double arrow

Межрегиональные связи экономического взаимодействия, система показателей

Институты межрегиональной интеграции

Создание структур и институтов, поддерживающих различные формы интеграционных процессов, может осуществляться в различных формах: от формирования различных ассоциативных организаций («мягкая» форма межрегиональной интеграции) до создания в макрорегионах государственных структур и межрегиональных органов исполнительной и законодательной власти («жесткая» форма). «Жесткие» формы и институты межрегиональной интеграции в своей завершенной форме могут привести к изменению Конституции РФ и к кардинальному изменению административно-территориального деления страны. По сути, речь может идти о новой модели федеративного государственного устройства России, в которую вводятся в качестве новых важнейших элементов крупные экономические районы (другие варианты – «федеральные округа», «макрорегионы», «губернаторства» и т.д.) со всеми атрибутами государственных образований (законодательной, исполнительной, судебной властью, собственной конституцией, гимном, флагом, гражданством и пр.).

В более ослабленной форме «жесткие» институты межрегиональной интеграции могут формироваться в макрорегионах в виде государственных институтов исполнительной власти (например, наподобие бывших совнархозов). Это может быть своеобразное межрегиональное «правительство» с достаточно широким кругом полномочий, делегированных как с федерального уровня, так и с уровня субъектов Федерации, входящих в данный макрорегион. В принципе возникновение таких форм и институтов не противоречит нынешней Конституции РФ, в которой говорится о возможности взаимного делегирования полномочий органов исполнительной власти сверху вниз и снизу вверх. По взаимному согласию федеральный центр и субъекты Федерации могут договориться, что это делегирование может закрепиться за промежуточным – межрегиональным – уровнем. Все дело именно в характере этих полномочий и задачах новых межрегиональных структур. Поскольку подобное институциональное оформление межрегиональной интеграции не требует создания органов законодательной и судебной власти, снимается вопрос о том, является ли территория, на которую распространяется сфера управления подобных межрегиональных «правительств», субъектом Федерации и как быть с существующими субъектами Федерации, находящимися на этой территории. Отсутствие необходимости изменения федеративной структуры государства в этом случае является безусловным преимуществом такого подхода по сравнению с максималистским вариантом «жесткой» интеграции.

Если принять, что крайним вариантом институтов «мягкой» интеграции могут быть ассоциативные объединения, работающие на общественных началах и играющие сугубо информационную или пропагандистскую роль в регулировании интеграционных процессов нескольких субъектов Федерации, то все остальные формы и институты будут занимать промежуточное положение между этими крайними границами (например, к ним относятся формы экономической интеграции товаропроизводителей и сфер рыночной инфраструктуры).

Современный вариант реформирования системы государственного устройства страны можно отнести к промежуточному. Пока основным направлением деятельности современных генерал-губернаторов является осуществление «межрегиональной экспертизы» федеральных законов. По какому варианту пойдет дальнейшее развитие межрегиональной интеграции – пока остается вопросом.

Уже сегодня нельзя недооценивать роль иных интеграционных структур, которые формируются в крупных районных России и начинают играть все большую роль в их общественно-политической жизни (партии, общественные движения, конфессионально-этнические межрегиональные группировки). Например, широкую известность приобрела «Конфедерация народов Кавказа», на Урале действует движение «Возрождение Урала», в Новосибирске на межрегиональной основе создана «Сибирская партия», в октябре 1998 г. была проявлена инициатива создания «Сибирского движения за достойное будущее».

Другие важные структуры межрегиональной интеграции создаются в сфере массовой информации и в системах телекоммуникаций, и они составят материальную основу интеллектуальной компоненты перспективных интеграционных процессов.

Наиболее значимыми институтами межрегиональной интеграции, которые возникли в начале 1990-х гг. как реакция на бездействие Правительства и Федерального собрания РФ в области региональной политики, являются межрегиональные ассоциации экономического взаимодействия.

Межрегиональные ассоциации экономического взаимодействия как форма межрегионального сотрудничества стали образовываться начиная с 1991 г. Характерно, что вначале инициаторами создания ряда таких ассоциаций выступили Советы народных депутатов. Однако в дальнейшем центр тяжести всех ассоциаций сместился в экономическую сферу, и они получили официальное название – межрегиональные ассоциации экономического взаимодействия.

В эти годы были созданы: ассоциация экономического взаимодействия территорий Северо-Запада Российской Федерации «Северо-Запад»; межрегиональная ассоциация экономического взаимодействия субъектов Федерации Центральной России «Центральная Россия»; межрегиональная ассоциация экономического взаимодействия областей Центрально-Черноземного района Российской Федерации «Черноземье»; ассоциация «Большая Волга» по экономическому взаимодействию республик и областей Поволжского региона; ассоциация социально-экономического сотрудничества республик, краев и областей Северного Кавказа «Северный Кавказ»; ассоциация экономического взаимодействия областей и республик Уральского региона «Уральская»; межрегиональная ассоциация экономического взаимодействия республик, краев, областей и автономных округов Западной и Восточной Сибири «Сибирское соглашение»; межрайонная ассоциация экономического взаимодействия субъектов РФ Дальнего Востока и Забайкалья.

Эти ассоциации существенно различаются по масштабам, формам организации, реальным результатам деятельности и по декларируемым целям и задачам. Если попытаться сформулировать «обобщенный образ» подобной ассоциации и ее структуру, то выявляются следующие основные черты.

В состав ассоциаций входят субъекты Федерации (национальные республики, края, области и автономные округа), расположенные на территории официально зафиксированных крупных экономических районов (города и административные районы в состав ассоциаций не включаются). Каждая из межрегиональных ассоциаций действует на территории соответствующего экономического района, за исключением межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение», действие которой распространяется на два крупных экономических района: Западно-Сибирский и Восточно-Сибирский. Тюменская область входит в состав двух межрегиональных ассоциаций «Уральский» и «Сибирское соглашение», так же как и забайкальские субъекты Федерации (Республика Бурятия, Читинская область и Агинский Бурятский автономный округ), которые включаются в состав как Сибирской, так и Дальневосточной ассоциаций. То есть ассоциативная форма объединения субъектов Федерации проявляется здесь достаточно гибким образом, и она не копирует слепо официально признанную сетку экономического районирования России.

Высшим коллегиальным органом межрегиональной ассоциации является Совет (Президиум), в состав которого входят руководители законодательной и исполнительной власти всех субъектов Федерации, расположенных на территории данного экономического района (районов). Руководит ассоциацией на принципах ротации один из губернаторов. В некоторых случаях (например, в Дальневосточной ассоциации) в состав Совета с правом совещательного голоса включены представители Президента в субъектах Федерации. Все важные решения ассоциации принимаются на заседаниях ее Совета (Президиума), который собирается несколько раз в год. Тот факт, что в Совете ассоциации на равных работают руководители исполнительной и законодательной власти субъектов Федерации, является принципиально важным для достижения согласия по принципиальным вопросам и отстаивания солидарных позиций перед федеральным центром, а также для проведения «межрегиональной экспертизы» проектов федеральных законов.

Деятельность межрегиональных ассоциаций сконцентрирована вокруг важнейших экономических, социальных, правовых, экологических и иных вопросов, и с этой целью в составе ассоциаций созданы координационные советы (комитеты, комиссии) по этим направлениям. В состав координационных советов межрегиональных ассоциаций входят как представители законодательных и исполнительных органов субъектов Федерации, так и ученые, бизнесмены, директора предприятий и т. д. Руководит каждым таким советом, как правило, губернатор одного из субъектов Федерации, в котором данная проблема стоит наиболее остро или в которой имеется большой опыт ее решения.

Каждая межрегиональная ассоциация, как правило, имеет свой исполнительный орган. Это может быть небольшой штат (как в межрегиональной ассоциации «Северо-Запад»), так и достаточно крупная Исполнительная дирекция с четкой структурой и специальными департаментами, которые курируют и обобщают работу координационных советов ассоциаций (как это оформлено в межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение»). Руководитель исполнительного органа ассоциации (генеральный директор) включается в состав Совета ассоциации.

Все межрегиональные ассоциации имеют свой бюджет, формируемый за счет взносов регионов – участников ассоциации (с соответствующей статьей, отраженной в региональном бюджете), за счет поступлений от уставной деятельности, проводимой исполнительным органом ассоциации или созданными на ее основе структурами, а также за счет взносов от разных предприятий и организаций данного макрорегиона.

Ряд ассоциаций имеют свои представительства в Москве, которые осуществляют оперативное взаимодействие ассоциации с федеральными органами власти и управления.

Межрегиональные ассоциации, с одной стороны, должны быть «проводниками» федеральной региональной политики, которая требует осознанного «ущемления» интересов одних субъектов Федерации в пользу других и Федерации в целом, а это не всегда находит понимание в регионах. С другой стороны, через межрегиональные ассоциации могут выражаться, «артикулироваться» наиболее важные и болезненные проблемы больших территорий с целью их отражения в федеральной политике.

Однако объективный анализ показывает, что в целом эффективность работы межрегиональных ассоциаций в настоящее время ниже их потенциальных возможностей. Это определяется нечеткостью функций ассоциаций и непроработанностью их правового статуса, отсутствием реальных механизмов регулирования интеграционных процессов, ориентацией руководителей регионов на локальные интересы. Зачастую руководство некоторых ассоциаций использует их потенциал лишь для оказания давления на федеральный центр и для лоббирования нужных решений.

Для характеристики межрегиональных связей применяются показатели потоков продукции и ресурсов как в натуральном, так и в обобщенном стоимостном измерении. Наиболее характерными являются натуральные показатели, отражающие движение конкретных видов продукции между регионами: сырьевых ресурсов, продовольствия, машин и оборудования (в весовом измерении и поштучно), а также трудовых ресурсов (в физических лицах).

Основными формами межрегиональных связей являются обмен товарами и услугами, миграция населения, финансовые и информационные потоки.

Простые методы анализа обмена товарами и услугами осуществляются с помощью коэффициентов ввоза и вывоза продукции, а также товарообмена. В целях получения более общей картины взаимосвязей регионов страны применяются обобщающие показатели регионального развития,характеризующие потоки между отраслями в стоимостном выражении: по динамике валового регионального продукта, денежным потокам и пр.

Для наиболее общей характеристики взаимосвязей между регионами используется такой показатель, как валовой региональный продукт (ВРП).Он определяется как сумма валовой добавленной стоимости, произведенной за отчетный период институционными единицами — резидентами региональной экономики. При этом методология расчета валовой добавленной стоимости в большинстве случаев идентична применяемой на федеральном уровне.

Валовая добавленная стоимость представляет собой разницу между стоимостью произведенных в отчетном периоде товаров и услуг (выпуском) и стоимостью товаров и услуг, потребленных в процессе производства за тот же период времени (промежуточным потреблением).

Единство методологии исчисления ВРП дает возможность проведения межрегиональных сопоставлений и определения рейтинга регионов по данному показателю. Величина ВРП является объективным индикатором вклада каждого региона — субъекта Федерации в развитие экономики страны.

К числу указанных элементов относится валовая добавленная стоимость: нерыночных коллективных услуг, оказываемых государственными учреждениями обществу в целом (например, национальная оборона и государственное управление); услуг финансовых посредников, деятельность которых не ограничивается рамками отдельного субъекта Федерации; услуг внешней торговли и других услуг (как рыночных, так и нерыночных), информация по которым отсутствует на региональном уровне.

ВВП и ВРП в рыночных ценах отличаются также на величину налогов на экспорт и импорт, поскольку специфика учета данных видов налогообложения в настоящий момент не позволяет полностью распределить их между отдельными регионами.


Сейчас читают про: