double arrow

Антропологические концепции Возрождения


В эпоху Возрождения, сменяющую средневековье, появляются специальные (медицинские, юридические) школы, а затем и университеты. Первый в мире университет был открыт в Болонье в XI–XII вв., потом появляются Кембриджский, Краковский, Оксфордский, Парижский, Пражский и др. По сравнению со средневековьем ситуация в обществе начинает качественно меняться, формируются светская культура и новое понимание гуманизма, мир человека очищается от средневековых оков. Таким образом, начинается новый этап в развитии европейской культуры, в рамках которого продолжаются исследования человека, наработанные еще античными философами. Вместе с тем эпоха Возрождения — переходная эпоха, имеющая принципиальное значение для будущего, поскольку именно в этот период начинается разделение науки и ценностей, знания и добродетели, что оказало глубокое влияние на всю последующую историю. Вся философская и педагогическая мысль становится на путь формирования более прагматического, специализированного в ъдения происходящего.

Человек перестает быть вершиной и центром космической жизни. Как пишет Н.А.Бердяев: “Западная христианская мысль, от св. Фомы Аквината до Лютера и до механического миросозерцания XIX века, слишком нейтрализовала, обезбожила космос”. Пожалуй, можно даже утверждать, что в эпоху Ренессанса в отличие от средних веков особый интерес стали вызывать земная жизнь и человек. Другим становится и его образ.

В человеке развивается осознание красоты окружающей его природы, которого прежде не существовало. Исследуя эпоху Возрождения, П.С.Гуревич пишет: “Человек обнаруживает, что он и другие — это индивиды, отдельные существа. Он открывает, что природа — нечто отдельное от него и эта отдельность имеет два аспекта. Во-первых, нужно теоретически и практически ею овладеть, а во-вторых, можно насладиться ее красотой. Человек открывает мир и практически — обнаруживая новые континенты, развивает в себе тот дух, который позволил Данте сказать: “Моя страна — весь мир”.

Гуманисты Возрождения открыли для себя культуру и образование античности. Стремясь во всем подражать античному времени, они назвали свое время “Возрождением”, т.е. возрождением всего лучшего, что было в человеке и природе в античной традиции.

Лучшие умы эпохи Возрождения, такие, как Н.Кузанский, Э.Роттердамский, М.Монтень, Т.Мор, Т.Кампанелла, Ф.Рабле и др., определяли человека как главную ценность на земле, разрабатывали новые формы и методы воспитания, стремились увидеть в человеке все то лучшее, что в нем было. Их идеалом стала духовно и физически развитая личность. Выдающиеся представители эпохи Возрождения сами нередко являлись образцом мудрости, духовности, нравственности.

Колыбелью европейского Возрождения считается Италия. Среди итальянских гуманистов Возрождения выделяется Томмазо Кампанелла. В своем “Городе Солнца” он изложил взгляды на справедливое устройство человеческого общества, систему воспитания и образования в нем. Каков основной комплекс социальных идей в “Городе Солнца”? Это полное отсутствие частной собственности, всеобщий обязательный труд, общественная организация производства и распределения, экономическое и политическое равенство граждан, их трудовое воспитание.

В “Городе Солнца” Кампанелла рисует такое государство, в котором люди живут общиной и упразднена частная собственность — основа социального неравенства. Кампанелла пишет: “Община делает всех одновременно и богатыми, и вместе с тем бедными: богатыми — потому, что у них есть все, бедными — потому, что у них нет никакой собственности, и потому не они служат вещам, а вещи служат им”. Сам социальный принцип построения общины не допускает возникновения таких пороков, как лень, хвастовство, хитрость, вороватость, плутовство.

Все в “Городе Солнца” подчинено разумности и все приведено в соответствие с природой. Особенно это проявляется в заботе государства о воспитании и просвещении. Кампанелла не доверяет воспитание детей родителям, так как они дурно их воспитывают, “на гибель государству”. Воспитание, как считает Кампанелла, — это самая первая основа благосостояния государства, и воспитывать детей должно только государство и ручаться за его надежность может только воспитатель и никто другой.

Сразу после рождения дети передаются на попечение назначенных государством воспитателей и воспитательниц: “...и тут вместе с другими детьми они занимаются, играючи, азбукой, рассматривают картины, бегают, гуляют и борются; занимаются по изображениям историей и языками”. До 7 лет дети изучают родной язык, азбуку, занимаются гимнастикой, бегом, метанием диска и прочими упражнениями и играми, которые развивают их тело. “При этом до седьмого года они ходят всегда босиком и с непокрытой головой. Одновременно с этим их водят в мастерские к сапожникам, пекарям, кузнецам, столярам, живописцам и т.д. для выяснения наклонностей каждого”. С 7 до 10 лет дети изучают естественные науки; с 10 лет к этому добавляют изучение математики и медицины.

Обучение осуществляется во время прогулок, для этого приспособлены стены внутренних кругов города, на которых в живописной форме представлены все науки, так же изображаются все звезды, все математические фигуры, животные, “все виды деревьев и трав, а иные из них растут там в горшках на выступах наружной стены строений”; “всевозможные породы рыб”, птиц, животных и “все достойное изучения представлено там в изумительных изображениях и снабжено пояснительными надписями”. Дети знакомятся со всеми науками наглядным путем до десятилетнего возраста. Изучив естественные науки, обсуждая их и споря, юноши и девушки “получают должности в области тех наук или ремесел, где они преуспели больше всего”.

В теории воспитания Кампанелла обращает внимание на обязательное участие детей в общественно-полезном труде. Важная черта общественного строя Города Солнца — всеобщее участие в труде, который стал почетным и уважаемым делом. Солярии “того почитают за знатнейшего и достойнейшего, кто изучил больше искусств и ремесел и кто умеет применять их с большим знанием дела”. Благодаря обязательному труду для всех граждан в Городе Солнца рабочий день сокращен до 4 часов, остальное время отводится для занятий науками, развития “умственных и телесных способностей и все это делается радостно”.

Идеи Кампанеллы об общественно-полезном труде были не только прогрессивными и передовыми в эпоху Возрождения, но остались актуальными и до настоящего времени. Труд — это не только необходимость, но он выступает как большая преобразующая сила, кардинально изменяющая человека. В связи с этим идеи Кампанеллы о трудовом воспитании не забыты, а, напротив, дополняются нынешней педагогикой с учетом особенностей современного периода развития общества.

Идеи Возрождения получили свое развитие также и во Франции. Среди представителей французского Возрождения, повлиявших на развитие педагогической мысли, выделяется Мишель Монтень. В своем знаменитом труде “Опыты” он рассматривает человека как наивысшую ценность из всех существующих на земле и дает представление о многообразии и сложности человеческой личности, ее неисчерпаемых возможностях и творческой силе.

Процесс воспитания детей Монтень сравнивает с земледельческим трудом: “приемы земледелия известны, впрочем как и сам посев. Но проблемы возникают тогда, когда растение надо взрастить. То же самое и с людьми: невелика хитрость посеять их, но едва они появились на свет, как на вас наваливается целая куча самых разнообразных забот, хлопот и тревог, как их вырастить и воспитать”. Согласно высказыванию Монтеня, воспитание — это тяжелый труд, в итоге которого должен появиться наилучший, с полезными наклонностями, человек. Чтобы процесс воспитания проходил эффективно и с большой пользой для воспитуемого, воспитанием ребенка должны заниматься профессионалы. По мнению Монтеня, наставник в деле воспитания детей играет важную роль: насколько правильно он будет подобран, настолько удачным окажется воспитание ребенка. Наставник должен стремиться воспитывать не столько ученого, сколько просвещенного человека, который бы с помощью изучения наук “обогатил и украсил себя изнутри”.

Монтень предлагает наставнику отказаться от обычного процесса обучения, когда знания вливаются в ребенка “как в воронку”, а он лишь повторяет то, что слышал: следует давать ребенку возможность свободно проявлять свои способности: уменье самостоятельно делать выводы, сравнивая явления друг с другом, и находить правильные пути ответа без помощи наставника.

Будущее обучение и воспитание Монтень представляет как беседу ученика и учителя, в которой больше говорит ученик, а учитель больше слушает. Должна соблюдаться соразмерность в высказываниях учителя и ученика на уроке. “Умение отыскивать такое соответствие и разумно его соблюдать, — пишет Монтень, — одна из труднейших задач, какие я только знаю. Способность снизойти до влечений ребенка и руководить ими присуща лишь душе возвышенной и сильной”.

По мнению Монтеня, знания усваиваются лучше, если учащийся исследует окружающий мир самостоятельно, а не принимает знания на веру или из уважения к авторитету. “Пусть наставник заставляет ученика как бы просеивать через сито все, что ему преподносят, и пусть ничего не вдалбливает ему в голову, опираясь на свой авторитет и влияние: пусть принципы Аристотеля не становятся неизменными основами его преподавания, равно как не становятся ими и принципы стоиков или эпикурейцев. Пусть учитель изложит ему, чем отличаются эти учения друг от друга; ученик же, если это будет ему по силам, пусть сделает выбор самостоятельно или, по крайней мере, останется при сомнении. Только глупцы могут быть непоколебимы в своей уверенности”.

В процессе обучения учеников необходимо знакомить с духовными ценностями, которые были выработаны в античную эпоху. В этом обращении к прошлому прослеживается не только связь времен, но и связь поколений. “В это общение с людьми я включаю, конечно, и притом в первую очередь, — пишет Монтень, — и общение с теми, воспоминание о которых живет только в книгах. Обратившись к истории, юноша будет общаться с великими душами лучших веков. Подобное изучение прошлого для иного — праздная трата времени; другому же оно приносит неоценимую пользу”. История, по мнению Монтеня, “открывает нам доступ в наиболее сокровенные тайники нашей натуры”.

В своих педагогических опытах Монтень предостерегает от насилия и принуждения в воспитании и обучении детей. Плеткой и порками нельзя пробудить в детях охоту к знаниям. Обучение, по Монтеню, должно основываться на соединении строгости и мягкости. “Откажитесь от насилия и принуждения; — пишет Монтень, — нет ничего, по моему мнению, что так бы уродовало и извращало натуру с хорошими задатками. Если вы хотите, чтобы ребенок боялся стыда и наказания, не приучайте его к этим вещам. Приучайте его к поту и холоду, к ветру и жгучему солнцу, ко всем опасностям, которые ему надлежит презирать; отвадьте его от изнеженности и разборчивости; пусть он относится с безразличием к тому, во что он одет, на какой постели спит, что есть и что пьет; пусть он привыкнет решительно ко всему. Пусть не будет он маменьким сынком, похожим на изнеженную девицу, но пусть будет сильным и крепким юношей”.

Главное в воспитании детей, с точки зрения Монтеня, — это привить вкус и любовь к наукам, “иначе мы воспитаем просто ослов, нагруженных книжной премудростью. Поощряя их ударами розог, им отдают на хранение торбу с разными знаниями, но для того, чтобы они были действенным благом, недостаточно их держать при себе, — нужно ими проникнуться”.

Итак, Монтень один из первых в своих “Опытах” сделал человека предметом своего исследования и пришел к выводу: человек далеко не совершенен в своих познаниях и не должен довольствоваться достигнутым: “философствовать — значит сомневаться”. Человеку необходимо развиваться и совершенствоваться и в этом ему помогает воспитание и образование. Чем совершеннее воспитание и образование, тем лучше и мудрее становится человек.

Гуманистические педагогические идеи Возрождения, получившие свое распространение во Франции имели продолжение и в других странах Европы, в которых появились свои представители такого направления в педагогике, например, в Англии — Томас Мор и Эразм Роттердамский. Последний (настоящее его имя — Герхард Герхардс) сыграл большую роль в развитии гуманистического движения в Англии большую роль сыграл последний (настоящее его имя — Герхард Герхардс).

Другой представитель гуманистического Возрождения в Англии — Томас Мор — размышлял о жизненном призвании и нравственном долге человека перед обществом, о том, как сделать жизнь менее жестокой, более разумной и справедливой. Ответы на эти вопросы можно найти в его небольшой по объему, но значимой по содержанию книге “Утопия”. Мор пишет, что утопийцы, рассуждая о нравственности, добродетели и удовольствиях, судят подобно нам. “Однако первый изо всех и главный у них спор о том, в чем состоит человеческое счастье — в чем-нибудь одном или во многом. И в этом деле, кажется, более, чем надобно, склоняются они в сторону группы, защищающей удовольствие, в котором, считают они, заключено для людей все счастье или же его важнейшая доля”. Однако, согласно этике утопийцев, не во всяком удовольствии и наслаждении состоит счастье человека, но “только в честном, благоразумном и добропорядочном”, основанном на добродетели и устремлении в конечном итоге к “высшему благу, к которому влечет нашу природу сама добродетель”.

Больше всего утопийцы ценят духовные удовольствия, которые они считают “первыми и главенствующими”. Такими являются удовольствия, связанные с упражнениями в добродетелях, которые подразумевают “жизнь согласно с законами природы”. Все законы издаются только для того, чтобы напомнить каждому о долге. “Соблюдать эти законы, — пишет Мор, — заботясь о своей выгоде, — дело благоразумное; думать кроме того о выгоде общества — признак благочестия. Однако похищать чужое удовольствие, гоняясь за своим, — несправедливо. И напротив, отнять что-нибудь у самого себя и отдать это другому — как раз долг человечности и доброты”.

Другим счастьем в жизни утопийцев является изучение наук и в этом занятии они неутомимы. Широта умственных интересов граждан Утопии проявляется в том, что большинство из них весь свой досуг тратят на изучение наук, дабы приобрести истинную свободу для духовной деятельности, направленной на совершенствование своей умственной и нравственной природы. Отдавая себя занятиям “благородными науками”, человек, довольствуется самым малым, например, одним платьем, которое он носит в течение двух лет, но зато имеет максимум времени для занятий наукой. В этом и состоит цель гуманистического общества — дать каждому человеку возможность развить свои духовные силы, заниматься изучением наук и искусств. “Государство это так устроено, — пишет Мор, — что прежде всего важна одна цель: насколько позволяют общественные нужды, избавить всех граждан от темного рабства и даровать им как можно больше времени для духовной свободы и просвещения. Ибо в этом, полагают они, заключается счастье жизни”.

Система образования в Утопии имела гуманистическую направленность: граждане обоего пола проходили обязательное обучение в школе, которое сочеталось с практическими занятиями земледелием и ремеслом, протекавшими в форме игры и упражнений. “У всех мужчин и женщин без исключения, — пишет Мор, — есть единое дело — сельское хозяйство. Ему обучают всех с детства, — отчасти в школе, где дают наставления, отчасти — на полях, поблизости от города, куда выводят детей как бы для игры, однако они не только наблюдают, но, пользуясь удобной возможностью упражнять тело, также и трудятся”. Эта мысль Мора приводит к созданию системы обучения, при которой учащиеся школы теоретически и практически знакомятся с основными видами производства, т.е. теоретические знания опираются на практический опыт.

Что касается нравственного воспитания людей, то им, по мнению Мора, должны заниматься священники (“наставлять в нравах”). Ибо первостепенная социальная задача, для Мора, — это воспитание высокой нравственности.

Итак, безусловно, идеи Возрождения, связанные с природосообразностью воспитания, демократизацией системы обучения, обогащением содержания образования и воспитания оказали благотворное воздействие на развитие школы и педагогики. Вместе с тем они не могли быть полностью реализованы, поскольку зачастую носили утопический характер. Впоследствии гуманистические идеи воспитания и образования эпохи Возрождения были подхвачены представителями французского Просвещения, которые внесли значительный вклад в мировую систему педагогической антропологии.


Сейчас читают про: