double arrow
Подсчитано по данным: Первая всеобщая перепись населения Рос­сийской империи, 1897 г.- Т. 45, тетрадь 2.-СПб., 1904.- С. 96-110

По данным переписи 1897 г. в Уфимской губернии предста­вители нерусских национальностей составляли 61,78 % от всего населения губернии. В то же время в органах администрации, суда, полиции, на общественной и сословной службе их было всего 15,82 % от общего числа занятых там лиц, в том числе: башкир - 6,92 %, татар - 5,22 %, мари - 0,7 %, чуваш - 0,67 %, удмуртов - 0,23 % и мордвы - 0,3 %. Русские же, занимая в со­ставе населения губернии 38,22 %, в органах государственной власти имели 84,18 % служащих.

Согласно указу Правительствующего Сената от 2 декабря 1873 г., две трети гласных городских дум должны были состав­лять христиане. «Городовое положение» 1892 г. уменьшило число гласных от не христиан до одной пятой. В результате в уфим­ской городской думе из 69 лиц, выбранных в 1871 г. в гласные, только два человека являлись представителями мусульман. В личном составе уфимской городской управы в 1870 - 1874 гг. не было ни одного представителя мусульманского населения.

Национальная политика царизма проявлялась и в земских учреждениях Уфимской губернии. Среди 38 гласных первого уфимского губернского земского собрания был всего один пред­ставитель коренной национальности. О закономерности такого положения свидетельствует тот факт, что в период с 1875 г. по 1909 г. из 203 гласных губернского земского собрания башкир и татар было 22 человека. С 1875 г. по 1914 г. из представителей этих народов не было ни одного председателя губернской земской управы.

Порядок назначения на должности в местных органах управления основывался на системе гражданских чинов. Начало зарождению в России чиновничества положило издание в 1722 г. закона, вводившего «Табель о рангах». Чин становился почетным иерархическим символом служебного и общественного положения человека. По мнению исследователя Б.Б.Дубенцова, чины более чем за 100 лет своего существования прочно вошли в плоть и кровь российского государственного служащего3. В соответствии с числом чинов, помещенных в «Табель о рангах», все должности были распределены по классам. Право на занятие должности давал соответствующий чин. В результате по Уфимской губернии классные чиновники зани­мали более половины всех штатных должностей.




С 60-х гг. XIX в. в отдельные учреждения и на некоторые категории должностей было позволено поступать представителям всех сословий. Ряд должностей могли замещать люди не имевшие соответствующих чинов или не имевшие чинов вообще. Например, в 1899 г. в штат уфимского губернского правления на должность канцелярского служителя был определен крестьянин М.Пальгов.



Получение чина было связано с приобретением целого ря­да прав, в том числе и переход в более высокое сословие. По­вышение в чинах шло строго последовательно, по выслуге оп­ределенного числа лет. Практически многое сводилось к сроку службы. Чиновничество делилось на иерархические группы в соответствии с делением должностей на низшие XIV - IX клас­сов, средние - VIII - V, высшие IV - I классы. Один из главных организационных принципов государственной службы заклю­чался в том, что государственный служащий мог пройти её сни­зу доверху целиком, начиная с выслуги низшего классного чина.

11 июня 1845 г. класс, дававший потомственное дворянст­во в гражданской службе, был повышен до V. Личное дворянст­во стали давать VI - IX, а личное почетное гражданство -X - XIV классы. 1 августа 1898 г. в гражданской службе были введены новые ограничения: чин IV класса стали давать после пяти лет пребывания в предыдущем чине и в должности не ни­же V класса, 2 августа 1900 г. к этому было добавлено еще одно условие - общий срок службы в классных чинах должен был составлять не менее 20 лет.

Сословный принцип комплектования органов управления проявляется при анализе формулярных списков чиновников. Так, к примеру,, из 32 работников уфимского губернского прав­ления за 1866 г., (формулярные списки которых удалось обнару­жить, дворянами по происхождению были 10 человек, военными - 8, остальные принадлежали к духовенству. Из них высшее об­разование имели 2 человека, домашнее - 3, окончили полный курс гимназии 14, остальные воспитывались в духовной семинарии или были без образования.

Самым высокооплачиваемым чиновником из числа заня­тых в местных органах государственного управления был губернатор. Он назначался и увольнялся царским указом по представлению министерства внутренних дел. При назначении на губернаторский пост учитывалась сословная принадлежность, продолжительность государственной службы, чин, обра­зование, величина земельной собственности, вероисповедание, знаки отличия, нахождение под следствием и судом, возраст кандидата. Одним из главных оснований для занесения в спи­сок на губернаторские и вице-губернаторские должности были рекомендации высокопоставленных чиновников. По мнению И. Блинова, при назначении на губернаторский пост «не было ничего сколько-нибудь определенного - все зависело от случая и особенно от протекции». Многие общественные деятели считали, что губернаторские назначения определялись «близостью ко двору и целым рядом соображений, далеких от оценки деловых качеств».

Для второй половины XIX в. характерна частая сменяемость губернаторов. Они менялись через каждые 3-5 лет. Распространены были перемещения губернаторов из одной губернии в другую по самым разнообразным причинам. В 1876 г. уфимский губернатор И.Ф.Щербатский был уволен «по домашним обстоятельствам». Назначение в 1903 г. И.Н.Соколовского было связано с усилением революционного движения в губернии. В частых перемещениях губернаторов из одной губернии в другую министерство внутренних дел усматривало выгоду: чиновники обогащались опытом административной деятельности, не успевали пустить корни, обзавестись связями. Перемещениями ! правительство уменьшало опасность проявления коррупции и взяточничества. Министерство внутренних дел было заинтересовано в том, чтобы на губернаторских постах находились способные чиновники, и выбирало в губернаторы тех, кого образование и предыдущая служба подготовили к исполнению ответственных обязанностей на этом посту.

В Уфимской губернии с 1865 г. по 1917 г. сменилось 14 губернаторов. Все они принадлежали к сословию потомственных дворян и имели военный или гражданский чин четвертого класса. Сроки пребывания их на губернаторском посту были разные. Указом от 11 июля 1865 г. был назначен первый уфимский губернатор, действительный статский советник Сергей Григорьевич Аксаков. В 1840 г. он окончил императорское училище правоведения и был определен в канцелярию департамента Правительствующего Сената. С 1845 г. С. Г.Аксаков продолжил свою служебную карьеру оренбургским губернским прокурором, а в 50-е гг. занимал должность оренбургского вице-губернатора.

Указом от 19 февраля 1867 г. уфимским губернатором был назначен действительный статский советник Сергей Петрович Ушаков. Свое образование он получил в Пажеском корпусе и поступил на службу в Преображенский полк. С 1852 г. С. П.Ушаков находился при московском военном генерал-губернаторе чиновником особых поручений, а с 1862 г. занимал пост самарского вице-губернатора.[4]

Согласно указу от 2 марта 1873 г. уфимским губернатором становится действительный статский советник Ипполит Фёдорович Щербатский. После окончания Пажеского корпуса в 1853 г. он принимал участие в военных действиях против Франции, Турции. За особые заслуги в военной службе получил звание полковника, пять орденов и две медали.

С 2 июля 1876 г. губернаторский пост в Уфимской губернии занимал действительный статский советник Владимир Дмитриевич Левшин. Он обучался в Петровском полтавском кадет­ском корпусе, но полного образования не получил. Свою служебную карьеру В.Д.Левшин начал в 1851 г. в московской палате государственных имуществ. В 1868 г. он был переведен управляющим государственным имуществом Пермской губернии, а с 1872 г. назначен воронежским вице-губернатором. В.Д.Левшин - кавалер орденов Святого Станислава и Святого Владимира.

11 августа 1880 г. действительного статского советника Павла Платоновича Шрамченко назначили исполняющим долж­ность уфимского губернатора. После окончания лицея П. П. Шрамченко служил чиновником канцелярии киевского военного губернатора, а с 1869 г. возглавлял Санкт-Петербургский попечительный комитет о тюрьмах. За усердную службу П. П. Шрамченко был пожалован орденами и медалями.

23 января 1882 г. уфимским губернатором назначается действительный статский советник Николай Петрович Щепкин, получивший образование на философском факультете Москов­ского университета. Свою служебную карьеру он начал во вто­ром департаменте московского надворного суда, а с 1858 г. был переведен в ведомство государственных имуществ. В 1864 г Н.П.Щепкин возглавлял саратовскую казенную палату, после чего занимал должность инспектора главного тюремного управ­ления. За введение положения 1861 г. он был награжден знаком отличия, а также орденами Святого Станислава, Святого Вла­димира и Святой Анны.

С 23 июня 1883 г. пост губернатора Уфимской губернии за­нимал действительный статский советник Пётр Алексеевич Полторацкий. В 1860 г. он был определён на службу в канцеля­рию военного министра. В 1871 г. П. А. Полторацкий занимал пост чиновника особых поручений при министерстве внутренних дел. С 1874 г. назначен новгородским, а с 1882 - архангельским губернатором. П. А. Полторацкий за службу был награждён ор­деном Святого Владимира.

Указом от 10 марта 1889 г. уфимским губернатором был назначен генерал-майор Лев Егорович Норд. Он получил до­машнее образование и с 1865 г. служил унтер-офицером в лейб-гвардии гусарского полка. Во время войны с Турцией в 1877 - 1878 гг, л. Е.Норд командовал полуэскадроном конвоя императора. В 1885 г. он был определен астраханским, а позже таврическим вице-губернатором. За отличную службу генерал-майор Л. Е.Норд получил 8 орденов и 4 медали.

С февраля 1894 г. обязанности уфимского губернатора исполняет действительный статский советник Николай Христофорович Логвинов, получивший образование в частном учебном заведении. С 1898 г., после окончания военной службы, он входит в состав пензенского губернского по крестьянским делам присутствия. Награжденорденами и медалями. В 1890 г. Н.Х.Логвинова выбирают уездным предводителем дворянства Керенского уезда Пензенской губернии.

Указом от 29 октября 1896 г. уфимским губернатором становится действительный статский советник Николай Модестович Богданович. Он окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета и с 1875 г. был определен помощником секретаря канцелярии министерства юстиции, С 1887 г. Н.М. Богданович занимал пост ломжинского вице-губернатора; За службу был награжден семью орденами и четырьмя медалями.

28 мая 1903 г. уфимским губернатором стал генерал-майор Иван Николаевич Соколовский, получивший образование в юнкерском училище и Николаевской военной академии. С 1886 г. И.Н.Соколовский преподавал в пехотном юнкерском училище, а с 1889 г. командовал эскадроном в драгунском полку. Являлся кавалером семи орденов и пяти, медалей.

26 ноября 1905 г. в должность Уфимского губернатора вступил действительный статский советник Болеслав Павлович Цехановецкий, но через неделю «вследствие болезненного состояния» сдал управление губернией вице-губернатору.

В декабре 1905 г. губернатором в Уфимскую губернию был назначен Александр Степанович Ключарев.

С 28 февраля 1911 г. пост губернатора в губернии занимал действительный статский советник Петр Петрович Башилов, получивший образование в императорском училище правове­дения. Свою служебную карьеру он начал помощником столо­начальника в министерстве юстиции. С 1890 г. П.П.Башшов являлся товарищем прокурора радомского окружного суда, а с 1904 г. возглавил казенную палату Курляндской губернии. В 1907 был назначен новгородским губернатором. 6 марта 1917 г. П.П.Башилов особым распоряжением Временного правительства сдал должность уфимского губернатора председателю уфимской губернской земской управы статскому советнику П.Ф. Коропачинскому.

Отдельные губернаторы Уфимской губернии обладали значительными земельными владениями, то есть относились к помещикам. Достаточно обширными земельными владениями располагал Н.Х.Логвинов. Он имел 2 557 дес. в Саратовской губернии, 820 дес. - в Нижегородской, 3 000 дес. - в Архангель­ской, 353 дес. - в Одесской и 70 дес. - в Воронежской губернии, а всего - 6 800 дес. земли2. Крупным помещиком был уфимский губернатор В.Д. Левшин, которому принадлежало в Тульской губернии 400 дес. и в Уфимской 2 053 дес. земли3. В собствен­ности уфимского губернатора П.П.Шрамченко находилось име­ние в Черниговской губернии площадью в 1000 дес. земли4.

Следует отметить, что губернаторы получали значительное денежное содержание, состоявшее из жалованья, столовых и квартирных денег. В 60-х гг. XIX в. губернаторы получали 5 432 руб. в год или 452 руб. в месяц. С 1 января 1881 г. оклад губер­наторов был повышен до 9 900 руб. в год. Так, например, у гу­бернаторов И.Н.Соколовского и П.П.Башилова общая сумма всех денежных выплат достигла 10 тыс. руб. в год каждому

К высокопоставленным чиновникам местных органов госу­дарственного управления относились и вице-губернаторы. Их должность соответствовала чину пятого класса, то есть статско­го советника. Согласно указу от 4 июля 1903 г. «О мерах по уси­лению губернаторской власти», вице-губернаторы назначались с учётом мнения губернаторов. Среди вице-губернаторов были способные лица, обладавшие необходимыми деловыми качест­вами, и, тем не менее, им не удавалось попасть на губернаторский пост без особой протекции.

Большинство уфимских вице-губернаторов по сословному происхождению принадлежали к дворянству. Но некоторые из них были выходцами из других сословий. Например, уфимский вице-губернатор А.П.Румянцев, занимавший эту должность в 1880-1890 гг., был сыном священника.

Уфимские вице-губернаторы, в основном, имели чины четвертого или пятого класса. Они получили государственное или домашнее образование. Так, вице-губернатор В.П.Беляев, на­ходившийся в этой должности в 1865-1869 гг., получил домаш­нее образование третьего разряда. Не все вице-губернаторы Уфимской губернии были крупными собственниками, некоторые из них вовсе не имели земельных владений. Например, вице-губернатор В.П.Беляев владел родовым имением площадью 400 дес. земли, а вице-губернатор А. П. Румянцев не обладал земельными владениями. Вице-губернаторы получали за службу значительное денежное содержание. Так у В.П.Беляева оно составляло 3 510 руб. в год.

Общий срок государственной службы губернаторов и вице-губернаторов составлял в среднем 30 лет. При увольнении со службы они получали значительные пенсии. Например, пенсия уфимского губернатора П.П.Шрамченко составляла 2 500 руб., а вице-губернатора В.П.Беляева - 2 000 руб. в год. Таким образом, губернаторы и вице-губернаторы были наиболее имущественно обеспеченными из представителей должностных лиц ме­стного управления.

Действовавшее законодательство затрудняло привлечение губернаторов к ответственности. Тем самым создавались бла­гоприятные условия для произвола и беззакония. Закон от 26 мая 1897 г. о привлечении тех или иных губернаторов к ответственности разрешал приводить в исполнение решение суда только с позволения императора.

Как свидетельствуют документы, в Уфимской губернии из высокопоставленных чиновников только вице-губернатор В.П.Беляев привлекался к судебному расследованию. Суд оправдал вице-губернатора, после чего «он был всемилостивейше прощён» и допущен на службу.

Некоторые чиновники местных органов государственного управления были крупными земельными собственниками. Так, в 1879 г. в Бирском уезде уфимскому губернскому казначею Г.П.Григорьеву принадлежало родовое имение площадью 1 190 дес. земли. В 1890 г податной инспектор уфимской казенной палаты А.И.Базилев владел 3 500 дес. земли. В 1880 г. в Белебеевском уезде имение площадью 1 245 дес. земли принадлежало приставу города Уфы Н.И.Друецкому.

Крупными помещиками были и отдельные представители органов городского «самоуправления». Так, уфимский городской голова Д.Волков, занимавший эту должность с 1874 г., владел в Уфимском уезде землями площадью 13 500 дес.

В то же время в составе государственного аппарата было значительное количество служащих, не имевших земельной собственности. Единственным источником существования для них было получаемое за службу денежное содержание. Размеры его определялось ведомствами. При этом чин значения не имел. Оклад назначался по должности, согласно расписанию должностей и окладов.

Как уже отмечалось, центральным учреждением в губернии было губернское правление. По данным 1866 г., старший советник и советники уфимского губернского правления получали 1 400 руб. в год. К концу XIX в. содержание чиновников увеличи­лось. В 1889 г. старший советник и советники губернского правления получали 1 800 руб., а правитель канцелярии губернатора -1 500 руб. в год.

Высокое денежное содержание получали высшие полицей­ские чины и служащие суда и прокуратуры. В 1890 г. уфимский полицмейстер по штатному расписанию имел годовое содержание в размере 1 200 руб. в год. Участковый мировой судья по­лучал в год 2000 руб., а добавочный судья - 1 500 руб.

Еще более высокое денежное содержание имели высоко­поставленные служащие казенной палаты. Так, управляющий уфимской казенной палатой получал 3 300 руб., начальники отделений палаты по 1 800 руб. в год.

Денежное содержание управляющего уфимской контроль­ной палаты составляло 3 090 руб., начальника управления земледелия и государственных имуществ - 5 000 руб. в год.

Значительные суммы денежного содержания получали должностные лица органов «самоуправления». В 1875 г. годо­вое содержание председателю уфимской губернской земской управы было установлено в 3 000 руб., членам управы - по 2000 руб. каждому. Годовое содержание городского головы составляло 2000 руб., каждого из членов городской управы и секретаря - по 1000 руб.

Намного ниже, по сравнению с должностными лицами были материально обеспечены табельные чиновники, непосредственно осуществлявшие делопроизводство в учреждениях. К ним относились делопроизводители и их заместители, непременные члены присутствий, секретари, различного рода столоначальники, младшие инспекторы и ревизоры. В уфимском губернском правлении делопроизводитель получал оклад 600-руб., а его помощник - 300 руб. в год в соответствии со штатным расписанием, утверждённым в 1865 г. Несколько выше были оклады делопроизводителей в казённых и контрольных палатах. В 1898 г. старший бухгалтер уфимской казённой палаты получал 900 руб., ревизор контрольной палаты -1 600 руб. год.

Особенно низкими были оклады чиновников, занимавших самые последние ступени в «Табеле о рангах», и многочисленных канцелярских служителей органов местного управления. Например, канцелярский служитель уфимского губернского казначейства, архивариус губернского правления получали по 300 руб. в год каждый. Просто в бедственном положении находились вольнонаёмные писцы, трд которых применялся во всех местных учреждениях. Законодательство, как правило, не устанавливало конкретную заработную плату этим лицам, а лишь определяло общую сумму на их содержание и канцелярские расходы. Так, в 1876 г. на канцелярские расходы, содержание сметчиков, курьеров, рассыльных губернское правление получило 3 952 руб. В формулярных списках писцов губернских уч­реждений, обычно указывалось, что они получают жалование по заслугам.

Таким образом, в Уфимской губернии во второй половине XIX - начале XX вв. личный состав местных органов государственного управления не был единым ни в сословном, ни в иму­щественном отношении. В составе губернской администрации были представители потомственных и личных дворян, почётных граждан, духовенства, буржуазии, а также податных сословий. Верхушка губернской администрации была исключительно дворянской, имела земельную собственность и получала хорошее жалованье. Вместе с тем, в состав губернской администрации входили многочисленные работники, не имевшие чинов согласно «Табели о рангах», но считавшиеся штатными. Часть работников губернских органов управления была разночинской по происхождению и, получая жалованье, по социальному положе­нию принадлежала к служащим.






Сейчас читают про: