double arrow

Последствия повышения налогов при разной эластичности спроса и предложения


ЧЕМ ВЫШЕ ЭЛАСТИЧНОСТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЯ, ТЕМ: ЧЕМ ВЫШЕ ЭЛАСТИЧНОСТЬ СПРОСА, ТЕМ:
Выше рост цен Ниже рост цен
Сильнее падение объема Сильнее падение объема
Меньше налоговые поступления Меньше налоговые поступления
Меньше потери производителя Больше потери производителя
Больше потери потребителя Меньше потери потребителя

Казалось бы, сугубо абстрактные понятия эластичности спроса и предложения играют в реальной государственной политике огромную роль. Нередко именно из-за разной степени эластичности одни государственные меры завершаются полным успехом, а другие оборачиваются провалом.

Классическим примером введения налогов на рынке с эластичным спросом в условиях российского рынка можно считать ситуацию с акцизом на водку. Вообще говоря, спрос на водку далеко не эластичен. Изюминкой ситуации, однако, является одновременное присутствие на рынке легальных производителей, скажем лучшей в мире водки завода «Кристалл», и нелегальных спиртных напитков, например, фальсифицированной водки, производимой из непищевого спирта.

Алкогольные изделия контрабандного и подпольного происхождения, с производителей которых никаких налогов, разумеется, не удается собрать, являются в данном случае товарами—субститутами для легальной водки. А значит, спрос на нее становится весьма эластичным. В таких условиях результатом увеличения налогообложения водки становится подлинная катастрофа для ее производителей. Напомним, что по ним в этой ситуации бьют сразу два фактора: падение спроса и налоговые выплаты. Самое печальное, что столь дорогой ценой приходится оплачивать весьма скромный прирост доходов государства. Да и откуда им взяться? Налог ведь собирается с каждой легально проданной бутылки, а продажи именно такой водки как раз и становятся ничтожными.

Увеличение акциза на водку к удивлению всего мира поставило в 1994 г. завод Кристалл на край банкротства. Так неумные налоговые меры способны разорить даже мирового лидера производства высококачественной водки. Причем без всякой пользы для бюджета. Положение на вино–водочных заводах улучшилось лишь после снижения налога. А когда правительство Москвы наладило контроль за поддельной водкой, что резко уменьшило эластичность спроса, производство на Кристалле и вовсе выросло почти в 2 раза.

А вот введение налогов при неэластичном предложении вызывает совсем другие последствия. Особенно хорошо это видно на примере налога на экспорт нефти. В России экспорт нефти для нефтяных фирм много выгодней ее продажи на внутреннем рынке. Во-первых, цена на нее за границей значительно выше, чем на внутреннем рынке. Во-вторых, иностранцы платят аккуратно “живыми” деньгами, чего не скажешь о российских покупателях, увязших в трясине неплатежей и бартера. Поэтому предложение нефти на экспорт фактически абсолютно неэластично и ограничено только пропускной мощностью нефтепроводов.




Как следует из теории, неэластичность предложения позволяет государству собирать максимальный объем налоговых платежей. Так и было в 1993—1995 гг., когда экспортные пошлины составляли почти половину всех поступлений бюджета от внешнеэкономической деятельности. В 1996 г., однако, под давлением Международного валютного фонда российскому правительству пришлось отменить пошлины. Кто знает, не пойди страна на этот шаг, и ей, возможно, не пришлось бы строить пирамиду займов ГКО, чтобы залатать дыры в бюджете. А значит, не было бы и августовского краха 1998 г. Так что плачевными бывают не только последствия введения налогов, но и их отмены.

Но что сделано, то сделано. От пошлин на нефть отказались ... и вспомнили о них только после краха 1998 г., когда другие источники пополнения бюджета почти полностью иссякли. Размер пошлины был установлен в 1999 г. на уровне 2,5 евро (около 3 долл.) за 1 т. нефти, а затем повышался и понижался в зависимости от мировых цен на нефть. Самое интересное, что против введения пошлин не возражал теперь и МВФ. Общий доход от всех видов экспортных пошлин на нефть дает весомую долю всех доходов федерального бюджета. И уверенность, что бюджет их получит — в отличие от многих других налогов — велика. Гарантом выступает здесь неэластичность предложения. Ведь вряд ли хоть одна нефтяная компания откажется от экспорта.



Оба рассмотренных нами направления вмешательства в рыночный механизм ценообразования исходят из предпосылки, что государство заботится о благосостоянии общества. Однако последствия такого вмешательства противоречивы.

Вмешиваясь в рыночное ценообразование, государство меняет размеры и направления денежных потоков идущих от потребителей к производителям, то есть, по сути, берет на себя те функции, которые в некой идеальной модели должен выполнять рынок. В результате снижается экономическая эффективность, возрастают административные затраты и бюрократическая опека. Рынок сопротивляется вмешательству извне и мстит за него. Рост бюрократии в свою очередь тянет за собой ряд очевидных, особенно в условиях России, следствий от искажения информации о реальных экономических процессах до разрастания коррупции.

Тем не менее, государственное вмешательство — это данность, без которой не существует современный рынок. Вмешательство в экстремальные экономические ситуации, угрожающие обществу; устранение нарушений, вносимых несовершенством рынка; поддержка отдельных субъектов экономики; наконец, сбор налогов, необходимых для нормального функционирования современного общества — вот далеко не полный перечень основных мотивов вмешательства государства в установление рыночного равновесия. И задача общества не устранить это вмешательство, а свести к минимуму негативные его последствия.


[1]Позже мы убедимся, что так бывает не всегда, а лишь когда на рынке существует конкуренция.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: