double arrow

Художественный образ и орнамент


При поиске выразительного орнамента, дизайнер часто обращается к известной символике, что позволяет ему сделать свое творчество более многомерным и значительным. К тому же использование символики при­дает всему костюму некий неповторимый образ, создает тонкую цепь ас­социаций и аналогий с тем или иным известным явлением, ностальгиче­ским временем, событием, известным культовым изображением, храня­щимся в подсознании человека. Прическа, цвет, орнамент, форма деталей костюма - все становится главным и приобретает символическую окраску (рис. 58).

Символ - знак, имеющий общедоступное понятие, заложенное тради­цией человеческих представлений. В искусстве символ является характе­ристикой художественного образа. Здесь можно привести слова Манфреда Луркера осамом понятии «символ»: «Значение символа заключается не в нем самом, а указывает на что-то большее. Гёте настоящую символику ви-

Рис. 57. Трансформация растительной формы в орнаментальный

мотив

дит повсюду, где особенно предстает общее, и не как мечта или тень, а как живое и мгновенное проявление непостижимого. Символ - это тайна и от­кровение одновременно».




Символ не сводится к чистой визуальной форме, - он является свое­образным ключом, позволяющим проникнуть в человеческую психику, определить культурные и духовные ценности конкретного человека или целой народности. В некотором смысле символ можно назвать связующим звеном, соединяющим различные уровни бытия человека: уровень реаль­ности и поэтическое образное мышление.

Задача художника состоит в том, чтобы, опираясь на разнообразие живых, реальных впечатлений, на свой творческий опыт, найти гармонию специфического знакового образа - гармонию сюжетных символов и выразительных средств орнаментального языка.

В 1900 году Эмиль Галле в своей вступительной речи на открытом за­седании Академии Станислава сказал: «Разве кто-нибудь откажется при­знать тот факт, что художник, стремясь изобразить цветок, насекомое, пей­заж, человеческую фигуру, само их существо и передать присущие им чув­ства, создает гораздо более эмоциональное и волнующее произведение, чем то, что можно воспроизвести при помощи фотоаппарата или холодно­го скальпеля. Точное воспроизведение природы в каком-нибудь научном труде не затрагивает наши чувства, поскольку там нет души, в то время как подражающий природе японский художник в присущей ему уникальной манере показывает развитие того или иного мотива, изображает живое су­щество смешным или меланхоличным, а предмет - наполненным глубоким смыслом. Несомненно, руководствуясь лишь собственной интуицией, он

Рис. 58. Использование атрибутики стиля "хиппи" в костюме



производит на свет настоящие символы «леса», «весенней радости», «осенний грусти». В орнаменте символ становится сверкающей точкой на фоне спокойной и намеренной бессодержательности арабесок. Символ привлекает к себе внимание, настраивая на размышление, поэзию, искус­ство. Символ - точка конкретизации идеи. Невозможно художнику декора­тивного искусства отказать в праве использовать символы, которые всегда были прерогативой поэта. Пока мысль движет пером, кистью, карандашом,

Рис. 59. Предварительное эскизирование. Поиск масштаба и характера

заполнения формы орнаментом

символ будет, без сомнения очаровывать людей. Он создает недосказан­ность... Сознательно или нет, но символ оживляет произведение искусст­ва, он душа искусства».

Как и символ, цвет имеет огромное эмоциональное воздействие на че­ловека, который также имеет определенное символическое значение. Бес­спорно, цвета обладают богатыми выразительными возможностями и способны непосредственно воздействовать на психику. Цвета не действу­ют в эмоциональном плане на всех людей одинаково, что существуют от­личия в предпочтении и, соответственно, в отражении значимости тех или иных цветов. Исходя из психологического содержания «цветопирами-ды» по Пфистеру - Хайсу, голубому (синему) цвету, например, приписы­вается смягчающее, сдерживающее воздействие на проявление аффектов. Красный, напротив, является аффективным и связывается со способно­стью непосредственно реагировать на внешнее раздражение. Оранжевый цвет, как составной, вызывает стремление к успеху, к богатству, коричневый положительное сопоставление с «матерью-землей».' Вопреки индиви­дуальным различиям в восприятии цветов древние культуры выработали определенные условные цветосимволики, прежде всего из стремления об­наружить и использовать закономерности, лежащие в основе многообразия мира. У древних майя в Центральной Америке страны света - восток, се­вер, запад, юг - соответственно были соотнесены с красным, белым, чер­ным и желтым, в то время как в Древнем Китае восток, юг, запад, север и середина - с синим, красным, белым, черным и желтым., В европейской цветовой символике красная роза обозначала пламенную любовь, а, на­пример, в Древнем Египте все красное сулило угрозу и вред. В просторе­чии выработалось свое понимание цветосимволики: зеленый - надежда, синий - верность, красный - любовь, желтый - ревность, белый - невин­ность.









Сейчас читают про: