – а, если быть более точным, то Владыки Смерти и их Легионы. Они сами с готовностью расскажут тебе о том, что как только Харон основал Гильдии, они сразу же перестали подчиняться его приказам, как, впрочем, и приказам любых других призраков, которые не принадлежали к числу Мастеров Гильдий. Кроме того, многие из призраков, состоящих в Гильдиях, утверждали, что их объединения были созданы в соответствии с волей самих их участников, и что Харон просто присвоил себе их инициативу. Подобные россказни могут как изрядно повеселить собеседника, так и взбесить его, в зависимости от того, какое положение он занимает в Мире Мертвых, но, в любом случае, они хоть в какой-то степени оригинальны, что не может не радовать мое сердце.

Иерархия может попытаться рассказать вам о том, что сила Гильдий была сломлена, и они больше не используют монополию над своими знаниями в качестве политического оружия. На самом деле, это лишь отчасти так. Конечно же, Арканои больше не находятся под их исключительным контролем и опекой, но, при всем при этом, Гильдии остаются окутаны тайной в той же самой степени, что и мы с Эрнестом. Возможно, каждый умелый призрак из десяти верен той или иной Гильдии, несмотря на то, что если кто-то узнает о его принадлежности к их числу, ему придется заплатить за это очень высокую цену.

В наше время Гильдии являются символом надежды, даже невзирая на то, что сейчас они довольно слабы. Природа Арканои, которые изучают и разрабатывают Гильдии, будет описана далее на этих страницах, хотя рука, которая возьмется за это, будет не в пример более умелой, чем моя. Хотя в немалой степени я должен благодарить за продолжение своего существования свою Гильдию, которая предоставила мне необходимую защиту, я продолжаю оставаться всего лишь подмастерьем, который до сих пор не достиг положения ученика, и потому я не осмеливаюсь писать о более важных тайнах.

Великий Харон основал Стигию в соответствии с республиканской моделью. Учитывая немалую мудрость, присущую Мертвым, она могла бы стать образцом для подражания, подобным тому, которым когда-то был Рим. Заняв место консула, Харон назначил семерых своих доверенных помощников на место Сенаторов, каждому из которых было доверено управление той или иной частью Подземного Мира.

С течением времени, ростом могущества Стигии и изменениями в Мире Живых, которые, в немалой степени, отразились среди Мертвых, Харон принял решение, совпавшее по времени с эпохой Крестовых Походов, суть которого заключалось в том, что структура его государства должна быть переделана в соответствии с феодальной моделью. Так произошло истинное рождение Иерархии, так как помимо Харона и Владык Смерти возникли ордена и классы Мертвых – Рыцари и Легионы, Гильдии и Невольники.

После того, как с момента исчезновения Харона прошло некоторое время, Владыки Смерти стали смелее и начали интриговать более открыто. Блуждая в лабиринте изменчивых союзов, заговоров и предательств, они пытаются определить, кто из них достоин занять трон Харона. Они невообразимо могущественны и обладают огромным количеством последователей и практически неистощимыми ресурсами, и хотя до открытых военных действий дело до сих пор не дошло, последствия их интриг вряд ли можно назвать менее вредоносными для мира и свободы Неупокоенных, чем последствия кровавейшей из войн. Каждый из Владык Смерти не жалеет усилий – во имя блага Иерархии, конечно же – для того, чтобы присоединить как можно больше Живых к числу своих Легионов Мертвых и поработить тех призраков, которые остаются на свободе, прежде, чем над ними захватит власть один из его противников. Оставаться свободным означает быть врагом этих деспотов, и Владыки Смерти расправляются со своими противниками так, что турки, Священная Инквизиция и красные кхмеры воистину могли бы им позавидовать.


Сейчас читают про: