double arrow
Актуальные задачи гражданской журналистики и пути их решения

Для определения актуальных задач гражданской журналистики необходимо, прежде всего, рассматривать саму журналистику, и соответственно СМИ, как социальные институты гражданского общества. А это значит, что их деятельность и деятельность журналистов должна исходить из тех же критериев гражданственности, которые мы определяли для всего общества.

1. Итак, во-первых, журналист - это гражданин, то есть активная универсальная личность, осуществляющая свою деятельность на основе этических и правовых норм. Как подчеркивает А. Симонов, «строительство гражданского общества надо начинать с себя».[240] М.В. Рац считает, что многие, если не все проблемы, решаются с помощью должного образования. А под должным образованием он понимает такое, которое «должно дать человеку средства формировать собственную картину мира – у каждого свою, обратите внимание, - и давать средства самоопределяться в этом мире, найти там свое место».[241] Главным инструментом создания такой картины мира ученый называет рефлексию, и отсылает нас к мысли А. Согомонова о том, что «нашей журналистике если чего и не хватает, так это именно рефлексии».[242] Под рефлексивной журналистикой А. Согомонов понимает «союз журналистики и теоретической мысли» и вытекающую отсюда необходимость для журналиста «адаптировать теоретическую мысль на язык повседневной коммуникации… Это может сделать только журналист».[243]

Только тогда продуктом СМИ могут стать, по выражению Е.П. Прохорова, «адекватные, суверенные граждане», а сама журналистика – «школой гражданственности» и «четвертой» гражданской властью».[244]




Сегодня, как пишет С. Шайхитдинова, «в обществе нет социального заказа на это» (гражданскую журналистику, гражданское общество – прим. авт.). Но есть теория и журналисты, и их союз – влиятельная сила. Правда, как отмечают И.М. Дзялошинский, Е.П. Прохоров, А.К. Симонов и С.К. Шайхитдинова давать пищу для становления гражданского сознания и мотивации гражданского поведения надо начинать со школьной скамьи. И с этим трудно не согласиться. Школьная скамья для журналистов – это университетская скамья. И мы считаем, что в учебном плане журналистов должны появиться дисциплины, связанные с изучением типов социальных устройств, обладающих способностью к устойчивому развитию, а также должно осмысливаться участие и возможные роли журналистики в их формировании.



2. Далее, согласно признакам гражданского общества, журналистам необходимо иметьправовое сознание, культуру и сами Законы, по которым можно и должно осуществлять гражданскую журналистику.

И.М. Дзялошинский указывает на важнейшую правовую проблему, от решения которой фактически сегодня зависит реализация журналистикой ее гражданской миссии. «Без решения проблем с доступом к информации гражданское общество построить невозможно, - пишет он. И даже более жестко характеризует важность свободного информационного обмена. - Будет свобода информации – будет хлеб. Не будет свободы информации – будет зарплата».[245] Для реализации столь важных задач по обеспечению свободы доступа к информации и работает с 1995 года общественная Комиссия по доступу к информации (КСДИ) и общественный консультативный совет по проблемам доступа к информации.

Кроме того, Общественная палата РФ намерена провести мониторинг свободы прессы в России, сообщил председатель комиссии Общественной палаты РФ по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в СМИ Павел Гусев на общественных слушаниях «Средства массовой информации как институт гражданского общества», организованных комиссией в Нальчике. Это особенно важно сегодня, когда Россию по показателям свободы слова в СМИ на уровне международного общественного мнения определили на 147-е место. «К сожалению, до сих пор такого рода оценки дают зарубежные наблюдатели», - заявил П.Гусев. Он отметил, что если провести такой мониторинг, то, по его мнению, РФ «спокойно может выйти на 20-е место как страна, в которой существует свобода слова и существуют проблемы развития демократии»[246].

Еще одно важное требование выдвигает М. Федотов: независимость СМИ обеспечивается Законом. Сегодня, как правило, редакционные Уставы очень мало говорят о тех пределах, которые даны учредителю или владельцу для влияния на редакционную политику, оговоренных Законом «О СМИ». Впрочем, что бы ни писалось в Уставах, на них мало кто обращает внимание на практике. Просто нет такой правовой культуры: писать и делать одно и то же.

Что же касается самого Закона о СМИ, М. Федотов пишет: «Закон «О средствах массовой информации», который действует с 1991 года, …создал основу для того, чтобы средства массовой информации были одним из ключевых элементов в структуре гражданского общества в нашей стране».[247]

Однако Закон требует изменений в соответствии с новым временем. И такой проект возник – «Об основах экономических отношений в сфере массовой информации». Он учитывает, что журналист «несет свою общественную социальную функцию, находится на публичной службе. Не на государственной службе и не на службе у частного лица, а на службе у общества. Вот почему так важно, - пишет М. Федотов, - разделять бизнес в области массовой информации и журналистику как свободную профессию. Государственную информационную политику и журналистику как общественную профессию и общественное служение».[248]

Сегодня есть реальная опасность, что это разделение окажется невыгодным владельцам крупных медиа-холдингов, и они попытаются реализовать новое законодательство для медиа как сферы бизнеса. В этом случае о гражданской журналистике говорить будет трудно.

Нам кажется, что попытка превратить социально ответственную профессию журналистов в частный бизнес, где основной целью является, как и в любом бизнесе, получение прибыли, а вовсе не устойчивое развитие общества – это попытка двигаться в направлении деструктивном. Если уж сегодня, как описывалось выше, представители крупного бизнеса (глава Всемирного банка) и представители власти (экс-президент) делают заявления о том, что без справедливости у нас не будет стабильности, и о том, что при сегодняшней потребительской парадигме существования человечество как вид не выживает, то тем более безграмотной и безответственной выглядит попытка некоторых представителей журналистского сообщества сформировать в России такой Закон о СМИ, согласно которому этот вид деятельности превратился бы в способ добывания денег вместо социальной трибуны, с вершины которой люди обсуждают наиболее эффективные способы взаимодействия и построения устойчивого бытия.

Такое поведение российских журналистов, участвующих в формировании антипрофессионального Закона говорит о том, что они не ведают того, что уже было в мировой истории развития массовой коммуникации. В силу ряда исторических причин, связанных с очень ранним формированием гражданского общества как активной негосударственной сферы деятельности в Англии и Америке средства массовой информации довольно рано освободились от прямого влияния и непосредственного вмешательства государства в их дела. А, освободившись, они прошли длинный путь развития, испробовав на нем различные варианты свободы.[249]

Первый, так называемый либертарианский, провозгласил, что пресса должна работать по законам рыночного спроса и предложения, и снабжать потребителей товаром, хотя этот товар и несколько необычного качества – информация. Но вскоре оказалось, что ничем не ограниченная торговля идеями приводит к фальсификациям, погоне за сенсациями, смакованию витальных потребностей, чрезмерному вниманию к частной жизни в ущерб общественным интересам.

Было очевидно и другое, что пресса, спекулирующая на иррациональной составляющей общественного мнения, все же уступает авторитету качественной массовой прессы. Вот тут-то и стало ясно, что информация - необычный товар. Оказалось, что в этой сфере деятельности богатство и влияние, уважение находятся в обратно пропорциональной зависимости. Тогда и государство, и само общество позаботилось об определенном ограничении свободы рынка идей. Условием реализации этой свободы было выдвинуто обязательное наличие в распространяемой информации «общей пользы» и соответственно отсутствие вреда кому бы то ни было. В Америке была даже учреждена Федеральная комиссия по коммуникации, которая имела право отобрать лицензию в случае, когда вещание велось не в интересах общей пользы.

Далее в борьбе с желтой прессой возникла нормативная концепция социальной ответственности масс-медиа, согласно которой журналисты не поставляют на рынок особый товар, но отстаивают общий интерес и поэтому должны нести ответственность за свои действия. Предполагалось, что журналисты сами выработают принципы и нормы корпоративного поведения, и будут следить за тем, чтобы они соблюдались всеми членами корпорации. А государство должно было полностью положиться на социальную вменяемость корпорации, ее способность к этическому саморегулированию. Государство вмешивалось судом только в случае клеветы, проникновения в частную жизнь и явной угрозы социального взрыва.

Наиболее полно концепция социальной ответственности масс-медиа содержится в отчете 1946 года, подготовленном общественной комиссией по свободе печати США. Там говорилось, о том, что СМИ представляют собой «форум для обмена мнениями и критики», и поэтому обязаны давать «полное, правдивое, понятное и доступное описание ежедневных событий», отстаивать цели и ценности общества в целом и избегать поощрения насилия, преступности и публичных беспорядков.[250] Именно эти положения легли в основу Международного кодекса профессиональной этики, принятого ЮНЕСКО.

Нам кажется совершенно справедливым вывод, который делают исследователи мировых исторических традиций развития СМИ Дьякова и Трахтенберг: «СМИ, объективно отражая реальные события, обеспечивают нормальное функционирование гражданского общества и представительной демократии, поскольку эти структуры предполагают равное (и равномерное) распределение знания об обществе, когда всякий гражданин хорошо информирован и способен как к участию в обсуждении, так и принятию решений».[251]

Сегодня в российской Государственной Думе происходит настоящее сражение на законодательной ниве по поводу СМИ. В противоборство вступили два законопроекта, которые решают: СМИ – это бизнес или общественная деятельность. Создается впечатление, что авторы бизнес-проекта не знают, что их точка зрения в истории уже прошла стадию проверки на истинность и опровергла свою жизнеспособность еще более сотни лет назад. И эта незнание может дорого обойтись российскому гражданскому обществу.

Известно, что сегодня существуют разнообразные по формам учредительства СМИ: государственные, частные, общественные или какие-либо смешанные формы. И каждый тип издания возникает и работает в соответствии с интересами учредителя. Но поскольку в гражданском обществе как целостной системе цель у всех структур общая – устойчивое развитие, то и у разных СМИ, не может не быть обязанности заботиться об общей пользе, то есть устойчивом развитии.

Однако пока мы ведем речь о том, что гражданское общество – это всего лишь сфера негосударственной деятельности, поэтому подлинную заботу об общей пользе проявляют лишь те СМИ, где в составе учредителей есть лица, реализующие общественные интересы. Практика показывает, что это общественные СМИ, либо общественно-государственные. В остальных тема гражданского общества реализуется, как мы пронаблюдали, спонтанно. Но много ли в России общественных СМИ? Официально указываемые в изданиях учредители свидетельствуют о том, что их – единицы.

Впрочем, судить о составе учредителей сегодня читателю практически невозможно – и это есть еще одна серьезная проблема современных СМИ, от решения которой зависит реальная возможность СМИ участвовать в процессе формирования гражданского общества.

3. Суть проблемы сформулировал А. Панкин, в виде прямого и точного вопроса: «Может ли оператор теневой экономики быть средством формирования гражданского общества?»[252].

Ссылаясь на цифры, опубликованные президентом «Союза распространителей печатной продукции» Ольгой Никулиной, Панкин делает вывод: «Дефицит (бюджета СМИ – прим. авт.) составляет от миллиарда до трех с лишним миллиардов долларов. Это и есть тот самый теневой оборот, в который вовлечены российские СМИ… Если большая часть журналистики финансируется из абсолютно черной экономики, и делается это с совершенно определенными целями, о чем мы можем говорить?»[253]. Автор уверен, что СМИ виноваты в таком отношении к ним, таком их использовании, и не выражает надежды на то, что они сами по себе вдруг захотят измениться.

Мы также не имеем таких иллюзий. И поэтому согласны с М. Федотовым: независимость СМИ должна быть обеспечена Законом, и добавим: даже если этого не хотят журналисты. Закон должен сохранить за журналистикой ее социальные обязанности и не дать ей превратиться в голый бизнес. Закон должен сделать экономику СМИ открытой. Сегодня, увы, никто не требует публиковать в выходных данных поименно списки учредителей, регулярно печатать финансовые отчеты и осуществлять иные формы открытости. СМИ, выступая с требованиями открытости по отношению к власти и бизнесу, сами до сих пор являются едва ли не самой закрытой структурой. Кто влияет, в каких целях влияет – остается для общества тайной за семью печатями. Журналистов не останавливает даже высокая степень рискованности, которая возникает для них в связи с такой закрытостью их профессиональной деятельности. Редакторы чуть ли не в одиночку владеют тайной финансирования их изданий. И эта тайна может стоить им жизни. Конечно, решение таких проблем следует осуществить законодательно.

4. А также с помощью саморегулирования внутри своего профессионального цеха, используя этические профессиональные регулятивы. В качестве таковых Е.П. Прохоров предлагает создать Национальный Совет по СМИ. В отдельных СМИ общественные советы давно имеются. Самарская тележурналистка И. Лукьянова, ведущая передачи в рубрике «Гражданское общество», имеет общественный совет своего канала. Такие советы имеют и некоторые печатные СМИ. Фамилии членов совета, в отличие от имен учредителей, публикуются в выходных данных изданий.

Эффективно формировать этические регулятивы в своем профессиональном сообществе призваны и общественные организации журналистов. Например, Большое жюри, работающее при Союзе журналистов России, не раз демонстрировало солидарность журналистов, выносящих оценки деятельности своих коллег. Однако в регионах такие жюри не создаются, хотя региональные отделения Союза журналистов имеются повсюду. И остается только сожалеть, что прекратила работу весьма профессиональная Судебная палата по информационным спорам, которая по сути дела также являлась общественным объединением журналистов и приносила их сообществу немалую пользу, осуществляя суд чести.

В России необходимо принять хартию журналистов, заявил в марте 2007 года на общественных слушаниях комиссии Общественной палаты России по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в СМИ в Нальчике ее председатель Павел Гусев: «По хартии надо сказать определенно: такой документ необходим. Другой вопрос - общероссийский ли или документ для каждого СМИ, каждого журналистского коллектива. Есть предложение, чтобы хартия стала рамочным или модельным кодексом, на базе которого будет принят документ в каждой редакции - творчески переработанный, включенный в трудовой договор, за который каждый сотрудник распишется и будет отвечать».

Общественные профессиональные организации могут решать и еще одну весьма важную проблему: они могут активно участвовать в обсуждении своих профессиональных проблем и вносить в соответствующие органы предложения о необходимости принятия тех или иных управленческих решений, которые помогут лучше организовать профессиональную деятельность. Таким образом реализуются демократические формы управления в данной сфере деятельности.

В качестве эффективного саморегулирования выступает также обратная связь с аудиторией. К тому же, ориентир не на власть, а на читателя, зрителя, слушателя, кто бы они ни были, и изучение их ответной реакции позволяет точнее определить и эффективность журналистских выступлений.

5. Кроме того, и это есть самое главное для гражданской журналистики, - само ее функционирование предполагает широчайшее участие граждан в обсуждении проблем. Как пишет Джен Шафер – представитель Центра гражданской журналистики Пью, «Гражданская журналистика – это одновременно мировоззрение и набор инструментов. Мировоззрение заключается в принятии того, что журналисты обязаны – и эта обязанность защищена Конституцией – предоставлять людям информацию, которая им необходима для принятия решений в обществе самоуправления. Новые инструменты позволяют читателям и зрителям увидеть, что они могут стать активными участниками общественной жизни. Уже недостаточно просто привлекать внимание к несправедливости, как принято в традиционной журналистике. Гражданам в наше время требуется гораздо больше. Им необходимо увидеть, каким образом они могли бы сыграть свою роль, изменить что-либо, быть услышанными – каким образом они могли бы в большей степени участвовать в общественной жизни. Таким образом, участие граждан – ключ к пониманию гражданской журналистики... Журналисты… рассматривают читателей и зрителей в качестве существенного источника информации и субъектов статей».[254]

На наш взгляд, именно на решении этой задачи и следует в первую очередь сосредоточиться российской журналистике на своем пути к гражданственности.

Мы убедились, что в самом журналистском сообществе и организации его деятельности в СМИ существует ряд проблем, связанных с формированием все тех же критериев, которые свойственны и для гражданского общества. Можно поставить прямой вопрос: является ли сегодня само журналистское сообщество гражданским? Ответить на него утвердительно при наличии вышеназванных проблем, разумеется, не представляется возможным.

Но если задать вопрос о перспективе развития профессиональной корпорации, то хочется подчеркнуть, что вектор развития журналистики не может быть определен только внешними обстоятельствами: дескать, нет гражданского общества, не может быть и гражданской журналистики. Этот вектор сильно зависит от внутренней сущности самой журналистики и ее СМИ, ее самосознания и осознания своей роли в обществе. Гражданский выбор под силу только журналистам-гражданам.

Вопросы для обсуждения на семинарских занятиях

  1. Что вы вкладываете в содержание понятия «журналист-гражданин»?
  2. Решение каких правовых проблем сегодня мешает журналистике реализовывать свою природную миссию? Что необходимо для их решения?
  3. Кто и как обеспечивает реализацию этических принципов в деятельности журналистов и СМИ, направленной на формирование гражданского общества?
  4. Почему современную журналистику называют оператором теневой экономики? Как это сказывается на ее развитии?
  5. Что такое гражданская журналистика?





Сейчас читают про: