double arrow

Актуальные вопросы правового регулирования налоговой оптимизации

2

Вопросы научного осмысления правового регулирования оптимизации налогового бремени имеют большие перспективы, являются остро востребованными практикой. Актуальность проблемы налоговой оптимизации обусловлена тем, каждый экономический субъект старается минимизировать свои расходы и максимизировать доходы. Ситуация с уплатой налогов не является исключением. Исторически проблема снижения налогового бремени всегда интересовала налогоплательщика. Попытки налоговой оптимизации наблюдались и в период древнего мира, предпринимаются они и в настоящее время. Желание снизить величину фискальных обязательств приводит к использованию разнообразных методов, как законных, так и противоправных, используя несбалансированность ряда положений налогового законодательства. Данная деятельность именуется в научной литературе по-разному: уклонение от уплаты налогов, избежание налогов, минимизация налогов, налоговое планирование, оптимизация налогов и т.д. Анализ показывает, что в научной литературе отсутствует четкое разграничение указанных выше понятий, нет единства и в понимании сущности самого налогового планирования. Большинство авторов, исследуя проблему налогового планирования, ограничиваются рассмотрением отдельных составляющих данного процесса. В основном рассматриваются либо варианты использования налоговых льгот, либо оффшорный бизнес.




Проблема определения границ дозволенного поведения налогоплательщика, установление деловой цели в его деятельности, добросовестности в его поведении и, как следствие, законности или противоправности используемой им налоговой минимизации является одной из самых актуальных в современной науке финансового права, налоговом законодательстве России и зарубежных стран.

Анализ ежегодно принимавшихся в последние 5 лет Основных направлений налоговой политики Российской Федерации показывает, что государство последовательно разрабатывает мероприятия, направленные на сокращение налоговых льгот, возможностей по минимизации (даже в рамках закона) налоговых платежей и устранение пробелов налогового законодательства, позволяющих налогоплательщикам злоупотреблять своими правами. Так, в соответствии с Основными направлениями налоговой политики Российской Федерации на 2012 г. и плановый период 2013 - 2014 гг. (одобрено Правительством Российской Федерации 07.07.2011) совершенствование методов и инструментов противодействия уклонению от уплаты налогов провозглашено одним из приоритетных направлений налоговой политики России на ближайшую перспективу.

Предусмотренные Основными направлениями налоговой политики Российской Федерации на 2014 г. и плановый период 2015 - 2016 гг. такие меры как реформирование порядка налогового контроля в сфере трансфертного ценообразования, регулярное точечное обновление норм общей и особенной частей Налогового кодекса РФ в целях противодействия злоупотреблениям со стороны налогоплательщиков, а также способы, направленные на противодействие уклонению от налогообложения с использованием низконалоговых юрисдикций, концептуально определяют политику изменения налогового законодательства на ужесточение правового режима для налогоплательщиков, уклоняющихся от уплаты налогов. Таким субъектам создаются крайне неблагоприятные условия, способствующие пресечению незаконных действий и понуждающие выполнить конституционно установленную обязанность платить законно установленные налоги и сборы.



Сущность концепции налоговой оптимизации заключается в нарушении общего запрета действовать добросовестно, при этом само по себе поведение не будет противоправным, поскольку субъект действует в соответствии с нормами материального права, однако его действия не преследуют достижения какого-либо экономического эффекта, кроме как уменьшения сумм налоговых платежей [17]. Если налогоплательщик осуществляет предпринимательскую деятельность, не только не нарушая букву закона, но и не злоупотребляя своими правом на получение льгот, такая деятельность называется налоговым планированием и не влечет ответственности. Если же речь идет об умышленном сокрытии некоторой суммы налога, подлежащего уплате, - это уклонение, уголовно наказуемое деяние [18].



Недобросовестное или с точки зрения экономической теории оппортунистическое поведение [19] априори присуще налогоплательщику. Подобное противодействие государственной финансовой политике объясняется изначальным конфликтом между частной и публичной формами собственности.

Реализация налогового законодательства практически всех промышленно развитых стран свидетельствует о том, что налогоплательщики, используя предоставленную им свободу выбора юридических форм деятельности, стремятся минимизировать степень своего налогового обременения. В частности, они, как правило, стремятся организовать свои дела таким образом, чтобы избежать или ограничить возможность появления у них новых объектов налогообложения, минимизировать налоговую базу, максимально использовать предусмотренные законодательством налоговые льготы и преференции или иным образом сократить свои налоговые обязательства.

Современная экономическая ситуация и осуществляемая в ее условиях предпринимательская деятельность порождают множество факторов, провоцирующих налогоплательщика на сокрытие денежных средств, подлежащих налогообложению. В результате частные субъекты налогового права изобретают новые и совершенствуют имеющиеся механизмы избежания уплаты налогов.

В литературе выделяют следующие группы способов уклонения от уплаты налогов:

уклонение от регистрации в налоговых органах в качестве налогоплательщика, соответственно, с сокрытием всех объектов налогообложения;

сокрытие дохода (прибыли) и иных объектов налогообложения;

занижение полученных доходов и завышение производственных расходов;

переложение налоговых обязательств на несуществующих юридических лиц или индивидуальных предпринимателей;

неотражение в документах бухгалтерского учета и отчетности оборота товарно-материальных ценностей и денежных средств;

отсутствие учета объектов налогообложения при условии их сокрытия;

незаконное использование налоговых льгот [20].

По оценкам специалистов, в настоящий момент способов уклонения от уплаты налогов насчитывается более двухсот и является далеко не исчерпывающим. Многие способы уклонения от уплаты налогов имеют под собой одну основу - включение в преступную схему подставных фирм, уклонение от уплаты налогов с использованием проблемных банков и уклонение от уплаты налогов с использованием затратных схем. Есть и новые способы уклонения от уплаты налогов с использованием схем в сфере вексельного обращения; схем, связанных с субвенциями; здесь же целый спектр мошеннических операций, связанных с неправомерным возмещением из бюджета НДС, и многие другие.

В то же время по схожести оснований совершения уклонения от уплаты налогов отдельные исследователи обоснованно объединяют их в следующие группы:

1.Искажение или неотражение результатов финансово-хозяйственной деятельности в документах и регистрах бухгалтерского учета.

2.Нарушение порядка учета экономических показателей, которое включает в себя среди прочего учет различных операций на балансовых счетах и возможные счетные ошибки, которые приводят к уменьшению налогооблагаемых сумм.

3. Необоснованное использование налоговых льгот и привилегий.

4. Вовлечение в систему взаиморасчетов фиктивных или аффилированных контрагентов. Особую популярность данный способ приобрел при использовании во взаиморасчетах офшорных фирм ввиду значительной сложности проверки реальности осуществления сделок контролирующими и надзорными инстанциями [21].

Следует согласиться, что действующее законодательство РФ не содержит сложившейся целостной системы методов разграничения налогового планирования и уклонения от уплаты налогов. В некоторых зарубежных странах (Франция, Германия) доктриной и налоговым законодательством формулируется либо термин, либо его характеристики, либо по этому вопросу есть рекомендации налоговых администраций (США, Швеция). Например, доктрина злоупотребления правом Франции предусматривает, что избежание налогов допустимо до тех пор, пока налогоплательщик преследует цель улучшения своих экономических показателей, а не цель получения налоговых преимуществ. Основным же критерием разграничения оптимизации от уклонения является наличие или отсутствие обмана налоговых властей в действиях налогоплательщика. Если лицо избегает налогообложения, используя выгоды и преимущества, предусмотренные налоговым законодательством, и в его действиях отсутствует обман, то состава правонарушения нет. Уклонение же налогоплательщика от уплаты налогов образует состав правонарушения, что подтверждается нормами внутреннего законодательства (ст. 7203 Кодекса внутренних доходов США, ст. 1741 Общего налогового кодекса Франции) [22].

Между тем, как отмечается в литературе, российское налоговое законодательство содержит отдельные инструменты пресечения действий налогоплательщика, направленные на незаконное снижение или уклонение от налогового бремени.

1. Переквалификация сделок и статуса налогоплательщика (ст. 45 НК РФ).

2. Изменение (переквалификация) в целях налогообложения цены как условия сделки, совершенной налогоплательщиком (ст. 40 НК РФ).

3. Определение налоговых обязательств расчетным путем (подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ)

4. Привлечение к солидарному или субсидиарному исполнению налоговой обязанности (подп. 16 п. 1 ст. 31; п. 6 - 7 ст. 50; п. 8 ст. 50 НК РФ).

5. Оспаривание регистрации юридического лица (подп. 16 п. 1 ст. 31 НК РФ) [23].

В зависимости от сферы применения противодействия незаконным действиям налогоплательщиков, применяемых в практике регулирования налоговых правоотношений в России, все методы возможно условно разделить на две группы: это специальные методы и универсальные методы.

Специальные методы закреплены в Особенной части НК РФ и предполагают противодействие уклонению от уплаты конкретного налога. Примерами таких методов может выступать ограничение на применение упрощенной системы налогообложения определенными категориями организаций и индивидуальных предпринимателей, особый порядок подтверждения ставки 0% по НДС и т.д.

Универсальные методы противодействия способствуют соблюдению налогоплательщиками, налоговыми агентами и плательщиками сборов законодательства Российской Федерации о налогах и сборах в целом и сфера их применения не ограничивается каким-либо конкретным налогом. К названной группе можно, в частности, отнести применение мер ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации о налогах и сборах; применение мер, направленных на обеспечение исполнения обязанности по уплате налога (гл. 11 НК РФ); налоговый контроль (в том числе в сфере трансфертного ценообразования); контроль за обоснованностью получения налогоплательщиками налоговой выгоды и т.д. [24].

Оправданное использование законных способов налоговой оптимизации приводит к налоговому планированию, сущность которого состоит в том, что налогоплательщик выбирает из соответствующих закону форм деятельность, оптимальную в смысле налоговой нагрузки. Основная цель налогового планирования - установление приемлемого уровня налогообложения посредством адекватного использования законных механизмов налоговой оптимизации. Основным критерием здесь является признак законности. Только законная деятельность относится к налоговой оптимизации и налоговому планированию. В литературе в качестве типичного примера налогового планирования обоснованно приводят переход налогоплательщика на упрощенную систему налогообложения (гл. 26.2 НК РФ). Это может быть вызвано его стремлением заплатить меньше налогов [25].

В российском налоговом законодательстве прямо не установлены критерии правомерности той или иной деятельности по минимизации налогов. На первый взгляд, определить такие границы, основываясь на общеправовых принципах и презумпциях, не представляет трудности. Однако правоприменительная практика складывается не единообразно, зачастую позиции налогоплательщиков, налоговых органов и судов по этому вопросу крайне противоречивы.

В практику налоговой деятельности концепция добросовестного налогоплательщика была введена Конституционным Судом РФ в Определении от 25 июля 2001 г. N 138-О. Согласно правовой позиции на лиц, злоупотребляющих своим правом, не распространяется действие норм права, позволяющих предъявлять формально законные требования.

К 2003 г. Конституционный Суд РФ констатировал, что налогоплательщики все чаще применяют различные методы минимизации налогообложения. В связи с чем в Постановлении от 27 мая 2003 г. N 9-П обратил внимание правоприменителей, что "применительно к преступлению, предусмотренному статьей 199 УК Российской Федерации, составообразующим может признаваться только такое деяние, которое совершается с умыслом и направлено на избежание уплаты налога в нарушение установленных налоговым законодательством правил. Это обязывает органы, осуществляющие уголовное преследование, не только установить в ходе расследования и судебного рассмотрения конкретного уголовного дела сам факт неуплаты налога, но и доказать противозаконность соответствующих действий (бездействия) налогоплательщика и наличие умысла на уклонение от уплаты налога...".

В рассматриваемом Постановлении КС РФ сформулировал важную правовую позицию, которую частные субъекты небезосновательно называют манифестом налогового планирования: "...недопустимо установление ответственности за такие действия налогоплательщика, которые, хотя и имеют своим следствием неуплату налога либо уменьшение его суммы, но заключаются в использовании предоставленных налогоплательщику законом прав, связанных с освобождением на законном основании от уплаты налога или с выбором наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности и соответственно - оптимального вида платежа".

Далее в Определении Конституционного Суда РФ от 16 октября 2003 г. N 329-О было сформулировано еще одно крайне важное положение: истолкование положений Конституции РФ "не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет". Как указал Конституционный Суд РФ, "правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством". Таким образом, КС РФ подчеркнул, что бремя доказывания наличия в действиях налогоплательщика противоправной схемы по уклонению от уплаты налога лежит на налоговом органе.

Дальнейшее развитие концептуальных подходов к пониманию пределов законности минимизации налогового бремени было осуществлено Постановлением Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды". Названным судебным актом было ведено понятие необоснованной налоговой выгоды, которое должно было прийти на смену категории "недобросовестный налогоплательщик".

Постановление определяет налоговую выгоду как "уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета".

Согласно позиции ВАС РФ налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

О необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать следующие обстоятельства:

- невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, местонахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;

- отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

- учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;

- совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Одновременно в указанном Постановлении ВАС РФ перечислил ряд признаков, которые не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной:

- создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;

- взаимозависимость участников сделок;

- неритмичный характер хозяйственных операций;

- нарушение налогового законодательства в прошлом;

- разовый характер операции;

- осуществление операции не по местонахождению налогоплательщика;

- осуществление расчетов с использованием одного банка;

- осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;

- использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

В рассматриваемом Постановлении особо подчеркивается, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Если судом установлено, что главной целью, которую преследовал налогоплательщик, было получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Анализ данного Постановления позволяет сделать вывод, что ВАС РФ выработал своевременную и обоснованную правовую позицию по установлению содержания и достаточно четких критериев термина «налоговая выгода», фактически заменив им существовавшую до этого субъективную и оценочную категорию «недобросовестный налогоплательщик».

Однако, не смотря на серьезный вклад вышеназванного Постановления ВАС РФ в определение законности действий налогоплательщиков по снижению налогового бремени, проблемы в правоприменительной практике остались. В этой связи следующим важным аспектом в нормативном понимании разграничения пределов допустимого в налоговом планировании и уклонения от уплаты налогов стало Определение Конституционного Суда РФ от 4 июня 2007 г. N 320-О-П.

Конституционный Суд РФ отметил, что обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом речь идет именно о намерениях и целях (направленности) этой деятельности, а не о ее результате. Вместе с тем обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от эффективности использования капитала.

Как отметил КС РФ «налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (ст. 8, ч. 1 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

Наличие в законе общих оценочных понятий само по себе не свидетельствует об их неопределенности. Законодатель в данном случае оправданно отказался от закрытого перечня конкретных затрат, предоставив налогоплательщику возможность самостоятельно определять в каждом конкретном случае, относятся те или иные не названные в гл. 25 НК РФ затраты к расходам в целях налогообложения либо нет. Обоснованность расходов не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (ч. 1 ст. 8 Конституции РФ) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность».

Анализ Основ налоговой политики, правовых позиций КС РФ И ВС РФ позволяет прийти к выводу о том, что недопущение любой деятельности налогоплательщика или налогового агента, направленной на необоснованное уклонение от уплаты налогов или минимизацию законно возложенного налогового бремени становится основной идеей правоприменительной практики и последующего правового регулирования.

Следует поддержать позицию Д.В. Винницкого, согласно которой «российский законодатель и правоприменительные органы обязаны обеспечить экономически обоснованное налогообложение, базирующееся на критериях всеобщности и равенства (ст. 3 НК РФ), т.е. отграничить случаи добросовестного налогового планирования, направленного на законное сокращение налоговых обязательств налогоплательщика, от уклонения от уплаты налогов путем создания фиктивных (мнимых, притворных) гражданско-правовых конструкций и иными средствами» [26].

С учетом современных реалий налоговой деятельности представляется целесообразным зафиксировать в качестве принципа налогового законодательства запрет на получение необоснованной налоговой выгоды, дополнив статью 3 НК РФ «Основные начала законодательства о налогах и сборах» пунктом следующего содержания: «Не допускается получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды – то есть уменьшение размера налоговых платежей посредством целенаправленных неправомерных действий (бездействия) налогоплательщика, включающих в себя учет для целей налогообложения операций, проведенных не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), получение налоговых преимуществ (преференций) вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности».

Тем самым полученный правовой принцип может стать ориентиром в применении норм налогового законодательства, показывая субъектам налогового права границы дозволенного поведения, а правоприменительным органам оценивать реально сложившиеся правоотношения и давать им единообразную правовую оценку.

Кроме названной меры противодействия незаконной оптимизации налогового бремени, целесообразно рассмотреть возможность закрепления в российском налоговом законодательстве достаточно распространенной в зарубежных странах процедуры фискального рескрипта, представляющей собой получение письменного заключения фискальных органов об отсутствии в планируемых действиях, сделках налогоплательщика злоупотребления правом (незаконной налоговой оптимизации). Например, это может быть разработанная налогоплательщиком налоговая политика на определенный финансовый год, согласованная и зарегистрированная в налоговом органе. Можно предложить дополнить статью 21 НК РФ абзацем следующего содержания: «Налогоплательщик имеет право на осуществление налоговой деятельности на основе сформированной им и согласованной с налоговым органом налоговой политики.». Далее НК РФ дополнить статьей 21.1: «Налоговая политика – документ, в котором налогоплательщик отражает (формирует, раскрывает) законные способы получения налоговой выгоды, планируемые им к использованию в следующем финансовом году. Налоговая политика формируется налогоплательщиком самостоятельно и представляется для согласования в налоговый орган по месту своего учета не позднее 1 ноября года, предыдущего для применения налоговой политики. Налоговый орган в срок не более 20 рабочих дней обязан рассмотреть представленную налоговую политику, согласовать ее полностью, в части или отклонить. О принятом решении налогоплательщик извещается в течение 5 рабочих дней. Согласованная налоговая политика подлежит применению с 1 января очередного финансового года. Деятельность налогоплательщика на основе согласованной налоговой политики не может считаться противоправной. Налоговая политика формируется на один финансовый год и может быть изменена на основе мотивированного заявления налогоплательщика по согласованию с налоговым органом».

Внедрение адаптированного к российской налоговой системе варианта процедуры фискального рескрипта позволит сделать администрирование налогов более эффективным и дешевым, снизить необоснованную нагрузку на судебную систему, более точно планировать поступление налоговых доходов в бюджетную систему. Для налогоплательщика признание налоговым органом налоговой политики для налогоплательщиков решит проблемы неопределенности выбранных им способов минимизации налогового бремени, придаст его финансовой деятельности легальный характер. В зарубежной практике обобщение вариантов налоговой оптимизации, заявляемых налогоплательщиками в фискальном рескрипте, позволяет налоговым органам выявлять схемы, направленные на использование пробелов в законодательстве для получения налоговых преимуществ, и вносить в законодательные органы предложения по их устранению.


[1] См. подробнее: Соловьев В. А. О правовой природе налога // Журнал российского права. 2002. № 3. С. 22—29.

[2] См. подробнее: Карасева М. В. Финансовое право. Общая часть. М., 2000. С. 29.

[3] Указанное положение в части признания контролируемыми сделками сделок с налогоплательщиками ЕНВД и ЕСХН применяется с 1 января 2014 г. (п. 2 ст. 4 Федерального закона от 18.07.2011 № 227-ФЗ).

[4] Для этого правила предусмотрены переходные положения. Лимит в 1 млрд руб. будет действовать с 2014 г. В 2012 г. доход по таким сделкам должен составлять 3 млрд руб., в 2013 г. — 2 млрд руб. (п. 3 ст. 4 Федерального закона от 18.07.2011 № 227-ФЗ)

[5] Федеральный закон от 18.07.2011 N 227-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием принципов определения цен для целей налогообложения".

[6] Пояснительная записка к проекту Федерального закона "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с созданием консолидированной группы налогоплательщиков".

[7] Письмо Минфина России от 02.03.2012 N 03-03-06/4/15.

[8] См., например: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17 марта 2010 г. N А75-6571/2009.

[9] Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" Статья 49.

[10] Федеральный закон от 04.10.2014 N 284-ФЗ

"О внесении изменений в статьи 12 и 85 части первой и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и признании утратившим силу Закона Российской Федерации "О налогах на имущество физических лиц".

[11] См. Пояснительная записка к проекту Федерального закона N 51763-4 «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации».

[12] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 03.06.2014 N 17-П

"По делу о проверке конституционности положений пунктов 6 и 7 статьи 168 и пункта 5 статьи 173 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "Торговый дом "Камснаб". Аналогичные позиции высказаны, например: Постановление Конституционного Суда РФ от 23.05.2013 N 11-П

"По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "Встреча"; Постановление Конституционного Суда РФ от 25.12.2012 N 33-П

"По делу о проверке конституционности положений статьи 213.1 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.Н. Кононова"; Постановление Конституционного Суда РФ от 16.07.2012 N 18-П

"По делу о проверке конституционности части 1 статьи 3.1 Федерального закона от 24 июля 2007 года N 216-ФЗ "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации" в связи с запросом Южно-Сахалинского городского суда Сахалинской области".

[13] Постановление Конституционного Суда РФ от 01.03.2012 N 6-П

"По делу о проверке конституционности положения абзаца второго подпункта 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации".

[14] Приказ Минэкономразвития РФ от 03.11.2006 N 358

"Об утверждении Методических рекомендаций по определению кадастровой стоимости объектов недвижимости жилого фонда для целей налогообложения и методических рекомендаций по определению кадастровой стоимости объектов недвижимости нежилого фонда для целей налогообложения" // Экономика и жизнь", N 5, 2007.

По заключению Минюста РФ данный документ в государственной регистрации не нуждается. - Письмо Минюста РФ от 28.12.2006 N 01/12008-АБ.

[15] Определение Конституционного Суда РФ от 15.01.2008 N 294-О-П

"По запросу Арбитражного суда Нижегородской области о проверке конституционности пункта 2 статьи 333.18, подпункта 20 пункта 1 статьи 333.33 Налогового кодекса Российской Федерации и пункта 4 статьи 16 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"; Постановления от 8 октября 1997 года N 13-П по делу о проверке конституционности Закона Санкт-Петербурга "О ставках земельного налога в Санкт-Петербурге в 1995 году", от 11 ноября 1997 года N 16-П по делу о проверке конституционности статьи 11.1 Закона Российской Федерации "О Государственной границе Российской Федерации", от 28 марта 2000 года N 5-П по делу о проверке конституционности подпункта "к" пункта 1 статьи 5 Закона Российской Федерации "О налоге на добавленную стоимость", от 20 февраля 2001 года N 3-П по делу о проверке конституционности абзацев второго и третьего пункта 2 статьи 7 Федерального закона "О налоге на добавленную стоимость".

[16] Постановления КС РФ от 18 февраля 1997 года N 3-П, от 11 ноября 1997 года N 16-П, от 28 марта 2000 года N 5-П.

[17] Шередеко Е.В., Симин В.Н. Уклонение от уплаты налогов: причины, способы и средства пресечения // Финансовое право. 2009.№ 1.

[18] Хаустов И.А. Налоговое планирование и уклонение от уплаты налогов – где эта грань? // Налоги (газета). 2009. № 47.

[19] Термин "оппортунистическое поведение" был введен О. Уильямсоном. Так называется недобросовестное поведение, нарушающее условия сделки или нацеленное на получение односторонних выгод в ущерб партнеру. Это понятие охватывает различные случаи лжи, обмана, бездельничанья на работе, манкирования взятыми на себя обязательствами и т.д. (см.: Williamson O.E. The economic institutions of capitalism: firms, markets, relational contracting. New York: Free Press; London: Collier Macmillan, 1985. 450 p.).

[20] Соловьев И.Н. Реализация уголовной политики в России в сфере налоговых преступлений: проблемы и перспективы: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 2004. С. 30.

[21] Шередеко Е.В., Симин В.Н. Уклонение от уплаты налогов: причины, способы и средства пресечения // Финансовое право. 2009.№ 1.

[22] См.: Ларютина И.А. Подходы зарубежных государств к разграничению понятий "избежание" и "уклонение" от уплаты налогов // Бюллетень "Коммерческое право". Вып. 12; Ястребов В.Г. Недобросовестность налогоплательщика и пределы налоговой оптимизации в праве зарубежных стран.

[23] Винницкий Д.В. Проблемы разграничения налогового планирования и действий, направленных на уклонение от налогообложения. Журнал российского права. 2006.№ 11.

[24] Подробнее см.: Быков С.С., Кутузова Е.С. Методы противодействия уклонению от уплаты налогов: классификация и проблемы применения // Известия Иркутской государственной экономической академии (Байкальский государственный университет экономики и права). 2012. N 4 // URL: http://eizvestia.isea.ru/reader/article.aspx?id=12879.)

[25] Хаустов И.А. Налоговое планирование и уклонение от уплаты налогов – где эта грань? // Налоги (газета). 2009. № 47.

[26] Винницкий Д.В. Проблемы разграничения налогового планирования и действий, направленных на уклонение от налогообложения. Журнал российского права. 2006.№ 11.



2




Сейчас читают про: