double arrow

Я полагает себя и свою противоположность


Я противополагает себя не-Я

Я полагает само себя

Изначальным принципом, отправным пунктом любого познания может быть только тот, кто познает — субъект, или "Я". В принципе, об этом говорил еще Декарт, определяя как абсолютно достоверную и самоочевидную идею свое положение: "Мыслю, следовательно, существую". Ну, а после кантовских идей предполагать, что человек лишь пассивно отражает, копирует окружающий мир в своем сознании, было бы и вовсе наивно. ДляИ.Фихте активное сознание лежит в основании всей деятельности субъекта. В то же время, с точки зрения аристотелевской и любой другой логики, высказывание всегда тождественно само себе: А = А, Б = Б и т. д. Значит, можно сказать, что и Я = Я, то есть Я (сознание) является фундаментом любой деятельности (познавательной в том числе), причем это Я совпадает само с собой. Я ощущает себя как данность благодаря самосознанию.

Не-Я — это чувственно воспринимаемый мир вокруг нас. Когда мы определяем любой предмет, мы его тем самым выделяем из других. Например, когда мы определяем, кто такой "студент" (учащийся высшего учебного заведения, университета или

академии, а также колледжа), то тем самым мы проводим границу между студентами и не-студентами (всеми теми, кто не является учащимся высших учебных заведений и колледжей). Значит, мы противополагаем студентам не-студентов. Но эта простая логическая операция применима и к Я. Очертив Я, мы таким образом показываем, что все остальное — это не-Я (или окружающий Я мир).

Третий принцип И. Фихте является своеобразным синтезом, соединением двух первых. Получается, что Я определяет не только само себя как целостность (мы, несомненно, ощущаем себя как такую целостность в своем сознании), но и противостоящий ему окружающий мир, не-Я, объект. "Вещь в себе" — лишь воображаемый сознанием внешний предмет. Сознание невозможно вывести из материи, но материю вполне возможно вывести из деятельности сознания. Я творит мир, полагая не-Я. Именно субъект (Я) определяет не только себя, но все, что существует вокруг. Знаменитая кантовская непознаваемая "вещь в себе", утверждал Фихте, есть только мысль и она не может воздействовать на наше Я.

Известный фихтевский афоризм: "Каков человек, такова его философия" вполне применим к его собственным взглядам. Фихте был страстной, увлекающейся, свободолюбивой натурой, иего философия тоже призывает к творческой активности субъекта. Свою философию он всегда воспринимал как практическую философиюи писал: "Не знание само по себе, но действие, сообразное своему знанию, есть человеческое назначение". Поэтому из довольно абстрактного наукоучения Фихте выводил вполне конкретные этические, политические, юридические положения, имевшие революционное значение для Германии того времени.

"Сила природы" (Шеллинг.)

Оттолкнувшись от философии Фихте, следующий представитель немецкой классической философии — Шеллинг— попытался ввести в свою систему не только субъекта, но и природу.

Отец Шеллинга был священнослужителем, он мечтал видеть пастором и своего сына. Шеллинг учился на богословском факультете Тюбингенского университета, где судьба свела его с Гегелем и Гельдерлином, впоследствии знаменитым немецким поэтом-романтиком. Эта студенческая дружба повлияла на взгляды каждого из трех: дружбу они сохранили на долгое время, хотя с Гегелем отношения у Шеллинга впоследствии испортились. Во время учебы в университете Шеллинг прочитал "Критику чистого разума" Канта и после этого решил заниматься не богословием, а философией. Затем он начал сотрудничать с Фихте в Йенском университет, а когда Фихте покинул университет, сменил его на кафедре. Он работал профессором и в других университетах — Эрлангенском, Берлинском, стал членом Мюнхенской Академии наук.

Взгляды Шеллинга не представляют собой цельной, единой системы. Иногда кажется, что сочинения Шеллинга писали разные люди, — так сильно менялись его философские убеждения в течение жизни. Особенно резкий перелом наступил после смерти его горячо любимой жены, Каролины, в 1809 г.: после этого трагического события Шеллинг практически не публиковал никаких работ. Шеллинг все больше склонялся к вере в бессмертие человеческой души, а в поздний период его философия стала носить ортодоксально христианский характер.

С точки зрения преемственности идей в немецкой классической философии, нам особенно интересен ранний период его творчества. В отличие от субъективного идеализма Фихте, Шеллинг обратил свое внимание на природу. Его не удовлетворял тот факт, что фихтеанское учение все свело к сознанию, совсем сбросив со счетов природный мир. Шеллинг, стремясь исправить это положение вещей, создал свою философию природы.

Шеллинг, как и Фихте, был диалектиком.Но диалектические закономерности развития он относил не только к сознанию, но и к внешнему миру. Он считал, что природа внутренне противоречива, а с точки зрения диалектики, противоречия как раз и являются источником, внутренней силой развития. Противоположности можно найти в ней всюду: это и полярность полюсов магнита, и положительный и отрицательный электрические заряды, и противоположные свойства кислот и щелочей, и многое другое. В то же время, природа внутренне едина. Эти две характеристики природы Шеллинг объединил так: природа порождена духовным началом(отсюда ее единство), но, воплотившись в материи, духовное начало раздвоилось на противоположности и стало развиваться. В процессе своего эволюционного развития природа породила человека, наделенного сознанием. Таким образом, то, что для Фихте было источником его наукоучения, для Шеллинга само стало продуктом развития природного мира. Дух породил природу, а природа, пройдя определенные ступени развития, породила дух. Шеллинг высказал идею тождества духа и природы, которая и стала основной проблемой его философии. "Материя — оцепеневший дух", — писал Шеллинг. Поэтому если Фихте можно назвать представителем субъективного идеализма, то Шеллинг, конечно, развивал объективный идеализм.

Абсолютный разум (то есть породившее мир духовное начало, которое можно назвать и Богом) содержал в себе все возможности развития. Затем от него "отпал" природный мир, в развитии которого заложенные изначально возможности реализуются, становятся реальностью. Взгляды Шеллинга были близки пантеизму (поскольку природа рассматривалась им как проявление Абсолютного разума). Человеческий разум — один из продуктов природного развития, который тоже, в свою очередь, начинает диалектически развиваться от ощущения через рассудочное познание к разуму, интеллектуальной интуиции. Диалектика объективного мира была дополнена у Шеллинга диалектикой субъективной мысли.

Как в природе всюду мы находим противоположности, точно так же и в себе можем увидеть два начала — бессознательное и сознательное. Формирование человека, личности (вернее, его са-моформирование) осуществляется в результате борьбы бессознательного и сознательного, когда сознание становится все более значимой частью нашего Я.

Первоначально идеи Шеллинга нашли множество последователей и поклонников, в том числе, в России (И. В. Киреевский, Ф. И. Тютчев, В. И. Соловьев). Многим импонировала его ориентированность на природу, тот факт, что природа рассматривалась в его системе как развивающаяся реальность. Несколько позже взгляды Шеллинга сильно изменились, он стал писать о Боге, откровении, божественном спасении... Шеллинг был позабыт, а в интеллектуальной атмосфере эпохи царил Гегель, получивший европейское признание.


Сейчас читают про: