double arrow

Психопатии


Психопатии являются актуальной проблемой пограничной психиатрии, многие вопросы которой остаются спорными и до конца неразрешенными. Расплывчатость границ, нечеткость диагностических критериев, различные методологические подходы приводят к неудовлетворительному решению повседневных практических вопросов. Утвердившееся изначально мнение о психопатиях как врожденных и неизмененных аномалиях характера, породило и “пожизненный” диагноз, когда последний определял врачебные, социальные и трудовые рекомендации и спустя 10-15 лет устойчивой компенсации и адаптации (Смирнов В.К., 1983). Однако в последнее время интерес исследователей несомненно больше прикован к динамическим (неустойчивым) формам личностной патологии.

Краткая историческая справка. Описания первых признаков и состояний, схожих с психопатиями, появились в первой половине XIX века под различными названиями: “моральное помешательство” (Prichard J., 1835), “инстинктивная мономания” (Esquirol J., 1838), “светлое помешательство” (Trelat U., 1856). Эти расстройства не объединялись в отдельную нозологическую форму и четко не отграничивались от психозов. Во второй половине XIX века появилось много работ, отстаивающих взгляды на страдающих психопатией, как на “вырождающихся высшего порядка” (Morel B., 1860; Lombroso C., 1882; Koch I, 1891; Magnan V., 1893). При этом признавалась исключительная роль наследственности, понимаемая как накопление дегенеративных признаков в роду. В начале ХХ века существовал взгляд на психопатии как на количественное усиление черт нормальной психики, как на период в развитии душевного заболевания или его невыраженную форму (Kraepelin E., 1915; Kretschmer E., 1921; Schneider K., 1923). В последующем большинство зарубежных психиатров рассматривали психопатии с позиций аморальных, антисоциальных проявлений личности. В современной западной литературе широкое распространение получила концепция “пограничного расстройства личности” (bordeline personality disorders), пытающаяся объединить клинические особенности, сведенных в эту группу расстройств различной нозологической природы (в т.ч. и процессуальной). При таком подходе эта группа расстройств стала крайне не очерченной.




Учение о психопатических личностях в отечественной психиатрии получило развитие в 80-е годы XIX века. Оно было связано с потребностями судебно-психиатрической практики. На судебных процессах в качестве экспертов выступали известные отечественные психиатры С.С. Корсаков (1880), В.Х. Кандинский (1883), И.М. Балинский (1885), которые психическое состояние некоторых обвиняемых определяли как психопатическое. Основоположником учения о психопатиях считается И.М. Балинский. Первая в мире монография по психопатиям - “Психопатия и ее отношение к вопросу о вменении” - принадлежит В.М. Бехтереву (1886). Клинические признаки психопатий наиболее ярко описаны П.Б. Ганнушкиным (1933) в монографии “Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика”. В ней впервые были отражены вопросы динамики психопатий. Новый этап в изучении динамики психопатий связан с работами О.В. Кербикова (1952-1965) и его учеников, которые считали , что психопатии могут быть не только врожденными, но и приобретенными, сформировавшимися в результате патохарактерологического развития. Им обсуждались вопросы о “препсихопатических состояниях”, регредиентной динамике психопатий, “депсихопатизации” (Кулев И.Л., 1964). В нашей стране изучались в основном подростковый (Личко А.Е., 1977), судебно-психиатрический (Шостакович В.В., 1971) и военный (Спивак Л.И., 1962; Нечипоренко В.В., 1989) аспекты психопатий.



Распространенность. Личностные аномалии среди пограничных нервно-психических расстройств занимают второе место после неврозов. В зависимости от критериев диагностики психопатий, они выявляются у 5-15% взрослого населения (Vaillant Y., 1980), среди состоящих на учете в психоневрологических диспансерах составляют 5-6%, среди госпитализированных в психиатрические больницы - 10%. Среди суицидентов - около 25% психопатических лиц (Амбрумова А.Г., Тихоненко В.А., 1980). При этом, почти 1/3 освидетельствованных военно-врачебными комиссиями составляют лица, страдающие психопатией (Спивак Л.И., 1974). Пребывание психопатических лиц на военной службе опасно также и в связи с тем, что ими совершается большое количество чрезвычайных происшествий.



Определение понятия и группировка. К сожалению, определения психопатий, удовлетворяющего хотя бы большинство психиатров, пока не существует. Предпочтительнее выглядит их определение по О.Е. Фрейерову (1970), - это патологическая структура личности со своеобразием аффективных, волевых и нередко мыслительных нарушений, определенными закономерностями динамики и аномальным типом реагирования на стрессовые ситуации. При психопатиях патологическими являются не отдельные черты характера, а весь психический склад. Имеющиеся патологические изменения устойчивы и выражены настолько значительно, что затрудняют адаптацию личности к окружающей среде (Ганнушкин П.Б., 1933).

По аналогии положения с определением психопатий, не существует в настоящее время и общепринятой их классификации. Чаще речь ведут о их группировках. Лучше других отвечает этиопатогенетическому принципу разделение психопатий на три группы: ядерные (конституциональные), краевые (приобретенные) и органические, а также его деление, основанное на клинико-патофизиологических параметрах - возбудимые, тормозимые, истерические (Кербиков О.В., 1962).

Не утратила своего значения и группировка психопатий, в основу которой положен клинический принцип: циклоиды, астеники, шизоиды, параноики, эпилептоиды, истерические, неустойчивые, антисоциальные, конституционально-глупые (Ганнушкин П.Б., 1933). В одной из последних классификаций Г.В. Шостакович и В.Ф. Матвеев (1988) все многообразие психопатических групп рассматривали не в виде линейно расположенной последовательности, а как ряд связанных между собой форм в виде своеобразного кольца. В верхней его части расположены формы, тяготеющие к высокоэнергизированному аффективному, стеническому полюсу, в нижней - к тормозимому, низкоэнергетическому, астеническому. Предлагаемые в настоящее время группировки психопатий нуждаются в уточнении.

В МКБ-10 приводится 7 основных диагностических критериев для всех типов расстройств личности (психопатий). Таковыми являются: явно дисгармоничное поведение и отношение к другим, совершенно не соответствующее принятому в данной субкультуре; оно не ограничено эпизодами или отдельными ситуациями; оно не соответствует реальной обстановке; его признаки проявляются длительно, начиная с детства или подросткового возраста; это поведение приводит к личностному дистрессу или вызывает неприязнь у окружающих; оно же обычно (но не обязательно) наносит ущерб социальному и профессиональному функционированию. Считается, что для диагноза любого расстройства личности достаточно наличия 3-4 из 7 перечисленных признаков.

В МКБ-10 выделено 8 типов психопатии: параноидный, шизоидный, диссоциальный, эмоционально-неустойчивый (с подразделением на импульсивный и пограничный типы), истерический, ананкастный (обсессивно-компульсивный), тревожный (уклоняющийся) и зависимый. Все остальные типы отнесены в группы других специфических расстройств личности.

Этиология и патогенез. Адекватной считается позиция, согласно которой психопатии полиэтиологичны. Это означает, что в их возникновении участвует не один, а несколько факторов, один из которых имеет решающее значение. В формировании психопатий могут принимать участие конституциональные и генетические факторы, экзогенно-органические повреждения на ранних этапах развития, социально-психологические и ситуационно-психогенные влияния. Под действием перечисленных факторов мозговые функции развиваются неравномерно, следствием чего является дисгармоническое формирование психики. Среди типов нарушенного развития нервной системы выделяли: парциальный инфантилизм (Крепелин Э., 1923); задержанное, искаженное, поврежденное развитие (Сухарева Г.Е., 1959). Развивая концепцию дизонтогенеза как основы психопатий, В.В. Ковалев (1983, 1985) показал, что разные формы нарушения онтогенеза - ретардация и асинхрония - приводят к различным клиническим вариантам психопатий.

Клиникапсихопатий (статические формы). Клиника группы возбудимых психопатий проявляется повышенной возбудимостью, постоянной готовностью к реакциям гнева и раздражения, дисфоричностью, конфликтностью, агрессивностью, двигательными и вегетативными нарушениями. Возбудимые психопаты представлены клинически неоднородной группой: с преобладанием эксплозивного и эпилептоидного аффектов. По Г.К. Ушакову (1973), для возбудимых психопатов типична триада: частая смена работы; совершение правонарушений; присоединение алкоголизма. Термином “эксплозивный” К. Шнейдер (1923) подчеркивал взрывчатость характера, а Э. Кречмер (1927) отмечал, что у них сильные аффекты разряжаются без задержки размышлением. Особенности эпилептоидного характера описаны Ф. Миньковской (1923). Для него свойственна “конденсированная, прилипчивая аффективность”, педантичность, злопамятность, льстивость, жестокость. П.Б. Ганнушкин (1925) считал определяющим для эпилептоидии три врожденных признака: крайнюю раздражительность до приступов ярости, расстройства настроения по ничтожному поводу, выраженный моральный дефект.

Клиника группы астенических психопатий. Основным признаком является выраженная психическая слабость, невыносливость к психической и физической нагрузке. Характерны робость, застенчивость, неумение постоять за себя, склонность к ипохондричности, легкому возникновению астенических реакций. Астенические психопаты, по данным К. Шнейдера (1923), представлены особо чувствительными лицами, физически легко истощаемыми и чувствующими себя психически неполноценными. По О.В. Кербикову (1962), личности астенического круга отличаются пониженной выносливостью, слабостью, неуверенностью в себе. В структуре астенической психопатии П.Г. Сметанников (1981) выделил 3 взаимосвязанных симптома: невыносимость к нагрузкам или психическая слабость; стремление оградить себя от нагрузки или “отказ”; выраженная впечатлительность, ранимость, сенситивность. Клинически астеническая психопатия проявляется несколькими вариантами - с преобладанием обостренной впечатлительности; повышенной раздражительности; выраженной истощаемости (Ушаков Г.К., 1987).

Клиника психопатий психастенической группы. Основной особенностью является склонность к сомнениям, отсутствие внутренней уверенности в истинности чувств и правильности своих суждений и поступков, в оценке людей, нерешительность в выборе линии поведения. Психастенические личности, как правило, несамостоятельные, зависимые, нуждающиеся в советах и посторонней помощи или же скрупулезные, неукоснительно соблюдающие любые правила и инструкции. Им свойственны постоянный самоанализ, пониженная самооценка, преувеличение собственных недостатков (утрированная самокритичность), слабость чувства реальности, боязнь новизны. Они боятся не столько реальных трудностей, сколько предстоящих. Классические описания психастении как конституциональной аномалии характера принадлежит А.С. Суханову (1905) - “тревожно-мнительный характер”, П.Б. Ганнушкину (1933) - “психастеническая психопатия” и П. Жанэ (1903) - “болезненное мудрствование”. Однако круг психастенической психопатии до настоящего времени не определен достаточно четко и с одной стороны, примыкает к группе шизоидов, а с другой - к неврозу навязчивости.

Клиника психопатий шизоидной группы. Этих лиц объединяет общая для всех вариантов черта - аутизм. У них наряду с ранимостью, робостью, застенчивостью, отмечаются такие особенности, как необщительность, чудаковатость, интравертированность, склонность к рефлексии, внутренней переработке своих переживаний. Они холодны в отношении к близким, манерны в поведении, с трудом контактируют с окружающими. Увлечения шизоидов своеобразные, оригинальные, абстрактные, со стремлением к необычности, поражают либо мелочностью, либо грандиозностью целей. Е. Блейлер (1922) считал, что шизоидным психопатам не хватает синтонности, т.е. аффект и переживание у них не соединены воедино. Э. Кречмер (1921) отмечал у них сочетание черт чрезмерной чувствительности и эмоциональной холодности. По преобладанию гиперестетических или анестетических элементов в структуре шизоидных психопатий принято выделять два крайних типа характеров: сенситивный и экспансивный. Бросается в глаза их стремление к самосовершенствованию, малопродуктивная деятельность, не рассчитанная на славу или материальное вознаграждение.

Клиника психопатий истерической группы. Главными особенностями являются - стремление во что бы то ни стало обратить на себя внимание окружающих, а также отсутствие объективной правды как по отношению к другим, так и самому себе. Среди типичных черт выделяют внушаемость, эгоцентризм (Ганнушкин П.Б., 1933). Их отличает повышенная, но поверхностная и изменчивая эмотивность. Как указывал К. Ясперс (1923), одним из ведущих свойств истериков является стремление казаться больше, чем они есть на самом деле, и пережить больше, чем они в состоянии пережить. К. Шнейдер (1923) отмечал у них “жажду признания”, “повышенной оценки”.

Э. Кречмер (1921, 1927) систематизировал истерический характер в 3 группы: 1) с весьма частыми и бурными истерическими реакциями; 2) капризный тип; 3) тип прирожденного обманщика. Н.И. Фелинская (1948) выделила две подгруппы истерической психопатии: с преобладанием склонности к фантастической переработке окружающего и к элементарным истерическим реакциям. P. Chodoff и H. Lyons (1958), резюмируя взгляды многих авторов, пришли к выводу, что все описания черт истерической личности можно свести к 7 основным категориям: эгоизм и тщеславие; театральное поведение, склонность к неумеренным излияниям, лживость; эмоциональная неуравновешенность; мелкость и неискренность демонстрируемых чувств; кокетство и сексуально провоцирующее поведение; сексуальная холодность и незрелость; зависимость от других и позиция требований и претензий к окружающим. А. Якубик (1982) считает, что к перечисленным чертам следует еще добавить инфантильность, переменчивость настроения, суждений и действий, живое воображение, тенденцию к манипулированию окружающими, чрезмерную разговорчивость, сочетающуюся с уклончивыми ответами и отрицанием своих предшествующих мнений и поступков.

Клиника психопатий группы неустойчивых. Для них характерным являются психическая неустойчивость, отсутствие постоянства в склонностях, увлечениях, привязанностях и занятиях. Эти лица слабовольные, слабохарактерные, не имеют собственных принципов, чрезвычайно податливы чужим влияниям, они “как камыш на ветру”. Такие люди не способны к целеустремленной деятельности, не доводят до конца ни одного дела, без колебаний меняют решения, не имеют серьезных планов, живут одним днем. Основным движущим механизмом их жизни является жажда новых впечатлений и развлечений. Предоставленные сами себе, неустойчивые психопаты ведут легкомысленный образ жизни, бессмысленно тратят деньги, вступают в беспорядочные половые связи, легко прибегают к употреблению алкоголя, наркотиков. Они требуют постоянного контроля, повседневной опеки. Сущность данного типа - неустойчивость эмоций, слабость воли, нарушение влечений, невозможность выработать стойкий жизненный стереотип.

Клиника группы паранойяльных психопатий. Отмечаются переоценка собственных возможностей, подозрительность, предвзятость суждений, ригидность, тугоподвижность психики. Такие лица не считаются с мнением других, для них существуют только те авторитеты, которые поддерживают их взгляды, окружающих они делят на сторонников и противников. Мелочно регистрируют ущемление своих прав, добиваются “своей правоты”. Обычно они обстоятельны и настойчивы в достижении своих целей, прямолинейны. Страдающие паранойяльной формой психопатии обнаруживают склонность к образованию сверхценных идей, которые и являются одним из важнейших признаков данного типа психопатии. Проявляется паранойяльная психопатия в зрелом возрасте (после 30-35 лет).

Клиника группы смешанных (мозаичных) психопатий. Понятие о “мозаичных” или “смешанных” формах психопатий употребляется обычно в тех случаях, когда клиническая структура психопатий включает в себя проявления, свойственные различным формам психопатий. Четкое отграничение вариантов аномальных личностей всегда несет в себе элемент условности. “Чистые формы” психопатий, по мнению П.Б. Ганнушкина (1933), встречаются редко, в жизни преобладают формы смешанные. Черты одних типов сочетаются друг с другом довольно часто, а другие практически никогда. В целом мозаичность психопатий можно рассматривать в нескольких вариантах: 1) как стадию формирования психопатии; 2) как форму сформировавшейся психопатии; 3) как период в процессе трансформации психопатии.

Клиника психопатий (динамические формы). Динамика психопатий является самым сложным и важным разделом учения о психопатиях. Ее основы были заложены П.Б. Ганнушкиным (1933), который выделял “основные динамические сдвиги” психопатической личности (фаза или эпизод, шок, реакция и развитие), подчеркивая при этом, что “отправной точкой является динамический подход к психопатиям”, а главным методом - клинический. Динамический анализ психопатий проводился им в 3-х направлениях: динамика социальных условий (семья, быт, труд и т.д.); биологическая динамика (возраст, возрастные кризы и т.д.) и клиническая динамика.

Клиническая динамика имеет два источника - ситуационный и конституциональный; ей присущи два пути: появление качественно новых свойств и дисгармоническое развитие имевшихся особенностей личности, а также два направления течения - компенсация и декомпенсация. Учение о динамике психопатий в последующем разрабатывалось О.В. Кербиковым (1955-1971), Н.И. Фелинской (1963-1979), которая в динамике психопатий выделяла временные колебания состояния (психопатические фазы, реакции, декомпенсации) и более выраженную динамику (патологическое и психогенное развитие личности).

Психопатические реакции - это реакции на ситуацию в пределах характерологических ресурсов личности путем усиления привычного способа личностного реагирования (Фелинская Н.И., Кербиков О.В., 1965); декомпенсации - поломка компенсаторных механизмов, при которой вторичные характерологические особенности перестают играть защитную роль, приобретая характер дополнительных патологических черт личности, затрудняющих адаптацию (Шубина Н.К., 1965). Суть декомпенсации - это психогенное утяжеление психопатических проявлений в сочетании с аффективными расстройствами (Гурьева В.А., 1986; Шостакович Б.В., 1988). Понятие декомпенсации более широкое и психопатическая реакция не является единственным ее симптомом. Признаками декомпенсации психопатий являются нарастание дисгармонии психики, неадекватность поведения, снижение интеллектуальной продуктивности и работоспособности, нарушение критики и социальной адаптации. Психопатические реакции более кратковременны, чем декомпенсации, которые всегда ведут к углублению дисгармонии личности.

И реакции, и декомпенсации, в подавляющем большинстве случаев вызываются действием психотравмирующих факторов. Психопатические реакции в целом имеют аффективно-взрывчатую основу, но проявления их при каждом типе имеют свои особенности: для возбудимых психопатов типичен непосредственно взрывной характер реагирования; для тормозимых - комплексно-кумулятивный; для истерических - демонстративно-подчеркнутый (Наку А.Г., Ревенко М.Г., Опря Н.А., 1976, 1980). При аномальном развитии личность теряет качества, выработанные ею ранее, и приобретают другие, свойственные психопатиям (Лакосина Н.Д., 1983). По сути это односторонне ориентированные динамические изменения личности, связанные с длительными неблагоприятными воздействиями социальной среды и индивидуального жизненного опыта (Ковалев В.В., 1980).

В последнее время все чаще встречаются ссылки на непостоянство психопатических проявлений у лиц юношеского и молодого возраста. Так, В.А. Гурьева и В.Я. Гиндикин (1980) отмечали, что выраженность патологических свойств личности до степени, нарушающей адаптацию, может отмечаться еще до сформирования психопатии. Ю.М. Антонян и С.В. Бородин (1987) высказывали предположение о том, что некоторые формы психопатий в молодом возрасте (18-24 года) носят временный характер, однако проявляются в этом возрасте наиболее ярко. Депсихопатизация (по Ю.В. Попову) - стойкое сглаживание психопатических черт характера. Наступает в благоприятных условиях, особенно при наличии гармоничной семьи, приблизительно в 15% случаев.

Клинические проявления психопатий у военнослужащих имеют ряд особенностей:

· в структуре психопатий у военнослужащих по призыву свыше 80% составляют краевые, формирование которых в одной трети случаев продолжается во время военной службы. Для них характерны более позднее начало проявления психопатических черт характера, выявляемость их в определенных ситуациях, способность к коррекции поведения и возможность социальной адаптации при смене условий жизни;

· на проявления психопатий влияют специфические условия военной службы, которые заключаются в резкой смене жизненного стереотипа, повышении психических и физических нагрузок, в особом, непривычном характере взаимоотношений в организованном коллективе с необходимостью систематического подчинения, постоянного пребывания на виду в рамках жестко регламентированной профессиональной деятельности. Возрастные особенности (18-20 лет) данного контингента также оказывают влияние на клиническую картину психопатий. Это обусловлено особенностями возрастной перестройки и продолжающимся формированием личности, повышенной эмоциональностью и недостатком жизненного опыта;

· особенностями клиники психопатий являются широкий спектр и различная степень выраженности клинических проявлений, их непостоянство и возможность обратимости. Для всех психопатических лиц характерны преобладание возбудимых и смешанных черт характера, стенического и дисстенического типов психопатического реагирования, присутствие в структуре личности черт незрелости, а также утрированность и грубость предъявляемой симптоматики, элементы установки, направленной на увольнение из армии, быстрое нарастание дисгармонии личности в конфликтной ситуации из-за невозможности воспользоваться привычными способами самокомпенсации и смены условий, несоответствие между выраженностью поведенческих нарушений и глубиной патологии личности. У таких лиц существенное место занимают агрессивность, суицидальные действия, злоупотребление наркотиками и алкоголем;

· динамика психопатий в условиях военной службы связана преимущественно со специфическими особенностями психической травматизации. Динамические изменения носят обратимый характер, и главная их закономерность заключается в возможности быстрых переходов от состояния компенсации к состоянию декомпенсации, и наоборот. Среди астенических психопатий значительную часть составляют латентные формы, впервые декомпенсирующиеся только в условиях военной службы. Лица с такими формами психопатии до призыва хорошо социально адаптированы, у них зачастую отсутствует “психопатический” анамнез;

· наиболее частым видом динамики психопатий у военнослужащих являются кратковременные психопатические реакции, тогда как декомпенсации встречаются реже. Ввиду того, что процент диагностических ошибок у военнослужащих срочной службы достаточно высок (вследствие однотипных условий среды, отсутствии возможности получения достоверных анамнестических сведений, отсутствии достаточного динамического и катамнестического наблюдения и т.д.), в ряде случаев целесообразно применять динамический (этапный) диагноз, а окончательную диагностику осуществлять лишь по достижении пациентами 25-летнего возраста. Это позволит избежать последствий неправильного установления диагноза и устранит препятствия в решении целого ряда социальных проблем.

Патоморфоз психопатии. В формировании психопатий в настоящее время возросла роль алкогольной и наркоманической наследственности, внутриутробных вредностей, родовых травм и ранних постнатальных поражений мозга. Участились астенические расстройства, навязчивости, сверхценные образования. Появилась тенденция к учащению аффективных, истеро-невротических и вегето-соматических расстройств, тогда как выраженность характерологических нарушений снизилась. Возрос удельный вес возбудимых и мозаичных форм, а также количество психопатических лиц с соматоформными психическими расстройствами и психопатий, осложненных органическими нарушениями и алкоголизмом.

Диагностика и дифференциальная диагностика. Распознавание выраженных ядерных форм психопатий не вызывает особых затруднений. Гораздо сложнее обстоит дело с диагностикой психопатий в юношеском и молодом возрасте. Отсутствие одного из диагностических критериев (особенно тотальности или стабильности) даже при наличии нарушения адаптации не дает оснований причислять такую личность к психопатической. В этих случаях следует вести речь о акцентуированных личностях (Леонгард К., 1964), лицах с акцентуацией характера (Личко А.Е., 1977).

Психопатии следует отграничивать от нормы, психопатоподобных состояний, неврозов, легких форм олигофрении, “родственных” психозов (шизоидную психопатию от психопатоподобной шизофрении). Психопатическое поведение является неотъемлемым свойством личности, постоянным ее качеством, что накладывает отпечаток на всю жизнь такого индивидуума. Это отличает психопатии от индивидуальных вариантов нормального характера и его непатологических девиаций. Отсутствие психотических симптомов и прогрессирующего течения отличает психопатии от психических заболеваний. Отграничение неврозов от психопатий проводится по следующим признакам: при неврозах страдает часть личности, при психопатиях - вся личность; при неврозах имеется понимание болезни, при психопатиях - его нет; при неврозах отмечается большее влияние среды, чем при психопатиях.

Психопатоподобное поведение при психических расстройствах, вследствие травм, интоксикаций и инфекций может напоминать психопатические реакции и декомпенсации, однако в этих случаях клиническая картина имеет свои особенности и ее развитие обычно соотносится по времени с имевшей место конкретной экзогенной вредностью. Диагноз психопатоподобной формы шизофрении является обоснованным при выявлении симптоматики, свойственной для течения процессуального заболевания. При различных степенях дебильности может отмечаться психопатизация личности, но при этом на первый план в клинической картине выступают признаки умственного недоразвития.

Стандарт параклинического обследования. Клинические анализы крови и мочи; биохимический анализ крови (сахар; аминотрансферазы; билирубин, мочевина, калий, натрий, РВ и ВИЧ); ЭЭГ; ЭКГ; рентгенография черепа; консультация психолога.

Лечение (основные принципы)и профилактика. В задачи лечения расстройств личности входит купирование основных проявлений декомпенсации, а также коррекция патологических защитных механизмов и поведенческих реакций. Лечение должно быть дифференцированным в зависимости от типа психопатии и включать в себя комплекс мероприятий: психотерапевтических, медикаментозных, реабилитационных. Ведущая роль должна принадлежать психотерапии, главной целью которой является перестройка личностных установок и компенсация характерологических девиаций, формирование адекватных принципов построения своих отношений с окружающими и активизация социально-трудовых устремлений личности.

При лечении и профилактике декомпенсаций применяются транквилизаторы, антидепрессанты, нейролептики (чаще - неулептил). Эти препараты снижают аффективную напряженность, делают пациентов более податливыми к психотерапии. Бензодиазепиновые транквилизаторы следует назначать с осторожностью и только на короткое время, с учетом повышенного риска формирования лекарственной зависимости.

Профилактика психопатий должна начинаться с наблюдения за здоровьем матери во время беременности и ребенка с раннего его детства. Возможно более раннее выявление и взятие под активное наблюдение подростков с характерологическими отклонениями, своевременное выявление биологических, органических, психогенных и микросредовых предпосылок неправильного поведения, организация контроля за формированием и развитием подростка, направленное медико-педагогическое вмешательство являются наиболее важными мерами профилактики.







Сейчас читают про: