double arrow

Развитие образования в местах лишения свободы России и зарубежных странах

3

 

Историческое исследование следует начать со второй половины XIX века, т.к. необходимость проведения тюремной реформы возникла после крестьянской реформы 1861 года.

Для решения данных проблем, на наш взгляд, необходимо выделить периоды и этапы развития уголовно-исполнительной системы России и обозначить место и роль образовательной деятельности в них, а так же в рамках данных периодов необходимо более подробно остановиться на законодательной и исторической стороне вопроса реализации образования в пенитенциарных учреждениях России.

Согласно С.А. Ветошкину возможно выделить следующие этапы развития уголовно-исполнительной системы:

1) возникновение и становление исправительно-трудового права (1917–1924 гг.);

2) исправительно-трудовое право в период действия исправительнотрудовых кодексов союзных республик (1925–1934 гг.);

3) исправительно-трудовое право в период действия исправительно-трудовых лагерей, массовых репрессий и нарушений законности (1935–1956 гг.);

4) восстановление исправительно-трудового права на основе мер по укреплению законности в деятельности пенитенциарных учреждений (1956–1962 гг.);




5) исправительно-трудовое право в период подготовки кодификации исправительно-трудового законодательства и принятия мер по улучшению деятельности исправительно-трудовых учреждений (1962–1971 гг.);

6) принятие Основ исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик в 1969 году и исправительно-трудовых кодексов союзных республик (1970–1972 гг.);

7) период действия и дальнейшего совершенствования общесоюзного и республиканского исправительно-трудового законодательства и системы исполнения уголовных наказаний (1972–1985 гг.);

8) трансформация исправительно-трудового права в уголовноисполнительное право, подготовка проекта общесоюзного уголовноисполнительного законодательства союзных республик (1986–1991 гг.);

9) проект уголовно-исполнительного законодательства (Уголовно-исполнительного кодекса) Российской Федерации[25].

Принимая данную периодизацию, В.О. Кошелева. выделяет еще один этап в развитии уголовно-исполнительной системы РФ, начало которого определяется принятием нового Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, утвержденного Государственной Думой 18 декабря 1996 года и введенного в действие в июле 1997 года[26]

Как мы видим, критерием для выделения этапов в данной периодизации является исправительно-трудовое право, соответственно охватывается период с 1917г. Но вопросы исправления преступников стояли намного ранее, и так или иначе средства исправления были закреплены в более ранних нормативных документах.

Во второй половине XIX – начале XX в. в период проведения «тюремной реформы» в местах заключения Российской империи впервые организуется школьное дело.



Опыт создания тюремных школ существовал и до реформы 1879 года, но практика их открытия была бессистемной, недостаточно продуманной, вследствие чего школы быстро закрывались. Новый этап в становлении системы образования был связан с началом тюремной реформы 1879 года и получил новое развитие с учреждением губернских тюремных инспекций.

Примечательно, что в некоторых губерниях становление системы образования в тюрьмах началось лишь после введения названных учреждений.

Школы имелись преимущественно в более крупных местах заключения. Пенитенциарная наука царской России повышенное внимание уделяла несовершеннолетним правонарушителям. Закон от 5 декабря 1866 года «Об учреждениях приютов и колоний для нравственного исправления несовершеннолетних преступников» впервые в пенитенциарной системе Российской Империи выделил приюты и колонии в качестве учреждений для отбывания наказания несовершеннолетними, а также определил порядок и условия исполнения наказания в виде лишения свободы в отношении них, который существенно отличался от исполнения лишения свободы в отношении взрослых осужденных. Так, в Законе об исправительных приютах 1866 г. определялось, что «воспитанники обучаются Закону Божьему, чтению, письму, основным правилам арифметики и другим элементарным наукам».

Кроме этого, в соответствии с названным законом, мастера и надзиратели обучали несовершеннолетних заключенных земледельческим или ремесленным работам. В мастера принимались умелые люди без особой подготовки, владеющие каким-либо делом: переплетным, кузнечным, столярным, сапожным. Однако выбор занятия редко зависел от интересов и желания воспитанника (он носил, как правило, подневольный характер), в связи с чем редко удавалось воспитывать сознательное отношение к труду и вызвать интерес к получению ремесла.



Законом от 15 июня 1887 г. и ст. 224 Общей тюремной инструкции (1915 г.) были введены должности тюремного священника (он же заведовал школой и библиотекой) и учителя[27].

Элементарное (общее) образование как одно из основных средств воспитания, было закреплено в разделе «Меры воспитательного воздействия» Положения о воспитательно-исправительных заведениях 1909 г. Позже в отчеты губернских попечительских комитетов о тюрьмах был введен специальный раздел о нравственно-религиозном воспитании заключенных.

Решив, что «дело религиозно-нравственного воспитания арестантов составляет великую важность и не терпит отлагательства», губернские тюремные комитеты разработали программы организации данной работы. В процессе реализации программ предлагалось уделять постоянное внимание использованию психологического воздействия на личность осужденного.

Большое значение придавалось общеобразовательному обучению лиц, совершивших преступления и отбывающих наказание, с первых дней после революции.

Буржуазно-демократическая революция внесла некоторые коррективы в интеллектуальное образование заключенных. Целью заключения, как отмечено в Циркуляре ГТУ № 44 от 25 мая 1917 года, является социальное (общественное) перевоспитание человека, впавшего нередко в преступление только ввиду несчастно сложившихся для него обстоятельств, и что чтение человеку, впавшему в преступление случайно, дает возможность духовного отдыха и в привычном преступнике может пробудить добрые задатки и дать толчок к исправлению. ГТУ считало необходимым распространить на заключенных право чтения книг, газет и журналов любого содержания, предоставленное теперь всем свободным российским гражданам. К 1 января 1900 года в библиотеках мест заключения, например, Екатеринославской губернии состояло книг разного названия 3147 экземпляров.

Чтение книг по камерам производилось вслух назначаемыми начальниками мест заключения грамотными арестантами, неграмотные слушали, не отвлекаясь посторонними занятиями, что способствовало поддержанию тюремной дисциплины.

Таким образом, можно прийти к выводу, что система духовно- нравственного воздействия образования свидетельствовала о первых и важных шагах в практике исправления арестантов. Процесс реформирования тюремной системы стал более динамичным, так как он был управляемым со стороны ГТУ.

Организация общего образования осужденных стала одним из самых важных направлений социальной политики государства в области переустройства деятельности мест лишения свободы после революции 1917 года. Так, в Положении о работных домах, заменяющих существующие тюрьмы в Сибири и на Урале, принятом съездом комиссаров юстиции Сибири, Урала и Туркменистана 25 мая 1918 года говорилось, что при каждом работном доме создаются школы, имеющие целью дать каждому из заключенныхвозможность приобрести технические и общеобразовательные познания[28].

Следует сказать и о Декретах, которые непосредственно касались организации обучения лиц, содержащихся в местах лишения свободы. Это, прежде всего, Декрет 1918 года «О мобилизации грамотных» и Декрет 1919 года «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР». Последний обязывал всех лиц в возрасте от 8 до 50 лет, не умевших читать и писать, учиться грамоте.

Образование осужденных закреплялось рядом нормативных актов, регулирующих деятельность исправительно-трудовых учреждений. В них отмечалось, что должны создаваться школы, «имеющие целью дать каждому из заключенных возможность приобрести технические и общеобразовательные познания». Однако сложная обстановка в стране, отсутствие необходимой материальной базы для школьного обучения не позволяло повсеместно организовать обучение заключенных. Первым исправительным учреждением, где стала работать школа грамотности, была первая Московская колония, открытая 1 июня 1918 года.

В первых нормативных актах, регулирующих вопросы исполнения наказания, нашло свое отражение и требование о проведении обязательной общеобразовательной подготовки заключенных. Например, во временной инструкции «О лишении свободы как мере наказания и о порядке отбывания такового», утвержденной Народным комиссариатом юстиции РСФСР 23 июля 1918 года, предусматривались организация общеобразовательного обучения осужденных, снабжение их учебными пособиями и создание кадров учителей для мест лишения свободы. Также Центральный карательный отдел (ЦКО) Наркомата юстиции, в ведении которого находились исправительно-трудовые учреждения, в циркуляре от 7 августа 1918 года указывал, что очередной задачей, стоящей перед местными карательными отделами, является широкое проведение школьного обучения заключенных .

Особо следует отметить «Положение об общих местах заключения» от 15 ноября 1920 г., в соответствии с которым обучение в школе являлось обязательным для всех заключенных, не достигших 50-летнего возраста. Успехи в учебе наряду с поведением рассматривались в Положении как критерий исправления и перевоспитания заключенных.

Анализ нормативных актов, регулирующих исполнение наказания в виде лишения свободы, показывает, что основной задачей, стоящей перед общеобразовательной подготовкой на начальном этапе развития исправительно-трудовых учреждений, была ликвидация неграмотности среди осужденных.

В последующие годы повышение образовательного уровня осужденных выдвигалось в качестве первого условия успеха исправительных мероприятий. Однако достижению этого мешало то обстоятельство, что в различных регионах по-разному решались вопросы о сроках и формах обучения. Эти вопросы нашли свое разрешение в Циркуляре Главного управления местами заключения (ГУМЗ) Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) РСФСР от 10 февраля 1923 года.

Так, например, Циркуляр предусматривал трехмесячный курс обучения для неграмотных и малограмотных при 12-часовой нагрузке в неделю, шестимесячный - для грамотных при 12-24-часовой нагрузке. Кроме этого, Циркуляром предполагалось внедрение заочного обучения. Для этого вводилась должность инструктора по заочному обучению[29].

К 1923 году в местах лишения свободы функционировала достаточно обширная сеть школ различного типа. В начале года из 206 мест заключения школ не было только в 46. Всего в ИТУ работало 278 школ: школ грамоты - 155, школ для малограмотных - 93, школ повышенного типа для грамотных - 30. Ежемесячно через них проходило 5,5 тысяч человек.

В последующие годы для повышения общеобразовательного уровня осужденных допускалось и самообразование. Была утверждена Инструкция по организации самообразования и заочного обучения в местах заключения. Создавались предпосылки для планомерной и повседневной реализации программы по ликвидации безграмотности среди лиц, отбывающих наказания. Основополагающим документом в области дальнейшего развития общеобразовательного обучения в местах лишения свободы явился Исправительно-трудовой кодекс РСФСР 1924 г. Кроме этого, в 1925-1928 годах были приняты исправительно-трудовые кодексы союзных республик, которые закрепили основные положения советской исправительно-трудовой политики.

Законодатель рассматривал общеобразовательное обучение в качестве меры исправительно-трудового воздействия на лиц, лишенных свободы, и как одно из направлений культурно-просветительной работы.

12 июня 1925 года Совет Народных Комиссаров РСФСР принял решение о ликвидации неграмотности в стране. В целях поощрения заключенных- учащихся ГУМЗ РСФСР рекомендовало освобождать их на 2 часа от работы. Одновременно распределительные комиссии получили право засчитывать два рабочих дня за три лишения свободы наиболее прилежным из учащихся. Это было дополнительным стимулом повышения общеобразовательного уровня.

Результатом совместной работы ГУМЗа и Народного комиссариата просвещения (Наркомпроса), на который в то время возлагалось проведение культурно-просветительной работы в местах заключения, стало значительное увеличение числа школ в местах лишения свободы. Так, в 1925 году, не считая формирований индивидуально-группового обучения, в них работало 300 школ для неграмотных, 198 - для малограмотных, 39 повышенного типа для грамотных. Только через школы грамоты ежемесячно проходило 3600-3900 человек, а через школы для малограмотных - 1500-2000[30].

Однако, несмотря на предпринятые меры по созданию целостной системы общеобразовательного обучения, почти половина небольших мест лишения свободы не имели не только постоянных школ, но и специально оборудованных помещений для них.

Поэтому были упразднены должности учителей (некоторые из них впоследствии стали воспитателями). Это создало определенные трудности в сфере образования. Тем не менее, администрация мест заключения находила выход из сложившегося положения, организовывая индивидуально-групповое обучение, когда к одному из грамотных осужденных прикреплялись 2-3 неграмотных или малограмотных.

В последующие годы (вторая половина 30-х - первая половина 50-х годов), когда в силу действия некоторых объективных и субъективных факторов изменилась исправительно-трудовая политика, педагогические начала в деятельности мест лишения свободы значительно ослабли. Можно говорить о регрессе в развитии общеобразовательной подготовки на данном промежутке времени.

В соответствии с Исправительно-трудовым кодексом 1933 года общеобразовательное обучение включалось в политико-воспитательную работу, тем не менее, его организация возлагалась на культсоветы осужденных и основывалась на их самодеятельности. Поиск новых идей в области общеобразовательного обучения был затруднен. Поэтому общеобразовательный уровень осужденных резко упал, что, естественно, не способствовало их нравственному обновлению и совершенствованию.

Очередной этап развития общеобразовательного обучения осужденных к лишению свободы связан с решениями и постановлениями Совета Министров СССР об улучшении деятельности исправительно-трудовых учреждений, принятыми в 1954-1961 годах. В этот период были созданы первые общеобразовательные школы, учебно-консультационные пункты, организовывалось заочное обучение осужденных. Наибольшее распространение в местах лишения свободы получили вечерние (сменные) восьмилетние и средние школы, которые открывались исполкомами местных Советов депутатов трудящихся по совместному представлению органов народного образования и внутренних дел. Они имели преимущество перед заочными школами, так как учащиеся в них все время находились под влиянием учителей, которые проводили значительную внеучебную работу.

Кроме восьмилетних и средних школ, согласно Положению об общеобразовательных школах исправительно-трудовых учреждений МВД РСФСР, утвержденным Министерством просвещения РСФСР и согласованным с Министерством внутренних дел РСФСР в 1958 году, в ИТУ организовывались и начальные школы[31].

При отсутствии условий для очного или заочного обучения, особенно в старших классах, осужденные могли приобретать учебники и заниматься самостоятельно, сдавая экзамены экстерном. Кроме того, практиковалось обучение малограмотных, неграмотных и престарелых осужденных путем организации индивидуально-групповых занятий с лицами, имеющими достаточно высокое образование. Предусматривались льготы для учащихся: в период обучения они не подлежали переводу в другие подразделения, освобождались от работы на время сдачи экзаменов (без сохранения заработной платы), в часы учебы в школе не использовались на хозработах, вовремя обслуживались в столовой, бане, магазине.

Президиум Верховного Совета РСФСР в 1961 году принял Положение об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах. Оно предусматривало обязательное восьмилетнее образование осужденных в возрасте до 50 лет.

Детально вопросы осуществления общеобразовательной подготовки регулировались Инструкцией о применении Положения о вечерней школе РСФСР в общеобразовательных вечерних (сменных) школах исправительно- трудовых учреждений МООП РСФСР, объявленной совместным приказом Минпроса РСФСР и МООП РСФСР от 15 сентября 1961 года.

В этот же период значительно расширилась сеть средних школ и учебно- консультационных пунктов. Каждому осужденному гарантировалось право на общее образование, которое было закреплено в Основах исправительно- трудового законодательства Союза ССР и союзных республик, принятых в 1969 году. Более того, в ст. 7 Основ общеобразовательное обучение осужденных было признано одним из основных средств их исправления и перевоспитания. В соответствии с Исправительно-трудовым кодексом РСФСР (ст. 47) осуществлялся обязательный восьмилетний всеобуч осужденных. Ему подлежали все лица, не имеющие законченного восьмилетнего образования. Одновременно активно развивалась тенденция максимального вовлечения всех лиц, желающих учиться, в старшие классы.

В первоначальной редакции Основ исправительно-трудового законодательства предусматривалось обязательное восьмилетнее обучение осужденных в возрасте до 40 лет. В последующие годы в нормы исправительно-трудового права неоднократно вносились изменения, в том числе и регулирующие общеобразовательное обучение в ИТУ. Так, в 1980 году законодательно была закреплена обязанность получения общего среднего образования осужденными в возрасте до 30 лет, а в 1985 году - всеми до 40 лет.

В 1984 году были приняты Основные направления реформы общеобразовательной и профессиональной школы, которые выдвинули перед общеобразовательным обучением осужденных новые задачи.

Изучение фактического материала показало, что к началу реформирования уголовно-исполнительной системы (1993 г.) уменьшалось количество осужденных, имеющих начальное, неполное среднее образование, и возросло количество лиц со средним общим, средним специальным, незаконченным высшим и высшим образованием. Это способствовало уменьшению числа лиц, подлежащих обязательному обучению, а в итоге - сокращению инспекторов общеобразовательного обучения осужденных и учителей. Кроме того, ряд руководителей, пользуясь социально- экономическими затруднениями в обеспечении деятельности исправительных учреждений, стали под любыми предлогами закрывать общеобразовательные школы. В результате количество школ значительно уменьшилось. Сокращение количества школ в местах лишения свободы отмечалось вплоть до 1996 года.

Таким образом, общеобразовательному обучению осужденных в России уделялось повышенное внимание. На разных исторических этапах школа выполняла конкретные, соответствующие времени, социально значимые задачи. В годы советской власти образовательный ценз для лиц, отбывающих наказание, был поднят до полного среднего образования. Законодательная регламентация обязательного привлечения осужденных к обучению в школе имела как позитивные, так и негативные стороны.

Учебные занятия, внешкольная работа не только отвлекали обучающихся от пустого времяпрепровождения, но и способствовали осознанному отношению к окружающим людям, к самому себе, росту нравственности. Бесспорно, закрепление в законодательном порядке общеобразовательного обучения осужденных как одного из основных средств их исправления свидетельствует о развитии воспитательных функций, о повышении роли и значения его в воспитательной системе исправительных учреждений.

Итак, сложившаяся отечественная система общего образования осужденных постоянно развивается. Резюмируя изложенное выше, можно отметить следующее:

1) применение общеобразовательного обучения осужденных к лишению свободы стало возможным только после 1917 года;

2) с середины 30-х годов XX века в силу причин объективного и субъективного характера, общеобразовательная подготовка осужденных практически была сведена до минимума;

3) новое развитие общеобразовательная подготовка получила с середины 50-х годов. Работа, проведенная в 60-х годах по привлечению осужденных к общеобразовательной подготовке, расширение сети школ позволили законодательно закрепить обучение в качестве самостоятельного элемента системы основных средств исправления и перевоспитания;

4) к 1993 г. уменьшилось количество осужденных, подлежащих обязательному обучению, что явилось предпосылкой для закрытия многих школ в ИУ.

Ретроспективный анализ развития и реализации образования осужденных в процессе исполнения наказания имеет не только теоретическое, познавательное, но и важное практическое значение, т.к. позволяет творчески использовать накопленный опыт и избежать многочисленных ошибок и просчетов, которые имели место в недалеком прошлом.

Обратимся к опыту федеративного государства Австрии[32]. В связи с тем, что заключенные, как правило, имеют низкий уровень образования и профессиональной подготовки, их труд для государства экономически не эффективен. Тем не менее, он имеет большое терапевтическое значение.

Интеграция образования заключенных в образовательную систему Австрии позволяет им продолжить свое обучение уже после освобождения. Осужденным предоставляется возможность получить как основное образование, так и профессиональное. Первое они получают, используя услуги учителей и педагогов, преподающих в исправительных учреждениях на постоянной основе и на «полставки». Второе предполагает получение одной из 11 профессий. Однако полное среднее и университетское образование могут получить далеко не все. Такая возможность предоставляется осужденным лишь в исключительных случаях при наличии и соблюдении ряда условий.

Наибольшую значимость в образовательном процессе осужденных имеет проект «Телеобучение», который стартовал в 2000 году на территории Австрии. Участие в нем предполагает получение образования дистанционным методом. В рамках этого проекта применяются самые современные педагогические формы и методы обучения. Бесспорным «плюсом» является использование современных информационных технологий. Благодаря им осужденные с помощью компьютеров и Интернет-сетей знакомятся с «внешним» миром, что, в свою очередь, способствует их ресоциализации.

Осужденные имеют возможность получить в исправительных учреждениях основное образование (бесплатно). Однако из поля зрения законодателя выпало начальное образование, т.е. совершеннолетние могут реализовать предоставленное им право только при наличии у них определенного уровня знаний, что является, по нашему мнению, существенным недостатком в этой сфере.

В специальных учреждениях для несовершеннолетних, аналогично российским воспитательным колониям, функционирует как начальная, так и средняя школа. В Австрии за полтора года обучения можно овладеть одной из 15 профессий. Возможность получения полного среднего и университетского образования имеют лишь некоторые осужденные при ряде сопутствующих условий. Бесспорным «плюсом» является возможность получения образования дистанционным методом, а также наличие оборудованных компьютерных классов, благодаря которым осужденные через Интернет могут общаться с «внешним миром». Заметим, что на содержание осужденного в Австрии тратится около 100 евро в день (примерно 3400 рублей), тогда как в России эта сумма во много раз меньше[33].

Познавательны некоторые опыт Швейцарии[34]. В законодательстве закреплено, что заключенные обязаны работать. Кроме того, они должны получить признаваемую профессиональную подготовку или пройти краткосрочное профессиональное обучение на промышленных предприятиях или в ремесленных мастерских учреждения, осуществляющего наказания. С этим связаны соответствующие элементы школьного образования, причем, как констатирует руководитель Департамента по осуществлению правосудия кантона Цюрих А. Веррен, часто возникает необходимость в самом элементарном школьном образовании.

Что касается обучения осужденных в Финляндии, то следует отметить, что тюрьмы имеют возможность давать разностороннее профессионально- техническое и общее образование. Порядка десяти процентов заключенных ежедневно проходят обучение. Осужденным в Финляндии законодательно предоставлено право выбора: труд или учеба в рабочее время[35].

Основной целью образования в этой стране является получение или улучшение профессионально-технических навыков. Строительство, управление автоматизированными механизмами, ремесла и индустриальное искусство - самые популярные области профессионального обучения. Общее образование в Финляндии, как во многих странах мира, в том числе и в России, осужденные получают бесплатно.

Также в тюрьме можно подготовиться к сдаче экзаменов для поступления в университет и продолжить в нем образование. В некоторых случаях, как правило, при положительной характеристике осужденного и отсутствии с его стороны нарушений порядка, ему дается разрешение получать образование или работать вне учреждения без надзора.

Интересно следующее: за получение образования заключенные в Финляндии получают сумму, эквивалентную пачке сигарет, а те, кто не работает, не учится или не занят в других видах деятельности - получают половину этой суммы. Это, своего рода, один из стимулов для лишенных свободы.

Следует отметить, что в Финляндии, согласно Закону об исполнении приговоров, вступивших в законную силу (ст. 2), мужчины и женщины содержатся раздельно. Они не встречаются ни в школе, ни в больнице. При этом женщины имеют те же возможности для обучения, что и мужчины .

Заключенные женщины в этой стране могут учиться в начальной или средней школе, получать высшее профессиональное образование. Они могут выбрать то, что их больше устраивает. Однако более ходовые профессии, которые помогут в трудоустройстве после освобождения, в большей степени доступны мужчинам, чем женщинам. Женщины-заключенные могут получить заочное образование. Экзамены для поступления в университет и сессии можно сдавать в тюрьме. Женщины обязаны принимать участие в разных видах деятельности в рабочее время: они могут учиться в школе или получать профессиональное образовании. Их желание учитывается при выборе работы.

Стимулом в получении образования для осужденных женщин, отбывающих наказание в закрытых тюрьмах Финляндии, является финансовая компенсация. За учебу, работу или за любые другие виды деятельности в рабочее время им платят от 2 до 4-х финских марок в час. В открытых тюрьмах заработок больше - от 21 до 26 марок в час, но заключенные обязаны оплачивать свое содержание и платить налоги[36].

Итак, можно заключить, что рассмотренная уголовно-исполнительная система имеет много общего с отечественной системой. Однако законодательством Финляндии предусмотрено большее количество мероприятий, ориентированных на исправление осужденных и подготовку их к жизни на свободе. Достоинством иностранной системы является использование различных программ занятости, помогающих заключенным в тюрьме и на свободе. Кроме того, при отсутствии необходимой литературы в тюремной библиотеке, у заключенных есть возможность заимствовать книги у образовательных учреждений или общественных библиотек. Последнее положение может быть учтено и российским законодателем путем внесения соответствующих поправок в уголовно-исполнительное законодательство.

В большинстве стран законодатель не дифференцируют права осужденных по половому признаку. Однако условия отбывания наказания в женских и мужских исправительных учреждениях имеют свои особенности. Например, в Польше право женщин-заключенных на получение образования или профессии ограничено возможностями тюрьмы. Получение образования не является обязательным. В тюрьме женщины-заключенные могут окончить начальную школу и профессионально-техническое училище. В исключительных случаях некоторым женщинам разрешено посещать учебные заведения вне тюрьмы. Лица, находящиеся в предварительном заключении, должны получить специальное разрешение от прокурора или судьи на посещение курсов или получение профессионального образования[37].

Тюрьмы ряда арабских стран имеют общее сходство с аналогичными учреждениями Европы и Америки. Однако условия содержания заключенных здесь более строгие, без той «комфортабельности», которая имеется в странах Запада. Остановимся более подробно на тюрьмах Сирийской Арабской Республики (далее - САР). В этом государстве нет исправительных колоний, что-то наподобие тоже отсутствует, поэтому все заключенные отбывают наказание в хорошо оборудованных тюрьмах (сейчас их 12)[38].

Примечательно, что одной из целей уголовного наказания здесь является «повышение образовательного и культурного уровня». Эта задача особо актуальна именно для Сирии, т.к. в этой стране еще очень высокий процент неграмотных людей. Труд заключенных (кроме уборки помещений) является делом добровольным. Так, в самой крупной в стране Дамасской тюрьме работают всего 15% отбывающих наказание.

Кроме работы в хозяйственной обслуге тюрем, заключенные осуществляют преподавательскую деятельность в тюремных школах, занимают должности фармацевтов, продавцов и др. Продолжительность рабочего дня составляет 8 часов. На добровольных началах заключенные могут учиться в тюремных школах и заочно - в высших учебных заведениях.

По-иному решаются вопросы получения образования на Кубе. После революции 1959 года в этом государстве был проведен ряд реформ, направленных на улучшение условий содержания заключенных, обеспечение их защиты и содействие их дальнейшей реабилитации. При этом основной упор был сделан на предоставление заключенным возможности получения общего и среднего специального образования. Нынешнее пенитенциарное законодательство республики составлено с учетом принципов и норм, установленных в Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными, принятых на первом конгрессе Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшемся в Женеве в 1955 году. Министр иностранных дел Кубы Ф. Перес Роке заметил, что суровые меры наказания, как правило, не дают положительного эффекта, наоборот, они ожесточают заключенного и превращают его в зверя[39].

Следует отметить, что с конца 2000 года по решению руководства страны на Кубе ведется разработка ряда образовательно-воспитательных программ для пенитенциарных учреждений. В частности, с октября 2001 года в порядке эксперимента было начато осуществление так называемой «аудиовизуальной программы», предусматривающей ведение занятий по программе «Университет для всех» с использованием телевидения и видеоматериалов, а также дидактических пособий, рекомендованных Министерством образования. Занятия проводятся при участии так называемых «руководителей» («monitores») из числа прошедших специальную подготовку заключенных. Параллельно с данной программой заключенным предоставляется возможность получения бесплатного среднего образования по системе «образование для взрослых», а также профессионально-технического образования по таким специальностям, как каменщик, плотник, сварщик, парикмахер (в виде эксперимента в тюрьме «Комбинадо-дель-Эсте» 18 человек получают специальность медбрата - срок обучения два года). В настоящее время ведется работа (совместно с Минтруда и соцобеспечения), направленная на обязательное предоставление рабочего места после отбытия наказания тем заключенным, которые приобрели трудовую специальность.

Серьезное внимание в республике уделяется также созданию особых условий для несовершеннолетних правонарушителей и выработке особого подхода к их реабилитации. Одним из важнейших мероприятий в данной области стало открытие в октябре 2001 года в Гаване Молодежного исправительного центра «Сан-Франциско-де-Паула». Он рассчитан на содержание 150 молодых людей в возрасте от 16 лет до 21 года. Воспитанники получают в Центре полное среднее образование (12 классов) и имеют право учиться на дневных отделениях высших учебных заведений, но при этом обязаны каждый вечер возвращаться в Центр.

В Италии получение образования, также как и работа, для заключенных считается льготой, так как в Италии заключенные не перевоспитываются, а отбывают назначенное судом наказание, которое не предусматривает для заключенных возможности зарабатывать деньги для улучшения своего благосостояния[40].

Рассмотрим некоторые элементы Федеративной Республики Германия[41]. Исполнение уголовных наказаний здесь находится в компетенции Министерства юстиции ФРГ и регламентируется Федеральным законом, вступившим в силу с 1 января 1977 г. Одной из земель, добившейся наибольших успехов в деле ресоциализации осужденных к лишению свободы, является земля Северный Рейн-Вестфалия, где проживают около 18% населения всей Германии. Уголовно-исполнительная система вышеназванной земли представлена 37 тюрьмами и 4 арестными домами для несовершеннолетних.

В 1999 году начала реализовываться программа Совета Европы «Партнерство на уровне пенитенциарных систем», в соответствии с которой 2 тюрьмы федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия стали сотрудничать с двумя исправительными учреждениями во Владимирской области. В уголовно- исполнительных учреждениях ФРГ, так же как и в российских, основными средствами, способствующими ресоциализации преступников, являются общеобразовательное, профессиональное обучение и производительный труд. Вместе с тем, существуют и некоторые различия. Так, все тюрьмы земли Северный Рейн-Вестфалия специализируются на определенном направлении работы с осужденными. Например, центром профессионального обучения является тюрьма Гельдерн.

Обратим внимание на то, что в земле Северный Рейн-Вестфалия имеется специальная тюрьма-распределитель, являющаяся одновременно диагностическим центром. Поэтому все совершеннолетние, имеющие гражданство ФРГ, осужденные к лишению свободы на срок более двух лет, после вступления приговора в законную силу направляются в эту тюрьму. Она расположена в г. Хаген. В тюрьме Хаген работает специальная комиссия, которая в течение шести недель проводит всестороннюю и тщательную диагностику личности каждого осужденного и определяет, какие ресоциализационные мероприятия являются для него наиболее подходящими. На основании полученных сведений комиссия разрабатывает рекомендации по дальнейшей работе с осужденным. Рекомендации направляются вместе с осужденным по месту отбывания наказания. Комиссия определяет также и наиболее подходящее для конкретного осужденного учреждение, где он будет отбывать наказание. При этом принимается во внимание специализация учреждения и его месторасположение (как можно ближе к месту жительства осужденного).

Уголовно-исполнительный кодекс ФРГ обязывает осужденных, не закончивших основную школу, посещать соответствующие занятия в специальной школе, § 67 предусматривает также, что осужденный имеет право посещать в рабочее время занятия, курсы повышения квалификации, обучаться заочно и принимать участие в других образовательных мероприятиях . На выбор пути для достижения того или иного уровня школьного образования большое влияние оказывает срок наказания. Поэтому тюрьмы земли Северный Рейн-Вестфалия специализируются на следующих направлениях: 1) занятия с неграмотными организуются в группах или индивидуально; 2) ускоренные курсы проводятся в девяти учреждениях (в ходе обучения осужденные осваивают уровень знаний 8-го класса, после чего могут обучаться профессии); 3) курс основной школы можно пройти только в тюрьме Мюнстер, где обучаются только взрослые мужчины; 4) осужденные получают образование по программе реальной школы, которое дает право на получение высшего специального образования (обучение длится два года); 5) осужденные могут получить и высшее образование. Для этого все желающие и имеющие право на поступление в вуз осужденные отбывают наказания в тюрьме закрытого типа Гельдерн и обучаются заочно в университете г. Хаген[42].

Как говорилось выше, осужденным предоставляется возможность заочного обучения. В этих случаях по очной форме (по примеру народной школы) силами сотрудников или приглашенных преподавателей изучаются только отдельные дисциплины.

Школьное образование осужденные к лишению свободы могут получить в тюрьме закрытого типа г. Мюнстера, которая одновременно является и педагогическим центром. Педагогический центр размещен в отдельном крыле, рассчитан на 62 места. Камеры, учебные помещения, комнаты досуга, кухня для приготовления чая - все это находится в распоряжении осужденных. Этот центр, наряду с общеобразовательной деятельностью, проводит ориентацию на приобретение профессии и способствует изменению социальной установки и поведения осужденных. Здесь осужденным в соответствии с их желаниями и результатами экзаменов помогают оканчивать основную школу после 9-го и 10- го классов, а также - профессиональную среднюю школу. Курсы по подготовке к окончанию этих двух видов школ образуют связанную друг с другом и базирующуюся одна на другой систему, предусматривающую четырехсеместровое (по шесть месяцев каждый) обучение. Практика показала, что эта система себя оправдывает. Бесспорный «плюс» деятельности центра состоит в том, что обучение осуществляется даже в том случае, если срок наказания меньше срока обучения.

Образованию большое внимание уделяется во французских тюрьмах. Обучение в школе является обязательным[43]. Также много внимания уделяется профессиональной подготовке заключенных. Основную заботу о профессиональной подготовке берет на себя организация GRETA системы Национального образования, а также различные частные и общественные организации. Важно, что профессиональная подготовка заключенных на 80% финансируется министерством труда.

Таким образом, тюремная политика современных государств прошла большой исторический путь своего становления и развития, имеет целый ряд этапов, каждому из которых соответствует та или иная организация пенитенциарной системы с присущими ей характерными чертами и свойствами.

Несомненно, и для нашей страны поиск новых путей решения данной проблемы должен стать одной из основных задач.

Положителен для России может быть опыт Германии, а именно земли Северный Рейн-Вестфалия, в которой все тюрьмы специализируются на определенном направлении работы с осужденными. Это позволяет более эффективно организовать социально-воспитательную работу с осужденными и стимулировать их к приобретению определенного уровня знаний и умений, которые являются необходимым атрибутом жизни свободных людей.





3




Сейчас читают про: