double arrow

Реабилитация военнослужащих и уволенных с военной службы


Социальная реабилитация военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы – одна из актуальнейших проблем современности, особенно в постсоветской России. Во вто­рой половине 1990-х годов учеными была проведена серия интервью с военнослужащими, уволенными в запас и отставку при сокращении контингента вооруженных сил. При этом, как отмечает Н.Г. Осухова, наиболее типичными высказываниями были:

· «Все безнадежно»;

· «Устал предельно. Ничего больше не могу, все надоело, все бессмысленно»;

· «Ничего не могу поделать, ни­чего не могу изменить»;

· «Я ощущаю себя мошкой, которую не­сет ветер, – в этой идиотской жизни от меня ничего не зависит»;

· «Я ничего не могу. Все, что я сейчас делаю, эти поиск работы, попытки наладить жизнь – все безнадежно и бесполезно. Все равно ничего не получится»;

· «Мы живем в никудышном мире»;

· «Выжали, как лимон, и выбросили на помойку подыхать»;

· «Весь мир ополчился против меня»;

· «Был бы сейчас автомат – перестрелял бы всех»;

· «Теперь я знаю: дружба, любовь – все это сказки для дураков. Каждый умирает в одиночку – я здесь никому не нужен»;

· «Одно желание осталось: чтобы меня не трогали, не доставали. Как я устал! Устал от упреков жены, от детей, от самого себя... Когда же это все кончится?»;

· «Помните у Высоцкого: Лечь бы на дно, как подводная лодка и сигналов не подавать? Вот-вот... И мне бы так... Да только жену и детей кормить должен...».

Все эти высказывания экзистенциального характера показывают, насколько сильную и глубокую травму приносит человеку, служившему в рядах вооруженных сил и уволенному в силу определенных обстоятельств, осознание того, что он больше не нужен, что порождает чувство беспомощности, покинутости, предательства, отверженности. Возникает неверие в свои силы, чувство вины, обесценивание своей личности, безнадежность, пустота, отчуждение от людей и самого себя, желание покончить жизнь самоубийством.

Исследование показало, что у 91,3 % бывших военнослужащих, обратившихся за помощью к психологу был очень высокий уровень личностной тревожности. Из них 89 % уволенных испытывали чувство стыда, вины перед семьей. Тревожность сопровождалась чувством отверженности, одиночества, страхом перед завтрашним днем, что компенсировалось ностальгическим стремлением уйти в мир прошлого.

Кроме того Н.Г. Осухова подчеркивает, что в переживаниях подобного рода происходит разделение жизненного мира на «большой» и «малый»: «И если «большой мир» (сюда входит деятельность государственных и политических структур, правоохранительных органов) однозначно воспринимался ими как «страшный», «опасный», «угрожающий», «агрессивный», «бездушный», «враждебный», «чужой», то восприятие «малого мира» (семьи, дома, детей) оказалось более сложным и неоднозначным. С одной стороны, он явно был противопоставлен «большому миру»: бывшие офицеры воспринимали его как «свой»; он символизировал для них такие вечные общечеловеческие ценности, как «теплота», «защита», «безопасность», «надежность» и т.д. С другой стороны, у части обследуемых было зафиксировано расхождение между «желаемым» и «реальным» малым миром, которое напрямую было связанно с особенностью внутрисемейных отношений, с реакцией их домашних на изменение социального статуса и материальных условий жизни семьи в связи с уходом мужчины в отставку» (Осухова Н.Г., 2005, С. 113-114). Все это лишний раз доказывает, насколько важной в данных условиях становится социальная реабилитация, которая в данном случае должна принимать форму социально-психологической поддержки и социальной помощи бывшим и действующим военнослужащим, а также членам их семей.

Для этого в России созданы специальные учреждения социального обслуживания. В качестве примера можно привести действующее с декабря 2001 года Государственное учреждение социального обслуживания Московской области «Областной центр социальной адаптации военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей», имеющее несколько филиалов и представительств в различных городах и района центральной России. Как подчеркивает директор учреждения С.В. Кочетков, Центр комплексно решает целую серию задач социальной реабилитации социальной защиты военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей:

· оказывает помощь в вопросах профессиональной ориентации, переподготовке и трудоустройстве военнослужащим, гражданам, уволенных с военной службы, и членам их семей;

· проводит юридические консультации;

· оказывает социально-психологическую поддержку;

· содействует в открытии малого бизнеса и в реализации ГЖС;

· работает с семьями военнослужащих, погибших при исполнении воинского долга;

· сотрудничает с органами военного управления, органами местного самоуправления, ветеранскими и общественными организации.

Среди формы работы Центра центральное место принадлежит приему граждан, проведение Дней социального обслуживания жителей военных городков, проведение ярмарок вакансий, в ходе которых оказываются консультационные услуги по профессиональной ориентации, профессиональной переподготовке, проведение обучающих семинаров, социологических исследований и др.

По данным руководства Центра, с среднем, ежемесячно в Центр, филиалы и представительства обращается около 200 человек. А всего со дня начала работы обратилось более 14 тыс., человек, которым оказано свыше 28 тыс. социальных услуг (Кочетков С.В., 2007, С. 15). Конечно, данные цифры, если даже учесть, что подобные центры имеются и в других регионах России, не являются обнадеживающими, поскольку число действующих и бывших военнослужащих, нуждающихся в социальной реабилитации гораздо выше. Одна только пресловутая «дедовщина», негласно существующая в армии является мощным психотравмирующим фактором. А подобных факторов в условиях несения военной службы множество. Все это указывает на необходимость более эффективной, постоянной и всесторонней социальной реабилитации действующих и бывших военнослужащих.


Сейчас читают про: