double arrow
Социальное положение дам

Как уже говорилось выше, не все жизнеописания трубадуров полны сведеньями о них и об их «дамах сердца» и о женщинах вообще. В связи с этим, на мой взгляд, необходимо выделить такую группу жизнеописаний, где содержится больше всего информации, поскольку только так, на мой взгляд, можно составить наиболее четкую картину взаимоотношений. Конечно, при этом нельзя отметать все прочие жизнеописания, поскольку с их помощью возможно добавление некоторых деталей, но на них не стоит делать особого акцента, иначе получится лишь перечисление дам и их мужей вместе с запутанной классификацией. Руководствуясь вышеизложенным принципом, из ста и одного жизнеописания трубадуров в результате в «основном составе» остаются тридцать восемь, где подробно или в необычной форме рассказывается о дамах или о женах трубадуров. Для удобства они перечислены в Приложении №1.

Итак, исходя из полученного списка, выходит, что в «контрольной группе» трубадуров (включая несколько женщин-трубадуров, trobairitz) оказались:

– девять трубадуров незнатного происхождения (к этой группе отнесены также «сыны горожанина»);

– трое происходивших из купеческой фамилии (Сайль д'Эскола, Элиас де Барджольс, Фолькет Марсельский);

– двое имевших прямое отношение к церкви (Фолькет Марсельский);

– четырнадцать человек происхождения однозначно знатного (графы, сеньоры, дворяне, включая одного трубадура, Пейре Роджьера, уже отнесенного к предыдущей группе);




– девять человек, так или иначе имеющих отношение к рыцарству и вассалитету (рыцарь, сын рыцаря, сын вассала).

Но, выяснив социальный состав трубадуров, возникает вопрос о том, к каким сословиям принадлежали воспеваемые ими дамы. Да и у всех были ли дамы (вопрос о женах вынесен в отдельный раздел), потому что, например, Маркабрюн женщин отнюдь не превозносил и даже наоборот[20].

Итак, проведя небольшой анализ текста, выясняется, что из выделенной группы трубадуров только у Юка Брюненка[21] и Дофина Овернского[22] женщины незнатного происхождения упоминаются именно в качестве предмета любви. К сожалению, в отличие от прочих случаев, песни, которые могли быть написаны для этих дамам, либо не сохранились, либо – что логично – не писались вовсе. Обращаясь уже к конкретным жизнеописаниям, мы видим, что, с одной стороны, информация об этих женщинах появляется на первый взгляд исключительно ради «дополнения образа». Так у Юка, биография которого записана достаточно коротко, упоминание «горожанки из Орияка»[23] могло быть лишь соблюдением определенных «правил» записи жизнеописания (предположительная форма записи уже была указана в разделе Источник). Возможно также, что автор хотел с помощью этой истории, которая, кстати, вполне могла быть придуманной, показать недостатки жонглера-трубадура. Если же обратиться к жизнеописанию Дофина Овернского, то здесь, на мой взгляд, женщина, которая жарит яичницу нужна лишь с одной целью: показать не любовь Дофина к ней, но стать своеобразным объяснением его ироничной стихотворной «перебранки» с епископом[24].



Таким образом, можно сделать предположение, что, поскольку женщина незнатного происхождения в данных случаях могла быть лишь средством для отражения другого события, то она не могла быть «domna», а, значит, весь ряд прекрасных дам состоял исключительно из особ знатных. Кроме того, в пользу этого говорит и отсутствие кансон и сирвент, для них сочиненных.

Здесь, на мой взгляд, прежде, чем перейти к дальнейшему исследованию во избежание путаницы стоит отметить, что в общем и целом понятия «знатная женщина» и «знатный мужчина» сильно отличались друг от друга в Средние века даже на такой куртуазной и просвещенной территории, как южная Франция. Женщина не были ни воителем, ни рыцарем, она не ходила в победоносные крестовые походы и часто вообще не покидала пределов своей родины, а образование её также сильно отличалось от мужского[25].

Впрочем, это не мешало женщинам, по крайней мере в южной Франции времен трубадуров, например, управлять замками, потеряв супруга в одном из крестовых походов или иных сражениях. Отношения донны и её настоящего супруга достойны отдельного рассмотрения, особенно – в комплексе с воспевающим (или воспевающими) даму трубадурами.






Сейчас читают про: