double arrow

В. 6. Глобальные проблемы миграции и сепаратизма

За последние 50 лет численность международных мигрантов увеличилась почти в три раза. Если в 1960 г. во всем мире насчитывалось 75 млн. человек, проживающих вне страны своего рождения, то в конце 2009 г. их стало уже 214 млн. Более 60% из них приходится на развитые страны (каждый десятый проживающий в них).

Кроме того, в 2005 г. в мире было зафиксировано более 800 млн. туристов; к 2020 г. их количество может прибли­зиться к 1,6 млрд. человек.

Согласно Международной организации по миграции, этот термин охватывает случаи, когда решения о переезде человек принимает по причинам личного удобства. Одним из признаков суверенитета является способность государства контролировать границы, но на него оказывает все большее давление глобальная экономика, требующая свободного перемещения рабочей силы. В России по официальным данным находится ок. 1,7 млн. мигрантов, по неофициальным – примерно 10 млн.

Особенности современной миграции таковы.

Во-первых, во 2 пол. ХХ в. существенно возросли масштабы миграции как между странами и континентами, так и внутри отдельных государств, а также расширилась география миграции.

Во-вторых, в глобальные миграции оказались вовлеченными новые социально-демографические группы населения, которые ранее были мало­подвижными: люди с низким уровнем образования и квалификации, женщины, подростки.

В-третьих, появились новые формы миграции, существенно возросли масштабы незначительных ранее потоков. Например, уси­лилась деловая миграция (бизнес-миграция). Появилась налоговая миграция, когда некоторые люди используют переезд в другие страны с целью уменьшения налогов. Расширилась инвестиционная мигра­ция – переезд людей, желающих вложить день­ги в создание предприятий за рубежом. Развивается брачная миграция.

В-четвертых, миграционные потоки стали использоваться транснациональной преступностью, а мигранты стали средством и жертвами криминальных групп.

В-пятых, глобальные миграции привели к формированию крупных диаспор и «диаспоризации» экономики многих стран.

Миграция имеет плюсы и минусы.

Страны-реципиенты за счет иммиграции могут компенсировать снижение численности своего населения, увеличить рождаемость, снизить его старение. С другой стороны, она сопровождается проблемой интеграции мигрантов и ксенофобии. Международная миграция может представлять серьезную опасность для сложившейся в любой стране национальной идентичности и образа жизни. На фоне продолжающейся сме­ны этнического состава населения даже конфликты, вызванные нера­совыми причинами, будут усиливаться и осложняться межрасовой на­пряженностью. Например, диспропорция по возрасту в США в XXI в. примет ярко выраженный расовый характер: большинство пенсионе­ров будут белыми, в то время как большинство работающих – небелы­ми. На незаконной миграции паразитирует преступность.

В странах-донорах уменьшается безработица, снижается бедность, за счет переводов денсредств повышается уровень жизни, местному населению передаются приобретенные реэмигрантами новые знания и навыки. По данным Всемирного банка, в 2005 г. объемы денежных переводов миг­рантов из-за рубежа на родину оценивались в 230 млрд. долл., на них приходится примерно 1/3 мировых финансовых потоков. Оборотная сторона: эти страны лишаются человеческих ресурсов, понижается их конкурентоспособность. Нелегальная миграция, как и преступность, питает теневую экономику, которая дает примерно ¼ мирового ВВП.

Миграционная политика, с одной стороны, направлена на ограничение потоков из бедных стран на основе различных критериев (образовательных, со­циальных, географических, этнических), а с другой пытается приве­сти этнокультурное многообразие иммигрантов к общему знаменателю (идея «плавильного тигля» («котла»), или ассимиляции). Нужно создавать условия для развития бедных стран и регионов – основных поставщиков мигрантов, в том числе вкла­дывать деньги в образование, планирование семьи, новые медицинские и информационные технологии, развитие медицинской и социальной инфраструктуры. Требуются инвестиции в экономику развивающихся стран, продуцирующих потоки мигрантов. Назрела необходимость со­кратить пропасть в экономическом развитии между «богатым Севером» и «бедным Югом».

Со­здана Международная организация по миграции (MOM).

Согласно конвенции ООН 1951 г., беженец – это лицо, которое из-за обоснованных опасений стать жертвой преследования находится вне страны гражданской принадлежности и не может пользоваться ее защитой. Вместе с категориями перемещенных лиц и репатриантов они часто объединяются понятием «вынужденные мигранты».

Самые крупные группы беженцев: в мае 1945 г. в Европе было более 40 млн. перемещенных лиц, не считая немцев, которые бежали от наступления советских войск на востоке. Кроме того, в Германии находилось более 11 млн. подневольных рабочих. В 1971 г. война, в результате которой Бангладеш обрела независимость, вынудила, по отдельным оценкам, 10 млн. жителей Бангладеш бежать в Индию. В 1991 г. после распада СССР на территории страны начались массовые перемещения населения, характеризующиеся сложными взаимосвязями между миграцией и вынужденным перемещением. В 1990-е гг. до 9 млн. человек были вынуждены покинуть родные места.

Общее число таких лиц во всем мире в 1975 г. официально составило 2,5 млн., в 1985 г. – 11 млн., в 1995 г. – более 27 млн. (по некоторым данным, в 3 р. больше).

Наряду с «классическими беженцами» в последнее время стали выделять категорию беженцев экологических. К нашему веку их число составляло примерно 10-20 млн., но к 2050 г. оно может достичь 200 млн.

Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) оказало помощь миллионам беженцев в Европе после окончания Второй мировой войны. На протяжении последующих десятилетий во всех уголках Земного шара УВКБ ООН помогло более 50 млн. людей начать новую жизнь в других странах или вернуться на свое прежнее место жительства, за что было дважды удостоено Нобелевской премии мира. Сегодня представительства УВКБ ООН в 120 странах мира оказывают помощь более чем 20 млн. человек. Целью УВКБ является решение проблемы путем переселения беженцев в другую страну или их возвращения домой, если условия позволяют это сделать.

Оказавшись на новом месте, переселенцы, как правило, стремятся объединиться, чтобы не только выжить, но и сохранить свои обычаи, традиции, язык в чуждой для них, зачастую весьма враждебной этнокультурной среде. С этой целью они либо присоединяются к уже существующим диаспорам, либо создают новые.

Численность наиболее известных в мире «традиционных» диаспор: китайской – составляет в настоящее время 35 млн. человек, индийской – 9 млн., еврейской и цыганской – по 8 млн., армянской – 5,5 млн. Среди «современных» диаспор самая крупная, афро-американская, насчитывает 25 млн. человек, курдская – 14 млн. – и т.д. По мнению некоторых экспертов, этот процесс дает основание говорить о «диаспоризации мира».

После распада СССР, многие этнические группы (и в первую очередь, русские) оказались отрезанными от территорий компактного расселения своих соплеменников. По темпам диаспоризации наша страна, несомненно, занимает одно из первых мест в мире.

Среди всех классификаций диаспор можно выделить следующую: диаспоры-жертвы (еврейская, африканские, армянская, палестинская), трудовые диаспоры (индийская), торговые (китайская) и имперские (британская, французская, испанская, португальская, (русская)).

Диаспоры не только сохраняют свои традиции, обычаи, обряды, но зачастую и навязывают обществу чуждые для него ценности. Возрастает воздействие диаспор не только на внутреннюю, но и на внешнюю политику принимающих стран.

С 1990-х годов диаспоры стали приобретать черты транснациональных сообществ. В условиях глобализации в различных государствах, вероятно, начнут возникать новые иммигрантские сообщества, а численность старых будет увеличиваться. Соответственно, следует ожидать укрепления диаспоральных организаций и трансграничных сетей поддержки.

В отношении мигрантов и диаспор существует два основных типа внутренней политики государств: «мозаики» («мульти-культи») и «плавильного котла». Начиная с 2010 г. правительства европейских стран (на фоне «поправения» коренного населения) стали признавать крах политики мультикультурности. Политика «котла» успешно осуществляется в США. В СССР проводилась политика «сожительства» («семьи»), что, однако, при ослаблении государства привело к сепаратизму и распаду страны по национальному признаку.

Как известно, большинство из существующих государств являются этнически гетерогенными, причем в последнее время наблюдается тенденция к нарастанию этнонационального разно­образия (с учетом того, что общая численность существующих этнических и национальных групп составляет 2-5 тыс.). В мире существует лишь 12 государств, более 90% граждан которых принадлежат к одному и тому же этносу, и при этом более 90% представителей данного этноса проживает на территории одного государства.

По общему правилу, этническое разнообразие усиливает неста­бильность общества и, в конечном счете, конфликтный потенциал государства.

Особый вид этнонациональных движений – это сепаратист­ские движения. Их общее свойство – радикализм, экстремистская реакция на политическую асимметрию в их отношении, бескомпромиссность требований, ориентация на вооруженные средства борьбы. Причины этого явления могут быть разными, но наиболее распространенная – ущемление прав нацио­нального меньшинства в полиэтническом государстве.

Во второй половине ХХ века в мире насчитывалось более 50 основных очагов сепаратизма, охватывающих население в 220 млн. человек. Можно выделить такие его виды: западноевропейский, восточноевропейский, арабский (исламский), азиатский, африканский, американский. Самые известные проявления сепаратизма в мире – Ольстер (Сев.Ирландия) в Великобритании, Корсика во Франции, Сицилия в Италии, Страна басков в Испании, Фландрия в Бельгии, Квебек в Канаде, Джамму и Кашмир в Индии, Косово в Сербии, Абхазия, Ю.Осетия и Аджария в Грузии, Чечня в России и т.д.

Свою роль в обострении такого рода противоречий играют и так называемые правительства в изгнании, как, например, правительство Ичкерии в Лондоне. Иногда такое движение приобретает и религиозную – чаще всего исламскую окраску.

Другое проявление сепаратизма – ирредентистские движения, зародившиеся вокруг Италии (Триест) и отличающиеся стремлением к присоединению этнически род­ственного населения и населяемой им территории к «этнически близкому» государству. Таковы случаи стремления Сев. Ирландии в Ирландию, косовских албанцев в Албанию, Армении в отношении Нагорного Карабаха и т.п. Иногда это – стремление народа, проживающего на территориях нескольких государств, создать свое, как например, у курдов Ближнего Востока, а ранее – у евреев.

Особо опас­ен международный националистический терроризм, образующий подпольные боевые организации, иногда – сетевого типа. Это, например, левацкие организации в Западной Европе («Роте арме фракцион», «Аксьон директ» и др.), «Японская Красная Армия», ИРА, ЭТА, «Аум Синрикё», «Братья мусульмане», «Хезболла», «Хамас», «Аль-Кайеда», «АльГамаа Аль Исламия», ФАТХ, НФОП и многие другие.

Несмотря на относительную урегулированность национального вопроса на территории Европы, здесь сохраняются как минимум три очага сепаратизма в его самой острой, террорис­тической форме. Сепаратизм баскский – в Испании (за последние 30 лет «освободительной борьбы» - около 800 погибших), ольстер­ский в Великобритании (более 2000) и корсиканский – во Франции (около 3000). Иногда эта борьба приобретает форму террористических актов (Корсика, Нормандия, Северная Италия). Имеет место и многолетний терроризм (Ольстер), и настоящие войны (Шри Ланка), и вооруженные восстания (Мексика), грозя­щие спровоцировать затяжную партизанскую войну.

Согласно принципам международного права, «все народы имеют право на самоопределение». В то же время непререкаемой нормой международного права является и право государств на сохранение террито­риальной целостности. Поэтому чаще всего такие государства, жестко подавляя сепаратистские движения на своей территории, одновременно поддерживают сепаратистов там, где им это выгодно. Так внутри «новой Европы» была разорвана на части Югославия. Таким образом, разрешение конфликта между ука­занными нормами может быть урегулировано только в конкретном политическом контексте.

Угрозу для целост­ности Российского государства представляют сепаратист­ские движения на Северном Кавказе, в первую очередь – в Чечне и Дагестане, в республиках Сибири (Якутия, Бурятия, Тува), Дальнего Востока (попытки объединения Амура, Забайкалья, Приморья, Камчатки и Сахалина в «Дальневосточную Республику») и некоторые другие.



Сейчас читают про: