double arrow

Лига наций


Парижская мирная конференция 1919 при создании Лиги наций оставила вопрос о учреждении структур, ответственных за гуманитарное сотрудничество.

После Версаля разворачивается движение за создание Организации гуманитарного сотрудничества. Значительная группа ученых и писателей с мировым именем, искренне пыталась способствовать международному сотрудничеству, пропа­гандируя новые политические, философские, исторические и другие идеи, проникавшие в мировое общественное мне­ние после войны. Это привело к появлению в 1921 в рамках Лиги наций — Международной органи­зации интеллектуального сотрудничества, или «Лиги умов», Как ее называли современники с легкой руки французского поэта Поля Валери.

Входило в него около двадцати членов, назначенных Советом Лиги Наций. (в свое время в него входили А. Эйнштейн, М. Кюри-Склодовская, Г. Лоренц, французский философ Анри Бергсон). Он привлекал к своей работе видных писателей, ученых и политиков, таких, как Рабиндранат Тагор, Зигмунд Фрейд, То­мас Манн, Поль Валери, Олдос Хаксли, Эдуард Эррио и др.). Возможности решать практические проблемы он не имел из-за недостаточного финансирования), а поэтому занимался лишь изучением международ­ных вопросов, относящихся к интеллектуальному сотруд­ничеству.




За Основу его деятельности была взята доктрина так называемого «морального разоружения» под которым понималась интеллектуальное сотрудничество, сводившее­ся к «духовному замирению» народов и государств, воспи­танию молодежи в антивоенном духе и преподносившееся как пацификация общественного мнения. В практическом плане «моральное» разоружение пред­полагало координацию международного научного и куль­турного сотрудничества.

Еще в резолюции III Ассамблеи Лиги наций от 28 сентября 1922 г. намечались три основных направления работы Международного комитета интеллектуального со­трудничества в рамках доктрины «морального» разоружения: международное сотрудничество в области библио­графии, международных связей между университетами и защита прав «духовной собственности».

В рамках практической работы по «моральному» ра­зоружению была предпринята попытка реализовать меж­университетское сотрудничество, определяемое в некото­рых планах как основное направление. Однако вместо глобального Конгресса университетов мира был создан подкомитет межуниверситетских отношений, Междуна­родное информационное агентство по университетам, из­дававшее специальный бюллетень и организовывавшее контакты между национальными университетами и Меж­дународной студенческой ассоциацией; разрабатывался также вопрос об эквивалентах ученых степеней в раз­личных странах. Координация межвузовского сотрудниче­ства привела к идее создания Международной ассоциации университетов.



К концу 20-х годов межуниверситетское общение до­стигло незначительного практического эффекта, ограничившись не периодическими встречами профессорско-пре­подавательского состава и студенческих организаций.

Многолетняя деятельность Организации, на­правленная на защиту авторских прав в научных откры­тиях и изобретениях, оказалась тоже безрезультативной. Ее итог - проект итальянского представителя Руффини о создании специальной организации с центром в Берне и проект Конвенции по авторским правам, окончательная разработка которого была отложена до лучших времен.

Наиболее плодотворной работа Международного коми­тета была в сфере международного сотрудничества в обла­сти библиографии. К этой работе был привлечен Брюссель­ский институт по библиографии. Международное сотрудничество в этой области сводилось к разработке ряда рекомендаций. Так, по предложению М. Кюри-Склодовской началась подготовка алфавитного библиографиче­ского индекса, аналитической библиографии публикаций в различных областях науки. С 1926 г. начала осу­ществляться координация по библиографии в области эко­номики, греко-римской античности, биологии. В конце 20-х годов проходили регулярные встречи библиотечных деятелей в Париже, публиковались переводы ряда работ на малоизвестные языки, ставились вопросы унификации методов редактирования текстов, лингвистических терми­нов, микрографии документов. С 1927 г. начала издавать­ся энциклопедия «Who's who?». В 1928 г. приступили к работе по выработке международных рекомендаций по сохранению документальных исторических материалов.



В рамках практической работы в сфере «морального» разоружения можно особо следует выделить планирование в об­ласти сотрудничества среди музеев. В 1927 г. создается Международное бюро музеев. Ставилась задача развития международного сотрудничества в области народного ис­кусства. В 1929 г. в Праге состоялся первый международ­ный конгресс народного искусства. Настоятельная необходимость осуще­ствления международного сотрудничест­ва и его регламентации в целях усиления борьбы с хищениями произведений ис­кусства привела к тому, что еще в 1933 году Международный совет музеев на основе резолюций различных органов Лиги наций подготовил несколько проек­тов международной конвенции о возвра­те объектов, представляющих художест­венный, исторический и научный инте­рес, которые были потеряны, украдены или нелегально вывезены. Однако все эти проекты так и остались нереализованными.

В рамках комитета интеллектуального сотрудничества делались попытки продвинутся в области защиты культурных ценностей. С целью разработки новой договора Международная комиссия по интеллектуальному сотрудничеству создала комитет экспертов под руководством выдающегося бельгийского юриста Шарля де Вишера. Проект конвенции подготовленной на основе доклада Ш. д Вишера, был представлен Совету и Ассамблее Лиги наций осенью 1938 года, однако рассмотрен он не был. Второй проект был подготовлен в 1939 году, но война помешала его принятию. Таким образом, Лига наций не смогла довести дело до конца. Предложение о заключении договора об охране культурных ценностей постигла такая же судьба, как многих других благих начинаний, первоначально поддержанных этой международной организацией.

Касаясь конкретной работы «Лиги умов» как спе­циального органа Лиги наций в области международного сотрудничества по вопросам науки, культуры и образова­ния, то она явилась начальным опытом, определившим, несмотря на его серьезные просчеты, потенциальный ме­ханизм международных связей по этим вопросам.

Тем не менее, международный институт ин­теллектуального сотрудничества не имел, серьезного влияния, а его роль в международном сотрудничестве в области просвещения, науки и культу­ры в итоге была более чем скромной. Связано это было со структурной слабостью собственно Лиги наций.







Сейчас читают про: