double arrow

Административная ответственность за нарушения валютного законодательства. Административная ответственность за нарушения валютного законодательства РФ и актов органов валютного регулирования установлена ст


Административная ответственность за нарушения валютного законодательства РФ и актов органов валютного регулирования установлена ст. 15.25 КоАП.

В настоящее время все санкции за нарушение валютного законодательства и актов органов валютного регулирования исключены из сферы регулирования специального валютного законодательства и помещены в названную статью. Эта статья устанавливает административную ответственность за осуществление незаконных валютных операций, т.е. операций, совершаемых с нарушениями требований валютного законодательства и актов органов валютного регулирования.

Таким образом, по действующему законодательству ответственность за нарушение валютного законодательства РФ и актов органов валютного регулирования следует квалифицировать как административную.

Административная ответственность за нарушения валютного законодательства направлена на защиту правоотношений, складывающихся в сфере валютных операций, открытия и ведения валютных счетов и регулируемых Законом о валютном регулировании.

Для привлечения к ответственности за нарушение норм валютного законодательства и актов органов валютного регулирования необходимо наличие состава административного правонарушения (объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона).

Общим объектом правонарушений, предусмотренных ст. 15.25 КоАП, выступают публичные правоотношения по обеспечению реализации единой государственной валютной политики, устойчивости валюты РФ и стабильности внутреннего валютного рынка РФ.

Объективную сторону правонарушений, ответственность за которые предусмотрена ст. 15.25 КоАП, образуют противоправные деяния (действия или бездействие) лиц (субъектов), осуществляемые в нарушение норм права, установленных валютным законодательством РФ и актами органов валютного регулирования.

По общему правилу КоАП понимает под субъектами административной ответственности как юридических, так и физических лиц. Физические лица могут быть привлечены к административной ответственности только по достижении ими 16 лет (ст. 2.3 КоАП). В качестве специального субъекта административной ответственности за нарушение валютного законодательства и актов органов валютного регулирования ст. 15.25 КоАП называет физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица. Однако Закон о валютном регулировании устанавливает разные правила осуществления некоторых валютных операций для физических и юридических лиц. Соответственно, возникает вопрос о том, какие правила следует применять к валютным операциям, реализуемым индивидуальными предпринимателями, — правила, установленные для юридических или для физических лиц. Известно, что в соответствии с п. 3 ст. 23 ГК к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, должны соответственно применяться правила ГК, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения. Однако эта норма применима только в частноправовых отношениях. Валютное право, как известно, представляет собой совокупность публично- и частноправовых норм. Причем именно публично-правовые нормы составляют подавляющую часть валютного права. К их числу прежде всего относятся императивные нормы, устанавливающие валютные ограничения. По указанной причине представляется необоснованным применение п. 3 ст. 23 ГК для определения порядка соверше указанной проблеме показывает, что для целей применения Закона о валютном регулировании правовой статус индивидуального предпринимателя приравнен к статусу физического лица, за исключением случаев, когда в законе прямо установлено иное.

Субъективную сторону состава административного правонарушения составляет отношение лица к совершаемому им деянию. До 2001 г. в правоприменительной практике существовала позиция, согласно которой имелась возможность привлечения лиц к ответственности за нарушение валютного законодательства и при отсутствии вины. Так, в информационном письме от 29.03.2001 № 01-30/11765 «О порядке привлечения к ответственности за нарушение таможенных правил» (включая нарушение валютного законодательства) ГТК России был предложен следующий порядок привлечения правонарушителя к ответственности. По мнению ГТК России, при рассмотрении дел о нарушении таможенного и валютного законодательства подлежали доказыванию событие правонарушения, а также обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности правонарушителя. Таким образом, ГТК России полагал, что вина не входит в состав рассматриваемых правонарушений. Рассматриваемая правовая позиция была в свое время подвергнута критике со стороны Конституционного Суда РФ. В Постановлении № 7-П он указал, что привлечение к ответственности юридического лица за совершение нарушения таможенных правил не может обосновываться одним только фактом нарушения таможенных правил. К числу указанных нарушений отнесено также несвоевременное зачисление валютной выручки от экспорта на счет в уполномоченном банке, т.е. нарушение валютного законодательства. Исходя из общего понятия состава правонарушения, Конституционный Суд РФ отнес к основаниям ответственности вину правонарушителя, если в самом законе прямо и недвусмысленно не установлено иное.

Действующее административное право прямо рассматривает вину в качестве одного из оснований для привлечения лица к административной ответственности (ст. 2.1 КоАП). Она существует в форме умысла или неосторожности (ст. 2.2 КоАП). Вина составляет субъективную сторону правонарушения и по ст. 15.25 КоАП. Применительно к административной ответственности юридических лиц КоАП исходит из объективной конструкции вины, т.е. в соответствии с ч. 2 ст. 2.1 КоАП юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП или законами субъекта РФ предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Арбитражные суды, применяющие валютное законодательство, исходят из признания вины в качестве условия для привлечения лица к административной ответственности за нарушение валютного законодательства и актов органов валютного регулирования.

Таким образом, вина является одним из оснований ответственности за нарушение валютного законодательства в силу правовых особенностей последней (административная ответственность).

Анализ судебной практики показывает, что обстоятельствами, освобождающими резидентов от ответственности за непоступление валютной выручки, являются:

— использование способов обеспечения исполнения обязательств (безотзывного аккредитива, банковской гарантии, договора имущественного страхования риска гражданской ответственности нерезидента и (или) предпринимательского риска резидента, в том числе неполучения резидентом или невозврата ему денежных средств, векселя, выданного нерезидентом в пользу резидента);

— выяснение через торговое представительство, официальные органы страны иностранного партнера либо иными способами его надежности и деловой репутации на стадии преддоговорной подготовки;

— внесение в договор способа обеспечения исполнения обязательств в зависимости от надежности и деловой репутации контрагента на стадии заключения контракта, а также применение таких форм расчета по договору, которые исключают риск неисполнения обязательств нерезидента по оплате товаров.

Подробнее см. составы ст. 15.25 КоАП РФ.


Сейчас читают про: