double arrow

Россия в 1990-е гг


Вопрос, 4 семинар



[1] Загладин Н. В. Всемирная история. История России и мира с древнейших времен до конца 19 века: учебник для 10 класса. ― 6-е изд. ― М.: ООО "ТИД "Русское слово ― РС", 2006 (§22-23).

1. Становление новой российской государственности (1993–1999 гг.).

2. Россия на пути радикальной социально-экономической модернизации 1990-е гг.

Начало становлению российской государственности положила Дек­ларация о государственном суверенитете, принятая съездом народных депутатов РСФСР 12 июня 1990 г. Эта дата стала отмечаться как «День независимости», а позже - «День России». Декларация провозглашала верховенство Конституции и законов РСФСР на всей территории республики, предусматривала возможность приостановки действия актов СССР, вступающих в противоречие с суверенными правами России. Создается новая структура российского правительства, включающая 18 министерств, 13 государственных комитетов и Госкомиссию по эконо­мической реформе.

Именно с этого времени начинается противостояние высших союз­ных и российских республиканских органов власти не только в полити­ческой, но и экономической сфере. Оно усиливается после избрания в июне 1991 г. президентом России Б.Н. Ельцина. Стремясь подорвать влияние партийных организаций КПСС на власть, Б.Н. Ельцин в июле 1991 г. принимает указ о департизации государственных органов, учре­ждений, организаций и предприятий. Государственным служащим раз­решалось участвовать в деятельности политических партий только во внерабочее время.




В это же время начинается демонтаж советской системы местного управления. 19 апреля 1991 г. Верховный Совет РСФСР принял «Поло­жение о статусе и структуре органов управления города Москвы», вво­дившее должность мэра города, избираемого населением. Мэр получил широкие полномочия в руководстве социально-экономическим развити­ем города и в решении кадровых вопросов. Только с его санкции могли проводиться различные массовые мероприятия в столице. В дальнейшем изменения в городском управлении проводятся и в Ленинграде, пере­именованном в Санкт-Петербург на основании референдума. Первыми мэрами Москвы и Ленинграда избираются проельцински настроенные Г.Х. Попов, А.А. Собчак, что значительно укрепило позиции россий­ского президента в важнейших городах страны, во многом определяв­ших развитие политических процессов в стране.

Власть российских республиканских структур еще более усиливается после августовских событий 1991 г. В ноябре 1991 г. Россия прекратила финансирование 70 союзных министерств и других центральных учреж­дений, в том числе Госплана и Госснаба СССР, что и предопределило их судьбу. Вся полнота исполнительной власти на территории РСФСР пе­реходит к правительству России. После Беловежских соглашений происходит окончательных крах со­юзных властных структур. РСФСР приобретает полный государствен­ный суверенитет. По решению стран СНГ к ней переходят правомочия Советского Союза в международных организациях. Россия берет на себя и бремя долгов СССР.



Кадровые назначения в органы власти, как в центре, так и на местах, в основном проводились из числа активистов движения «Демократиче­ская Россия». Эта организация окончательно оформилась летом 1990 г. и включала в себя самые разнородные политические силы, т.е. бывших диссидентов, демократически настроенную интеллигенцию, недоволь­ную своим положением партгосноменклатуру, ярых антикоммунистов и просто карьеристов.

Именно демроссы в период избирательных компаний широко использовали социальную демагогию, т.е. критику КПСС, партийных при­вилегий, обещания создания подлинно демократических органов власти, избавление управленческих структур от нечистоплотных, обюрократив­шихся чиновников, улучшение жизни людей за счет перехода к рыноч­ной экономике, высокой оплаты за честный производительный груд. Однако подлинная сущность многих «демократов» оказалась иной. Про­никнув в органы законодательной и исполнительной власти, они не только обзавелись шикарными квартирами, дачами, служебными авто­мобилями, но и далеко небескорыстно оказывали услуги частным струк­турам, через подставных лиц занимались коммерцией. А это не могло не привести к быстрому падению авторитета и расколу демократов. Уже осенью 1991 г. из «Демократической России» уходят часть «сахаровцев», кадеты, христианские демократы, ДПР и другие.



Но особенно сильный удар по престижу демократов нанесла так на­зываемая «гайдарономика» («шоковая терапия»), резко обострившая социально-экономическую ситуацию в стране и способствовавшая поле­вению общественных настроений. На этой почве происходит возрожде­ние коммунистических организаций. Первой в январе 1992 г. организа­ционно оформилось РКРП во главе с Ампиловым. Ее социальной базой стали наиболее пострадавшие в ходе реформы слои населения, т.е. часть рабочих, безработных и пенсионеров. РКРП требовала отставки прави­тельства Ельцина - Гайдара, прекращения антинародной приватизации, воссоздания СССР в соответствии с итогами мартовского референдума 1991 г. Более умеренных позиций придерживалась воссозданная в феврале 1993 г. КПРФ как преемница РКП, лидером которой становится Г. А. Зюга­нов. Резко критикуя правительство за забвение интересов народа, слепое следование рекомендациям МВФ, западных советников, она в то же время признавала необходимость отказа от прежней централизованной командной экономики. Выступала за развитие многоукладной рыночной экономики по образцу нового нэпа. В политической области требовала ликвидировать институт президентства, создания правительства народ­ного доверия из представителей различных политических партий, а в стратегическом плане - строительство демократического правового го­сударства.

Аналогичных позиций придерживалась созданная в начале 1993 г. аграрная партия. Она была сторонницей постепенного перехода к ры­ночным отношениям, равноправия всех форм собственности, сохранения государственной поддержки отечественных производителей сельхозпро­дукции, выступала против купли-продажи земли.

Возникают организации державно-патриотической направленности. Наибольшей популярностью в 1992-1993 гг. пользовалась ЛДПР, во многом благодаря неординарности, артистическим способностям, уме­лому популизму ее лидера В. Жириновского. Лидер ЛДПР связывал все беды России с происками сионистов, международных финансовых орга­низаций, ЦРУ и других западных спецслужб. Заявлял о своем стремле­нии возродить сильное централизованное российское государство в гра­ницах СССР путем ликвидации национально-государственных образо­ваний и воссоздания генерал-губернаторств. В экономической области ЛДПР объявляла себя сторонницей регулируемой государством рыноч­ной экономики. Большой общественный резонанс получили обещания В. Жириновского принять решительные меры по защите русскоязычного населения в странах СНГ, создать сильную армию, покончить с преступ­ностью и коррупцией, поднять жизненный уровень населения. Не случайно поэтому, в период парламентских выборов 1993 г. ЛДПР получила 25% мест в Государственной думе, т.е. больше чем проправительствен­ный блок «Выбор России», КПРФ и другие партии. Но в дальнейшем, в связи с постоянным политическим маневрированием ЛДПР, ее авторитет резко падает.

С правых позиций правительство Ельцина-Гайдара критиковалось Партией экономической свободы (К. Боровой), на роль центра претендовал блок «Граждан­ский союз», но в условиях нарастающего социально-экономического кризиса и отсутствия в России оформившегося среднего класса, идеи центризма не получили широкой поддержки, а поэтому в дальнейшем эти партии фактически сходят с политической сцены.

Острота политической ситуации в стране усиливалась и в связи с раз­вернувшейся борьбой за перераспределение властных полномочий меж­ду законодательной и исполнительной властями. В декабре 1992 г, съезд народных депутатов потребовал от Ельцина смены экономического кур­са, отставки Гайдара и внес ряд принципиальных изменений в конститу­цию. Одна из поправок предоставляла Верховному Совету право приос­танавливать действие указов и распоряжений президента, постановлений и распоряжений Совета Министров. Б. Ельцин оценил данные решения съезда как «ползучий переворот» с целью восстановления коммунистической системы. 10 декабря 1992 г. он обращается к гражданам России с предложением провести в январе 1993 г. референдум о доверии президенту и Верховному Совету. Съезд ответил собственным обращением к россиянам и обвинил Ельцина в превышении конституционных полномочий и стремлении уничтожить законодательную власть.

Благодаря посреднической роли председателя Конституционного су­да В. Зорькина на этот раз удалось несколько приглушить политический кризис. Съезд признал право президента определять своего кандидата на пост главы правительства. В свою очередь президент согласился с реше­нием съезда об отставке Е. Гайдара. Премьер-министром был назначен В. Черномырдин.

Однако качественных коррективов экономического и политического курса не последовало. В тому же, Ельцин не собирался мириться с пре­тензиями Верховного Совета на определяющую роль в государстве. По­следним компромиссом между ними являлось решение о проведении 25 апреля референдума, в котором одним из основных являлся вопрос о доверии президенту и Верховному Совету. В голосовании приняли участие 69 млн. человек, из них 58,7% высказали доверие президенту, а 53% поддержали его политику.

Расценив итоги референдума как собственную победу, Б. Ельцин пе­реходит к более решительным действиям. Возвращает в правительство Е. Гайдара и открыто заявляет о том, что для борьбы с двоевластием он не остановится и перед неконституционными методами борьбы. В свою очередь Верховный Совет блокирует указы президента и предложения правительства по экономической реформе, принимает проекты законов, расширяющие его правомочия. Совет Федерации 18 сентября высказы­вается за досрочные выборы президента и парламента.

Ответными действиями Б. Ельцина явилось принятие Указа о введе­нии в стране прямого президентского правления на период до избрания нового парламента. Данный Указ был оценен. Конституционным судом как нарушение действующей конституции. Руководствуясь этим, Верховный Совет в ночь с 21 на 22 сентября 1993 г. отстранил Б. Ельцина от должности, и возложил обязанности президента на вице-президента А. Руцкого, при­ступил к формированию нового состава правительства. Эти решения были поддержаны съездом народных депутатов и большинством пред­ставительных органов власти в регионах.

Однако Обращение Верховного Совета и назначенных им новых ру­ководителей силовых министерств к командному составу ВС, МВД и службы безопасности стать на защиту парламента не нашло поддержки.

21 сентября войска МВД блокировали «Белый дом», где находились члены Верховного Совета и их сторонники. По указанию Ю. Лужкова в здании отключили телефоны, электричество и воду. В дальнейшем про­исходят кровавые столкновения между милицией и сторонниками пар­ламента, пытавшимися прорваться к Белому дому». По приказу Руцко­го и Макашова вооруженные отряды берут штурмом мэрию и пытались прорваться в телецентр «Останкино». Президент объявил действия «Бе­лого дома» фашистско-коммунистическим мятежом и ввел в Москве чрезвычайное положение. 4 октября для обстрела «Белого дома» были использованы ганки, а затем на штурм здания брошены элитные части спецназа. Руцкой, Хасбулатов, Макашов, Ачалов и другие руководители оппозиции были арестованы и помещены в Лефортово. По официальным данным, во время октябрьских событий погибло около 200 человек и ранено более 550, а по неофициальным сведениям, число жертв было гораздо больше.

9 октября был издан Указ о прекращении полномочий Советов. Пер­вым был распущен Московский Совет, а вместо него создана городская Дума. В дальнейшем аналогичные органы создаются и в других регио­нах страны. Происшедшие изменения были закреплены в новой Конституции России. Ее проект был разработан президентской комиссией и 12 декаб­ря 1993 г. вынесен на всенародное голосование, проводившееся одно­временно с выборами Федерального Собрания. По официальным дан­ным, за предложенный проект Конституции проголосовало 58,4% от ' участвовавших в голосовании (но их численность составляла лишь 32,3% от общего числа избирателей).

Новая Конституция провозглашала Россию демократическим право­вым федеративным государством. Закреплялось разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную. Главой государства объявлялся президент, избираемый на 4 года и наделенный широчайши­ми полномочиями, в том числе правом вето в отношении законов и ре­шений, принятых Федеральным Собранием; правом роспуска Государ­ственной думы в случае троекратного отклонения предлагаемой им кан­дидатуры премьер-министра и другими. В то же время была предельно усложнена процедура отречения от должности президента. Поэтому не случайно некоторые независимые юристы назвали президентскую рес­публику в России «президентской монархией».

Составной частью новой Конституции стал Федеративный договор, разработанный в 1992 г. В нем признавался полный суверенитет и госу­дарственная самостоятельность входящих в состав РФ республик, но без права выхода из состава Федерации. Земля, ее недра и все природные ресурсы передавались в совместное ведение федеральных и республи­канских органов власти. На федеральные органы возлагалась лишь коор­динация международных и внешнеэкономических отношений респуб­лик.

В марте 1992 г. большинство республик подписали Федеративный договор, удовлетворившись включенными в него уступками Центра. С Татарстаном был подписан двухсторонний договор, в котором в исключительное ведение этой республики передавались вопросы владения, пользования и распоряжения землей и природными ресурсами, а также ряд других прав, закрепляв­ших ее особое, привилегированное положение. Это не могло не вызвать недовольства других субъектов Федерации, поэтому в дальнейшем Мо­сква стала практиковать подписание с ними дополнительных договоров о разграничении предметов ведения и полномочий. Решительно отказалась подписывать Федеративный договор Чечня, где в 1991 г. была провозглашена независимость от России. Москва, за­нятая внутренней борьбой за власть, долгое время не только вяло реаги­ровали на происходящие там события, но и позволила дудаевцам захва­тить находящиеся на территории Чечни оружие и боеприпасы Северо-Кавказского военного округа, развернуть широкомасштабную подготов­ку собственных вооруженных сил.

Лишь предельно обострившаяся здесь криминогенная обстановка, ге­ноцид против русскоязычного населения, вооруженный разгон парла­мента, развал экономики, подчеркнутое дистанцирование Чечни от Мо­сквы и другие негативные факты вынудили президента РФ пойти на крайние меры. 30 ноября 1994 г. Ельцин подписал Указ «О мероприяти­ях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чечни». В конце декабря в Грозный вводятся войска.

Как показало дальнейшее развитие событий, фактическое признание независимости Чечни в 1996 г. не привело к нормализации обстановки на Север­ном Кавказе. Ичкерия превращается в новый бесконтрольный центр ме­ждународного терроризма.

События в Чечне, продолжавшая ухудшаться социально-экономическая обстановка в стране подорвали доверие к Б. Ельцину. Наглядно это проявилось на президентских выборах 1996. г. Проводимые опросы показывали, что на начальной стадии выборов его рейтинг со­ставлял не более 4-5%. На изменение сложившейся ситуации были за­действованы государственные и частные силы. В публичных выступле­ниях президент стал дистанцироваться от просчетов во внутренней и внешней политике, возлагает всю вину на правительство. Так А. Чубайс был обвинен в провале социальной политики и освобожден с поста пер­вого вице-премьера. Аналогичная участь постигла и министра иностран­ных дел А. Козырева, названного главным виновником капитуляции российской внешней политики. Создается специальный президентский фонд для решения наиболее острых социальных задач, в который значи­тельный вклад внесли отечественные олигархи. Для повышения рейтин­га президента стал использоваться план мирного урегулирования в Чеч­не.

На помощь Б. Ельцину приходит и Запад, предоставивший РФ креди­ты в сумме более 10 млрд. долл. Это позволило погасить задолженность по заработной плате, пенсиям и пособиям, щедро оплачивать агитацион­ную работу популярных артистов и певцов, разъезжавших по всей стра­не с призывом голосовать за Ельцина («Голосуй сердцем!»). И тем не менее, по итогам первого тура Б. Ельцин опередил Г. Зюганова лишь на 3%. Это было шаткое пре­имущество, не гарантировавшее победу во втором туре. Решающим шагом, во многом определившим исход выборов, являлось привлечение на сторону Б. Ельцина очень популярного в то время генерала А. Лебедя, набравшего в первом туре более 14% голосов. А. Лебедь, который был назначен секретарем Совета Безопасности и помощником Президента по национальной безопасности, призвал своих избирателей голосовать за Б. Ельцина. По официальным данным, за Б. Ельцина во втором туре прого­лосовало 55%, а за Г. Зюганова 40,7% избирателей.

Но после выборов никаких изменений в политическом и экономиче­ском курсе президента не последовало. Более того, после операции на сердце и других осложнений трудоспособность Б. Ельцина резко снижа­ется. Его деятельность в основном сводилась к нечастым наездам в Кремль и перетасовкам в правительстве («Приехал, снял, уехал» - В. Рыжков). Поэтому, как считают многие политологи, реальная власть в стране во второй половине 1990-х годов принадлежала ближайшему окружению президента. И тем не менее, инициированная коммунистами в 1999 г. попытка импичмента президента провалилась. Б.Ельцину предъявили обвинения в развале СССР, в геноциде против со­ветскою народа, в развязывании войны в Чечне и ряд других. Но ни один из пунктов обвинения не набрал необходимое количество голосов. По мнению известного кинорежиссера, депутата Государственной думы С. Говорухина, часть депутатов просто-напросто купили, другие, прого­лосовавшие против, хотели досидеть в теплом депутатском кресле до конца срока, опасались досрочного роспуска Думы.

В декабре 1999 г. прошли очередные выборы в Государственную ду­му. Наибольшее количество мест получили коммунисты, второй по чис­ленности фракцией стали представители проправительственного блока «Единство» (лидер С. Шойгу), на третьем месте оказался блок «Отечест-во - Вся Россия» (Е. Примаков, Ю. Лужков, В. Яковлев). Преодолели пя­типроцентный рубеж «Союз правых сил» (С. Кириенко), «Блок Жиринов­ского» и «Яблоко».

К 1999 г. в президентском окружении стали осознавать необходимость ухода Б. Ельцина в отставку и искать ему достойную замену. Именно это по мнению некоторых политологов, и явилось глав­ной причиной частой смены премьер-министров. В конечном итоге выбор пал на бывшего председателя ФСБ В.В. Путина, утвержденного в августе главой правительства. 31 декабря 1999 г. Б. Ельцин в телевизионном выступлении заявил о досрочном прекращении своих президентских полномочий и возложил исполнение обязанностей президента на В. В. Путина.

2. Провал союзных проектов модернизации существовавшей социаль­но-экономической системы и успешный переход некоторых восточноев­ропейских стран к рыночной экономике подтолкнули российское руко­водство к использованию более радикального варианта реформирования. Эту задачу взяло на себя новое правительство России, в которое вошли молодые экономисты Е. Гайдар, А. Шохин, А. Чубайс и другие.

Так как у нового правительства не было опыта в создании рыночной экономики была приглашена группа западных советников во главе с профес­сором Дж. Саксом (США), большая часть из которых до этого работали в Польше. Было решено применить метод «шоковой терапии», т.е. форсирован­ного перехода к рыночной экономике. Для его реализации использова­лась концепция макроэкономического реформирования. В ней основное внимание уделяется стоимостным показателям, таким как национальный доход, совокупный общественный продукт страны, совокупный спрос и т.п., но игнорируются специфика страны, эффективность отдельных от­раслей и промышленных предприятий, доходы отдельных групп потре­бителей и другие социальные факторы. Важнейшее значение придавалось политике монетаризма, согласно которой не уровень развития производства, а количество денег является определяющим фактором перехода к рыночным отношениям.

Со 2 января 1992 г. в России проводится либерализация цен, т.е. пе­реход в основном к свободным ценам, складывающимся под влиянием спроса и предложения на средства производства, потребительские това­ры, услуги и труд. Либерализация цен сопровождалась переходом к свободной торговле. Указ Президента от 29 января 1992 г. предоставлял равные права каждо­му, кто собирался заняться предпринимательством в сфере торговли. Но при этом не было подготовлено соответствующей законодательной базы, регулирующей данный процесс, а поэтому торгово-посреднические опе­рации сразу же стали носить спекулятивный характер. Для народа эти меры имели катастрофические последствия. Вместо прогнозируемого увеличения цен в 3-4 раза, они выросли к концу 1992 г. в среднем в 36 раз, а на некоторые товары в 100-150 раз, в то время как заработная плата повысилась в 10-15 раз. К концу 1997 г. цены на продовольствие выросли в 10000 раз по сравнению с 1990 г. «Сгорели» сберегательные вклады населения. Только прямые потери населения по вкладам составили 500 млрд. руб. А с другой стороны, сказочному обо­гащению для сравнительно небольшой группы лиц способствовали не отрегулированные цены и механизм продажи энергоносителей. В начале 1992 г. на внутреннем рынке РФ цены на энергоносители составляли менее 1% мировых розничных цен. Такая ситуация объяснялась желани­ем правительства сдержать рост цен на другие товары, ибо энергоноси­тели являются ценообразующей основой. Однако при продаже товаров этот фактор не учитывался. Цена определялась не себестоимостью, а общественным спросом. При этом не было принято соответствующей законодательной базы для исключения перепродаж энергоносителей за рубеж. Более того, был ослаблен государственный контроль над экспортными операциями. В результате значительная часть энергоресурсов перекачивалась легально и нелегально коммерческими структурами в страны дальнего и ближнего зарубежья. А огромные суммы оседали на частных счетах иностранных банков.

Таким положением умело воспользовались и страны Прибалтики. Пользуясь открытостью границ, они закупали на внутреннем рынке Рос­сии дешевое сырье и энергоносители, а перепродавали их в Европе по мировым ценам, создавая тем самым основы своего благополучия. А Эстония в начале 90-х годов становится ведущим экспортером цветных металлов, хотя не имела соответствующих месторождений. Лишь в январе 1995 г. были установлены квоты на экспорт энергоно­сителей в соответствии с объемами международных договоров. Пред­почтение отдавалось государственным экспортерам. Они освобождались от государственных пошлин, ибо предполагалось, что их валютные до­ходы будут идти в государственную казну, а затем использоваться для субсидирования централизованного импорта и обслуживания иностран­ного долга. Но даже при такой практике реальные поступления от цен­трализованного экспорта были на треть меньше расчетных. Полная ли­берализация проводится и в отношении импорта. Централизованный государственный импорт с каждым годом сокращался, а самые благо­приятные условия создавались для частных импортеров. В первой поло­вине 1992 г. не было ни квот, ни тарифов на импорт, что приносило ве­сомые доходы частным импортерам, особенно тем, кто имел связи в высших эшелонах власти. Лишь во второй половине 1992 г. Россия вво­дит единый тариф на импорт, составляющий 15% от стоимости. Затем были установлены дифференцированные тарифы на разные товары.

Важнейшим направлением реформы явилась приватизация, означав­шая изменение форм собственности. Согласно Указу президента от 19 августа 1992 г. «О введении систе­мы приватизационных чеков в РФ», каждый гражданин России, включая детей, имел право на получение одного приватизационного чека (ваучера) номи­нальной стоимостью 10 тыс. руб. Это пропагандировалось как наиболее справедливый путь приватизации, позволяющий гражданам страны стать собственниками. Всего было роздано 146 млн. чеков. На эту процедуру затратили огромные суммы денег, а получился завуалированный обман. Акции не были именными, а, следовательно, заранее можно было про­гнозировать перемещение их основной массы в руки новой элиты. Но внешне все выглядело демократично. Гражданам предложили самим выбирать для себя схему реализации своего чека: либо использовать его при закрытой подписке на акции своего предприятия, либо продать, ли­бо купить акции чекового инвестиционного фонда (ЧИФ). Таковых было создано 646. Пропагандируя свое детище, А. Чубайс заверял граждан России в том, что цена ваучера в ближайшее время возрастет до стоимо­сти трех автомобилей «Волга». В действительности самая высокая цена ваучера наблюдалась осенью 1992 г. и составляла 8 тыс. руб., а весной 1993 г. - от 1,5 до 4,5 тыс. В результате значительная часть чеков была скуплена спекулянтами, теневиками, коммерческими структурами, ад­министрацией предприятий и другими лицами, имеющими деньги. Сде­лать это было несложно в условиях стремительно снижающегося жиз­ненного уровня населения.

Официальная чековая приватизация завершилась 30 июня 1994 г. В отчете Госкомимущества отмечалось, что она якобы способствовала «созданию широкого слоя частных собственников, который сформиро­вали благодаря введению в обращение приватизационных чеков». На деле же все обстояло иначе. Мифом оказались и обещанные дивиденды. В 1994 г. с прибыльно работало лишь 10% приватизированных предпри­ятий. Из 646 ЧИФов, собравших до 30% чеков, скромные дивиденды выплатили лишь 136, а остальные оказались мошенническими пирами­дами.

В целом за декабрь 1992 г.- июнь 1994 г. на ваучерных аукционах бы­ло приватизировано около 14 тыс. крупных и средних предприятий. Полностью в частное владение перешли общественное питание и роз­ничная торговля. Преобладающими стали частные фирмы и в сфере ус­луг.

С июля 1994 г. началась постваучерная приватизация, т.е. конкурсная продажа за деньги акций, оставшихся после ваучерных аукционов. Осо­бое внимание на этом этапе уделялось привлечению состоятельных вла­дельцев и инвесторов, в том числе зарубежных. Но опять-таки не обош­лось без злоупотреблений. 500 крупных предприятий России стоимо­стью не менее 200 млрд. долл. были проданы за 7,2 млрд. долл. Счетная палата РФ, проверившая в 1996 г. итоги приватизации, пришла к выводу, что никаких весомых доходов от нее государство не получило.

По мнению известного историка В.И.Жукова, автора книги «Россия: состояние, перспективы и противоречия развития», приватизация пре­следовала не столько экономические, сколько политические цели: во-первых, добиться смены общественного строя путем замены государст­венного типа собственности на частный; во-вторых, создать экономиче­скую и финансовую элиту, призванную стать социальной опорой ради­кального обновления страны; в-третьих, добиться социально спокойной реакции большинства населения на фактическую утрату своей доли соб­ственности. В результате чековой приватизации, по данным В. Жукова, экономическую власть получили примерно 5% населения страны. Ведущее место среди них заняли представители аппарата управления (либо их доверен­ные лица), распоряжавшиеся процессом приватизации. Второе место заняли представители теневой экономики, прошедшие этап первона­чального накопления капитала «в условиях развитого социализма», мно­гократно увеличившие его в период «борьбы с пьянством и алкоголиз­мом» и «отмывшие деньги» под вывеской кооперативов, скупившие соб­ственность через инвестиционные фонды по бросовой цене. В третью группу вошла часть директорского корпуса, воспользовавшаяся приви­легиями, предоставленными самим процессом приватизации. В новую экономическую элиту вошла и часть действительно предприимчивых людей, но их было сравнительно не много.

Приватизация не сопровождалась структурной и технологической перестройкой промышленности, а поэтому подавляющая часть изменивших форму собственности предприятий не только не стали работать эффективнее, но и оказались на грани банкротства. Не удалась и ставка на иностранные инвестиции в отечественную промышленность. Запад­ные компании предпочитают вкладывать деньги в основном в сырьевые отрасли, дающие немедленную отдачу, т.е. нефтегазодобычу и средства связи. Государство фактически потеряло контроль над предприятиями цветной металлургии, продукция которых пользуется спросом на миро­вом рынке. В руки иностранных компаний перешло ряд элитных предприятий ВПК, что поставило под угрозу национальную безопасность. Так, кон­церн «Сименс» приобрел 20,8% акций АО «Калужский турбинный за­вод», производящего паротурбинные установки для атомных подводных лодок. Американские фирмы «Боинг» и «Сикорский» через чековые фонды и российских посредников пробрели 28% акций вертолетного завода им. М. Миля.

Обычным явлением второй половины 1990-х гг. становятся неплатежи между предприятиями и потребителями. Перестали регулярно выплачивать заработную плату, пенсии и пособия.

В отличие от стран классического капитализма, где банки играют роль кровеносных сосудов в развитии национальных экономик, являют­ся основными инвесторами промышленности и сельского хозяйства, в РФ подавляющее большинство коммерческих банков занимались в ос­новном спекулятивными и другими мошенническими операциями. Только в 1992-1993 гг. из потока государственных кредитов, проходив­ших через коммерческие банки, по подложным документам были похи­щены триллионы рублей. С попустительства властей создаются «финансовые пирамиды» типа АО «МММ», «Хопер-инвест», «Русский дом «Селенга», «Чара», «Вла­стелина» и др., обещавшие вкладчикам огромные проценты. В целом по стране от финансовых компаний мошенников пострадали 40 млн. чело­век, а их ущерб оценивается в 13-14 млрд. долл. Усиливается бегство капитала за границу. Ежегодно только разница между суммой проданного за рубеж сырья и купленными товарами со­ставляла 25-30 млрд. долл. Они оседали на частных счетах зарубежных банков. По разным подсчетам, за годы реформ из России за границу бы­ло переведено от 150 до 450 млрд. долл.

Резкое снижение государственных доходов вынуждало сменяющие друг друга правительства РФ прибегать к новым внешним заимствова­ниям и выпуску ГКО, т.е. ценных бумаг с государственной гарантией начисления высоких процентов. Но это приносило лишь кратковремен­ную стабилизацию. В 1998 г. внешний долг РФ, по официальным дан­ным, составлял около 130 млрд. долл. При этом Россия должна была вы­платить западным кредиторам в 1998 г. 17 млрд. долл. В государственной казне не оказалось денег и для погашения обязательств по ГКО. В авгу­сте 1998 г. правительство Кириенко официально заявило о дефолте, т.е. платежной недееспособности страны, что привело к резкому скачку кур­са доллара, краху большинства коммерческих банков (вложивших свои капиталы в ГКО), падению биржевых котировок российских компаний, оттоку иностранного капитала из России, разорению многих мелких и средних предпринимателей, дальнейшему снижению жизненного уровня населения страны, отказу МВФ предоставить РФ новые кредиты и дру­гим негативным явлениям.

Все это дало основание экономистам оценивать сложившуюся в Рос­сии ситуацию как системный кризис, охвативший все сферы жизни об­щества. По данным независимых экспертов, за 1990-е годы падение ВВП превысило 50%. По сравнению с США в расчете на душу населения ВВП снизился с 1992 по 1998 г. в 2,5 раза. Объем производства легкой промышленности к концу 1998 г. составлял менее 20%, а машиностроения - около 40% от уровня 1990 г. Спад поразил даже высокотехноло­гичные отрасли, т.е. приборостроение, судостроение, авиационную, электронную, электротехническую и другие, что означало деиндустриа­лизацию страны, потерю ею статуса развитой промышленной державы. На мировом рынке высокотехнологичных изделий доля РФ составляла менее 1%, в го время как США - 21%, Японии - 16%.

Еще более тяжелая ситуация сложилась в сельском хозяйстве, где преобразования проводились в соответствии с законами «О крестьян­ском (фермерском) хозяйстве», «О земельной реформе» и другими пра­вовыми актами, принятыми в 1990-е годы. Крестьяне получили право выхода из колхозов и совхозов со своей долей общественной земли и активов, создавать самостоятельные хозяйства. В целом по стране было разгосударствлено и приватизировано свыше 80% сельхозугодий колхо­зов и совхозов, объявлены собственниками почти 12 млн. человек, про­живающих в сельской местности. Фермерам передано 12 млн. га земли.

Но все эти изменения не стали основой прогресса, и прежде всего из-за деградации технической базы Производство тракторов, комбайнов и других сельхозмашин сократилось в десятки раз. Возможности приобре­тения сельхозмашин ограничиваются и огромным диспаритетом цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию. В результате ма­шинно-тракторный парк устарел более чем на 60%, что сказывается на качестве обработке земли и затягивает уборку урожая. В десятки раз со­кратилось внесение минеральных удобрений. Не засевается 30 млн. га сельхозугодий.

Если в 1986-1990 гг. среднегодовое производство зерна в России достигало 104 млн. т, то в 1990-е годы сократилось более чем на 50%. По потреблению продуктов питания РФ откатилось с 7 на 71-е место в мире. При этом до 1999 г. около 40% потребляемого в стране продовольствия ввозилось из-за рубежа, что ставило под угрозу и продовольственную безопасность страны.

Россия стала обществом резких социальных контрастов. К концу 90-х гг., если принимать во внимание различия в опубликованных дан­ных, в РФ богатые составляли 3-5% населения страны, средний класс -7-15%, бедные - до 80%. Угрожающей становится демографическая си­туация. Смертность населения в 2 раза превышала рождаемость. Подоб­ная убыль населения была сопоставима лишь с периодом Великой Оте­чественной войны. В стране насчитывалось до 8 млн. безработных, более 1 млн. бездомных, до 7 млн. беженцев и не менее 2 млн. профессиональ­ных нищих. Поэтому не случайно сложившуюся в России социально-экономическую систему стали называть «номенклатурным капитализ­мом» или «капитализмом олигархии». Обещанный президентом Б. Ель­циным «народный капитализм» не состоялся.

Первым попытался найти выход из создавшейся предельно критиче­ской ситуации ЕМ. Примаков, назначенный премьер-министром после отставки С. Кириенко в августе 1998 г. Он провозглашает курс «опоры на собственные силы», предусматривающий усиление внимания к отече­ственным товаропроизводителям. Этому способствовала и обратная сто­рона августовского дефолта, т.е. повышение цен на зарубежную продук­цию, что привело к снижению импорта. Примаков добивается увеличение государственного заказа для ВПК, что позволило реанимировать часть военных предприятий и увеличить поставки оружия на мировой рынок. Принимаются меры по ограниче­нию роста цен на энергоносители. Экспортеры сырья обязываются про­давать ЦБ 75% валютной выручки. Возбуждаются уголовные дела про­тив Б. Березовского и других олигархов, уличенных в мошенничестве.

Такой курс не мог не вызвать противодействия. Олигархи, используя подконтрольные им СМИ, организовали широкомасштабную компанию дискредитации Е. Примакова и первого вице-премьера Ю. Маслюкова, пугали президента и предпринимательские круги России «наступлением красной опасности». Данная компания была поддержана и влиятельны­ми силами Запада, недовольными усиливающейся самостоятельностью действий правительства России не только во внутренней, но и внешней политике. В мае 1999 г. премьер-министром России утверждается СВ. Степашин, а через три месяца - В.В. Путин, не ставшие вносить серьез­ные изменения в примаковский курс. Улучшению экономической ситуа­ции в 2000 г. способствовало и резкое повышение мировых цен на нефть. По заданию нового президента РФ В. Путина разработана про­грамма развития России до 2010 года, которая должна закрепить наме­тившиеся положительные тенденции в экономике и улучшить ситуацию в социальной сфере.







Сейчас читают про: