Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

II. Установление сегуната Токугава. Социально-экономическое развитие страны: циклы подъема и упадка




В 1603 г. власть в государстве захватил сёгун (буквально – военный вождь) из рода Токугава, так в истории Японии возник третий сёгунат. Сёгунат Токугава просуществовал до 1868 г. и имел некоторые особенности.

Во главе государства стоял сёгун. Столицей страны был город Эдо (будущий Токио), в нем проживало около 1 млн человек.

Император жил в Киото, оставался религиозным главой государства, иных прав не имел и в управлении страной не участвовал. Во времена господства дома Токугава официально считалось, что император «препоручил политическую власть» сёгуну, сохраняя за собой сакральные функции[30].

Сёгун опирался на административный совет – городзю, состоящий из представителей княжеских династий.

Возглавлял совет первый министр и главный советник сёгуна – тайро. Японское правительство называлось бакуфу.

В Японии времен Токугава сохранялось традиционное деление на провинции во главе с губернаторами – крупными князьями. Эра самурайства характеризуется непрерывными междоусобными войнами. Князья дома Токугава сумели остановить междоусобицы и добиться успехов в централизации страны. Первый представитель династии Токугава Иэясу (1603-1605) победил своих политических противников в битве при Сэкигахара (1600), принял титул вождя (1603) и занялся укреплением государства. В чем же проявилось укрепление?

1. Мятежные князья (тодзама даймё) сохранили свои экономические позиции, но их свобода была ограничена системой заложничества.

2. Города, в которых ранее тодзама даймё творили суд, были переданы центральному управлению в лице сёгуна.

3. Крестьяне были практически прикреплены к своим наделам полицейским надзором и централизованной системой налогообложения.

4. Законодательно оформилось деление общества на четыре сословия: самураи (си), крестьяне (но), ремесленники (ко), торговцы (сё). Вне сословий оставались представители «свободных» профессий: артисты, врачи, учителя, монахи, а также нищие и бродяги.

5. Из страны были изгнаны иностранцы, произошло «закрытие» Японии от внешнего мира.

Остановимся более подробно на некоторых из вышеперечисленных процессов.

Высшим сословием считалось самурайство (си). Отличительным признаком этого сословия было право носить два боевых меча. Самураи занимали престижные государственные должности, служили в армии. Из рядов обедневшего самурайства формировалась японская интеллигенция: учителя, врачи, писатели, художники и т.д. К началу XVII в. самурайство было уже крайне неоднородно. Высшие слои – даймё – это японские князья, т.н. «наследственные вассалы», чей годовой доход составлял примерно 10000 коку риса в год (коку – объемная мера, равная примерно 180 л или 150 кг). Таким образом, даймё получали примерно 1500 т риса в год. Это было время, когда рис оставался основным мерилом богатства, например, груз риса обменивался на груз свежей рыбы. Во времена усобиц даймё делились на противоборствующие группировки. Две такие группировки сложились во времена феодальных войн XVI в. Первая группа – фудай даймё, поддержала дом Токугава в решающей битве при Сэкигахара (1600 г.), вторая группа – тодзама даймё, выступила против сёгуна. Фудай даймё – это 150 знатных семейств, тодзама даймё – 80 семей. Интересно, что режим не только не уничтожил физически своих бывших противников, но и предоставил им равные со всеми остальными экономические возможности. В дальнейшем политическое влияние первой группы росло, второйпадало.




Каждый князь (даймё) имел своих вассалов-самураев, они владели небольшими земельными участками, с прикрепленными к ним крестьянами. Боясь сепаратизма князей, сёгуны ввели систему заложничества. По установленному обычаю, каждый второй год князь и члены его семьи жили при дворе сёгуна в Эдо. Даже члены семьи императора были заложниками сёгунов, правда, срок их пребывания при дворе составлял полгода. Самураи низших рангов – ронины, как правило, не имели своих сюзеренов. Они, как и обедневшие западноевропейские рыцари, вынуждены были переходить с места на место в поисках средств существования, или же заниматься грабежами. В XVIII столетии после подавления целого ряда самурайских мятежей ронины становились учителями, врачами, нередко и простыми арендаторами.

Крестьяне (но) делились на коренных – «хомбякусё»; пришлых – «гэнин», «наго»; дворовых холопов-рабов – «хикан». В Японии сложилась весьма оригинальная система личной зависимости крестьян. Все коренные крестьяне имели участок земли, зарегистрированный в кадастровой книге. В кадастре указывался размер участка и величина ренты. Коренные крестьяне, в принципе, могли покинуть свою деревню, но именно они, внесенные в налоговую книгу, оставались налогоплательщиками. Таким образом, крестьяне были прикреплены не к земле, а к налогу. Коренные крестьяне могли передать право пользования землей пришельцам. Такой «пришлый» земледелец платил налог-ренту уже в большем размере, обеспечивая не только самураев, но «коренного» общинника, «благодаря» последнего за аренду.



В административном отношении японская деревня, как и китайская, делилась на фискальные единицы – пятидворки. Зажиточного крестьянина назначали старостой. Когда это было необходимо, он организовывал жителей деревни на строительство и ремонт ирригационных сооружений, дорог, мостов и т.д.

Рента – это часть урожая риса, распределяемого по схеме «четыре доли государю, шесть народу». В XVIII в. рента возросла, и утвердилась новая формула: «пять долей государю, пять народу». То есть налог-рента равнялся половине урожая. В Японии крупное княжеское землевладение и мелкое крестьянское землепользование сохранилось на всем протяжении XVIII в. и до середины XIX в. Вопрос о государственной собственности на землю применительно к Японии имеет свои особенности. Только 25% земли принадлежали сёгуну и считались государственным фондом. Остальная земля находилась в руках самураев, позднее зажиточным горожанам удалось приобрести земельные участки. Российские исследователи согласны с Марксом в том, что «Япония с ее чисто феодальной организацией земледелия и с ее широко развитым мелкокрестьянским хозяйством дает более верную картину европейского средневековья, чем все наши исторические книги, проникнутые по большей мере буржуазными предрассудками»[31].

Ремесленники (ко) и купцы (сё) как сословия считались ниже крестьян, купцы ниже ремесленников. Но экономическое положение этих групп было лучше, чем положение крестьян. В Японии ремесленники были объединены в семейно-корпоративные объединения – цехи (дза). Купцы также имели свои организации – гильдии. В XVIII в. купцы становятся одним из самых богатых сословий. Особенно зажиточным было купечество города Осака, который постепенно стал общеяпонским торговым центром. Именно в это время возвышается возникший в XVI в. торговый дом Мицуи – финансист сёгунов.

Фернан Бродель пишет о высокой степени урбанизации Японии: 22% населения страны живет в городах. Французский историк обращает внимание на архитектонику городов, которые независимо от географического рельефа имели прямоугольный план застройки. Также были спланированы города Китая, Кореи, Вьетнама, Индии и даже доколумбовой Америки. Только две цивилизации «создали города с запутанной и беспорядочной застройкой – страны ислама (включая Северную Индию) и страны христианской Европы»[32].

Каковы же основные параметры экономического развития Японии?

Социально-экономическое развитие Японии времен Токугава протекало крайне неравномерно. С начала XVII в. и до начала XVIII в. наблюдался экономический подъем; затем – стагнация и спад до середины XIX в. Попробуем разобраться в этих циклах. Подъем первого столетия правления сёгунов дома Токугава связан с объединением страны, с окончанием междоусобных войн. Все это создало предпосылки для развития сельского хозяйства. В чем же выразился прогресс?

Во-первых, он выразился в росте урожайности риса. Последнее было связано: а) с улучшением семенного материала; б) с совершенствованием оросительной системы; в) с активным применением удобрений (их получали даже из сушеных сардин); г) с улучшением орудий труда.

Во-вторых, рост урожайности способствовал росту численности населения до 30 млн человек.

В-третьих, изменяется социальная структура японского общества. Сенюткин С.Б. считает, что произошло устранение рядового самурайства из схемы экономических отношений: крупный сеньор – крестьянин[33]. В целом такой подъем подрывал основы натурального хозяйства, что должно было повысить товарность экономики. В какой-то мере это и произошло, но не настолько быстро, как того требовало время. Почему? Свою роль сыграл цивилизационный фактор. Еще в VI в. в страну проникает буддизм и конфуцианство. Симбиоз религий определил самобытность и уникальность японской государственности.

Например, согласно конфуцианской доктрине, крестьяне – это ствол дерева, ремесленники и торговцы – его ветви и листья. Гибель ветвей и опадание листьев не означает гибели дерева. Если же срубить ствол, дерево никогда не сможет возродиться в прежнем виде. Исходя из этого, в Японии исторически сложилось пренебрежительное отношение государства к ремесленникам и торговцам.

Переход к денежной форме ренты – закономерный этап в развитии аграрной экономики, воспринимался самураями отрицательно. Самураи-воины считали унизительным получать плату за службу в денежной форме.

В 1611 г. начинается процесс «закрытия страны», что также лишало экономику перспектив. Внутренний рынок был развит недостаточно, от внешнего рынка страна «закрылась».

Остановимся более подробно на последнем пункте. До начала XVII в. Япония активно торговала с Китаем, Кореей, Малайей и другими регионами. Положение с внешней торговлей изменилось в связи с проникновением в Японию христианства. Усиливающаяся государственная власть стала рассматривать чужеземную религию как опасный фактор. В 1611-1614 гг. сёгун издает первые указы о запрещении христианства, в 1634 г. запрещен въезд и проживание в Японии испанцев, в 1638 г. из страны изгнаны португальцы. Единственным открытым городом, где разрешалась внешняя торговля, стал город Нагасаки. И единственные европейцы – голландцы могли иметь в городе свое представительство. Таким образом произошло «закрытие» Японии. Страна изолировала себя от внешнего мира. Чего же опасались сёгуны?

Во-первых, боясь колонизации, они стремились оградить себя от иностранного проникновения.

Во-вторых, проводя политику изоляции, правители хотели сохранить и защитить национальную культуру, религию, быт.

В-третьих, сёгуны боялись экономического усиления князей юго-западной и западной Японии. Князья этого региона уже стали христианами и вели активную торговлю с португальцами. Не следует забыть, что южные тодзама даймё были оппозиционны правящему дому и могли начать борьбу за власть.

На начальном этапе изоляция укрепила позиции правительства и способствовала прогрессу. Но этот прогресс не мог существовать без внешнего рынка, без открытых портов. Трудно себе представить Англию периода раннего капитализма, закрытую от Европы! Товарно-денежные отношения не могли развиваться в условиях «закрытия».

Японские историки считают, что первые признаки экономического упадка появились в конце XVII в. во время правления пятого сёгуна из дома Токугава, сёгуна Цунаёси (1680-1709). Он получил прозвище ину-сёгун (собачий сёгун), так как издавал многочисленные указы, запрещающие жестокое обращение с животными, особенно с собаками, не проявляя милосердия к людям. Первый указ о защите животных появился в 1687 г. Цунаёси всю жизнь преследовал действительных и мнимых нарушителей указов о животных, сажал их в тюрьмы, распинал на крестах и т.д. После его смерти только из тюрем столицы Эдо было выпущено на свободу 6737 человек, арестованных за нарушение указов о животных. Во времена Цунаёси бразды правления попали в руки фаворитов, и так продолжалось до середины XIX в. Историки упрекают сёгуна за расточительный образ жизни, ибо в годы его правления страна впервые столкнулась с финансовыми проблемами. Но перечисленные выше беды – это не причины, а следствия кризиса традиционной экономики. О причинах речь шла выше. В чем же исследователи видят проявления кризиса?

Во-первых, это застой в сельском хозяйстве.

С начала XVIII в. не растут площади обрабатываемых земель, нет роста урожайности. Сто лет назад, с 1600 по 1650 гг. площади посевов и урожайность риса выросли на 40-50%.

Ярким показателем кризиса стало падение роста численности населения, особенно в деревне. По переписи 1721 г. она составила 26 млн человек. В дальнейшем, при практически постоянной численности населения, доля сельских жителей снижается, городских растет. Это свидетельствует о расслоении и разорении крестьянства. Крестьяне покидают деревню, так как не в состоянии справиться с ростом налогов. К концу века рента составляла уже 60% урожая. Это привело к ряду крестьянских восстаний (1747 г., 1749 г., 1754 г., 1764-1765гг.). Они имели необычный для Японии размах, поражали современников своей массовостью: в наиболее крупных мятежах участвовали до 200 тыс. человек.

Во-вторых, характерной чертой кризиса традиционной экономики являлся подрыв монополии самурайства на землю, потеря земли крестьянами, концентрация земли в руках нового социального слоя – землевладельцев из купечества и зажиточных крестьян.

В-третьих, приходит в упадок семейно-корпоративное ремесло. Начиная с XVIII столетия, растет конкуренция цехам со стороны первых мануфактур. Появились частные, княжеские и государственные мануфактуры.

Частные мануфактуры принадлежали представителям торгово-ростовщического капитала и ориентировались на легкую промышленность. На юге и юго-западе страны появились текстильные, красильные, гончарные мануфактуры, предприятия по переработке сельскохозяйственного сырья.

И.А. Гончаров во время путешествия на фрегате «Паллада» поражается японским «конфектам» из риса и моркови[34].

Княжеские мануфактуры были заняты производством вооружения. Такие предприятия возникали, в основном, в районах с ярко выраженными сепаратистскими тенденциями, то есть на юге и юго-западе Японии.

Казенные мануфактуры принадлежали государству в лице сёгуна. Они, как правило, занимались переработкой полезных ископаемых: это были горнорудные, железоделательные и другие предприятия.

В-четвертых, настоящим бедствием для страны стал финансовый кризис. Он проявился в том, что рост товарно-денежных отношений, даже в своем историческом дебюте, быстро привел к перераспределению денежных средств. В результате самураи, даймё и даже сёгун попали в финансовую зависимость от ростовщиков и первых банкиров. Вероятно, финансовый кризис связан с тем, что только в XVII в. в Японии появились золотые, серебряные и медные деньги. До этого времени роль денег играл рис. Металлические деньги привели к тому, что некоторые князья даже платили самураям за службу белой или желтой монетой, что вызвало недовольство в среде этого сословия. Самурайская этика запрещала своим приверженцам даже думать о денежном вознаграждении. Уже в 1695 г. сёгун в целях «приумножения» монеты начал ее девальвацию.

Государство пыталось выйти из кризиса, объявляя «периоды» реформ. Это реформы Кёхо, Кансэй (1789-1801), реформы периода Тэмпо (1830-1844). Реформы, не решив экономических проблем, все же укрепили государственную власть. В частности, стремясь остановить процесс размывания сословий, в 1742 г. был составлен законодательный кодекс «100 статей». В нем не только подтверждается жесткая сословная структура, но и усиливается чжусианское неоконфуцианство, с его патернализмом, преданностью «младших старшим», то есть подданных своему правителю, крепостью семьи, культом этики. Неоконфуцианство становится официальной идеологией дома Токугава. В экономическом плане реформы – это издание законов против роскоши, провозглашение режимов экономии, денежные реформы. Однако результаты экономических реформ были незначительными.

В начале XIX в. финансовый кризис стал хроническим. Государственная казна была пуста, зато полны кошельки торговцев, ростовщиков, некоторых князей – владельцев мануфактур. Создалось неравное положение: более стабильными оказались южные и юго-западные княжества Тёсю, Сацума, Тоса. Они управлялись тодзама даймё. Здесь развивается рынок, появляются мануфактуры, ширится (даже в условиях «закрытия») внешняя торговля с Китаем, Кореей, Голландией. В начале века в южных районах возникают первые предприятия европейского типа. Наблюдался и процесс обуржуазивания самураев, не только средних, но и высших. В центральных и северных районах Японии кризисные явления носили затяжной, поэтому особенно болезненный характер. Неравномерность развития отдельных областей привела к нарастанию противоречий между верхами и низами общества, а также внутри господствующего класса, что проявилось в событиях середины века – гражданской войне 1863-1869 гг. и реформации Мэйдзи исин.

III. Политический кризис начала XIX в. Гражданская война 1863-1869 гг. Революционный переворот Мэйдзи исин.

В середине XIX в. после 250 лет изоляции Япония встретилась лицом к лицу с западным миром. Инициатором этой встречи были США. В 40-50-е годы США осваивают свое западное побережье, у них появились паровые суда. Плавание на подобных судах требовало промежуточных угольных баз в акватории Тихого океана. Япония была нужна американцам. В 1846 г. англо-американское соперничество на островах Тихого океана закончилось победой США, и в Японию была направлена первая экспедиция во главе с коммодором Дж. Бидлом. Плавание не принесло ожидаемых результатов. Через несколько лет, в 1853 г. американцы посылают к берегам Японии военную экспедицию коммодора М. Перри. В это же время прибывает в Японию миссия вице-адмирала Е. Путятина. Российское правительство поручает своим визитерам вести переговоры исключительно доброжелательно и добиться заключения торговых соглашений. Центром переговоров стал «открытый» город Нагасаки. Американские корабли отказались следовать в Нагасаки и вошли в бухту Урага у столицы Эдо. Американцы вели себя вызывающе, высадили на берег морской десант, чем привели в замешательство японцев. Последние уговаривали своих западных «гостей» перенести переговоры в Нагасаки, или отложить их на год, в связи с болезнью сёгуна. Американские корабли ушли. В Японии встал вопрос, что делать? Военное сопротивление японцы оказать не могли, ибо в стране не было армии европейского образца. Не самурайскими же мечами воевать с иностранцами!

В высших кругах японского общества мнения по этому вопросу разделились.

Примерно половина даймё требовала от правительства продолжать политику изоляции. Одна треть князей считала, что нужно всячески затягивать переговоры, а самим подготовиться к обороне – создавать современную армию. И, наконец, немногие князья предлагали подписать договоры, полагая, что дальнейшая изоляция невозможна.

В 1854 г. эскадра Перри вернулась в Японию. В ее составе было девять судов, 250 пушек и команда из 1800 человек. Угрозы продолжались, в этом же году был подписан первый американо-японский договор. Во время второго визита Е. Путятина был подписан и первый русско-японский договор. По Симодскому договору (1855) Япония «открывала» для России несколько городов, впервые устанавливалась граница на Дальнем Востоке. Сахалин был объявлен областью совместного владения. Курилы же делились между Россией и Японией: острова Шикотан, Итуруп, Кунашир, Хабомаи («Пляшущие зубы») объявлялись японскими. Остальные острова, выше острова Уруп, признавались российскими. В 1854-1855 гг. Япония заключила торговые договоры с Голландией, Англией, Францией. Это был первый этап «открытия» страны. Договоры в основном касались вопросов торговли и не носили ярко выраженного неравноправного характера.

На втором этапе «открытия» в 1856-1858 гг. под натиском Запада Япония сдает одну позицию за другой. Заключаются договоры, ущемляющие не только экономический, но и политический суверенитет страны. Главное место в системе внешних связей Страны Восходящего солнца играют США. В 1856 г. американцы усиливают натиск на японцев. Через два года, в 1858 г. заключены сразу несколько договоров, Япония попала в зависимость от США. В чем же проявилась эта зависимость?

Япония открывала для американцев сразу 8 городов.

Таможенные пошлины на американские товары были минимальными и составляли 5%. Высокой пошлиной в 35% облагались спиртные напитки, но США их не ввозили, 20%-й пошлиной облагались текстиль и машины, но их собирались ввозить в Японию англичане. Т. Харрис – руководитель американской делегации на переговорах с гордостью заявлял, что он добился минимальных пошлин на американские товары и максимальных на те, которые собирались ввозить Англия и Франция.

В договоре 1858 г. было две статьи, ущемляющие политические права Японии. Так, согласно статье второй США должны были выступать юридическим посредником в случае споров Японии с любой европейской державой. Статья десятая предписывала японцам покупать оружие только у американцев, строить военные суда с помощью американцев, приглашать военных специалистов только из США. Таким образом американское правительство хотело вмешиваться в дипломатические и военные дела Японии.

На втором этапе «открытия» Япония попадает в зависимое положение от западных держав. Договоры 1856-1858 гг., заключенные с Россией, Англией, Францией, Голландией, были выгодны всем странам, кроме Японии, ибо низкие ввозные пошлины, право беспрепятственной торговли и т.д. ставили японскую промышленность в подчиненное положение.

Подписание неравноправных договоров усилило движение различных слоев японского общества против правительства, то есть против сёгуна. Это движение получило название «антисёгунского», так как его участники требовали «почитания императора и изгнания варваров». Под варварами понимались европейцы и американцы. Оппозиционеры хотели вернуть власть «законному» правителю, то есть императору, и требовали отказаться от неравноправных договоров 1856-1858 гг.

Антисёгунское движение вылилось в гражданскую войну 1863-1869 гг. На ее фоне произошла реставрация монархии, были проведены первые буржуазные реформы. В войне принимали участие различные слои японского общества, складывались нестабильные политические группировки. Главными участниками движения выступают радикально настроенные самураи сравнительно невысоких рангов, статуса и достатка, чьи амбиции нередко превосходили понимание ими происходящих событий[35].

Чтобы разобраться в этих событиях, следует вернуться в 1853 г. Тогда, обеспокоенный натиском иностранных держав, сёгун обратился за «советом» к императору и в дальнейшем был вынужден консультироваться с ним по внешнеполитическим вопросам. Когда же зародилось движение, страна раскололась на три лагеря.

Первый лагерь был представлен сторонниками императора.

Второй лагерь – сторонниками сёгуна.

Третий лагерь – сторонниками союза сёгуна с императором.

Это разделение было и географическим. В первую группу входили юго-западные княжества Тёсю, Тоса, Хидзэй. Во вторую – северные и центральные княжества. В третью – одно из самых сильных южных княжеств Сацума.

В 1862-1863 гг. центром движения становится Киото. Сюда прибывают вооруженные и безработные самураи-ронины. Они хотят передать власть императору. В 1862 г. самураи фактически захватили Киото. Первоначально их поддерживают только князья Тёсю. Под давлением этих сил император (не зная, что и делать с властью) издает указ об изгнании из страны иностранцев (1863). Батареи княжества Тёсю обстреляли американские, французские и голландские суда. Корабли США и Англии в ответ обстреляли юго-западные районы Японии.

Через два месяца в Киото произошел дворцовый переворот. Дворец императора заняли сторонники союза императора и сёгуна, выходцы княжества Сацума. В этом противоборстве важную роль играло соперничество двух княжеств Тёсю и Сацума. Так начинается гражданская война. Войска сёгуна воюют с южными и юго-западными княжествами. Три экспедиции было организовано против княжества Тёсю (1863 г., 1865 г., 1866 г.). Все они закончились неудачно для правительственных войск. В 1866 г. князья Сацума ведут тайные переговоры с тремя опальными княжествами, заключают союз с ними. Теперь южные княжества сплоченно выступают за восстановление власти императора. К этому времени и иностранные державы определились в своих политических симпатиях. Франция поддержала сёгуна и помогла ему перевооружить армию. Англия поддержала сторонников императора, также помогла им вооружением. Остальные державы заняли выжидательную позицию. 1866 год богат драматическими событиями. В июле 1866 г. умирает сёгун Иэмоти (1857-1866), ему наследует сёгун Иосинобу (Кейки). Вскоре умирает и император Комэй (1848-1867). Императором становится Муцухито. Иэмоти и Комэй достаточно долго сотрудничали. Теперь на вершине власти оказались два юноши. В 1867 г. князь Тёсю вручил сёгуну Кэйки меморандум, в котором содержался «совет» вернуть всю полноту власти императору. Несмотря на то, что сёгун согласился и «вернул власть», такой финал не устраивал ни одну из сторон.

Сёгун укрылся в городе Осока и стал готовиться к решающей битве.

Император и его сторонники понимали, что сёгун контролирует половину страны как земельный собственник и имеет армию, обученную французами.

Борьба продолжалась до 1869 г., когда пала «дворянская республика», созданная сёгуном на острове Хоккайдо. Восстановление власти императора обычно датируется 1868 г., когда было сформировано первое правительство, присягнувшее императору Муцухито (1868-1911), в состав которого вошли крупные князья и торговцы-предприниматели Юга и Юго-запада страны.

Какую оценку дает этим событиям японская историография?

Официальная историография трактует его как простую реставрацию императорской власти.

Историки группы Роноха считают Мэйдзи исин[36] классической буржуазной революцией западного типа.

Некоторые исследователи (например, Тояма Сигэки) считают, что это «реформа», которая превратила Японию из военно-феодального государства в абсолютную монархию[37].

События 1868 г. неоднозначно трактуются и в отечественной историографии. В советском востоковедении дискуссионным оставался вопрос о сущности Мэйдзи исин: реформа это или революция? Если революция, то какая? Незавершенная буржуазная революция – считала часть востоковедов советской школы. В 90-е годы XX в. трактовки изменились. Так, например, Л.С. Васильев называет события 1868 г. революционным переворотом, революционным не по форме, а по результатам. Ибо император впервые в истории страны стал во главе государства, были проведены буржуазные реформы, которые привели к становлению японского капитализма[38]. По мнению С.Б. Сенюткина в 1867-1868 гг. произошла смена политического режима. Установился японский вариант абсолютизма. Его опорой стало обуржуазившееся дворянство. Реформы, считает исследователь, были действительно буржуазными[39].

Совершенно новая точка зрения выдвинута В.Э. Молодяковым. Он называет события 1868 г. консервативной революцией. Историк считает, что «Мэйдзи исин» выполнила все основные стоящие перед ней духовные, политические, социальные и экономические задачи и осуществила все реформы, необходимые для динамичного развития в условиях стремительного вхождения в «цивилизованный мир, опираясь при этом на интегральную традицию в ее самобытных национальных формах[40]. Под традицией автор понимает мощное возрождение идеологии Синто, что и привело к возвращению всех прерогатив власти императору. Интересно, что в недавно изданном учебнике для вузов события 1868 г. трактуются так же, как и в советской историографии 70-х годов. Авторы подчеркивают, что «сама революция в японской и мировой историографии получила название «незавершенной буржуазной революции Мэйдзи».[41] Вероятно, данная проблема нуждается в дальнейшей разработке, с привлечением новых источников, с уточнением исторических и социологических понятий.





Дата добавления: 2014-02-05; просмотров: 4116; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Как то на паре, один преподаватель сказал, когда лекция заканчивалась - это был конец пары: "Что-то тут концом пахнет". 8331 - | 7953 - или читать все...

Читайте также:

 

18.204.48.40 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.008 сек.