double arrow

Песнь о Роланде

  1. Чем характеризуется Высокое Средневековье (XII век)?
  2. Что такое архаический эпос?
  3. Что такое классический эпос?
  4. Что такое chanson de geste (песнь о деяниях)?
  5. Персонажи жесты
  6. Циклы жест
  7. Претворение в эпосе исторических событий
  8. Что такое испанская Реконкиста?
  9. Отличие структуры «Песни о Роланде» от «Песни о Сиде»
  10. Образ Роланда
  11. Как оттеняет Роланда Оливье
  12. В чём кардинальное различие Роланда и Ганелона
  13. Признаки текста, предназначенного для устного исполнения
  14. В какой момент осуществляется запись «Песни о Роланде»?
  15. Как отразились в «Песни» стилевые черты XII столетия?
  16. Теории авторства «Песни»
  17. Композиция «Песни о Роланде»
  18. Чем характеризуется эпический герой.

Памятник относится к классическому европейскому эпосу, созданному, вернее, записанному в эпоху Высокого Средневековья.

Удивительно, что на долгое время это произведение было забыто, и заново открыли «Песнь о Роланде» романтики в начале XIX века.

Самая ранняя из найденных редакций – Оксфордская рукопись - датируется приблизительно 1100 годом. Кроме Оксфордской, существует и ряд других, но они более поздние и записаны позднее.

С момента открытия «Песни о Роланде» начинаются СПОРЫ ОБ АВТОРСТВЕ ПОЭМЫ. Романтики говорили о выражении стихийного народного мироощущения в эпосе, о том, что Песнь была создана задолго до письменного памятника. Но позже их теория, несколько расплывчатая и идеалистическая, столкнулась со взглядами позитивистов, для которых бòльшее значение имел факт записи поэмы в 12 веке. Туманное указание на упоминаемого в конце Турольда (возможно переписчика) также послужило основанием считать Песнь о Роланде произведением авторским. Так возникла ИНДИВИДУАЛИСТИЧЕСКАЯ теория, главным представителем которой был замечательный филолог конца XIX- начала ХХ века Жозеф Бедье (1864-1938). Он известен вам как автор реконструкции романа о Тристане и Изольде.

Но благодаря множеству косвенных доказательств того, что «Песнь о Роланде» существовала и пользовалась большой популярностью до 12 века, всё-таки восторжествовала точка зрения, что эпос возник в результате устного народного творчества. Учёных, разделявших эту позицию, называли традиционалистами. С ними был солидарен и Рамон Менендес Пидаль (1869-1968), знаменитый испанский филолог, исследователь европейского эпоса.

Традиционалисты сопоставляли происхождение эпоса с процессом создания национальных языков. Это важно и потому, что памятники являются одними из первых произведений, написанных на национальных европейских языках.

Объясняя, почему «Песнь о Роланде» была забыта, РМ Пидаль сравнивает испанский и французский эпос и говорит о том, что французский более кастовый. Создатели любого варианта испанского эпоса неизменно обращались к народу, ко всей нации. Испанская традиция проста, всеобъемлюща и устойчива. Французская традиция не столь целостна и более кратковременна. Создатели французского эпоса больше ориентировались на вкусы образованной публики и в большей мере проявляли свою творческую индивидуальность. Утверждение Пидаля о том, что французский эпос более кастовый, не означает, что он. Возникая в среде рыцарства был интересен только одним рыцарям. Было время, когда рыцарство выражало общенациональные интересы и взгляд на мир этого сословия совпадал с общенародным.

Французский эпос развивался более интенсивно, дошёл до нас в большем количестве образцов. Ему подражали во всех европейских странах. Он получил необычайное распространение, но из-за ориентации на более узкий круг слушателей постепенно утратил своё значение в глазах широкой аудитории и в конце концов был забыт своим народом.

Но во Франции индивидуалистическая теория пользуется большой популярностью и имеет много приверженцев, потому что «Песнь о Роланде» имеет явновыраженные черты своей эпохи, начала 12 века, когда античный и западный мир не только объединились, но и выработали свой культурный язык. Когда христианский Запад переживал необычайный культурный расцвет. Шло формирование народностей: французской (на Западе бывшей империи Карла), немецкой на востоке, итальянской на юге.

Испанские государства вовсю воевали с арабами, а на севере укреплялась королевская власть Англии. В 1022 г. в Орлеане запылали первые костры с еретиками. Начало 12 века т.е.запись «Песни о Роланде» НЕ СЛУЧАЙНА, ОНА СВИДЕТЕЛЬСТВОВАЛА об огромном значении этого произведения в то время, т.к. она свидетельствует об огромном значении этого произведения в то время, т.к. именно тогда совпадают несколько важнейших культурных составляющих и благодаря этому осознаёт себя новая народность. В данном случае французы.

Культурные составляющие это:

1) самоопределение через войну, т.е. разделение на своих и чужих и созидание своей страны; войн-то было много.

2) Самоопределение через конфессию. Христианство не только общеевропейская религия, но и некая идея, которую нужно защищать от посягательств других религий. Это эпоха первых Крестовых походов.

3) Рыцарство осознаёт себя, интересы и взгляд на мир этого сословья совпадают с общенародными.

Таким образом, война, разрушительное бедствие раннего средневековья превращается в действие, имеющее свои правила, а для народа и рыцарского сословия является священным долгом. В рыцарях ещё много от варваров, но это постепенно сглаживается, воинственность сменяется героизмом, самоотверженностью, на место грубости приходит внешний лоск. Дух варварской культуры уже не является самодовлеющим, лишь в кульминационные, наиболее значительные моменты он даёт о себе знать в жизни и в искусстве.

В момент формирования национальных государств огромное значение придавалось воину и воинскому искусству. Символом эпохи был рыцарский замок, как оборонительное сооружение и как средство экспансии. Отсюда отправлялись в поход рыцари. Католические церкви XI – начала XII вв. напоминают крепости своей тяжеловесностью, массивностью, основательностью. В них узкие окна и высокие башни. Этот архитектурный стиль назвали романским. Судя по искусству начала 12 века, сложным было мироощущение человека того времени. Искусство стремится к жизни несовершенной, полной противоречий и столкновений. Необычайно развито чувство конкретного, осязаемого, материального. Пришедший из глубины времён дух варварской культуры даёт о себе знать. Пафос романского искусства в экстатичном и несколько мрачном суровом утверждении победы христианской истины над тёмными силами зла.

Одухотворённость в сочетании с напряжённостью, суровость с величественностью, частая тема – борьба ада и рая за душу человека. Дух варварской культуры ощущается в экстатическом утверждении идеи, в стремлении самовыражения себя в подвигах и служении сеньору, народу, Богу. Прекрасные образцы героической жизни, самоутверждение в сфере чести, добродетели, благородства – наиболее важные, интересные необходимые культурные импульсы эпохи. И вот они-то и зафиксированы в героическом эпосе. Если в архитектуре основной образ – крепость, то в литературе воспевается воин, его подвиги и увековечивается понятие воинской чести. Что же такое героический или классический европейский эпос?

Он несколько отличается от предыдущего эпоса архаического, который создаётся на мифологической основе. Архаический эпос отражает отношение древних обществ и племён. В архаическом эпосе упорядочение мира и противостояние доброго и злого, своего и враждебного понимается во вселенских масштабах. Герой сражается с чудовищем, которое воплощает собой не просто враждебное племя, а силы хаоса и мрака. Классический эпос заимствует это разделение на своих и чужих. А также для него важна эпическая дистанция, помещение событий в отдалённое время, в век славных предков и героев. Но если в архаическом эпосе рассказывалось о чудовищах, то в классическом эпосе образ врага обретает устойчивость и конкретность.

Это иноверцы или иноплеменники. Век славных предков для французов – эпоха Карла Великого, поэтому в «Песни о Роланде» увековечивается эпоха этого короля, родоначальника династии Каролингов, основателя Империи. Карл Великий объединил под своей эгидой почти все обращённые в христианство народы Европы и способствовал распространению христианского учения среди завоёванных им племён. В его королевство входил и Рим – столица древней империи, но Карл сделал своей столицей ныне немецкий город Ахен. Это отразилось и на архитектуре, здания этого города впервые стали нести идею государственности.

Т.О. ««Песнь о Роланде» затрагивает наиболее важный комплекс проблем, формирующих эпический жанр. Эпоха Карла, становление государства, войны, христианизация. Но есть ещё очень важный исторический сюжет, который непосредственно связан с «Песнью о Роланде». Это испанская Реконкиста.

С 711 года Испания была завоёвана арабами. Постепенно возникло несколько арабских государств-эмиратов на территории Испании. Т.к. Восток в 8 веке находился на более высокой ступени развития, чем христианская Европа, то арабы принесли испанцам высокую культуру. Это проявилось и в архитектуре (арабо-мавританский стиль), и в литературе – в буквальном заимствовании арабских литературных жанров. Христианские рыцари при обратном завоевании своих земель значительно разрушили культурный арабский мир.

С 11 века идёт уже сплошная Реконкиста. Взятие Толедо Альфонсом VI Кастильским – важный переломный момент войны, а к концу 13 столетия мусульмане в Испании оказались оттеснёнными в маленькое Гранадское королевство, сиявшее неповторимым светом красот Альгамбры. Вот какой пласт истории связан с входящей в эпос темой сарацин, т.е иноверцев.

Но «Песнь о Роланде» не ставит своей задачей высветить всю глубину исторической проблематики, связанной с империей Карла (средневековым воссозданием древнеримского государства), с испанской Реконкистой, показать правдоподобно взаимоотношения арабов и испанцев. Ведь в «Песни о Роланде» дан взгляд французов, можно отметить, что из эпохи на три столетия позже. В этом произведении отразились стилевые черты 12 века. Но в эпосе запечатлелась культурно-историческая подоплёка, соединяющая 12 век с эпохой Каролингов. «Песнь о Роланде» выстраивается вокруг одного конкретного исторического события, а именно, Ронсевальской битвы 778 года. Трактовка и преломление конкретно-исторических событий характеризует жанровые категории «Песни о Роланде».

О событиях 778 года французские хроники умалчивают, а арабы пишут довольно подробно. У двух арабских правителей возникли сложности междоусобного характера, и в результате эмир Барселоны попросил помощи Карла Великого. Карл откликнулся с необычайной отзывчивостью и отправился в Испанию, собрав огромное войско, что наводило на мысль, о более далекоидущих его планах, чем оказание помощи соседям арабам. Он в действительности рассчитывал дойти до К?рдовы и подчинить себе всю Испанию. Но этот поход практически потерпел поражение, потому что местное население готско-испанское , предпочитало арабов, а не Карла. Об отношениях испанцев и арабов можно судить по испанскому эпосу. Сид – это имя, которое дали Родриго Диасу арабы, оно означает «господин».

Так они подчёркивают своё уважение к герою Реконкисты. А в «Песни о Роланде», напротив, показывается непримиримая вражда с мусульманами. Слов о том, что Карл отправился помогать соседям арабам, нет. С мусульманрами, которые изображены самыми чёрными красками, герои обходятся жестоко. Итак, Карл Великий занял несколько городов и осадил Сарагосу. Но получил известие, о том, что на франков напали саксы. Он вынужден был прервать свой поход и, взяв заложников, отправился во франкские земли. По дороге разрушил город басков. После чего и было воспетое нападение в Ронсевальском ущелье. Нападали баски и арабы. Баски мстили за разрушенный город, а арабы-мусульмане хотели отвоевать своих заложников.

Потому и нападали на арьергард, что там находились заложники. Франки были разбиты. Карл мстить не стал, и в этом бою погиб некий Хруотланд, маркграф Бретани. Есть некоторая ассоциация с именем Роланда, но персонаж эпоса, скорее всего, вымышленный. Историческими лицами являются Карл Великий и архиепископ Турпен. О том, что Оливье – герой вымышленный, говорит его значимое имя- от «оливы» - символа мира. Вся линия, связанная с Ганелоном, явно более поздняя. Но это совершенно необходимый элемент для эпического сознания. Каким образом войско самого могущественного в мире короля могло потерпеть поражение? Разумеется, потому, что среди рыцарей был предатель. Предательство является антонимом рыцарской чести.

«Песнь о Роланде» не единственный, а лучший образец жанра, который называется chansons de geste (Песнь о деяниях). Жесты в период устного бытования эпоса исполнялись нараспев, под аккомпанемент. Известно, что «Песнь о Роланде» исполнялась перед воинами, отправлявшимися на битву. Всего сохранилось около 100 таких поэм.

Жесты разделяют на три цикла:

1. Гильома Оранджского (Гарена де Монглан)

2. Цикл «мятежных баронов»

3. Цикл Карла Великого или Королевские жесты. В них воспевается священная борьба франков против сарацин.

Под сарацинами имеются в виду мусульмане, но их небрежно называют и язычниками. Шедевром этого цикла и является «Песнь о Роланде». Фигура Карла Великого героизируется. Он предстаёт как средоточие и оплот всего христианского мира. Он всегда присутствует в жесте короля. Карл Великий (747; король франков - 768-814) выдающийся правитель и законодатель, покровитель просвещения, прославленный полководец, популярный как среди знати, так и среди народа. Прозвище Великий получил при жизни, а слово король образовалось от его имени Carolus Magnus. Он заслонил собой в эпическом предании все образы королей.

Эпоха Карла даёт модель идеального государства, а образ этого короля, с 800 года императора, окружён в поэмах ореолом величия. Он и справедлив и ласков, и суров, когда требуется. Значительна и такая внешняя деталь – седобородый. Карл грозен для изменников, непобедим в бою, Бог ему помощник. Когда он умер, колокола в Ахене, его столице, зазвонили сами, а в своей гробнице он не сидит, а лежит, держа в руках обнажённый меч. В эпосе ему не то 200, не то 100 лет, хотя реальному Карлу было 35.

Но в «Песни о Роланде» Карл отступает на задний план и, объединяя и освящая своим присутствием всё деёствие, уступает активную роль своим «паладинам» 12 пэрам и эпическому герою. Система персонажей «Песни о Роланде» соответствуют функциональности ролей в жесте.

1. Король

2. Эпический герой, идеальный рыцарь, спаситель своей страны, воплощающий цвет рыцарства

3. Соратники героя, которые служат фоном и создают определённую мотивировку для его подвигов. (Оливье и 12 рыцарей).

4. Предатель, благодаря которому возникает сюжетный конфликт

5. Доблестный рыцарь из стана врага «антигерой». Обратите внимание, этот персонаж – Аэльрот- вносит в поэму элемент личного состязания между героем и антигероем. Разумеется, он должен быть очень опасным противником.

6. Устойчивость этой системы характеризует зрелый классический эпос.

Это те чёткие постоянные жанровые признаки, через которые реальные исторические события получат должную интерпретацию.

В «песни о Роланде» соблюдается историчность, соответственность с реальными событиями. Но все факты переосмысливаются и выстраиваются в системе эпического предания.

Так, например, известно, что Карл Великий взял деньги у мусульман. То ли это была взятка, что бы он ушёл, то ли армию нужно было кормить, Карл деньгами не побрезговал.

В эпосе такой вопиющий факт невозможно соотнести с поступком справедливого короля.

Дары мусульман брать нельзя, это позор! Если их навязывают, то непременно за этим стоит нечто страшное и тёмное [Ведь дар-символ отношений сеньора-вассала].

«Песнь о Роланде» начинается с организации посольства к Карлу даров Марсилия. Дары - символ коварства и предательства. Марсилий шлёт дары, а замышляет погубить Карла и Францию. Так получает оправдание сама война.

Незначительный поход Карла Великого, длящийся всего несколько месяцев, превратился в священную триумфальную войну за правое дело христианства. То, что франков в Ронсевальской битве разбили не только арабы, но и единоверцы баски, было намеренно забыто, христиане сражались с «погаными сарацинами», бесславное побоище превратилось в героическую битву против объединённых сил всего сарацинского языческого мира, а никому неизвестный Хруотланд в доблестного героя-племянника Карла Великого.

То есть исторические события последовательно идеализируются и героизируются в соответствии с потребностями своего времени – одиннадцатого-двенадцатого веков. «Война поднимается до святого дела, до всеобщей меры сил, до испытания судьбы, то есть вовлекается в такую сферу, где право жребий и престиж существуют в нерасторжимом единстве, тем самым война попадает и в сферу чести».

«Идея рыцарства, т.е. идея благородного воина и сложилась в представлениях о войне, как торжественной игре чести и добродетели. В «Песни о Роланде» идеальная для эпоса временная дистанция с описываемыми событиями 300 лет. В «Песни о Нибелунгах» зафиксированной в 13 веке, воспеваются события V века – Бургундское королевство, а Сид – герой испанской поэмы появляется через каких-нибудь 100 лет после смерти реального Родриго руй Диаса, что опять же представляло сложность для эпического сказителя. Отсюда большая точность и строгость Песни о Сиде и другой, противоположный образ мусульман. В «Песни о Сиде» нет ярко выраженного конфликта с мусульманами, хотя есть противостояние. Мавры Сида любят.

Его друг – араб, мавританки рыдают, когда Сид покидает завоёванный им город. По сравнению с этими образами арабов изображение мусульман в «Песни о Роланде»грандиозно. Следует сказать об особой точке зрения в автора «Песни о Роланде» на мусульманский мир. В Испании знали и арабов и арабскую культуру, а для франков мавры были чем-то очень далёким и враждебным. Поэтому их изображали крайне неправдоподобно, смешивая все представления об иноверцах. Сарацины «Песни о Роланде» - это что-то среднее между мусульманами и язычниками. Они верят в Магомета и Аполена, несут в бой их изображение. Мусульманский стяг с изображением Бога немыслим. Кроме этих изображений они покланяются каким-то идолам, очень страшным и тёмным.

Марсилий возвратился в Сарагосу.

В тени оливы с лошади сошёл он,

Свой меч, шишак, и панцирь слугам отдал,

Обезображен, на траве простёрся.

Лишился правой он руки по локоть,

Лежит без чувств, теряет крови много.

Вопит его супруга Брамимонда,

Над ним рыдает и от скорби стонет.

Вопят с ней двадцать тысяч царедворцев,

Клянут владыку Франции жестоко.

Стоял там Аполен, их идол в гроте.

Они к нему бегут, его поносят:

«За что ты злобный Бог нас опозорил,

И короля на поругание бросил?

Ты верных слуг вознаграждаешь плохо.

Они сорвали с идола корону,

Потом его подвесили к колонне,

Потом свалили и топтали долго,

Пока он не распался на кусочки.

Карбункул с Тервагана ими сорван,

А Магомет повален в ров глубокий,

Его там псы грызут и свиньи гложут.

Сарацинские рыцари мужественны и могучи, многие из них даже прекрасны станом и лицом. Но всё это только видимость, дьявольская личина, а душа-то у них коварна и зла. Родом они из краёв, где земля не родит хлеба, солнце не светит, и в довершение всего там устраивают свои сборища черти. Имена многих сарацин начинаются со слова mal-зло: Мальбьен, Мальприм, и т.д. Даже их духовенство имеет внешнее обличие христианского клира, но на самом деле это служители сатаны.

Взгляд на мир в «Песни о Роланде» сводится к формуле «христиане правы, а нехристь не прав».

В «Песни о Роланде» подчёркивается статус врага, его неполноценность. Ведь когда в войне равны между собой оба противника, т.е. у них одинаковые ценности и одинаковые правила, тогда война (таковые войны были в истории Средневековья)

имеет вид состязания, турнира, а не жестокого побоища. Здесь же показано намеренное уничижение противника, что даёт возможность неограниченно жестокого обращения с ним и создаёт особый экстатический тон повествования.

В самом эпическом неправдоподобии изображения сарацин звучит утверждение моральных ценностей. Зло, обман, ложные идеи, - это принадлежит врагам, а христианские рыцари краси

вы, мужественны, благородны, самоотвержаны. ТОЛЬКО ОНИ МОГУТ упорядочивать, т.е. Охранять и защищать свою землю. Возникает чувство сословной чести, личной доблести.

Есть некий курьёз. Он связан с изображением сарацин. Он заключается не в том, что эпическое сознание не может изобразить мусульманский мир с той или иной степенью достоверности, а то, что эпическое сознание не может отделить собственный взгляд от противоположного. Сарацины осмысляются категориями христианской культуры. Это проявляется не только в том, что их внешность похожа на облик христианских рыцарей, и их мир – зеркальное отражение христианского мира. Это известный эпический принцип. Карлу соответствуют и Балигант и Марсилий. 12 франкским пэрам – 12 сарацинских рыцарей. Вплоть до того, что и Карл и Марсилий держат совет, а отдыхать любят в плодовом саду.

Важнее то, что сарацины тоже как будто согласны, что правы христиане, а не кто-то другой. Католичество они называют святой верой, себя – неверными, своих богов ругают, а когда Балигант увлекает за собой воинов, то восклицает – “за мной народ поганый”

В “Песни о Роланде” господствует одна правда воспевающего себя народа и совпадают все точки зрения: не только эпического сказителя и его аудитории, но даже и врагов. Это создаёт особую цельность поэмы. Всё подчинено героическому воинскому началу. Намерено устранены другие стороны жизни, разнообразие реального мира не учитывается, любовная тема чуть намечена и всё сводится к основному конфликту: христиане – сарацины и концепции героя.

Роланд идеальный рыцарь, максимально освобождённый от специфических сословных черт: честолюбия, жестокости, своеволия. В нём чувствуется избыток юных сил и страстная жажда подвига. Во всех своих действиях Роланд глубоко человечен и великодушен. Он почтителен, но вместе с тем смел и правдив перед Карлом, он искренне расположен в начале поэмы к Ганелону, которому хочет услужить, мягок и уступчив по отношению к Оливье, пока не доходит дело до рога Олифанта, заботлив к раненым в бою, прост и благороден перед лицом смерти. Умирает со словами “Милая Франция”.

Индивидуальный характер Роланда на самом деле является воплощением воли и ценностей всего народа. О Роланде говорится не так уж много. Сид, например, характер гораздо более богатый, с ним случается гораздо больше событий. Роланд раскрывается на поле боя. То, как он сражается и есть его эпическая характеристика. Сражение описано очень подробно. Две трети текста занимает Ронсевальская битва. Как он кого ударил, что кому отрубил, т.е. Сила Роланда подтверждается фактами.

Можно заметить в изображении битвы неумение выстроить общий план. Когда сказитель хочет показать, что бросились в битву сарацины, он подчёркивает: Такой-то поскакал, сказал, что убъёт Роланда, другой поскакал, крича, что убъёт Роланда. Ещё в изображении битвы очень много гиперволизации,

Но кроме того необходима характеристика Роланда с точки зрения чести. И вот здесь очень важны персонажи, высвечивающие добродетель героя: Ганелон и Оливье. Все они рыцари. Хотя Ганелону с первых же строк прикрепляется метка “предатель”. Это его устойчивая характеристика. Но и он не поступается собственно рыцарской честью Ведь с самого начала он честно заявил о своих намерениях. Он выразил ненависть к Роланду, обещал ему отомстить, разгневавшись за предложение Роланда отправить его к Марсилию. Следовательно в дальнейшем он волен поступать, как ему вздумается. Отправившись к Марсилию, он сначала честно выполняет поручение Карла, даже дважды хватается за меч, но потом сговаривается с Марсилием как убить Роланда. В конце Ганелон вполне правомерно заявляет, что он только мстил, а не предавал бесславно. И ни рыцари, ни Карл не могут его обвинить, они вынуждены решать это божьим судом.

Но вина Ганелона в том, что он предаёт цвет франкского воинства, наносит невосполнимый ущерб Карлу, своему сеньору, христианской вере и родине. А врага целует в уста и принимает у него дар. В этом его ПРЕДАТЕЛЬСТВО. Распря, как таковая не осуждается. Вернее, осуждается в той мере в какой приносит ущерб эпической общности.

В “Песни о Роланде” есть удивительная духовная связь времён – Каролингской империи и начала 12 века. Или точнее, как пишет Ле Гофф, всё, происходившее в каролингскую эпоху имело решающее значение для средневекового мира. Тогда перед Карлом стояла задача укрепить франкское государство. И вот он стал дарить земельные владения людям, чьей верностью хотел заручиться. Он обязывал этих людей приносить ему клятву, вступая в вассальные отношения. Он надеялся такими личными связями обеспечить прочность государства. Своим вассалам он тоже предложил создавать себе подданных. И так стала возникать новая иерархия. Этот процесс ускорили внешние нашествия, потому что слабые стремились отдаться под покровительство сильного, а короли требовали от своих вассалов военной помощи.

Так отношения вассала-синьора получили правовое обоснование. Но ещё и духовное. ОСНОВОЙ НРАВСТВЕННОСТИ СТАЛА ВЕРНОСТЬ, ВЕРА. И это надолго сменило греко-римские гражданские добродетели. Античный человек должен был быть справедливым, средневекоый же верным. Злом отныне стала неверность.

И вот теперь мы понимаем смысл ритуального нарушения Ганелоном рыцарских традиций. Он способствует гибели защитников страны, врага целует в уста и принимает у него дар. Он не есть верный вассал. Зато у Роланда верность представлена в избытке. Кроме того здесь подчёркивается идея, что нарушение вассальной верности приводит к нанесению серьёзного ущерба.

Дело в том, что в рыцарстве на отношениях синьора и вассала было завязано буквально всё. Это было самой определённой категорией, гораздо более реальной, чем, скажем, владение какой-либо земельной собственнлостью. Синьор мог дать вассалу какую-то землю, мог её поменять, мог дать ему другую, а мог взять его с собой в поход, самый продолжительный, хоть на всю жизнь. И не было в средневековье связи с определённым куском земли. И земля и само богатство для сеньора было орудием поддержания обдщественного влияния, утверждения своей чести, а также знаком щедрости натуры, знаком широты, и доблести.

Поэтому особый акцент ставился на отношениях вассала и сеньора. Они мыслились как отношения взаимного служения, помощи и дружбы.

Служение понималось как получение и приношение даров. Служба – как преподнесение подарков.

Вассал, вступая под покровительство сеньора, приносит ему присягу верности и клянётся во всём ему помогать, защищать от врагов, выполнять его приказания и нести порученную ему службу. А сеньор обязывается охранять вассала, заботиться о нём и не давать его в обиду. Существовал целый ритуал посвящения в вассалы. Важным моментом было получение подарка от сеньора. И вот теперь должен быть понятен смысл того, что Ганелон принимает дар от сарацина, будучи вассалом Карла.

Роланд же гибнет от своего гипертрофированного понятия чпести. Для него является позором не выполнить САМОМУ возложенную на него миссию. В этой ситуации его оттеняет мудрый Оливье, который умеет рассчитывать силы и предлагает Роланду протрубить в рог Олифант, чтобы услышал Карл. Трижды он обращается к Роланду и трижды Роланд отвергает его совет как бесчестье.

В “Песни о Роланде” много фантастического. Героизм христианских воинов потрясающий, силы их необычайно преувеличены. Пять французов побивают четыре тысячи сарацин. Архиепископ Турпен после четырёх ранений копьём продолжает сражаться. Но всё-таки сарацины побеждают франков. И когда Роланд осознаёт, что из-за его отказа протрубить в рог погибают лучшие рыцари и его друг Оливье, он трубит в свой рог Олифант. Звук этого рога раздаётся необычайно далеко. Роланд погибает не от ран. Его гибель ускоряет сознание своей вины. Он трубит в рог с такой силой, что у него лопаются жилы на шее. Оливье мудр, проницателен и благоразумен. Он благородный безупречный рыцарь. Но Роланд – средоточие чаяний народа. Его главное качество – безмерность -demesure .

Его доблесть и верность не знают границ. Он вассал Карла и Бога. В момент смерти он в буквальном смысле отдаёт Богу душу. За ней спускается архангел. Ритуал вассальной верности переосмысливается в рели гирзных категориях.

В то же время Роланд верен и королю Карлу до конца до такой степени, что эта верность оценивается как нечто большее, чем отношения синьора и вассала.

Из идеального служения Роланда вырисовывается образ Родины Милой Франции.

Образ милой Франции в “Песни о Роланде” не связан с понятием государства. Его ещё не было. Это не территория, не государственные границы. Это скорее духовное понятие, чем материальное. Солидарность людей, говорящих на одном языке. Понятие Родины связано с доменом короля Карла.

В средние века человек не был тесно связан с определённым местом жительства. “Человек вечный странник, гость в своём доме” Так написано в учебнике Алкуина.

Сеньор мог изгнать своего вассала, отобрать у него земли, предоставив, или не предоставив их в другом месте.

Вассал мог по своей воле уйти от сеньора. Рыцари легко покидали свою землю, выкраивали себе феод в Св. Земле или в той стране, куда их привела христианская экспансия. Дух эпохи выразился в образе странствующего рыцаря и пилигрима.

В эпоху позднего Средневековья странствие уже утратило своё значение, приобрело несколько гротескный характер. Путешественники и пилигримы начнут брать с собой громоздкий багаж (сир де Жуанвиль и его спутник граф С)арребрюк отправились в 1248 году в крестовый поход со множеством сундуков). Тогда не только выветрился дух крестовых походов, но и ослабевает вкус к путешествию и средневековое общество станет миром домоседов.

Более того, начиная с 14 века странники становятся бродягами, окаянными людьми.

А в 12 веке символом эпохи была дорога. Путь в незнакомые земли, путешествие к святым местам и, наконец, крестный путь. Он отразился и в структуре католических храмов: длинный путь от входа к алтарю. И, наконец, вспомним о крестовых походах.

“Песнь о Роланде” , записанная в 12 веке явно соответствует настроениям предшествующим первому Крестовому походу. В ней упоминаются реалии, связанные с крестовым походом, упоминаются народы, принимавшие в нём участие. Со словами милая Франция умирающий Роланд разбивает свой меч о скалы, ложится лицом к Испании, чтобы даже в момент смерти не показать врагу спину.

Интересно, что испанский эпос лишён такого подчёркивания патриотической идеи. Патриотизм “Песни о Сиде” в том, что это портрет испанского народа в определённый момент времени.

К тому же в “Песни о Сиде” есть тенденция к занижению сословного облика Сида, что дало повод заявлять о том, что её написал горожанин.

Во французском эпо се насителем героических идеалов является исключительно рыцарство. Эпос имеет народный характер, происхождение его – народную традицию. Песни создавались и исполнялись певцами жонглёрами.Эпос народный по своей обращенности ко всем сословиям. В эпоху бытования эпоса рыцарский идеал служения отечеству непосредственно совпадал с общенародными представлениями. Более того никакое другое сословие в ту эпоху не могло бы выработать и ценностно обосновать подобные представления.

Рыцарь Роланд воспринимался всеми как защитник отечества и спаситель мира. Идеал воина соединялся в сознании с христианским святым. Гибель Роланда и Оливье в битве с сарацинами мыслилась как кончина христианских мучеников. Поэтому в портале Веронского собора 12 века рядом со святыми можно видеть фигуры Роланда и Оливье.

О многом также говорил обычай называть детей парными именами Роланд и Оливье.

Гибель Роланда ведёт к окончательной победе Карла над сарацинами. Карл бурно изливает свои чувства при виде мёртвого Роланда. Он трижды зовёт его, трижды падает в обморок, рвёт на себе волосы и горько рыдает. Такое бурное выражение чувств героя связано с тем, что эпос не даёт описания внутренних переживаний героя иначе как через яркие броские внешние жесты. С одной стороны, это тяготение к яркости выражения, характерное дл я эпохи, с другой стороны – специфическая особенность эпического повествования. Отсутствие описания внутреннего мира героя. Герой являет себя в своих поступках и оценивается через них окружающими. Бурно излив своё горе, Карл мстит за племянника и то горестное чувство, которое он испытал при виде мёртвого Роланда, придаёт ему силы. Языческий мир побеждён, а в конце наказывается и предательство.

Говоря о поэтике “Песни о Роланде” необходимо помнить неизменную, устойчивую гиперболизацию. Героическая гиперболизация проявляется и в факте победы 20 000 франков над 400 000 сарацин, вобравших в себя всю мощи языческого мира. Большие числа играют в поэме особую роль. 400 мулов с золотом, 400 боевых судов, 1000 труб, звук рога, слышный за 30 миль.

Подсчитано, что слова храбрость и добюлесть упоминаются в поэме около 120 раз, благородство около 25, величие и мощь столько же. Всё в Песни о Роланде большое, сильное, высокое и громкое. Мир в ней показан как бы в укрупнённом масштабе.

Аой до сих пор остаётся загадкой. Как только не трактовали эти три буквы от “Аминь” до боевого клича, но окончательного ответа нет.

В прошлый раз мы говорили о некой избыточности эпического деяния. В изящной, тонкой французской культуре избыточность понимается как чрезмерность, безмерность, сверхверность своему долгу.

Но ещё и уникальность героя, хотя и эпического, его единственность, равная быть может уникальности творчества.

Об этом говорит в своём стихотворении “Роландов Рог” Марина Цветаева:

Как нежный шут о злом своём уродстве,

Я повествую о своём сиротстве...

За князем – род, за серафимом – сонм,

За каждым – тысячи таких, как он,

Чтоб, пошатнувшись, - на живую стену

Кпал и знал, что тысячи на смену!

Солдат – полком, бес – легионом горд,

За вором – сброд, а за шутом всё горб.

Так, наконец, усталая держаться

Сознанием: перст – и назначением: драться,

Под свист глупца и мещанина смех -

Одна из всех – за всех – противу всех! -

Стою и шлю, закаменев от взлёту,

Сей громкий зов в небесныеп пустоты.

И сей пожар в груди тому залог,

Что некий Карл тебя услышит, Рог!


Сейчас читают про: