double arrow

Тема III

ОСНОВА СЛОВА.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ В ОСНОВАХ СЛОВ

План:

  1. Понятие основы как структурного элемента слова.
  2. Членимость основы.
  3. Исторические изменения в основах слов.

Литература по теории

основная:

1. Шанский Н. М., Тихонов А. Н. Современный русский язык, ч.II. – М.: Просвещение, 1981. – С. 53-61.

2. Земская Е. А. Современный русский язык. Словообразование. – М.: Просвещение, 1973. – С. 44-61; 2-е изд., испр. и доп. – М.: Флинта: Наука, 2005. – С. 46-77.

дополнительная:

1. Немченко В. Н. Основные понятия морфемики в терминах. – Красноярск: КГУ, 1985.

Упражнения:

к 1-му вопросу – 63, 65;

ко 2-му вопросу – 67, 71, 73, 77;

к 3-му вопросу – 79 (б), 80, 83, 84, 85+ вопросы для самопроверки.

I. Понятие основы как структурного элемента слова

Оперируя понятием «основа», надо понимать, что анализу может быть подвергнуто слово как в исходной форме, так и в одной из его грамматических форм, образованной с помощью формообразующих аффиксов.

В исходной форме основа слова – это часть слова без окончания. Например, в прилагательном умный значение признака выражает часть слова умн-. От этого слова могут быть образованы формы сравнительной и превосходной степени: умнее и умнейший, форма степени качества – преумный. Эти формы включают значение слова, выраженное основой слова умн- (в данном случае «признак») + значение, которое привносится в слово формообразующим аффиксом. Например, в форме превосходной степени умнейший значение «признак, проявленный в максимальной степени» выражает часть умнейш- – это основа словоформы, в пределах которой выделяется основа слова, то есть основа слова – это часть слова без окончания и формообразующих аффиксов.




В мотивированном слове основа обязательно производная, в пределах которой выделяется основа производящая и словообразующие аффикс(ы). Так, в слове умный основа слова умн- включает производящую основу ум- и словообразующий суффикс -н-, то есть производная основа обязательно членится.

II. Членимость основы

В немотивированном слове основа, как правило, непроизводная и нечленимая: комната, окно, стол и др. В производных словах основа соответственно производная и членимая: комнат-н-ый, под-окон-ник, на-столь-н-ый и др.

Однако в русском языке есть слова, не связанные мотивационными отношениями с другим словом, но, тем не менее, основа в них членится: ул-иц-а, тряп-к-а, ут-к-а и др.



С учетом всего сказанного членимые слова распределяются на 3 группы:

1) слово имеет корень, встречающийся в других словах, и аффикс, встречающийся в других словах: салат-ов-ый – салат, кремовый.

Такие слова имеют 1-й степень членимости;

2) слово имеет корень, встречающийся в других словах, и унификс:

а) 2-я степень членимостихарактерна для слов, в которых аффикс уникален только по форме: пас-тухпасти, борец;

б) 3-я степень членимостихарактерна для слов, в которых аффикс уникален и по форме, и по содержанию, то есть абсолютно уникален: стеклярус – стекло, -ярус?, курносый – нос, кур-?

3) слово имеет связанный корень (радиксоид) и регулярный аффикс:

а) 4-ая степень членимостихарактерна для слов, имеющих прозрачную внутреннюю форму: костяника, черника, ежевика;

б) 5-ой степенью членимостихарактеризуются слова, в которых значение радиксоида на синхронном срезе не объяснимо: калина, малина.

При этом необходимо отметить, что слова со связанными корнями могут иметь и 1-ую степень членимости при условии, что такое слово входит в двойной ряд соотношений, например, в слове махинация выделяется и суффикс -ациj(а) (он представлен в других словах: изоляция, ассоциация и т.д.), и корень махин-, поскольку он представлен в слове махинатор.

Итак, слова 1, 2, 3 степени членимости – производные и членимые, слова 4 и 5 степени членимости – членимые и непроизводные, то есть понятие членимости является более широким, чем понятие производности.

III. Исторические изменения в основах слов

Слова 4 и 5 степени членимости имеют основы, которые на современном этапе развития языка членятся не так, как в истории образования и начального функционирования этих слов. Так, слово бледный в свое время членилось на корень блед- и суффикс -н-; в слове заноза выделялась приставка за-; слово солнце имеет праславянский корень *sъlnь «солнце», который был свободным (ср. солнышко).

Все исторические изменения в основах слов произошли в результате таких процессов, как опрóщение, усложнение, переразложение, декорреляция, диффузия, замещение морфем, афеза.

I. Опрóщение[18] (морфологическая абсорбция, деэтимологизация, перемещение морфологических узлов слов) – это изменение морфемной структуры слова, при котором ранее производная и членимая на морфемы основа перестает члениться.

В процессе опрощения можно выделить две стадии – опрощение полное и неполное.

Неполное опрощение– это процесс, в результате которого слово перестает члениться на морфемы, но сохраняет следы былой производности: корица, порошок, черепица. Этот тип опрощения свойственен словам 4-й степени членимости.

При полном опрощении слова, утратившие способность члениться на морфемы (5-я степень членимости), воспринимаются как лексемы со свободными нераспространенными корнями: сокол ← звукоподражание сок; срок ← приставка с- + рок ректи (время, о котором договорились).

Основные причины, которые вызывают процесс опрощения:

1) семантические преобразования производных;

2) фонетические деформации производящих;

3) архаизация отдельных слов.

1. Семантические преобразования в свою очередь делятся на собственно-семантические, семантико-деривационные и семантико-лексические:

а) собственно-семантические преобразования связаны с утратой производным словом внутренней формы: окунь ← око, копейка ← копье (на ней был изображен копьеносец);

б) семантико-деривационные преобразования являются результатом развития нового значения у деривата, образованного от ранее известного слова. Часто это существительные, мотивированные звукоподражанием:

филин ← квилин (← квиль + -ин-) («квиль» – стон звукоподражательного характера); хохот ← хо- + хо- + -т-;

в) при семантико-лексическом опрощении происходит утрата дополнительных, сопровождающих основное значение оттенков. Самая многочисленная группа – это эмоционально-оценочные и уменьшительно-ласкательные слова: вилка ← вил(ы) +-къ; кубок куб +-ък- ъ; мышца мышь + -ьц (а).

2. Фонетические деформациипо-разному оцениваются с точки зрения их влияния на развитие опрощения. И. А. Бодуэн де Куртенэ и его ученики рассматривали этот фактор как один из главных, зарубежные лингвисты считают его вторичным, но все сходятся в том, что суть данного явления состоит в трудности артикуляции слова, например: лещ ← леск +-j-; гончаргърнъчарь; земля ← *zemja (←mjмл).

3. Опрощение происходит также при архаизацииили исчезновении слова, от которого образован дериват: огурец ← огур, ватрушка ← ватра (огонь), колесо, кольцо ← коло.

II. Процесс, противоположный опрóщению, – это усложнение, то есть превращение ранее непроизводной основы в производную. Чаще всего усложнение происходит в заимствованных словах, если какая-то часть слова напоминает регулярный аффикс, например, zondek → зонтик → зонт, или если осознается родственность нескольких заимствованных слов, что позволяет выделять корень (гравюра: гравер, гравировать), или аффикс (агитаци[jа], ориентаци[jа], навигаци[jа]; генерал, адмирал, капрал, маршал – ?).

III.Если в составе слова количество морфем остается без изменения, но происходит перемещение границ между ними, говорят о переразложении. Этот процесс был открыт И. А. Бодуэном де Куртенэ в конце XIX в. Изучая историю индоевропейского склонения, он открыл закон «сокращения основ в пользу окончания», который состоит в том, что в процессе исторического развития конечные гласные основы («тематические[19] гласные») отошли к падежным окончаниям, то есть граница между морфемами основы и окончания стала проходить в ином месте. О переразложении писал также В. А. Богородицкий: «сокращение основ в пользу окончаний произошло и в форме настоящего времени глаголов, например: несет, несем первоначально морфологически разлагались на несе-т, несе-м, а впоследствии тематический гласный отошел к окончанию: нес-ет, нес-ем».

То, что процесс переразложения шел слева направо, то есть часть основы отходила к окончанию, обусловлено большей повторяемостью в речи конечных элементов слова – окончаний.

Наблюдается переразложение и между основой и суффиксом, что приводит к образованию новых аффиксов. Так, на базе производных существительных со значением лица, образованных при помощи суффикса -ик- от основ прилагательных с суффиксом -н- (умн-+-ик) отрезок -ник стал восприниматься как целостный суффикс (ум-+-ник). С помощью этого суффикса теперь образуются имена лиц непосредственно от основ имен существительных: двор- + -ник → дворник.

В процессе переразложения возник глагольный суффикс -нича-. Он выделился в глаголах, производимых с помощью суффикса -а- от основ существительных на -ник-: разбойниктот, кто занимается разбоем; разбойничать – заниматься разбоем. Наличие звукокомплекса нича в большой группе слов дало основание воспринимать его как целостный суффикс (лодырь → лодырничать, столяр → столярничать).

Известны случаи переразложения между приставкой и корнем. Так, начальный звук [н] в местоимениях, употребляемых с предлогами – к нему (но пишу ему), с ним (но доволен им), – первоначально принадлежал предлогам сън, кън, вън. Этот конечный [н] вследствие закона открытых слогов сохранился только в позиции перед начальными гласными или [j] следующего слова. Частое употребление таких предлогов без [н] привело к тому, что в тех случаях, где [н] сохранился, он стал восприниматься как часть последующего слова, то есть произошло переразложение. В других случаях действовала аналогия: снять – обнять, отнять, разнять, занять.

IV.Декорреляция– языковой процесс, в результате которого изменяется характер, значение морфемы и соотношение морфем в слове при сохранении прежнего их количества и порядка следования.

Так, слово любовь сейчас воспринимается как производное от глагола любить, а исторически мотивировано прилагательным любъ «милый, любимый».

В слове чудо в древнерусском языке декорреляция привела к тому, что формообразующий суффикс -ес-, выражавший падежное значение (чудо, чудесе, чудеси и т.д.), стал указывать на мн.ч. – чудеса. В словах типа братья, мужья суффикс -j- со значением мн. ч. раньше имел собирательное значение.

V. Диффузияявление взаимопроникновения морфем при сохранении ими четкой самостоятельности и особенности значимых частей слова.

Важнейшей и почти единственной причиной явления диффузии морфем являются различные звуковые изменения (прежде всего, стяжение одинаковых гласных или согласных). Причем диффузия, возникшая в результате этого, может на письме не обозначаться и, следовательно, существовать лишь в устной речи (сшить [ш:ыт’], детский [д’˙эцк’ий] и др.).

Диффузия морфем наблюдается обычно на стыке приставки и непроизводной основы (раззява – разевать) или на стыке непроизводной основы и суффикса (казак → казацкий, конвой → конвоир).

VI. Замещение морфемзамена одной морфемы другой.

Основные причины замещения:

1) аналогические процессы воздействия на структуру того или иного слова продуктивной словообразовательной модели и этимологически родственной ему лексической единицы: бесталантныйбесталанный; зиница → синица;

2) народноэтимологическое сближение разнокоренных слов (слово солянка ← соль на слухбыловоспринято как селянка ← село).

VII.Афеза– потеря или отсечение части слова или словосочетания в процессе его исторического изменения:вумный → умный, себя → ся; спаси бог → спасибо.







Сейчас читают про: