Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Under/ estim/ ate/ s 10 страница




Some archaic person and number verbal forms are preserved in high flown style, in elevated speech, especially the archaic second person singular forms of all the verbs, including the modal verbs and the verb ‘to be’, e.g.: Thou shalt not kill; Thou comest to the needy; Thou art omniscient.  
В некоторых старых пособиях по грамматике утверждается, что категория лица также выражена в будущем времени и во времени «будущее-в-прошедшем» через оппозицию аналитических глагольных форм со вспомогательными глаголами shall/should для первого лица и will/would для остальных лиц. Но, во-первых, это разграничение практически исчезло в американском варианте английского языка, особенно в разговорной речи, а во-вторых, в британском английском оно связано с определенными расхождениями в модальном значении, выражая волюнтативное или неволюнтативное будущее для первого лица и простое будущее или модальное будущее для второго и третьего лица вместе. Таким образом, аналитические глагольные формы со вспомогательными глаголами shall/should - will/would нельзя рассматривать только на основе категории лица. (Этот вопрос будет специально рассмотрен далее в связи с категорией времени; см. Раздел 13.) Some older grammar textbooks state that the category of person is also expressed in the future and future-in-the-past tenses by the opposition of analytical verbal forms with auxiliary verbs shall/should for the first person and will/would for the rest. But, first of all, this distinction has practically disappeared in American English, especially in colloquial speech, and, second, in British English it is interconnected with certain modal differences, expressing voluntary or non-voluntary future for the first person and mere future or modal future for the second and third persons together. Thus, the analytical verbal forms with the auxiliary verbs shall/should - will/would cannot be treated only on the basis of the category of person. (This issue will be discussed further in connection with the tense category; see Unit 13.)  
Неполнота парадигмы лица и числа глагола в английском языке делает обязательным для выражения данной категории синтагматическое сочетание двух лексем – глагольной лексемы и лексемы, обозначающей субъект. Этот факт находит отражение в учебниках практической грамматики, в которых спряжение глагола по лицу и числу представлено в специфических полу-аналитических сочетаниях глаголов с местоимениями, например: I speak, you speak, he/she/it speaks, we speak, you speak, they speak. Можно сказать, что категория лица и числа глагола выражена «собственными» средствами глагола в третьем лице единственного числа настоящего времени изъявительного наклонения, и «совместно», через обязательное отнесение к форме субъекта-подлежащего, во всех остальных формах. The deficient person-number paradigm of the verb in English makes syntagmatic relations between the verbal lexeme and the lexeme denoting the subject obligatory for the expression of this category. This fact is reflected by practical grammar textbooks where the conjugation of the verb is presented through specific semi-analytical pronoun-verb combinations, e.g.: I speak, you speak, he/she/it speaks, we speak, you speak, they speak. One can say that the category of person and number is expressed “natively” by the third person singular present indicative form of the verb, and “junctionally”, though the obligatory reference to the form of the subject, in all the other person and number forms.  
Хотя система форм глагола по категории лица и числа в английском языке характеризуется как неполная, она выполняет очень важную семантическую роль в контекстах, в которых собственная количественная характеристика существительного остается невыраженной, например, с существительными singularia tantum и pluralia tantum, или с существительными в сочетании с определениями-числительными, или с собирательными существительными, для их представления либо как нечленимого единства, либо как собирательного множества, ср.: The family was gathered round the table – The family were gathered round the table; Ten dollars is a huge sum of money for me. – There are ten dollars in my pocket. В этих случаях, традиционно описываемых в терминах «согласования по смыслу», форма глагола отражает не собственно морфемно выраженную категориальную форму субъекта-подлежащего, а реальную интерпретацию лица и числа обозначаемого референта. Deficient as it is, the system of person and number forms of the verb in English plays an important semantic role in contexts in which the immediate forms of the noun do not distinguish the category of number, e.g., singularia tantum nouns or pluralia tantum nouns, or nouns modified by numerical attributes, or collective nouns, when we wish to stress either their single-unit quality or plural composition, cf.: The family was gathered round the table – The family were gathered round the table; Ten dollars is a huge sum of money for me. – There are ten dollars in my pocket. In these cases, traditionally described in terms of “notional concord” or “agreement in sense”, the form of the verb reflects not the categorial form of the subject morphemically expressed, but the actual personal-numerical interpretation of the referent denoted.  
Категория числа и лица может подвергаться нейтрализации в разговорной речи, а также в некоторых региональных и социальных вариантах и диалектах английского языка, например: Here’s your keys; It ain’t nobody’s business.   The category of person and number can be neutralized in colloquial speech or in some regional and social variants and dialects of English, cf.: Here’s your keys; It ain’t nobody’s business.  

Key terms: category of number (the singular vs. the plural), dexis, category of person (1st person, 2nd person, 3d person), notional concord (‘agreement in sense’), fragmental (asymmetrical, deficient) category, archaic form, dialectal and colloquial person-number neutralization






Ривлина А.А. Теоретическая грамматика английского языка UNIT 13
ГЛАГОЛ: КАТЕГОРИЯ ВРЕМЕНИ VERB: TENSE  
Соотношение общепонятийной категории времени и лингвистической категории времени; лексические и грамматические средства пе­редачи временного значения. Абсолютивное и не-абсолютивное время; относительное и фактическое время. Проблема двух форм бу­дущего времени. Система двух временных категорий глагола в английском языке: категория «абсолютивного», «ретроспективного», или «первичного» времени (прошедшее в противопоставлении с не-прошедшим) и категория «относительного», или «проспективного» времени (будущее в противопоставлении с не-будущим). Оппозиционное представление двух категорий времени в английском языке во взаимодействии. Случаи контекстной редукции временных оппозиций. Проблема вспомогательных глаголов “shall/will” – “should/would”: «модальное будущее» и «простое будущее»; «волюнтативное будущее» и «не-волюнтативное будущее».   The general notion of time and lingual temporality; lexical and grammatical means of time expression. Absolutive and non-absolutive time; relative and factual time. The problem of the two future forms of the verb. The system of two verbal tense categories in English: the category of “absolutive”, “retrospective”, or “primary” time (past vs. non-past) and the category of “relative”, or “prospective” time (future vs. non-future). Oppositional presentation of the two tense categories in interaction. Oppositional reductions of the tense categories. The problem of the auxiliary verbs “shall/will” – “should/would”: the “modal future” vs. the “pure future”; the “voluntary future” vs. the “non-voluntary” future.  
В наиболее общем смысле глагольная категория времени отражает временные характеристики процесса, называемого глаголом. Необходимо различать два следующих понятия: время как общую категорию и время как лингвистическую категорию. Время в общефилософском представлении наряду с пространством является формой существования материи; оно не зависит от человеческого восприятия, находится в постоянном движении и непрерывно изменяется. Время отражается человеком через чувственное восприятие и интеллект и находит выражение в языке, в семантике лексических и грамматических языковых единиц. Момент непосредственного восприятия и отражения реальной действительности, лингвистически фиксируемый как «момент речи», образует так называемый «момент настоящего времени» и выступает в качестве разграничительной линии между прошлым и будущим. Лингвистическое время может быть либо ориентированным на момент речи, «ориентированным на настоящее», «абсолютивным», либо «неориентированным на настоящее», «не-абсолютивным». Значение «абсолютивного времени» охватывает три сферы: сферы прошлого, настоящего и будущего. Сфера настоящего включает момент речи и может передаваться лексически такими словами и словосочетаниями как this moment, today, this week, this millennium и т.д. Сфера прошлого предшествует сфере настоящего и оценивается ретроспективно; она может передаваться лексически такими словами и словосочетаниями как last week, yesterday, many years ago и др. Сфера будущего следует за сферой настоящего и оценивается проспективно; она может передаваться лексически такими словами и словосочетаниями как soon, in two days, next week и др. Значение «неориентированного на настоящее» времени может быть либо «относительным» («релятивным»), либо «фактическим» («фактуальным»). Значение «относительного времени» указывает на соотношение двух или более событий и охватывает предшествованиеотносительное прошедшее»), одновременностьотносительное настоящее») и следование во времениотносительное будущее») одного события относительно другого. «Относительное время» передается лексически такими словами и словосочетаниями как after that, before that, at the same time with, some time later и др. «Фактическое время» выражает реальное астрономическое время или исторические вехи, не соотнесенные ни с моментом речи, ни с другим временным центром или событием; оно передается лексически такими словами и словосочетаниями как inthe morning, in 1999, during World War II и др. The verbal category of tense in the most general sense expresses the time characteristics of the process denoted by the verb. It is necessary to distinguish between time as a general category and time as a linguistic category. Time in the general philosophical presentation along with space is the form of existence of matter; it is independent of human perception and is constantly changing. Time is reflected by human beings through their perception and intellect and finds its expression in language, in the meaning of various lexical and grammatical lingual units. The moment of immediate perception and reflection of actual reality, linguistically fixed as “the moment of speech”, makes the so-called “present moment” and serves as the demarcation line between the past and the future. Linguistic expression of time may be either oriented toward the moment of speech, present-oriented”, “absolutive, or it may be non-present-oriented”, “non-absolutive. The “absolutive time denotation embraces three spheres: the past, the present and the future. The sphere of the present includes the moment of speech and can be expressed lexically by such words and word-combinations as this moment, today, this week, this millennium, etc. The sphere of the past precedes the sphere of the present by way of retrospect and can be expressed lexically by such words and word-combinations as last week, yesterday, many years ago, etc. The sphere of the future follows the sphere of the present by way of prospect and can be expressed lexically by such words and word-combinations as soon, in two days, next week, etc. The “non-present-oriented” time denotation may be either “relative” or “factual”. The “relative time” denotation shows the correlation of two or more events and embraces the priority (the relative past), the simultaneity (the relative present) and the posteriority (the relative future) of one event in relation to another. Relative time is lexically expressed by such words and word-combinations as after that, before that, at the same time with, some time later, soon after, etc. The factual expression of time denotes real astronomical time or historical landmarks unrelated with either the moment of speech or any other time center; it can be expressed lexically by such words and word-combinations as in the morning, in 1999, during World War II, etc.    
Фактическое время может передаваться только лексическими средствами (как показано выше), тогда как выражение абсолютивного и относительного времени в английском языке может быть не только лексическим, но и грамматическим. Грамматическое выражение глагольного времени с помощью морфологических форм глагола образует грамматическую категорию времени (tense от латинского слова “tempus” – «время»). Категория времени в английском языке значительно отличается от временных категорий глагола в других языках, например, в русском. В русском языке категория времени передает, прежде всего, значения абсолютивного времени; три временные формы русского глагола представляют события линейно, в их развитии от прошлого к будущему, ср.: Он работал вчера; Он работает сегодня; Он будет работать завтра. В английском же языке существует четыре временных формы глагола: формы настоящего (work), прошедшего (worked), будущего (shall/will work), и «будущего-в-прошедшем» (should/would work). Две формы будущего времени выражают будущее двумя разными способами: как последующее событие относительно настоящего, например: He will work tomorrow (not right now), и как последующее событие относительно прошлого, например: He said he would work the next day. Глагольные формы будущего времени выражают относительное время – следование относительно плана настоящего или относительно плана будущего. Глагольные формы настоящего времени и прошедшего времени выражают абсолютивное время, относя события либо к плану настоящего, либо к плану прошлого; и это относится ко всем личным глагольным формам, включая перфектные формы, продолженные формы и формы будущего. Таким образом, в английском языке существует не одна временная категория глагола, а две взаимосвязанные категории времени: одна из них выражает значение абсолютивного времени в ретроспективной оценке (прошедшее в противопоставлении с настоящим), а вторая выражает значение относительного времени в проспективной оценке (будущее в противопоставлении с не-будущим). Данный подход дополнительно подтверждается тем, что с точки зрения логики одна и та же категория не может быть выражена в грамматической форме дважды: члены одной парадигмы должны взаимно исключать друг друга; существование такой специфической формы как «будущее-в-прошедшем» подтверждает, что в английском языке существует две категории времени. Factual time can be expressed only lexically (as shown above), while absolutive and relative expressions of time in English can be not only lexical, but also grammatical. The grammatical expression of verbal time through morphological forms of the verbs constitutes the grammatical category of tense (from the Latin word “tempus” – “time”). The tense category in English differs a lot from the verbal categories of tense in other languages, for example, in Russian. The tense category in Russian renders absolutive time semantics; the three Russian verbal tense forms present the events as developing in time in a linear way from the past to the future, cf.: Он работал вчера; Он сегодня работает; Он будет работать завтра. In English there are four verbal tense forms: the present (work), the past (worked), the future (shall/will work), and the future-in-the-past (should/would work). The two future tense forms of the verb express the future in two separate ways: as an after-event in relation to the present, e.g.: He will work tomorrow (not right not), and as an after-event in relation to the past, e.g.: He said he would work the next day. The future forms of the verb in English express relative time – posteriority in relation to either the present or the past. The present and the past forms of the verb render absolutive time semantics, referring the events to either the plane of the present or to the plane of the past; this involves all the finite verb forms, including the perfect, the continuous, and the future forms. Thus, there is not just one verbal category of tense in English but two interconnected tense categories, one of them rendering absolutive time semantics by way of retrospect (past vs. present) and the other rendering relative time semantics by way of prospect (after-action vs. non-after-action). This approach is vindicated by the fact, that logically one and the same category cannot be expressed twice in one and the same form: the members of the paradigm should be mutually exclusive; the existence of a specific future-in-the-past form shows that there are two tense categories in English.  
Первая глагольная категория времени, которую можно назвать «первичное время» («основное время»), «абсолютивное», или «ретроспективное время», образуется оппозицией форм прошедшего времени и настоящего времени. Суффикс “-ed” правильных глаголов является формальным признаком, маркирующим формы прошедшего как сильный член оппозиции. Помимо этого продуктивного способа образования форм прошедшего времени существуют непродуктивные способы, к которым относятся супплетивные формы (например: eat – ate) и формы прошедшего времени омонимичные формам настоящего времени (cut – cut). Маркированные формы означают прошедшие действия, оцениваемые ретроспективно с точки зрения момента речи. Формы настоящего времени, как и все слабые члены оппозиций, обладают большим объемом значений, чем их сильный противочлен: они означают собственно процессы, происходящие в сфере настоящего, т.е. в период времени, включающий момент речи, например: What are you doing?; Terrorism is the major threat of the twenty first century; кроме того, они могут означать повторяющиеся действия, например: We go out every Friday night; процессы неизменяемые во времени, постоянные, например: Two plus two makes four; так называемые «универсальные истины», например: He who laughs last laughs best; мгновенные действия, которые начинаются и заканчиваются примерно в момент речи (как в спортивных комментариях), например: Smith passes to Brown; и т.д. Для уточнения статуса настоящего времени как слабого члена оппозиции его еще определяют как «не-прошедшее». The first verbal tense category, which can be called “primary time”, “absolutive time, or retrospective time, is expressed by the opposition of the past and the present forms. The suffix “-ed” of the regular verbs is the formal feature which marks the past as the strong member of the opposition. Besides this productive form, there are some unproductive past forms of verbs, such as suppletive forms (e.g.: eat – ate), or past forms homonymous with the present (cut – cut). The marked forms denote past actions which receive retrospective evaluation from the point of view of the moment of speech. The present, like any other weak member of an opposition, has a much wider range of meanings than its strong counterpart: the present denotes actions taking place in the sphere of the present, during the period of time including the moment of speech, e.g.: What are you doing?; Terrorism is the major threat of the twenty first century; it may denote repeated actions, e.g.: We go out every Friday night; actions unchanged in the course of time, e.g.: Two plus two makes four; universal truths, e.g.: He who laughs last laughs best; instantaneous actions which begin and end approximately at the moment of speech (as in sports commentaries), e.g.: Smith passes to Brown; etc. To stress its weak oppositional characteristics the present is also referred to as “non-past”.  
Оппозиция форм прошедшего и настоящего времени может быть подвергнута контекстной редукции. Например, формы настоящего времени глагола могут быть использованы в описании прошедших событий для того, чтобы создать наглядную картину произошедшего, сделать собеседника как бы свидетелем событий, произошедших в прошлом, например: I stopped to greet him and what do you think he does? He pretends he doesn’t know me! Этот вид транспозиции получил название «историческое настоящее» («претеритный презенс»). Это один из немногих случаев, когда использование слабого члена оппозиции вместо сильного приводит к совмещению грамматических значений, т.е. к транспозиции, и является стилистически окрашенным. Транспозиция форм прошедшего времени в контекст настоящего выражает различные оттенки вежливости, например: Could you help me, please? Подобные случаи получили название «претерит скромности» («прошедшее скромности»). The opposition of the past and the present can be reduced in certain contexts. For example, the present tense form of the verb can be used to describe past events in order to create a vivid picture of the past, as if to make one’s interlocutor the eyewitness of the past events, e.g.: I stopped to greet him and what do you think he does? He pretends he doesn’t know me! This type of transposition is known as “historic present” (or, “preterite present”). It is one of the rare cases when the use of the weak member of the opposition instead of the strong member results in transposition and is stylistically colored. The transposition of past tense forms into the context of the present is used to express various degrees of politeness, e.g.: Could you help me, please? These cases are known as “preterite of modesty”, or “attitudinal past”.    
Вторая глагольная категория времени, которую можно назвать «проспективное время», или «относительное время», образуется оппозицией форм будущего времени и не-будущего отдельно относительно настоящего и прошедшего. Сильным членом оппозиции являются формы будущего, маркированные вспомогательными глаголами shall/will (будущее относительно настоящего) или should/would (будущее относительно прошлого). Они используются для обозначения действий последующих по отношению к некоторым другим действиям или по отношению к некоторому временному центру в настоящем или прошлом. Две описанные категории взаимодействуют в языковом представлении времени: любое действие в английском языке сначала оценивается ретроспективно, как относящееся либо к сфере прошлого, либо к сфере настоящего, а затем оценивается проспективно, как последующее (или не-последующее) действие относительно прошлого или относительно настоящего. Взаимодействие двух временных категорий, которое в результате дает четыре существующие в английском языке временные формы глагола, может быть представлено в виде таблицы, демонстрирующей соотношение характеристик сильных и слабых членов двух оппозиций в сочетании друг с другом:
  ретроспективное (абсолютивное) время проспективное (относительное) время
the present - -
the past + -
the future - +
the future in the past + +
The second verbal tense category, which may be called “prospective”, or “relative”, is formed by the opposition of the future and the non-future separately in relation to the present or to the past. The strong member of the opposition is the future, marked by the auxiliary verbs shall/will (the future in relation to the present) or should/would (the future in relation to the past). It is used to denote posterior actions, after-actions in relation to some other actions or to a certain point of time in the present or in the past. The two tense categories interact in the lingual presentation of time: any action in English is at first evaluated retrospectively as belonging to the sphere of the past or to the sphere of the present, and then it is evaluated prospectively as an after-action or a non-after-action to either the past or the present. In terms of oppositional presentation, the interaction of the two tense categories, which results in the four verbal tense forms, can be presented in the form of a table showing the strong and the weak members and the characteristics of each form in the two oppositions combined:
  retrospective (absolutive) time prospective (relative) time
the present - -
the past + -
the future - +
the future in the past + +
Оппозиция форм категории проспективного времени может быть подвергнута контекстной редукции. Формы настоящего времени регулярно используются для обозначения будущих действий, которые являются запланированными или предвидятся в скором будущем, например: We go to London tomorrow; а также в придаточных предложениях времени и условия, например: If you stay, you will learn a lot of interesting things about yourself. Эти случаи контекстного замещения могут быть охарактеризованы как нейтрализация: слабый член оппозиции используется вместо сильного без специального стилистического окрашивания. Транспозиция имеет место в контекстах, в которых формы будущего времени используются для выражения настойчиво повторяющихся действий, например: When he needs something, he will talk and talk about it for days on end. The opposition of the prospective time category can be reduced. Present forms are regularly used to denote future actions planned, arranged or anticipated in the near future: We go to London tomorrow; or in subordinate clauses of time and condition: If you stay, you will learn a lot of interesting things about yourself. These two examples can be treated as cases of neutralization: the weak member of the opposition is used instead of the strong one with no stylistic coloring involved. Transposition takes place when the future forms are used to express insistence, e.g.: When he needs something, he will talk and talk about it for days on end.  
Анализ форм будущего времени в английском языке предполагает решение еще одной важной проблемы, связанной со статусом глаголов shall/will и should/would. Некоторые лингвисты, среди них О. Есперсен, Л.С. Бархударов и др., считают, что данные глаголы не являются вспомогательными глаголами аналитических форм будущего времени, что это модальные глаголы, обозначающие в ослабленной степени намерение, побуждение, просьбу, обещание и т.п., например: I’ll go there by train. = I intend (want, plan) to go there by train. На этом основании они делают вывод, что в английском языке вообще нет глагольных форм будущего времени. Действительно, вспомогательные глаголы shall/will и should/would этимологически восходят к модальным глаголам – глаголам долженствования(shall) и желания (will). Однако сегодня они сохраняют модальные оттенки значения не в большей степени, чем формы будущего времени в других языках: будущее время в этом смысле вообще отличается от настоящего и прошедшего, поскольку нельзя быть абсолютно уверенным относительно действий, которые еще не произошли и не происходят сейчас. Определенная модальная окраска внутренне присуща значению будущего времени в любом языке: будущие действия всегда либо предугадываются, либо планируются, либо выражаются как желательные, необходимые, обязательные и т.д. С другой стороны, отмечается, что модальные глаголы во многих контекстах могут имплицитно передавать значение будущего, ср.: I may/might/ could travel by bus. Это не является достаточным основанием для лишения shall/will и should/would статуса вспомогательных глаголов аналитических форм будущего. Необходимо различать омонимичные, хотя и родственные, глаголы shall/will и should/would в контекстах, в которых они функционируют как чисто модальные глаголы, например, Payment shall be made by the cheque; Why are you asking him? He wouldn’t know anything about it; и shall/will и should/would в контекстах, в которых функционируют как вспомогательные глаголы с предельно ослабленным модальным оттенком значения, например: It will rain tomorrow; I will be forty next month.




Дата добавления: 2015-03-20; просмотров: 800; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 10387 - | 7658 - или читать все...

Читайте также:

 

3.233.215.231 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.003 сек.