double arrow

Советская журналистика периода «оттепели» (1955–1965)


· Причины перемен и эволюция идеологической ориентации журналов и газет данного периода.

· Возобновление («Иностранная литература») и создание новых («Юность», «Нева»,«Наш современник», «Москва», «Дружба народов», «Литература и жизнь» и сменившая ее «Литературная Россия») и др.литературных изданий.

· Новые специализированные издания («Вопросы литературы», «Советский экран», «Музыкальная жизнь», «Театральная жизнь» и др.).

· Альманахи («Литературная Москва», «Тарусские страницы», «День поэзии»).

· Идеологические и эстетические расхождения литературно-художественных изданий – вот про расхождения я как-то упустила из виду в ответе, но в основном вроде всё сделала

· Вмешательство партийных инстанций в их деятельность.

Оттепель – динамика, свобода, особенно на контрасте с тем, что было при Сталине. Проиходило активное включение в жизнь страны при появлении свободы. В годы репрессий горизонтальные связи общения были разрушены, люди боялись. Доклад Хрущева о культе личности в 1956 делает следующее: десакрализация образа Сталина. Его доклад дает звонок журналистике, а потом и обществу – «можно говорить, критиковать», диалог возможен. После 1956 в СССР расцветает общественное сознание (тебя не посадят, могут лишь поругать). Появляются элементы автономности личности по отношению к государству. Важнейшую роль сыграла литературная журналистика: в несвободной стране политическая дискуссия выражается в виде иносказаний, и литератор приобретает философскую функцию – и в этой среде первые ростки свободы «оттепели» начинают проявляться литературной журналистике. Напр, журнал «Новый мир» (гл.ред. Твардовский) – относительно автономная от власти система журналистики и литературы.

Теперь подробнее:

В 1956 г. состоялся ХХ съезд КПСС, на котором Н.С.Хрущев в своем докладе разоблачил культ личности Сталина, осудил репрессии и другие перегибы в партийной политике сталинских времен. Это повлекло за собой изменения в политической жизни и в работе СМИ. Печать, радио, телевидение во второй половине 50-х гг. начинают более достоверно освещать реальное положение в стране, хотя по-прежнему они остаются под диктатом административно-командного управления. Журналистика стремится освободиться от прежних стереотипов, шаблонов, штампов, но создает новые. Она, как и раньше, приукрашивает действительность, затушевывает факты, невыгодно характеризующие жизнь и политику партии в нашей стране, продолжает манипулировать сознанием народа. Первые лица партии и государства показываются как верные ленинцы, преданные делу партии, образцы для подражания. А курс партии, ее решения – как единственно правильные. Кроме того, советская пресса работает в условиях противостояния Востока и Запада, в постоянном негласном соперничестве, в состоянии “холодной войны”. Это диктует и особый отбор материалов, пресса работает не просто с оглядкой на то, что скажет Запад, но и адресует свои материалы нередко не столько своей аудитории, сколько зарубежной. Такими были многие кампании в прессе в поддержку или в осуждение каких-то явлений в США: против вылазок расистской организации Ку-клукс-клан, против проявлений фашизма в Германии и деятельности неофашистов, в поддержку инакомыслящих в капиталистических странах. Но в целом происходит изменение характера выступлений в прессе. В ней можно найти более глубокий и реалистический анализ общественно-политической и хозяйственной жизни.

Происходят изменения и в структуре СМИ.

Возобновляется издание («Иностранная литература») и происходит создание новых («Юность», «Нева»,«Наш современник», «Москва», «Дружба народов», «Литература и жизнь» и сменившая ее «Литературная Россия») литературных изданий.

«Иностранная литература»- ежемесячный литературно-художественный журнал. Был основан в 1891 году. Первоначально выходил под названием «Вестник иностранной литературы». Под современным названием печатается с июля 1955 года (ранее издавался журнал «Интернациональная литература») – продолжение давней традиции. Цель ИЛ - знакомить советского читателя с новинками зарубежной литературы. Такой журнал под названием «Интернациональная литература» уже существовал в 1933–1943 годах, но был закрыт за «протаскивание чуждых идей и воспевание буржуазного образа жизни». Главным редактором «Иностранной литературы» был назначен писатель Александр Чаковский. Журнал был чрезвычайно популярен у советских читателей. Это был единственный в России журнал, знакомивший читателя с новинками зарубежной литературы, по выражению Иосифа Бродского, "окно в Европу, Америку, Азию, Африку и вообще во все полушария".В журнале впервые заговорили по-русски У. Голдинг , Джон Апдайк , Сартр, Эжен Ионеско , Кафка , Том Вулф , Генри Миллер , Сэлинджер , Умберто Эко , Грэм Грин Хулио Кортасар, Павич и др. Люди передавали журнал друг другу, записывались в очередь и месяцами ждали, когда зачитанный до дыр журнал дойдет до них.

«Юность» - литературно-художественный иллюстрированный журнал для молодёжи. Выходит в Москве с 1955 года.Журнал был основан по инициативе Валентина Катаева, который и стал первым главным редактором, с февраля 1962 редактор Б. Полевой. Журнал адресован главным образом молодёжи, что определяет в значительной мере его тематику. Среди авторов "Ю." — А. Твардовский, К. Симонов, О. Берггольц, Ю. Нагибин, И. Друцэ, Б. Ахмадулина, В. Быков, Б. Васильев, В. Титов, Б. Слуцкий, В. Аксенов, А. Битов, А. Вознесенский, А. Рекемчук, Е. Евтушенко, С. Антонов, Р. Рождественский, А. Рыбаков, Ф. Искандер и другие.

«Нева» - литературный журнал, издается в Ленинграде — Санкт-Петербурге) с апреля 1955 г. Основан на базе выходившего до этого «Ленинградского альманаха» в качестве официального органа Ленинградской писательской организации. Помимо поэзии, прозы, публицистики и литературной критики журнал печатал переводы из литературы социалистических стран. Главные редакторы: Черненко (1955—1957)Воронин (1957—1964) Попов (1964—1978) Хренков (1979-1984) Никольский (1985—2006) Гранцева (с 2007)

«Наш современник» - Предшественником журнала был альманах «Год …», вы­ходивший в 1933—1937 и 1949—1955 от 1 до 4 раз в год, под ежегодно меняющимся названием: от «Год XVI» (1933) до «Год XXXVIII» (1955) (от­счёт лет — от Октябрьской революции). С 1956 альманах выходил под названием «Наш современник» 4-6 раз в год. С 1964 это ежемесячный журнал. Редакторы оттепели - Полторацкий, Зубавин.

Литература и жизнь — литературная газета, орган правления СП РСФСР. Выходила 3 раза в неделю с 6 апреля 1958 до конца 1962 года. Публиковала прозу, стихи, литературно-критические статьи. Реорганизована в еженедельник «Литературная Россия». Редакторы: Полторацкий, Поздняев.

Появляются новые специализированные издания («Вопросы литературы», «Советский экран», «Музыкальная жизнь», «Театральная жизнь» и др.).

«Вопросы литературы» - российский журнал по истории и теории литературы. Издается в Москве с 1957. «Советский экран» - иллюстрированный журнал, выходивший раз в две недели с 1925 по 1998 год (с перерывами в 1941—1956 гг.) и др издания.

Выходят альманахи («Литературная Москва», «Тарусские страницы», «День поэзии»). «Литературная Москва» - литературный альманах. Вышел в 1956 двумя выпусками (под редакцией М.И. Алигер, А.А. Бека, В.А. Каверина, Э.Г. Казакевича, К.Г. Паустовского, В.Ф. Тендрякова и др.). Среди публикаций альманаха стихи Н.А. Заболоцкого, М.И. Цветаевой (с предисловием И.Г. Эренбурга; фактически первая после долгого перерыва публикация произведений поэтессы в СССР), статьи М.А. Щеглова «Реализм современной драмы», Л.К. Чуковской «Рабочий разговор (заметки о редактировании художественной прозы)». «Литературная Москва» стал первой попыткой группы московских писателей вырваться из-под партийно-государственной опеки над литературой. Материалы альманаха вызвали ожесточённую критику со стороны официальных литературных кругов, после чего его выпуск был прекращён.

В 1960 году в СССР издается 4 тысячи журналов, но подписка на многие особенно интересные остается ограниченной. Газет тогда же выходило около 3 тысяч общим тиражом 20 тысяч экземпляров, подписка на них была неограниченной. Но тиражи и уровень подписки скорее свидетельствовали о дисциплинированности членов КПСС, чем об их интересе к чтению газет и журналов.

Но все же разоблачение культа личности Сталина породило в нашей журналистике особый период, который называется “оттепелью” шестидесятых, а его участников – “шестидесятниками”. СМИ этого периода, особенно журналы, стали более терпимыми, человечными, тематика их публикаций приблизилась к реальной жизни. Стало возможным высказывать ранее не поощрявшиеся идеи. Публиковать произведения, показывающие не упрощенную идеологизированную схему жизни, а рисующие сложности и противоречия бытия, поднимающие проблемы нравственного выбора. Среди газет наиболее заметно эти тенденции прослеживаются в газетах “Правда” и “Известия”. Большую роль в этом процессе сыграли “толстые” журналы - прежде всего “Новый мир” во главе с А.Твардовским. В нем были напечатаны знаковые для эпохи произведения А.Солженицына, А.Твардовского и других писателей. Их читали с большим интересом. Но эпоха относительного свободомыслия продолжалась недолго.

НОВЫЙ МИР, литературно-художественный и общественно-политический журнал, начал выходить в Москве с 1925 на базе газеты «Известия».

Гл.ред. в интересующий нас период:

К. М. Симонов (1946—1950, 1954—1958)

А.Т. Твардовский (1950—1954, 1958—1970)

Когда повеяло воздухом «оттепели», «Новый мир» отреагировал статьями, размышлениями о проблемах культуры Владимира Померанцева, Марка Щеглова, Федора Абрамова, Михаила Лившица.

«Новый мир» считался интеллигентнее, «академичнее» других изданий. Лидирующие позиции журнал имел главным образом в прозе. Не случайно роман Василия Гроссмана «За правое дело» и повесть Виктора Некрасова «В окопах Сталинграда» появились именно в «Новом мире» (1952 и 1954). Симонов опубликовал роман Владимира Дудинцева «Не хлебом единым» (1957) – скромный по художественным достоинствам, но неприкрыто полемичный. Вскоре было решено было дать новый шанс Твардовскому как редактору. Твардовский почувствовал, что наступило его время. Надо было напечатать как можно больше живых свидетельств эпохи, открыть новые имена, поднять целые исторические пласты, связанные со всей русской культурой. Журнальный портфель переполняли рукописи самого актуального характера, там были повести Сергея Залыгина, Владимира Войновича, Чингиза Айтматова, эмигрантские стихи Цветаевой, рассказы русского «нобелевца» и тоже эмигранта Ивана Бунина, дневники, записки, мемуары врачей, министров, театралов, а иногда и служителей церкви. Солженицын «Один день Ивана Денисовича» - Твардовский загорелся желанием напечатать рукопись, хотя и понимал, что советская литература не допускала подобной откровенности. До самого последнего момента Твардовский не до конца верил, что победа возможна. Солженицын показывал лагерную жизнь как обыкновенную, привычную, причем рассматривая ее цепкими крестьянскими глазами, привыкшими замечать всякую малую деталь. Твардовский передал рукопись Никите Хрущеву и тот решил: «В печать». Подписывая номер с «Одним днем...», Твардовский в перспективе подписывал собственный приговор как Главному редактору, бойцу и человеку – все три ипостаси были в нем неразделимы. Отныне он становился заложником литературной и человеческой судьбы Солженицына. В ноябре 1962 «Новый мир» открылся Одним днем Ивана Денисовича (Твардовский сумел отстоять уже в борьбе с автором это название взамен Щ-282, зэковского номера Солженицына). Позиция журнала вдохновлялась Одним днем... как фактом, но этот же факт ее и раскалывал. Большая часть сотрудников «Нового мира» считала себя наследниками революционных демократов, а Солженицын шел гораздо дальше.

«Деревенщиков» «Новый мир» также печатал, но с более строгим отбором. Шукшин, Можаев чувствовали себя неплохо и на его страницах, Василий Белов появлялся реже. Литературные критики «Нового мира», у которых Маркс и Ленин сохраняли силу авторитетов, пыталась не особо выделять «деревенскую» тему. «Новому миру» приходилось отбиваться и от нападок других журналов – например, «Октября», особенно же – «Молодой гвардии». Впрочем «Новый мир» не оставался в долгу. Так, заместитель Твардовского, критик Андрей Григорьевич Дементьев, обвинял в одной из своих статей «Молодую гвардию» за аполитичность.

Какие бы оценки ни давались последнему десятилетию Твардовского в «Новом мире», это, бесспорно был, самый яркий период журнала. Его лицом были критика и проза. Стихи занимали подчиненное место. Сам Твардовский исповедовал в своей поэзии слово неброское, точное, близкое к прозаическому, и круг его авторов определяли поэты Владимир Корнилов, Наум Коржавин, Борис Слуцкий, Константин Ваншенкин, считавшиеся мастерами «строгого реализма».

ИЗВЕСТИЯ. В череде известинских руководителей одно из самых почётных мест принадлежит, безусловно, Алексею Ивановичу Аджубею – главному редактору «Известий» с 23 мая 1959 по 14 октября 1964 гг. Он стал ярчайшим реформатором советской журналистики. Характеризуя «Известия» на момент прихода в редакторский кабинет Аджубея, отдавший газете 27 лет своей жизни журналист Владимир Надеин не без иронии пишет: «Даже в ряду рвотной сталинской печати наше издание считалось презренным. «Правда» выделялась суровой палаческой статьей. «Комсомолка» не знала устали в беззаветном вранье. Козырной картой «Известий» была скука. Особый известинский шарм состоял в том, чтобы говорить крутые банальности круто банальными словосочетаниями»… Аджубей отправил всё в разбор и приказал принести материалы, не публиковавшиеся из-за их остроты. С этого «пласта» и началось решение главной задачи – пробудить человеческие чувства, найти прямые выходы не к уму, а к душе читателя...

Не забывал Аджубей и про типографию. Для него ничего не стоило сбегать лишний раз к талеру и лично проконтролировал верстку, что-то поправить прямо на месте, что-то и вовсе переделать… Очевидцы утверждают, что он никогда не упускал случая послушать рассказы старых верстальщиков, которые делали еще сытинскую «Копейку». Не с тех ли рассказов начинались многие его новации?.. Взять для примера тот же «сенсационный стиль», составлявший стержень сытинских изданий и прежде всего «Русского слова». Не случайно, думается, именно Аджубей стал первым советским журналистом, который встретился с президентом Кеннеди и с Папой Иоанном XXIII.

Пленум ЦК 14 октября 1964 года одним решением снял с работы Хрущева и Аджубея. Отклик одной из японских газет отличался специфическим юмором: портрет Никиты Сергеевича и пояснение под ним – «Первый секретарь ЦК, освобожденный от должности в связи с ухудшившимся состоянием здоровья»; рядом – портрет Алексея Ивановича с подписью: «Бывший главный редактор «Известий», освобожденный от должности в связи с ухудшившимся состоянием здоровья Хрущева». Аджубей сделал центральную молодежную газету страны совсем другой, интересной и не заштампованной. Правительственная газета получила в то время ошеломляющий рейтинг, ее читали и перечитывали, писали письма с предложениями, делились наболевшим.

Он был зятем первого лица страны, Н.С.Хрущева. Конечно, из-за положения мог экспериментировать со своими идеями, вводить ранее не опробованные никем жанры, формы, создавать новый вид издания, который соответствовал его личному видению газетной формы. Ушел он от нас безвременно, в 1993 г. "Московский комсомолец" в некрологе не нашел других слов для этого человека-эпохи, кроме: "Умер зять Хрущева...", Такой ограниченный подход к масштабной фигуре отечественной журналистики – непростительное легкомыслие.

17) НОВЫЙ МИР И ОКТЯБРЬ: ПРОТИВОСТОЯНИЕ (ЧУЖОЙ ПРОТИВ ХИЩНИКА 2)

"Шестидесятые". Предпр. пропытка усове ршенствовать режим, не меняя его основ. Постоянные рецидивы насилия, репрессий в духовной жизни, л-ре, издевательства над людьми. Интерес к истории отечества, философским учениям Запада, Востока и самой России. Возрос интерес к поэзии, л-ре, новая плеяда писателей. Евтушенко, Вознесенский, Рождественский, Аксенов, Вампилов. "Один день Ивана Денисовича" Солженицына, "Теркин на том свете" Твардовского. Это был 1 шаг возвр. России к нормальному существованию. Особая роль в этом - ж-л "Новый мир" под ред. А. Твардовского. С сердины 50-х возникали и возродились журналы - "Москва", "Юность", "Молодая гвардия" (возобновлен), "Нева" (возобновлен вместо "Ленинград"). Вновь у журналов стало появляться собственное лицо, позиция, различие в направлении, эстетическая и даже духовная программа, расхождения во взглядах на общество и литературу. Особенно четко противостояние журналов "Новый мир" и "Октябрь". Воинствующие выступления против обновления, за прежнюю жизнь и образ мысли. "Новый мир" 60-х гг. явление незаурядное. Оказавшись в силовом поле Твардовского, журнал "Новый мир" поднялся на новый уровень. Публ. в «Н.м.» служ. верн. знаком качества для прозы. Многообразие и новизна худ. решений. На стр. "Н.м." в 60-е появл. все новации ("1 день Ив. Денис." и "Матренин двр" С. Пов-ть Залыгина "На Иртыше). Существование ж-ла было непрерывной борьбой. Нужно яростно и непрерывно сражаться с цензурой. "Н.м." доказывал, что еще есть тв-во, что м. быть верным правде и себе, не мириться с несправедливостью и возвысить голос на всю страну, служа л-ре, а не партии. Разгром редакции "Н.м." и был знаком полного окончания оттепели и обновления. 70-е годы. оч. плодотворн. время в л-ре. Трифонов, Искандер, Битов, Шукшин, Белов. Нач. возвр. все богатство нравствен., психолог., духовн. пробл., кот. б и остаются реальным содержанием бытия. В 70-е вновь они увидели в народе совокупность людей, живущих кажд. собств. жизнью, проблемы этих людей не менее важны чем государственные проблемы эк., политики. Этим привл. проза Шукшина. Главн. в расск. Ш. - умение видеть действительность в многообразии характеров. Он как бы утверждал право каждого на непохожесть. Ш. обр. к людям до сих пор составлявшим русск. народ. "Обида». Все публ. в "Новом мире".

«Октябрь» — российский литературно-художественный журнал, издающийся с мая 1924 года.

У истоков его формирования стояли А.Серафимович, Д.Фурманов, А.Фадеев. Членами редколлегии были М.Шолохов, Ю.Лебединский, 
М.Светлов, А.Афиногенов, Б.Горбатов, А.Сурков.
 Журналом руководили Ф.Панферов, В.Кочетов, А.Ананьев. 
С конца 2001 года главный редактор - Ирина Барметова.


"Октябрь" возник как орган Московской ассоциации пролетарских писателей /МАПП/. Однако платформа журнала была достаточно широкой, в нем публиковались писатели самые разные: В.Маяковский, А.Платонов, С.Есенин, Ю.Олеша, М.Зощенко, М.Пришвин, М.Светлов, А.Гайдар, К.Паустовский. Многое из напечатанного "Октябрем" в 20-30-е годы и поныне остается яркими страницами отечественной литературы.

Редакторы:

Серафимович (1926—1929)

Фёдор Панфёров (1931—1954 и 1957—1961)

Михаил Храпченко (1954—1957)

Всеволод Кочетов (1961—1973)

Анатолий Ананьев (1973—2001)

В годы руководства журналом Панфёрова и Кочетова на его страницах печатались консервативные произведения, написанные в жанре социалистического реализма, произведения либерального духа не допускались. Впрочем, и сам Панфёров был на три года отстранён от руководства за публикацию статьи Петра Вершигоры, в которой подчёркивался народный характер партизанского движения — в этом усмотрели умаление партийного руководства. В 1969 г. в журнале был опубликован роман Кочетова «Чего же ты хочешь?», в откровенной форме направленный на реабилитацию И. В. Сталина.

С середины семидесятых годов направление "Октября" приобретает все более выраженный гуманистический характер. Примером тому может служить публикация остросоциальной повести "Печальный детектив" В.Астафьева, которую другие журналы публиковать не решились. Такую же гражданскую смелость и принципиальную позицию продемонстрировал журнал, и когда напечатал роман "Тяжелый песок" А.Рыбакова. Эта публикация вызвала огромный резонанс среди прогрессивной общественности и широких кругов читателей и надолго поссорила журнал с литературно-чиновничьей критикой. Но журнал продолжал печатать таких "неудобных" для власти авторов, как А.Адамович, Б.Ахмадулина, Г.Бакланов, Б.Васильев, А.Вознесенский, Е.Евтушенко, Ф.Искандер, В.Маканин, Ю.Мориц, Ю.Нагибин, М.Рощин, Ю.Черниченко.

Такая позиция редакции поставила журнал в ряд изданий, которые по мере возможностей пытались нести в общество новые, демократические идеи. С сочинениями А.Д. Сахарова, А. Авторханова, М.Восленского, А. Деникина российские читатели впервые знакомились благодаря "Октябрю".

40-летнее руководство коммунистических ортодоксов Федора Панфёрова и Всеволода Кочетова создало журналу репутацию крайне консервативного издания, борющегося со всеми либеральными веяниями. Впрочем, и сам Панфёров был на три года отстранён за публикацию статьи Петра Вершигоры, в которой подчёркивался народный характер партизанского движения — в этом усмотрели умаление партийного руководства.
Особо ярко выраженная антидемократическая позиция сформировалась при В.А. Кочетове, в его борьбе с «шестидесятниками», олицетворением которых стал журнал «Новый мир» во главе с А.Т. Твардовским.
Осенью 1969 года в трех номерах журнала «Октябрь» был напечатан роман Всеволода Кочетова «Чего же ты хочешь?» .
22 сентября 1969 года Твардовский записал в своём дневнике: «Дементьев вычитывал мне некоторые места из новой штуки Кочетова. Устами положительного отца разъясняется положительному сыну, что едва ли не первым условием нашей победы была ликвидация пятой колонны, то есть 37-й и 39-й годы. В чьих-то ещё устах сетования о голубе, заменив<шем> серп и молот. Намёки, «личности», подсказки, науськивания. И вместе с тем едва прикрытое («Я не тебя имею в виду, ты понимаешь меня») неприятие нынешнего руководства (или части его), которое, мол, «ни либералы, ни консерваторы. Отчётливый призыв к смелым и решительным действиям по выполнению и искоренению «отдельных», то есть людей из интеллигенции, которые смеют чего-то там размышлять, мечтать о демократии и пр. Очень сходное всё с тем, что говорил Щербина («наш КГБ – богадельня», «поставить 1 миллион к стенке – и всё будет ясно и спокойно»). Это уже никакая не литература, даже не плохая, – это общедоступная примитивно-беллетристическая форма пропаганды подлейших настроений и «идей» с ведома и одобрения. Дементьев говорит, что уже в киосках не достать № 9 «Октября»; давал мне чистый (без подчерков Лакшина и др.). Лакшин, говорит Дементьев, считает, что если это не будет обрублено в печати, то через два (?) года нам быть на виселице». Твардовский оказался прав в своих прогнозах : в феврале 1970 года он вынужден был оставить пост главного редактора «Нового мира», а в декабре 1971 года - скончался.

После замены Твардовского и его редакции подобные события произошли в "Молодой гвардии" и "Юности", а в 1973 году сменился главный редактор "Октября", потому что застрелился Кочетов — не смог жить ортодоксальный сталинист. Сама власть отказывалась терепеть разномыслие интеллигенции. Произошло единовременное прекращение публичной общественной полемики по всем направлениям и вопросам.

"Новый мир" ведет свою историю с 1925 г.,когда в маевышел первый номер. Это издание всегда считалось лидером среди "толстых" журналов. Здесь печатались лучшие произведения литературы, выступали самые авторитетные критики, литературоведы.

Первыми редакторами журнала были А.В. Луначарский, Ю.М. Стеклов, которого вскоре сменил И.И. Скворцов-Степанов. В 1926 г. ответственным редактором становится В.П. Полонский (до 1931 г.). В числе последующих редакторов - Н.М. Гронский (1932-37), В.П. Ставский (1937-41), В.Р. Щербина (1941-46), К.М. Симонов (1946-50; 1954-58), А.Т. Твардовский (1950-54; 58- ).

В "Новом мире" печатались многие молодые поэты - Свеклов, Голодный, Васильев, Уткин, Кирсанов и др. Из прозаиков стоит назвать Ю. Домбровского, Ю. Трифонова, Ф. Абрамова, М. Пришвина, М. Шолохова, В. Иванова и др. За прозой росла критика и публицистика тогдашнего журнала.

И можно сказать, что в то время "Новый мир" не знал конкуренов среди периодической печати. Действительно, для поколения "шестидесятников" журнал Твардовского был в какой-то мере точкой опоры.Он стремился поднять уровень человеческих и общественных отношений, литературно-эстетический уровень.

Стоит отметить, что "Новый мир" - журнал традиционного направления. Если другие журналы охотно печатают вещи модернистские, сенсационные, не всегда качественные, то "Новый мир" старается этого избегать. Этот журнал соблюдает верность реалистической литературе классического направления.Чтобы молодому начинающему писателю, поэту быть напечатанным в "Новом мире" нужно иметь одно - достаточно высокий художественный уровень призведений.

10 августа 1954 года было проведено заседание партийной группы правления ССП СССР по рассмотрению решения секретариата ЦК КПСС «Об ошибках журнала „Новый мир“». На нем присутствовало 56 коммунистов, в основном членов Правления. Твардовского и его помощников – Дементьев и Смирнова – обвиняли в ошибочности позиций журнала и идейной вредности поэмы «Теркин на том свете», ведь именно в этой поэме Твардовский пересматривает свои взгляды на И. Сталина и сталинизм. Однако руководители журнала до последнего времени не желали признавать допущенных ими ошибок. Твардовский заявил, что «Теркин на том свете» - дорогое для него детище. ЦК посоветовал Писателю уничтожить это произведение.

После этого события Твардовский покидает пост главного редактора на четыре года, его место снова занимает К.М. Симонов.

В 1958 году Александр Трифонович возвращается к руководству журнала.

Во второй период редакторства Твардовского в «Новом мире», особенно после XXII съезда КПСС журнал стал прибежищем антисталинских сил в литературе, символом «шестидесятничества», органом легальной оппозиции советской власти.

Новая направленность журнала (либерализм в искусстве, идеологии и экономике, прикрывающийся словами о социализме «с человеческим лицом») вызвала недовольство не столько хрущёвско-брежневской партийной верхушки и чиновников идеологических отделов, сколько так называемых «неосталинистов-державников» в советской литературе. В течение нескольких лет велась острая литературная (и фактически идеологическая) полемика журналов «Новый мир» и «Октябрь» (главный редактор В. А. Кочетов, автор романа «Чего же ты хочешь?», направленного в том числе и против Твардовского). Стойкое идейное неприятие журнала выражали и патриоты-«державники».

Тогда в журнале идеологический либерализм сочетался с разумным консерватизмом. Твардовский холодно относился к модернистской прозе и поэзии, отдавая предпочтение литературе, развивающейся в формах классического реализма. «Новый мир» вступал в дискуссии с другими печатными изданиями. Особенно интересная полемика возникла с журналом «Октябрь» на почве противостояния поклонников и противников неосталинизма. Шли споры с «Юностью», где преобладало засилье литераторов, именуемых «шестидесятники». В 1967 г. в прессе по приказу «сверху» началась кампания против «Молодой гвардии». «Новый мир» тогда тоже присоединился к нападкам на этот журнал.

В 1968 году в журнале появляется очерк Валентина Овечкина «Районные будни», освещавший и критиковавший положение деревни и сельского хозяйства. В рамках этой переоценки Твардовский, получает разрешение Хрущева на публикацию рассказа «Одного дня Ивана Денисовича» А. Солженицына. А вот повести «В круге первом» и «Раковый корпус» ему все же не разрешили публиковать. В это время в литературный обиход вошел одобрительный термин «новомирская проза» - т.е. проза остро-социальная и художественно значимая. Публикация произведения в «Новом мире» означала признание и вместе с тем новый поворот в творческой судьбе автора. Твардовский, как главный редактор, всегда мужественно отстаивал право журнала на публикацию каждого по настоящему талантливого произведения. Александр Твардовский был удостоен многих высоких наград и званий - он был лауреатом Ленинской премии и четырежды лауреатом Государственной премии, награжден орденами и медалями, был депутатом Верховного Совета РСФСР нескольких созывов, кандидатом в члены ЦК КПСС, секретарем Союза писателей СССР. И несмотря на все эти регалии и награды, ему приходилось испытывать на себе давление консервативных сил. И когда наступил конец так называемой «хрущевской оттепели», для журнала и для самого Твардовского вновь настали сложные времена. Журнал постоянно ругали за «очернительство», «искажение истории», «критику колхозного строя» и т.д. Твардовского перестали избирать в государственные и партийные органы.

«Один день Ивана Денисовича» связан с одним из фактов биографии самого автора - Экибастузским особым лагерем, где зимой 1950-51 г. на общих работах был создан этот рассказ. Главный герой рассказа Солженицына - это Иван Денисович Шухов, обычный узник сталинского лагеря. В этом рассказе автор от лица своего героя повествует о всего одном дне из трех тысяч шестисот пятидесяти трех дней срока Ивана Денисовича. Но и этого дня хватит чтобы понять то, какая обстановка царила в лагере, какие существовали порядки и законы, узнать о жизни заключенных, ужаснуться этому. Лагерь - это особый мир, существующий отдельно, параллельно нашему. Здесь совсем другие законы, отличающиеся от привычных нам, каждый здесь выживает по-своему. Жизнь в зоне показана не со стороны, а изнутри человеком, который знает о ней не понаслышке, а по своему личному опыту. Именно поэтому рассказ поражает своим реализмом.

Такая позиция журнала вызвала недовольство неосталинистов. В течение нескольких лет велась литературная полемика журналов "Новый мир" и "Октябрь" (редактор Вс. Кочетов). После снятия Хрущева в прессе (журнал "Огонёк", газета "Социалистическая индустрия") была проведена кампания против "Нового мира". Ожесточенную борьбу с журналом вел главлит, систематически не допускавший к печати самые важные материалы. Поскольку формально уволить Твардовского руководство Союза Писателей не решалось, последней мерой давления на журнал было снятие заместителей Твардовского и назначение на эти должности враждебных ему людей. В феврале 1970 года Твардовский был вынужден сложить редакторские полномочия, коллектив журнала ушел вместе с ним. Редакция была, по сути, разгромлена.

В «Новом мире» идеологический либерализм сочетался с эстетическим традиционализмом. Твардовский холодно относился к модернистской прозе и поэзии, отдавая предпочтение литературе, развивающейся в классических формах реализма.

В 11-м номере журнала «Новый мир» за 1962 год была опубликована повесть никому не известного автора «Один день Ивана Денисовича». Это был тот редкий в литературе случай, когда выход в свет художественного произведения в короткий срок стал событием общественно-политическим.

“Повесть «Один день Ивана Денисовича» прожила в нашей литературе всего год, — писал критик «Нового мира» В.Я. Лакшин, — и вызвала столько споров, оценок, толкований, сколько не вызывала за последние несколько лет ни одна книга. Но ей не грозит судьба сенсационных однодневок, о которых поспорят и забудут. Нет, чем дальше будет жить эта книга среди читателей, тем резче будет выясняться её значение в нашей литературе, тем глубже будем мы осознавать, как необходимо было ей появиться. Повести об Иване Денисовиче Шухове суждена долгая жизнь” Новизна героя Солженицына, который мало соответствовал общепринятым представлениям о “строителе коммунизма”, понравилась далеко не всем советским критикам. 
Зачитаем мнение критика Н.Сергованцева: “Автор повести пытается представить его примером духовной стойкости. А какая уж тут стойкость, когда круг интересов героя не простирается дальше лишней миски «баланды»” (журнал «Октябрь», 1963).

50-е— 60-е годы характеризуются стремительным возрастанием роли толстых литературных журналов. Особенно велика была роль тех журналов, которым удавалось сохранять свой, отличный от других, курс на протяжении долгого времени, таких как «Новый мир» А. Твардовского и его основной оппонент — возглавляемый В. Кочетовым «Октябрь». Противостояние этих двух журналов явилось конфликтом двух лагерей — реформистского и ортодоксального.«Октябрь» с большой неохотой участвовал в политике десталинизации, а к середине 60-х уже открыто призывал к восстановлению сталинских порядков. В то же время, — идеологический догматизм журнала В. Кочетова не исключал появления на страницах «Октября» выдающихся литературных произведений: в журнале печатались В. Шукшин и Н. Рубцов, Э. Казакевич опубликовал в нем «Синюю тетрадь», членом редколлегии и постоянным автором журнала был В. Максимов. Основной тон, конечно, задавали не они: журнал переполняли сомнительного литературного качества эпопеи о революции и его вождях, написанные авторами «средней руки», и пространные рассуждения о социалистическом реализме критиков-ортодоксов во главе с Д. Стариковым. К концу 60-х выделилось новое направление — патриотическое — вокруг редактируемого А. Никоновым журнала «Молодая гвардия».

«Обращает на себя внимание и тот факт, что в 50-е - 60-е годы существенно возросла роль главного редактора, который стал фактически самостоятельно подбирать кадры и определять редакционную политику. Не случайно, их смена часто приводила к радикальному изменению курса (так было, например, с «Молодой гвардией», когда А. Никонов сменил А. Пришвина, и с «Октябрем», когда В. Кочетов сменил Ф. Панферова)». Применительно к «Новому миру»: «Подбор кадров в немалой степени способствовал утверждению гражданской позиции журнала», к основным компонентам которой относит «участие в защите писателей, борьбу с цензурой, публикацию художественных произведений остросоциальной направленности».

Вопрос такой: почему Александр Исаевич Солженицын в свое время отдал "Ивана Денисовича" именно в "Новый мир"? Значит, у "Нового мира" уже такая аура была, такой за ним шел шлейф либерального журнала, что он из всех остальных российских изданий выбрал именно этот?

Во-первых, рукопись принес туда Лев Зиновьевич Копелев. Он принес в "Новый мир", потому что именно тогда Кочетов был назначен главным редактором журнала "Октябрь" в начале 60-х годов, и уже тогда была очень острая полемика между этими двумя журналами. Тогда "Знамя" старалось занимать более ли менее центристскую позицию, "Октябрь" - чрезвычайно реакционную, а "Новый мир" был в сознании интеллигенции и читателя главным либеральным изданием эпохи. Именно поэтому туда Солженицын через Копелева и передал свою повесть.


Сейчас читают про: