double arrow

Модуль II. Лекция 1. Христианско-православный идеал человека и его воспитание в отечественной педагогической культуре X-XVII вв.

3

План:

1. Воспитание детей у славян до принятия христианства.

2. Крещение Руси и формирование ценностных ориентаций воспитания на основе православной культуры (X-XVII вв.).

1. До начала X в. восточнославянские этносы прошли длительный путь развития. Таким же длительным было и развитие воспитания. От древнейших времён до нас дошло мало прямых свидетельств о жизни и быте наших предков, о формах образовательной и воспитательной практики. Однако современная археология, история, этнография, языкознание предоставляют исследователям материал, позволяющий реконструировать в общих чертах формы передачи социального опыта от старшего поколения младшему. Характер и направленность воспитания подрастающего поколения в древние времена, как и в последующие исторические периоды, обуславливались совокупностью факторов: мировоззренческими идеями, географической средой, природными условиями проживания и другими. Когда славяне жили первобытной общиной, в детях нужно было воспитывать качества, необходимые человеку для его нелёгкой трудовой деятельности, для борьбы с силами природы, а также для отражения набегов чужеземных племён.

Первой воспитательницей ребёнка была мать, поэтому начало русской школы, истоки русской педагогики закладывались в семье, в её укладе, традициях, обычаях. От матери ребёнок получал знание языка, об укладе жизни, об обычаях племени, усваивал религиозные представления. Древние славяне обожествляли природные стихии, считали себя внуками бога Солнца, Дождь-бога. Известно, что язычники-славяне поклонялись земле, деревьям, водоёмам, камням. Перун обычно стоял первым в дошедших до нас списках верховных божеств восточных славян. Перун-громовик, бог грозы, культ которого общий для всех славян, восходил к древнейшему культу громовержца в индоевропейской мифологии, связанного с военной функцией. Поэтому Перун считался у славян покровителем военной княжеской дружины и самого князя.

С 7 лет воспитание мальчиков проходило преимущественно на мужской половине, а девочек - на женской. Полноправным членом семьи мальчики становились по достижении 14 лет. В этом возрасте отрок должен быть готовым к испытанию на зрелость (инициации), в ходе которого проверялись его физические силы, ловкость, умения, религиозные верования.

Подрастающие поколения готовились к труду охотников, скотоводов, земледельцев, ремесленников, воинов-дружинников. Трудовая деятельность связывалась с выполнением различного рода ритуалов, обрядов, участием в празднествах, играх. В процессе приобщения к различным видам труда взрослых проходило и воспитание.

К дохристианскому периоду относится и появление народной педагогики и её методов. Опыт воспитания детей находил отражение в фольклоре: сказаниях, песнях, былинах, пословицах, поговорках, которые служили средством обучения и наставления детей. В народной педагогике отражены педагогические идеалы, средства и методы их достижения. «Какова матка, таковы и детки»; «У дорого дядьки добрые и дитятьки»; «Недругу не сотвори, еже ти себе не хочеши»; «Своя земля и в горести мила»; «Кто имеет доброго друга, обретает сокровище»; «Вспыльчивый нрав не бывает лукав»; «В согласном стаде волк не страшен».




С самого рождения ребёнок слушал колыбельные песни, затем всевозможные пестушки-потешки, запреты (запуки). В устном народном творчестве большое место занимала тема учения, его важности для достижения жизненных успехов и благополучия: «Продай кафтан, да купи буквицу», «Азбука - к мудрости ступенька», «Пойти в науку - терпеть муку», «Не на пользу книги читать, коли только вершки в них хватать», «Учение - лучшее богатство» и др.. Фольклор и в последующее время продолжал выполнять важные педагогические функции, но до появления письменности на Руси он играл несравненно большую роль в воспитании.

2. В конце X в. (988 г.) Киевская Русь приняла христианство, сохранив при этом свою государственную независимость. Педагогическое сознание славян радикальным образом меняется. Роль главного и единственного народного наставника берёт на себя церковь.

Крещение Руси, как справедливо заметил о. Георгий Флоровский, «конечно, никак нельзя и не следует представлять себе… как единичное событие, для которого можно назвать определённую дату. Это был сложный и очень многообразный процесс, длительный и прерывающийся, растягивающийся даже не на десятилетия, а на века. И начался он, во всяком случае, раньше Владимира». Вскоре после крещения князя были крещены и киевские язычники. Принятие таинства было добровольно-принудительным. Русские князья, купцы строили церкви и монастыри. В церквях звучали проповеди смирения, кротости, милосердия. В общественное сознание вкоренялась идея христианского братства. Вместе с тем в народе продолжали сохраняться традиционные обычаи и верования, с которыми церкви предстояло вести длительную борьбу.



На развитие просвещения на Руси огромное влияние оказывала Византия. После принятия христианства вся духовная жизнь Древней Руси, а потом и русского государства определялась стремлением следовать византийским традициям. Учение византийских отцов церкви (православное) определяло воспитательные идеалы на Руси вплоть до XVII века. Характерно, что отечественный историк педагогики П.Ф. Каптерев обозначил этот этап в развитии отечественной педагогической культуры как православный. Средствами византийского влияния были церковь и книга. От греческой русская церковь восприняла завет строгого охранения православия в противовес католической западной церкви с её нововведениями.

С принятие христианства возникла потребность в подготовке грамотных людей для церковного служения. Эту цель преследовало повеление Владимира (980-1015) собирать у лучших людей детей и отдавать их в обучение книжное. Матери же детей плакали о них, ибо они ещё не утвердились в вере. Не раз потом в русской истории повторится нечто подобное. Так же, например, будет Пётр I отправлять в учение дворянских недорослей, и так же матери будут плакать о них.

Открытая в Киеве дворцовая школа «учения книжного», была в условиях того времени центром книжной культуры, которая соединила Киевскую Русь со всей многовековой цивилизацией Европы и Азии. Упоминание об этой школе содержится в «Повести временных лет». Школа носила элитарный характер, в ней обучались дети боярского окружения князя. Большое внимание уделяли просвещению русские князья: Ярослав, Всеволод и др., которые открывали училища и выделяли средства на их содержание. Школы (училища) основывались преимущественно в местах пребывания епископов - в Киеве, Новгороде, Курске, Смоленске, Владимире-Волынском, Владимире-на-Клязьме и других городах и сёлах. Это позволяет сделать вывод, что образование на Руси получило со времени крещения довольно широкое распространение. Такой вывод подтверждается и берестяными грамотами, найденными археологами при раскопках в Новгороде, Старой Русе, Смоленске, Пскове, Витебске, Твери и др. Датируются грамоты XI-XV веками. Судя по этим источникам, в Киевской Руси письменность проникла практически во все слои населения, обслуживала все сферы жизни общества. Обучение велось на живом, понятном для всех славянских народов того времени языке - древнерусском. При раскопках были найдены писала - орудия письма на бересте.

Основными предметами обучения в училищах были славянская грамота и письмо, церковное пение, а на повышенной ступени - греческий язык. Содержание обучения было единым для всех: и боярских детей, и посадских, и детей бедных родителей. Первыми учителями были привезённые князем Владимиром греки, затем - священники, впоследствии же - миряне, «мастера грамоты».

К первой половине XI в. относится летописная запись об организации библиотеки князем Ярославом Мудрым при киевском Софийском соборе: «…И собрал книгописцев множество, которые переводили с греческого на славянский язык. И написали они множество книг, по которым верующие люди учатся и наслаждаются учением божественным». Первые книги на славянском языке поступали на Русь из соседних балканских стран, преимущественно из Болгарии. Помимо богослужебных книг, знание которых было необходимо духовенству для ведения церковной службы, переписывались и составлялись многочисленные сборники, включавшие сочинения разных жанров. Наибольший интерес представляют сборники энциклопедического характера. Так, Изборник 1073 г. содержал более 380 статей 25 авторов, которые давали читателю христианское представление о мире.

В XI в. появляются оригинальные русские произведения: летописи, жития первых русских святых, памятники торжественной ораторской прозы («Слова» митрополита Иллариона, Луки Жидяты, Климента Смолятича, Кирилла Туровского), «Моление» Даниила Заточника, «Слово о полку Игореве», «Поучение к детям» Владимира Мономаха и другие. Авторы этих сочинений - люди, глубоко постигшие «книжное учение». В своих произведениях они свободно цитируют самую разнообразную литературу. Книга становится на Руси главным источником знаний, средством достижения мудрости. «Красота воину оружие и кораблю ветрила, тако и праведнику почитание (чтение книжное)», - писал Иоанн, автор вступительной статьи к Изборнику 1076 года. Чтение книги рассматривалось как трудная духовная работа. Статья Иоанна раскрывает цели и методику чтения книг. Нужно иметь в виду, что русское средневековье не знало специальных педагогических работ. Педагогические по своей сути идеи (о целях воспитания, воспитательном идеале, характере обучения) можно обнаружить в самых различных источниках. В целом же педагогическая мысль Древней Руси была направлена не на проблему обучения, а на проблему воспитания и не выделяла человека в качестве особого объекта воспитания. В средневековой литературе весь мир рассматривался как школа, где человек учится и воспитывается всю жизнь.

Один из ярких тому примеров - «Поучение к детям» киевского князя Владимира Мономаха (1053-1125 гг.). Его поучение обращено к воинскому сословию, его педагогика - для отроков-дружинников. Параллельно с наставлениями христианского характера через всё сочинение проходит мысль о необходимости активной деятельности в жизни человека. Все автобиографические примеры должны были, по мнению Мономаха, внушить главное - не лениться, трудиться неустанно, защищать родную землю, не жалея сил и жизни. Призывая к постоянному умственному труду, он приводил в пример своего отца - князя Всеволода, который изучил пять языков и оттого имел почёт от других государств. И сам Мономах был человеком, хорошо знавшим книжность, о чём говорят многочисленные цитаты и литературные реминисценции в его «Поучении». В нём заложены ценности православной педагогики (любовь, милосердие, смирение, покорность, страх Божий, потребность в учении, труде), которые стали основой её последующего развития на века.

Книжный фонд в Киевской Руси был значителен: 130-140 тыс. томов, среди которых учебные Псалтыри, Измарагды, Златоусты, Златоструи, представлявшие собой кладезь педагогической мудрости. Из зарубежных авторов особой популярностью пользовался Иоанн Златоуст, а из отечественных - Кирилл Туровский, которые были выдающимися учителями-просветителями, оставившими будущим поколениям интересные мысли о воспитании и обучении детей. Так, Иоанн Златоуст высшие ценности воспитания связывал с формированием добродетелей. Обращаясь к родителям, он призывал их в воспитании своих детей «… всячески заботиться о спасении их души», «…думать не о том, как бы сделать детей богатыми серебром и золотом, а о том, как бы они стали всех богаче благочестием, мудростью и стяжанием добродетели…»[1].

Кирилл Туровский в притчах на основе поучительных примеров даёт нравственные наставления, адресованные не только родителям и учителям, но и всем православным людям.

После Владимира Мономаха (1113-1125) в Киевской Руси усилились тенденции к обособлению отдельных княжеств. Разрозненные княжества не смогли противостоять намного превосходящим силам завоевателей, вторгшихся на Русь в первой четверти XIII века. Русь распалась на юго-западную и северо-восточную. В огне пожаров уничтожались центры просвещения - церкви и монастыри. Православная вера помогала русскому народу пережить трагические последствия разделения Руси и сыграла важную роль в собирании сил для борьбы и грядущей победы. Объединителем русских земель выступает московское княжество. Происходит возрождение былых форм просвещения при монастырях, церквях, у мастеров грамоты. В XV в. в северо-восточной Руси получили широкое распространение частные школы, которые давали возможность каждому «хотящему учиться» овладевать первоначальной грамотой.

В середине XVI в. по указу царя Иван IV созываются соборы (1547, 1549, 1551 гг.) с целью «исправления церковного благочиния, государственного управления и всякого земного строения». Стоглавый собор 1551 г. в главе «Об училищах» сборника соборных решений постановил создавать школы повышенного типа (училища) в домах священников и дьяконов, «чтобы все православные христиане давали своих детей на ученье грамоте, книжного письма и церковного пения». Особое внимание обращалось на уровень грамотности учителей и их нравственный образ жизни. Наказные грамоты с соборными постановлениями были разосланы по всем городам. О реализации решений Стоглавого собора сведений нет, но можно предполагать, что при монастырях и соборных школах уже имелись библиотеки и образованные лица, подростки обучались «книжной мудрости».

Элементарные школы грамотности к концу XVI в. начали видоизменяться в связи с выпуском в свет печатных учебников, расширением сведений по грамматике и увеличением объёма текстов для школьного чтения. Появляются новые пособия - рукописные азбуковники, содержащие сведения по различным отраслям знаний. В 1574 г. Иван Фёдоров издал во Львове Букварь, в котором содержались азбука, тексты для чтения и некоторые сведения по грамматике.

О направленности русского воспитания XVI в духе православия красноречиво говорит знаменитый памятник того времени «Домострой», который был подготовлен монахом Сильвестром. Основой этого произведения были различные источники; в нём он показал отечественный быт, сложившийся к XVI в. и дал святоотеческие наставления о христианской жизни. 64 глава Домостроя раскрывает представления Сильвестра о воспитании детей в семье. Он утверждает высокую ответственность родителей за воспитание своих детей в добром поучении, в страхе Божьем, в вежливости, в любви и наказании.

«Наказывай детей в юности - упокоят тебя в старости твоей». Он призывал с детства беречь чистоту телесную и духовную, а по мере взросления детей с учетом их возраста и индивидуальных особенностей обучать рукоделию - мать дочерей и мастерству - отец сыновей, «кто в чём способен, какие кому Бог возможности даст». А основа всему воспитанию, по его мнению, - жизнь по заповедям господним. «Позаботься детей оставить наставленными в заповедях Господних - это лучше неправедного богатства: краше быть в праведном убожестве, нежели в неправедном богатстве». В послании к своему сыну Анфиму он писал: «И ты, чадо, тоже берегись неправедного богатства и твори добрые дела, имей, чадо, великую веру в Бога, все надежды возлагай на Господа: ибо никто, уповая на Христа, не погибнет!»[2]

Разделение Руси на юго-западную и северо-восточную как одно из последствий татаро-монгольского ига обусловило некоторые различия их исторических судеб. Юго-запад оказался перед угрозой католической экспансии, одним из орудий которой было образование. Католицизму противостояли возникшие с XV века общины различных сословий - братства, которые пропагандировали православное учение, создавали свои училища - в Львове(1587 г.), Вильно (1588 г.), Бресте (1592 г.), Могилёве (1596 г.). В 1631 г. киевский митрополит Пётр Могила создаёт Киево- Могилянскую коллегию, которая позже стала называться Киевской академией. Подобно европейским образовательным учреждениям коллегия предлагала своим воспитанникам курсы филологии, математики, логики, естествознания, метафизики. Среди методов обучения важное место отводилось диспутам. Для дальнейшего развития российского просвещения весьма благоприятным было влияние братских школ и Киевской академии (XVII в.).

В XVII веке в политическом, экономическом и культурном развитии русского государства произошли существенные изменения. Характерным из них было высокое развитие ремесла, всё большее сосредоточение его в городах, специализация по отраслям и регионам. Постепенно совершался переход ремесленного производства от работы по заказу к работе на рынок, в связи с чем возрастала потребность в подготовке квалифицированных мастеров. Неудовлетворенность уровнем образования, которое давалось церковными дьячками, постепенно росла. К концу XVII века она обозначилась более реально, когда государственное покровительство превратилось в опеку над церковью. И если в XVI веке государственная и церковная тенденция в образовании, тесно переплетаясь между собой, были поставлены на службу общим целям, то в конце XVII века уже начинают преобладать гражданские, светские элементы. Они проявлялись в пристальном внимании московского правительства к культурным достижениям западных государств и в некотором использовании этих достижений (переводная литература, театр, искусство). Не имея своей образовательной системы, государство и церковь вплоть до конца XVII века делали неоднократные попытки использовать образовательные учреждения соседних, более развитых стран, приглашали иностранных специалистов и учёных в Россию, посылали русских за границу для получения образования.

Если в начале XVII века контакты России с Западом ограничивались дипломатическими и торговыми связями, то постепенно к середине XVII века иноземцы жили во всех крупных городах России: Вологде. Астрахани, Архангельске, Холмогорах, Туле, Новгороде. В одной только немецкой слободе Москвы в середине XVII века насчитывалось свыше тысячи иностранцев. Много было в Москве и польских ремесленников. Общение с иностранцами, ставшее значительно более тесным, постепенно снимало отчужденность русских от западной культуры, характерную для предыдущих веков. И если в XVI веке некоторые представители русской знати для изучения латыни приглашали к себе учителей-иностранцев под строжайшей тайной, то в начале и особенно в середине XVII века знать и крупные русские купцы, такие, например, как Строгановы, имели целый штат иностранных врачей, учителей, инженеров. В середине XVII века в России довольно широко были распространены произведения иностранных авторов как в переводах, так и в оригиналах. В рукописных списках этого времени встречается историческая, астрономическая, филологическая, географическая и художественная иностранная литература.

Неудовлетворённость русского общества существующим уровнем образования привела к развитию частной инициативы в организации образования передовых слоёв городского населения - зажиточного купечества, служилого дворянства, ремесленников. Первой попыткой организации стационарных школ была общественная школа повышенного типа, открытая боярином Ф.М. Ртищевым в 1649 году. Эта школа, судя по дошедшим до нас источникам, была бессословной. Другим проявлением частной инициативы была попытка прихожан церкви Иоанна Богослова (дворян и торговцев Китай-города Москвы) создать при церкви школу «благородную и полезную православному народу» с преподаванием «грамматической хитрости, языков словенского, греческого и латинского и прочих свободных учений».

В 60-х годах попытки организации школ предпринимает и Московское правительство. В 1665 году в Заиконоспасском монастыре в Москве была основана «школа грамматического обучения» для молодых подьячих разных приказов, во главе которой стоял Симеон Полоцкий. Школа преследовала цель подготовить образованных подьячих для правительственных учреждений. Это была первая государственная школа повышенного типа. В ней изучали латынь, польский язык, историю, пиитику, риторику, богословие и отчасти философию. Кроме этой школы существовало ещё одно государственное учебное заведение, преследовавшее цели специальной подготовки - медицинская школа, организованная в 1654 году при Аптекарском приказе. Эта школа не была высшей, её ученики после окончания учебного курса получали звание лекаря, докторами же были только иностранцы. Третьей государственной, но уже элементарной, была основанная в 1681 году школа, во главе которой стоял Тимофей Грек, называемая в исторической литературе типографской.

Особо нужно отметить Патриаршее училище в Чудовом монастыре, во главе которого стоял в 1652 году Епифаний Славинецкий, а с 1664 года - Симеон, бывший архиепископ Тобольский.

Е. Славинецкий был одним из образованнейших людей своего времени. По окончании Киево-Могилянской Коллегии он продолжал образование за границей и по возвращении принял монашество. Патриарх Никон назначил его главным «справщиком» богослужебных книг, над чем он и трудился более 26 лет. Им были переведены на русский язык светские сочинения по медицине, политике, педагогике, подготовлены словари. С его именем связано распространение педагогического сочинения «Гражданство обычаев детских», созданное на основе произведения Э. Роттердамского. В проповедях Славинецкого звучал призыв к царю и «прочим могущим» устраивать «училища везде ради малых детей».

В марте 1685 г. в Москву приехали греки, братья-иеромонахи Иоанникий и Софроний Лихуды, окончившие Падуанский университет в Италии. Поселившись в Богоявленском монастыре в Китай-городе, они организовали учение в своих жилых кельях. Программа обучения включала в себя изучение греческого, латинского языков и светских наук. В числе учеников были юноши из разных сословий, но преобладали дети привилегированных классов. Спасская, Типографская и Богоявленская школы послужили базой для создания первого высшего учебного заведения в Москве - Славяно-греко-латинской академии, открывшейся в 1687 году.

Перечисленные выше школы ещё нельзя было назвать регулярными. Число учащихся в них, по-видимому, было невелико, а функционирование школ - недолговременным, кроме Патриаршего училища, которое просуществовало около 12 лет. Обучение в школах велось на основе рукописных учебных книг и печатных учебников. Только за 3 года (1667-1669) в Москве было издано 24 тысячи учебных книг, из них 14 тыс. 400 азбук. Установление контактов со странами Европы, повлекшее проникновение в Россию элементов западной системы образования, привело к выделению различных подходов в решении вопроса чему и как учить.

Симеон Полоцкий (1629-1680), Сильвестр Медведев (1641-1691), Стефан Яворский (рубеж XVII-XVIII вв.) считали возможным использовать опыт зарубежной школы в России

Так, Симеон Полоцкий поддерживал идею светского воспитания в сочетании с древнерусскими традициями, заложенными в основе семейной педагогики. Он вместе с С. Медведевым участвовал в подготовке открытия в Москве Славяно-греко-латинской академии, в которой изучались семь свободных искусств, древние языки и богословие. Педагогические взгляды С. Полоцкого изложены в проповедях и «Словах», вошедших после его смерти в книгу «Обед душевный» (1681) и «Вечеря душевная» (1683). С педагогической точки зрения привлекает внимание также специальная проповедь на тему: «О должном чад воспитании». Добрые нравы детей он рассматривал как высшую духовную ценность, а воспитать эти нравы у каждого православного он считал возможным при соблюдении ряда условий: использование жезла (наказание), ограждение детей от плохого сообщества, личным примером , обучением «своих младенцев от молодых ногтей…страху Божьему, чтобы те больше росли в добродетели, чем в величину тела», знакомством детей с какой-нибудь ручной работой или другим занятием, «чтобы не приобрели злых навыков, живя в праздности, ибо праздность-их (злых навыков) питательная среда»[3].

С. Полоцкий охватил своим вниманием большой круг педагогических проблем, которые были созвучны отечественным идеалам: роль и значение воспитания, воспитание в семье, раннее начало воспитания, значение примера в воспитании, трудовое воспитание, роль учителя в воспитании и требования к нему, значение просвещения и книги.

Другое направление просветительской мысли этого периода представляли: Е. Славинецкий (1600-1675), Ф. Ртищев (1626-1673), К. Истомин (конец 1640-х - 1718), Иоанникий (1639-1711)и Софроний (1652-1730) Лихуды, которые ориентировались на византийско-русскую традицию. В произведении Е. Славинецкого «Гражданство обычаев детских»-пересказ-перевод известного в Европе произведения Э. Роттердамского «О приличии детских нравов» обращается внимание на внутреннее духовное начало личности, из которого вырастало и внешнее поведение - соблюдение в жизни главных христианских норм и законов. Е. Славинецкий обосновывал необходимость сочетания умственного и нравственного воспитания, школьного образования с традициями русского «учения книжного», религиозно-православного воспитания.

Раскольники (старолюбцы, старообрядцы) - протопоп Аввакум и его единомышленники не приняли церковную реформу, проведённую Никоном. Они её рассматривали как крушение истинной старой веры, а сторонников этой реформы считали «еретиками». Аввакум был убеждён, что изучение наук («внешняя мудрость») мешает внутренней духовной работе, ведущей к «истинному богопознанию». Он считал, что «старая вера» доступно изложена в Священном Писании, она присуща христианину по его душевной природе, которой образование не нужно. По его мнению, никто не может называть себя учителем, кроме единственного - Иисуса Христа, который не учил ни диалектики, ни красноречия, а потому ритор и философ не может быть христианином.

Таким образом, после крещения Руси на многие века доминирующей становится педагогика православная, ориентирующая жизнь человека по заповедям господним, на развитие добродетелей - религиозного восприятия мира, любви, милосердия, всепрощения, трудолюбия, благочестия, добронравия.

Модуль II. Лекция 2. Развитие и трансформация идеалов воспитания в XVIII веке и до 1917 года

План

1. Светская, профессиональная и сословная направленность образования в XVIII веке. Просветительская мысль.

2. Реформы образования в XIX веке.

3. Идеал общечеловеческого и народно-православного воспитания в воззрениях педагогических мыслителей России XIX - начала XX века.

1. К концу XVII века в развитии российской культуры проявляются новые тенденции. Православное образование утрачивает свою доминирующую роль, на смену ему приходит светское, государственное. Но это не означало исчезновения из сферы воспитания и образования православной педагогики. Она сохраняется, будучи постоянно поддерживаемой царским правительством, вплоть до 1917 года. Однако потребности социально-экономического развития России с начала XVIII века повлекли за собой и потребности в светском образовании, а, следовательно, в формировании светской педагогики.

Социальное и государственное развитие России обусловило возраставшую потребность в таких профессиях, как агроном, инженер, врач, юрист, учитель. Остро ощущалась необходимость подготовки государственных чиновников, специалистов военного и морского дела. Светское образование стало государственным делом, и это во многом способствовало его успешному осуществлению. Государственное начало в развитии образования особенно ярко проявлялось в годы царствования Петра I, который стремился поставить науку и школу на службу практическим нуждам армии, флота, промышленности, торговли, государственного управления. Среди его указов было немало относившихся к просвещению. Нередко меры к распространению образования носили принудительный характер. Принудительное обучение не могло рассчитывать на усердие со стороны обучаемых, и этот недостаток был восполнен дисциплинарными мерами. Приписка, сделанная Петром I к инструкции для Морской академии, гласила: «Для унятия крика и бесчинства выбрать из гвардии отставных солдат и быть им по человеку ко всякой каморе во время ученья, и иметь хлыст в руках, и буде кто из учеников станет бесчинствовать, оным бить, несмотря, какой бы он фамилии ни был».

В России раньше, чем в западноевропейских странах, возникло реальное образование. Школа математических и навигацких наук (январь 1701 г.) была не только первым, но и самым крупным образовательным учреждением реального направления в Европе. Она сыграла важную роль в подготовке специалистов различных отраслей хозяйства, управления, культуры, науки, морского дела.

Чтобы удовлетворить запросы городского сословия, укрепить армию и флот не только грамотными офицерами, но и солдатами, создаются государственные (цифирные) школы, гарнизонные, адмиралтейские. Все они были светские.

Школьная реформа Петра I коснулась и церкви. С принятием 25 января 1721 года «Духовного регламента» была организована широкая сеть школ для подготовки духовенства: архиерейские школы, духовные семинарии. Обучение в школах велось на русском языке, создавались новые учебники. Вместо Часослова, Псалтыря в практике обучения стали использоваться буквари и азбуки. Среди учебных книг того времени особое место занимал учебник Л. Ф. Магницкого «Арифметика, сиречь наука числительная», содержащая сведения по основным разделам математики, а также по астрономии, геодезии и навигации. В «Арифметике…» в стихотворной форме представлены общие рассуждения по различным математическим правилам, снабжённые красочными рисунками. Каждое правило имело чёткую формулировку и сопровождалось практическими примерами и задачами.

Среди важных событий этого периода - основание Петром I Академии наук в Петербурге (1724 г.).

Для характеристики педагогических идей в петровское время важными являются произведения трех деятелей той эпохи: Феофана Прокоповича(1681-1736), Ивана Тихоновича Посошкова (1652-1726), Василия Никитича Татищева (1686-1750). Ни один из них не был педагогом и не оставил специальных педагогических работ, но каждый касался довольно подробно вопросов воспитания в сочинениях, имевших другие цели.

Ф. Прокопович изложил свои педагогические взгляды в книге «Духовный регламент», в которой предлагал создавать духовные школы трёх уровней: академии, семинарии и элементарные училища. Защищая главенство государства над церковью, Ф. Прокопович признавал необходимость образования для духовенства и наставлений для народа, но организацию его понимал по-другому, чем прежде. На первом месте у него стоял не религиозный, а государственный, светский элемент. О народных школах в «Регламенте» не говорится, хотя подчёркивается необходимость нравственного наставления народа путём заучивания содержания нравственных книжек.

Педагогические взгляды И.Т. Посошкова изложены в сочинении «Завещание отеческое». По содержанию и характеру поднятых вопросов оно напоминает «Домострой» XVI века. В нём представлены наставления, относительно нравственно-христианской жизни, выполнения семейных, церковных и других обязанностей, которые могут быть поручены человеку. Особенно И.Т. Посошков настаивает на необходимости честного, посильного труда, физического или духовного.

Педагогика другого представителя петровской эпохи - В.Н. Татищева - утилитарная и связана с непосредственной практической пользой и профессионализмом. В «Разговоре двух приятелей о пользе наук и училищ» (1733) он рассуждает о важной роли просвещения для государства и отдельного человека, анализирует состояние учебного дела в России и возможные пути его реорганизации, о содержании образования и другие. В.С. Татищев был сторонником обучения молодых людей за границей, вместе с тем считая необходимым открывать школы (училища) во всех губерниях, провинциях и городах. Он заботился об образовании дворянства, и педагогика его была дворянская, аристократическая.

В определении состава общеобразовательного курса В.С. Татищев главное внимание уделяет религиозному образованию, но церковно-богослужебный характер его исчез. В научной стороне образования главное - уметь правильно писать, изучить арифметику, немецкий язык, русскую историю и географию, гражданские и воинские законы своего отечества. Изучение иностранных языков имеет узкоутилитарное значение. Нравственная сторона воспитания в его работе затронута слабо, она наполнена житейскими и практическими советами.

После смерти Петра I (1672-1725) дворянское сословие, укрепляя свои позиции, стало создавать для обучения своих детей узкосословные учебные заведения. Различные виды школ, созданные в первой трети XVIII века, заменяются новыми, ограничивается доступ в школы детям «третьих чинов». С середины XVIII века в России открываются военно-учебные заведения закрытого типа, имевшие целью подготовку дворян к военной службе. Таким был, например, Cухопутный кадетский шляхетский корпус, который пользовался особым вниманием государственных учреждений и правительства, был прекрасно оборудован. Учебный план этого заведения включал много предметов, большинство из которых были необязательными, изучение их предоставлялось студентам на выбор. Аналогичные принципы лежали в образовательной деятельности Морского шляхетского корпуса, Артиллерийской и Инженерной школ Петербурга.

Не желавшее учить своих детей со «всякого чина людей», дворянство прибегало к услугам частного предпринимательства, определяя детей в различного рода пансионы, содержателями которых были почти всегда иностранцы, главным образом, французы. Не предлагая ни образовательных, ни профессиональных знаний, пансионы обучали мальчика французскому языку и литературе, танцам, «манерам».

В XVIII веке российское образование испытало на себе мощное и продолжительное влияние Запада. Прогрессивная общественность во главе с М.В. Ломоносовым (1711-1765) боролась за развитие отечественной науки, создание научных национальных кадров. Он положил начало просветительству в России как течению общественной мысли, провозгласив в качестве одной из главных задач государства развитие образования, национальной культуры и науки, промышленности и техники. Основой обучения мыслитель считал родной язык, большое внимание уделял истории и естественным наукам, активно участвовал в создании учебных книг с методическими указаниями по преподаванию этих предметов, в их числе - «Российская грамматика» (1757).

В своей научной и практической деятельности он обосновывал идеи гуманного просвещения, принципы патриотического, народного и демократического образования, которые стали определяющими для всего последующего развития образования в XIX веке. По проекту учёного в 1755 году в Москве был учрежден университет с тремя факультетами - философским, юридическим, медицинским. Учёные Московского университета внесли большой вклад в разработку самобытной национальной педагогики и создание отечественных учебников, учебной литературы.

Главнейшими представителями государственной педагогики во время Екатерины II были, кроме самой Екатерины, И.И. Бецкой и Ф.И. Янкович де Мириево. Екатерина II поддерживала связи со многими выдающимися иностранцами, была хорошо знакома с новыми течениями современной ей педагогической мысли, в том числе со взглядом о необходимости воспитывать не гражданина, а человека (русская педагогика и её последователи), равно как и с мнением о необходимости воспитывать не человека как нечто отвлечённое и общее, а именно гражданина, существо вполне реальное (педагогика защитников просвещённого абсолютизма).

И.И. Бецкой (1704-1795) долго жил за границей, был хорошо знаком с новой европейской педагогикой и, в частности, с педагогическими идеями Руссо.

Ф.И. Янкович - австриец-серб, специалист-педагог хорошо знал педагогическое дело и педагогическую литературу.

В западной педагогической мысли педагогов-государственников заинтересовали две идеи. Первая - идея просвещённого абсолютизма, мысль о том, что просвещение - большая сила, но управлять им должно государство и использовать школу и педагогику в государственных интересах - для воспитания хороших граждан, добрых отцов и матерей семейств. Вторая идея - воспитание человека, ограждение детей от пороков взрослых, о создании путём правильного воспитания улучшенного человечества, более благородного, чистого, нравственного и умного, чем существующее.

Имя И.И. Бецкого связано с идеей воспитания новой породы людей, не заражённых пороками современного общества, воспитанием строго государственным. На эту идею его навели не только некоторые течения западноевропейской педагогики, но и реальные факты русской действительности. До Петра I русская семья жила замкнуто, обособленно от всего остального мира. С Петра I государство внедряется в семейную жизнь и начинает на неё давить, изменять её строй сообразно государственным интересам. Общество и семья были пропитаны суевериями, ленью, невежеством, безнравственностью; такое общество, такие семьи неизбежно портили детей, заражали их своими пороками. Воспитать из такого заражённого дитяти идеального гражданина было невозможно. Отсюда напрашивалась мысль об отделении малолетних детей от взрослых, о воспитании детей вне семьи и общества и о создании, таким образом, нового поколения людей: мужественных, честных, добродетельных.

С этой идеей выступил И.И. Бецкой и к ней склонил Екатерину II. Он предлагал открывать воспитательные училища и отдавать в них детей обоего пола не старше 5-6 лет, когда ребёнка ещё можно воспитать в добродетели. Предполагалось, что дети будут находиться в училищах до 18-20 лет безвыходно, без всякого общения с обществом, а самые близкие родственники могли видеть детей в назначенные дни и в присутствии начальника.

Названные принципы были положены в основу преобразования шляхетского корпуса, вновь открытой Академии художеств с воспитательным училищем при нём, воспитательного общества благородных девиц с мещанским отделением, коммерческого училища. Во всех этих учебных заведениях обращали внимание не на развитие мыслительных сил учащихся, а на воспитание честного, нежного и благородного сердца. При деятельном участии И.И. Бецкого было учреждено среднее женское учебное заведение, которое положило начало серьёзному и систематическому женскому образованию.

Теория воспитания И.И. Бецкого, построенная главным образом под влиянием идей Д. Локка и Ж.-Ж. Руссо, изложена в его работе «Генеральное учреждение о воспитании обоего пола юношества».

При Екатерине II была предпринята попытка распространения образования в русском народе. Систему народного образования она заимствовала из Австрии. Автором этой системы был немец И.И. Фельбигер, настоятель августинского саганского монастыря в Силезии, а исполнителем - Янкович де Мириево, директор народных училищ в сербской провинции Австрии, вызванный в 1782 году Екатериной II в Россию. В 1782 году была организована комиссия по учреждению народных училищ. По проекту комиссии в России должны были открываться народные училища трёх разрядов: малые, средние и главные. Ф.И. Янкович перевёл на русский язык уставы и инструкции учителям и попечителям школ, готовил учебники и дидактические пособия. Основы его педагогической системы изложены в «Руководстве учителям первого и второго класса народных училищ Российской империи». В этом и других документах разъяснялся смысл классно-урочной организации обучения, которая рекомендовалась для использования в народных училищах, высказывались соображения о методах преподавания отдельных предметов, дидактические советы и идеи относительно организации всей школьной жизни.

Австрийский план народного образования был осуществлён в весьма ограниченных пределах, так как училища открывались исключительно в городах, а не в сёлах, и то с большим трудом. Из 500 городов России, в начале царствования Александра I, школы существовали лишь в 254. В царствование императрицы Екатерины II было учреждено 223 учебных заведения, что для обширной империи с 26 миллионами жителей было очень мало. Таким образом, собственно народное просвещение сельского населения, живущего по деревням, при Екатерине II даже и не начиналось.

Причины ограниченного применения задуманной системы народного просвещения заключались в том, что средств из государственной казны на открытие и содержание училищ ассигновано не было, а приказам предоставлялось право самим отыскивать нужные средства. С другой стороны, широкая реформа по народному просвещению была невозможна без подготовки многочисленного педагогического персонала. Между тем на всю Россию была открыта только одна учительская семинария в Санкт-Петербурге, которая не могла удовлетворить потребность в учителях.

Преобразования в сфере просвещения и педагогики XVIII века нельзя объективно оценить, если не учесть ту деятельность, которую осуществляли в ней Н.И. Новиков (1744-1818) и А.Н. Радищев (1749-1802).

Н.И. Новиков был просветителем, книгоиздателем, внесшим заметный вклад в развитие педагогической мысли России второй половины XVIII века. Он открывал типографии, книжные склады, библиотеки, школы, издавал первый в России детский журнал «Детское чтение для сердца и разума». Стремясь развить в народе любовь к книге и охоту к чтению, потребность в знаниях, он организовывал независимые от официальных властей народные училища (школы) для непривилегированных слоёв населения, пропагандировал педагогические идеи французских просветителей. Как и многие европейские просветители, он полагал, что «процветание государства, благополучие народа зависит неотменно от доброты нравов, а доброта нравов неотменно от воспитания»[1]. Главной задачей воспитания он считал «образовывать детей счастливыми людьми и полезными гражданами», и путь к этому лежал через «воспитание физическое, касающееся одного тела; нравственное, имеющее предметом образование сердца, то есть образование и управление натурального чувствования и воли детей; и разумное воспитание, занимающееся просвещением, или образованием, разума»[2].

В трактате «О воспитании и наставлении детей» он дал первое в истории отечественной педагогической литературы определение понятия «педагогика» как науки о воспитании и выделил в нём три взаимосвязанных части: физическое, нравственное и умственное воспитание.

Н.И. Новиков отрицательно относился к обучению детей за границей и воспитанию в закрытых учреждениях, считая семью важнейшим воспитательным институтом.

Наиболее ярким представителем оппозиции государственной образовательной политики в конце XVIII века был А.Н. Радищев. Он был просветителем, его педагогические идеи не получили отражение в специальных педагогических работах, а содержатся в таких произведениях, как «Путешествие из Петербурга в Москву», «Житие Фёдора Васильевича Ушакова», «Беседа о том, что есть сын отечества», «Рассуждение о труде и праздности» и других.

Вопросам воспитания посвящена одна из глав «Путешествия из Петербурга в Москву» - «Крестьцы». Крестицкий дворянин расстаётся со своими уже ставшими взрослыми сыновьями, они должны «идти в службу». Перед расставанием отец раскрывает им тот идеал личности, к которому должны были приблизиться его сыновья в результате его системы воспитания. Он хотел бы, чтобы его дети стали горячими патриотами, спокойно и непоколебимо стоящими за правду. Снова наставляя их в час разлуки, он напоминает им о добродетели, как «вершине деяний человеческих», о следовании обычаям и нравам, о соблюдении закона.

В работе «Беседа о том, что есть сын отечества» он изложил своё представление об идеале человека, условиях и средствах его воспитания в духе гуманных идей. Рассматривая педагогический идеал как воспитание «сына отечества», «истинного человека», А.Н. Радищев наполняет эти понятия ценностным содержанием, восходящим к божественным законам. «Сын отечества», «Истинный человек» - это тот, кто «приучил дух свой к трудолюбию, прилежанию, повиновению, скромности, умному состраданию, к охоте благотворить всем, к любви отечества…»[3]. Радищев выделяет три отличительных признака сына отечества: честолюбие, благонравие и благородство. Вместе с тем, воспитание должно подготовить такого человека, который будет готов к переустройству общества на основе идеала справедливости.

Радищевым и другими мыслителями XVIII в. был сформулирован новый педагогический идеал - человек-гражданин своего отечества, который был воспринят и обогащён представителями педагогической мысли России XIX века.

2. Развитие капиталистических отношений в XIX веке, растущее товарное производство, оживление торговли, появление крупных городов с промышленными окраинами, новые машины и оборудование требовали специально подготовленных рабочих, имеющих профессиональное образование. Однако общее образование в России этого периода было представлено малыми и главными народными училищами, которые не могли удовлетворить потребность в образованных людях. Возникает и вопрос о подготовке учителей для общеобразовательных школ.

Идея общего, бесплатного народного образования в пределах знаний, необходимых каждому человеку, выдвинутая в ходе французской революции конца XVIII, была воспринята прогрессивными представителями буржуазии и дворянства России, русскими просветителями (Н.И. Новиковым, А.Н. Радищевым) ещё во второй половине XVIII века.

Правительство Александра I в целях централизации государственного аппарата вместо существовавших ранее коллегий указом 2 сентября 1802 года создаёт 8 министерств, в их числе Министерство народного просвещения. Название этого учреждения не соответствовало проводимой им политике, оно мало заботилось о просвещении народа, а на протяжении почти двух столетий служило сословным интересам дворянства.

Под руководством министра просвещения П.В. Завадовского разрабатывался новый школьный устав, и осуществлялась учебная реформа. По «Уставу учебным заведениям, подведомым университетам» (1804 год) в России утверждалась единая система общего образования, состоящая из четырёх ступеней: высшая - университеты (в каждом округе), средняя - гимназии (в каждом губернском городе), промежуточная - уездные училища (по одному в каждом уезде), низшая - приходские (в городах, сёлах). Между всеми типами учебных заведений устанавливалась преемственная связь в учебном и административном отношениях, о чём было впервые официально декларировано. В «Предварительных правилах народного просвещения» (январь 1803 г.) и в Уставе 1804 года закреплялись новые принципы образования (светскость, единство системы образования, всесословность (например, в гимназию открывался доступ «всякого звания» ученикам) и др. Общее образование было ориентировано на широкий круг знаний: языки, география, история, статистика, философия, политическая экономия и другие (в гимназии). По каждой ступени образования была чётко прописана организация учебного процесса, его учебно-методическое сопровождение, обязанности учителей и учащихся, руководителя учебного заведения, рекомендовались гуманные методы отношения к личности. Однако, как показала практика, в реальном педагогическом процессе многие положения Устава реализованы не были.

Для детей дворян были созданы особые типы общеобразовательных учебных заведений - лицеи, в которых за более короткий срок воспитанники получали образование, приравненное к университетскому.

В деле реализации реформы самым проблемным было открытие приходских училищ, так как они, в отличие от гимназий и университетов, должны были содержаться за счёт благотворительности. Это приводило к очень медленному росту приходских училищ, которые часто не открывались за счёт нехватки средств. Таким образом, для массового начального образования почти ничего не было сделано. Это признал даже министр народного просвещения А.С. Шишков (1824-1828), который заявил, что народного образования в России почти нет. Крепостное право было главным препятствием в решении вопроса о начальном образовании народа.

Обострение социально-экономических противоречий привело к возникновению в стране освободительного движения, которое было первоначально представлено поколением дворянских революционеров - декабристами. Образование народа они рассматривали как необходимое условие преобразования России. Вслед за Радищевым они высказывались за всенародное гражданское общее образование, за то, чтобы языком науки для русских стал русский язык. Патриотизм был основной силой декабристского движения. Декабристы считали основной задачей просвещения - гражданское воспитание, т.е. осознание членами общества всех своих прав и обязанностей. Поскольку царизм не был заинтересован в просвещении народа, дворянские революционеры выступали за организацию частных, вольных школ, в которых обучение не зависело бы от произвола государственной администрации и было бы свободно от влияния официальной церковной идеологии.

Развёртывание педагогической деятельности декабристов связано с возникновением в 1818 году «Союза благоденствия». Члены Союза (Ф.Н Глинка, Ф.П. Толстой, Н.И. Греч, В.И. Григорович, В.К. Кюхельбекер, С.П. Трубецкой, Н.М. Муравьёв и другие) основали «Вольное общество учреждения училищ взаимного обучения». «Вольное общество …» открыло в Петербурге бесплатное училище на 250 мест. За четыре года (1818-1822) в нём обучилось грамоте 815 детей. К 1821 году таких школ уже действовало более 60 в разных губерниях[4]. При содействии офицеров-декабристов школы взаимного обучения были организованы во многих воинских частях и гарнизонах. В 1825 году в них обучалось около 8000 человек.[5] Общество издавало учебные таблицы, использовавшиеся при обучении грамоте. В них первыми словами были «свобода», «воля», «раб», «мятеж» и другие. Таблицы, как и всё обучение в училищах «Вольного общества…», воспитывали солдат в духе осознания ими человеческого достоинства и чувства свободы.

После восстания Семёновского полка (1820) все таблицы были изъяты, а Вольное общество в 1822 году было закрыто. Во время ссылки, жизни в Сибири декабристы продолжали осуществлять свои просветительские планы.

Декабристы были первыми русскими революционерами, которые с оружием в руках выступили против царского самодержавия. После восстания декабристов официально провозглашается охранительная идеология в образовании, опирающаяся на «самодержавие, православие и народность» (министр народного просвещения С.С. Уваров). Уваров считал, что основы русской государственности, сложившиеся исторически, должны оставаться незыблемыми и священными, как и православие - вера предков и отцов. Отечественный дух должен возбуждаться без всякой «примеси современных идей политических». Руководствоваться следует исключительно идеей русского народа, православного, преданного престолу и алтарю. С этой позиции должны преподаваться русский язык, русская словесность, русская история и история русского законодательства.

Переход на новые позиции в образовательной политике был воплощен в Уставе 1828 года, который должен был оградить самодержавное государство от общественной «смуты». Устав 1828 года ликвидирует преемственность между ступенями образования; для пресечения «вольнодумства вводятся запреты на преподавание естествознания, философии, политэкономии, эстетики, логики, статистики, а с 1845 года в гимназическом образовании устанавливается «грамматический классицизм»: 41% учебного времени отводится на изучение латинского и греческого языков, их грамматики. Гуманным отношениям (Устав 1804 года) противопоставляются надзор и физические наказания, которые вводятся в педагогический процесс гимназий с 1838 года как обязательный элемент воспитательного воздействия на учащихся.

По Уставу 1828 года каждый тип школы предназначался только для определённого сословия: приходские школы - для низших сословий; уездные училища для детей купцов, ремесленников, мещан и прочих горожан, не принадлежавших к дворянскому сословию; гимназии - для детей дворян и высших чиновников, которые готовились для поступления в университет.

К 1838 году крупные преобразования в системе просвещения были в основном закончены. К этому времени во всех школах России насчитывалось около 245 тыс. учащихся[6]. Это примерно один ученик на 210 тыс. жителей, если считать, что в 1834 году население России составляло более 50 млн. человек (без Польши и Финляндии).

Под влиянием идей европейского просвещения в России начала XIX века стали создаваться школы для крестьянских детей во многих дворянских усадьбах: в подмосковном имении князя В.В. Измайлова, 1805 год; в усадьбе князя А.А. Ширинского-Шихматова в Смоленской губернии, 1818 год и другие. Для подготовки детей высшего дворянства в 1810 году начал функционировать Царскосельский лицей, в котором обучались А.С. Пушкин, А.А. Дельвиг, В.К. Кюхельбекер. Позднее появились лицеи в Ярославле (1833 год), Ришельевский лицей в Одессе (1817 год), статус лицея получила и открытая в 1820 году в г. Нежине гимназия высших наук князя Безбородко.

В этот период получили развитие и благородные пансионы, так к 1849 году в России насчитывалось 47 благородных пансионов для дворянских детей при гимназиях, а к 1863 году их количество увеличилось до 51. Пансионы должны были оставаться исключительно воспитательными заведениями, а учиться пансионеры обязаны были в гимназии.

В конце 50-х годов XIX века ускоряются темпы промышленного переворота, обостряется кризис феодализма, нарастает освободительное движение, которое наложило отпечаток на все стороны русской жизни. Революционная ситуация 1859-1861 гг. заставила царизм вступить на путь реформ, начать преобразования во всех областях общественной жизни.

В истории отечественного просвещения 60-е годы явились временем наивысшего взлёта педагогической мысли, началом широкого общественно-педагогического движения, под влиянием требований которого правительством начали осуществляться реформы в образовании. Это был самый плодотворный период формирования теоретических основ национальной педагогики.

Одним из первых документов, который положил начало реформы, было «Положение о женских училищах ведомства министерства народного просвещения»(10 мая 1860 года), согласно которому устанавливалось два типа женских училищ: училища первого разряда (6 лет обучения) и второго разряда (3 года обучения). Они были внесословными учебными заведениями, которые давали среднее образование без возможности его дальнейшего продолжения в других учебных заведениях.

«Положение о начальных народных училищах» (19 июля 1864 года) определяло в качестве основной цели обучения утверждение в народе религиозных и нравственных понятий и распространение первоначальных полезных знаний. Срок обучения в них не был ограничен. В содержание обучения входили: Закон Божий, чтение, письмо, арифметика, церковное пение. В основе обучения лежали принципы: бесплатного, совместного обучения мальчиков и девочек, обучение на русском языке.

Новый «Устав гимназий и прогимназий» (19 ноября 1864 года) устанавливал два типа гимназий: классическая и реальная (обе с 7 летним сроком обучения) и соответственно им - прогимназии. Прогимназии по уровню даваемого ими образования соответствовали первым четырём классам гимназий.

Особенность классических гимназий состояла в том, что в них около 40% всего учебного времени отводилось на изучение древних языков; в реальных же гимназиях эти языки отсутствовали, однако в последних значительно больше времени отводилось на изучение предметов естественного цикла. Обязательным было изучение двух новых языков - французского и немецкого. Другие учебные предметы изучались в том же объёме, что и в классических гимназиях (русский язык, литература, история и география). Классическая гимназия давала возможность поступления в университет, а реальная - в высшие технические и сельскохозяйственные учебные заведения.

Оба типа гимназий объявлялись внесословными при раздельном обучении мальчиков и девочек. По новому уставу предполагалось открывать учебные библиотеки для учителей и учеников; предметные оснащённые кабинеты.

Новым типом учебных заведений в этот период были земские начальные школы, которые открывались земствами - органами местного самоуправления («Положение о земских учреждениях» от 1 января 1864 года).

Реформа высшей школы осуществлялась по университетскому уставу, утверждённому 18 июля 1868 года. Согласно этому документу университеты получали некоторую самостоятельность: право выбирать ректора и проректора, избирать по конкурсу профессоров, создавать факультетские советы, избирать деканов.

По «Положению о женских гимназиях» все гимназии стали подразделяться на гимназии ведомства учреждений императрицы Марии Фёдоровны и гимназии Министерства народного просвещения. Учреждались четырёхклассные женские прогимназии, обучение в которых соответствовало младшим классам гимназий. Новым в женских гимназиях было открытие дополнительного восьмого педагогического класса.

В 1871 году вышел новый «Устав гимназий и прогимназий», по которому реальные гимназии ликвидировались и оставались одни классические (8 лет обучения). Содержание обучения оставалось традиционным. Чтобы затруднить доступ поступления в гимназии детям недворянского сословия, в восьмидесятых годах была повышена плата за обучение; в 1887 году был издан циркуляр, по которому предписывалось директорам гимназий и прогимназий ограничить приём детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников.

«Устав реальных училищ» 1872 года вводил новый тип учебного заведения (реальное училище с 7 летним обучением), которое давало общее и специальное образование, 5 и 6 классы имели основное (общеобразовательное) и коммерческое отделения, 7 класс был дополнительным и тоже имел, кроме общеобразовательного, механико-техническое и химико-техническое отделения. Такая профессионализация образования давала возможность учащимся после окончания училища сразу приступать к практической деятельности.

По «Положению» 1872 года преобразовывались уездные училища и на их базе создавались двухклассные начальные училища (5 лет обучения) и городские училища (6 лет обучения).

Самым распространённым типом начальной школы оставались церковно-приходские школы (2 года обучения). Содержание обучения в них составляли чтение, письмо, счёт, Закон Божий. Это был самый распространённый тип начальной школы к началу XX века.

Специфическим типом средних учебных заведений в России в конце XIX - начале XX века были кадетские корпуса, дворянские учебные заведения для подготовки офицеров.

Характерной особенностью данного периода было развитие общественно-педагогического движения, в центре внимания которого стояли проблемы: профессионализация начальной школы, создание национальной школы, трудовой школы, женское образование, материальное, юридическое и общественное положение учителей.

Предлагались различные проекты реформирования средней общеобразовательной школы: Н.П. Боголепова (1899 год), П.С. Ванновского (1901 год), П.Н. Игнатьева (1915 год), находившихся на посту министра народного просвещения в разные периоды. Последний в истории дореволюционного отечественного образования проект реформы школы (министра просвещения П.Н. Игнатьева) предполагал внесение значительных изменений в её задачи и структуру, содержание обучения, введение специализации в старших классах, ручного труда как отдельного предмета, использование активных методов обучения и другое. Обсуждение документа не было доведено до конца из-за революционных событий февраля 1917 года.

Попытки решения насущных педагогических проблем воплощались в частной и общественной инициативе по созданию школ нового типа: школа в Царском селе Е.С. Левицкой (1900 год), гимназия в Новочеркасске Е.Д. Петровой (1906 год), гимназия О.Н. Яковлевой в Голицыне под Москвой (1910 год), «Дом свободного ребенка» К.Н. Вентцеля, образовательно-воспитательное учреждение «Сетлемент» С.Т. Шацкого и А.У. Зеленко и другие.

В конце XIX - начале XX веков в общественном движении России начинает принимать активное участие социал-демократия, заявляя о том, что она выражает интересы рабочего класса и демократически настроенной интеллигенции. Частью их политической программы выступали проблемы народного образования (Г.В. Плеханов, В.И. Ленин, Н.К. Крупская и др.), которое служило одним из средств политической борьбы за власть.

3. К концу XVIII - началу XIX веков Россия не имела специальных книг, которые бы стали основанием национального воспитания. Недовольство иностранным воспитанием усиливалось, что явилось одной из причин разработки русской системы воспитания. Первую попытку удовлетворить эту потребность предпринял И.Ф. Богданович (1758-1831). В книге «О воспитании юношества» (1807 год) он сформулировал национально-образовательные задачи. Основы становления духовно-нравственной жизни ребенка он видит в семье, в семейных взаимоотношениях. Родители, а затем и педагоги в школе должны были заботиться о воспитании гражданина и человека, готовить для отечества благонравных и добродетельных граждан, формировать представление о чувстве долга, о любви к ближнему и к родной земле, языку народа и его преданиям, о человеческом достоинстве. Главным средством такого воспитания И.Ф. Богданович считает предметы, связанные с изучением своего Отечества.

Гражданская, патриотическая проблематика была в центре размышлений, дискуссий передовых людей первой половины XIX века: Н.М. Карамзина, В.А. Жуковского, И.М. Ястребцова, А.Ф. Афтонасьева, А.С. Хомякова, С.Т. Шевырёва, И.В. Киреевского, В.Г. Белинского, А.И. Герцена, Н.Г.Чернышевского, Н.А. Добролюбова и др. Так, педагогические идеалы В.Г. Белинского (1811-1848) раскрываются в его рецензиях на произведения детской художественной, учсбной и научно-популярной литературы, в письмах к родным и знакомым. Они укладываются в целостную педагогическую концепцию.

В наиболее обобщённом виде проблема воспитательного идеала рассматривается мыслителем в статье «О детских книгах». «Орудием и посредником воспитания должна быть любовь, а целью - человечность. …Воспитание должно видеть в дитяти не чиновника, не поэта, не ремесленника, но человека, который мог бы впоследствии быть тем или другим, не переставая быть человеком»[7]. Быть человеком - значит воспитывать в себе человечность, под которой мыслитель понимает «живое соединение в одном лице тех общих элементов духа, которые равно необходимы для всякого человека, какой бы он ни был нации,… звания, состояния, в каком бы возрасте жизни и при каких бы обстоятельствах ни находился,- тех общих элементов, которые должны составлять его внутреннюю жизнь, его драгоценнейшее сокровище и без которых он не человек»[8]. Настаивая на приоритете общечеловеческих ценностей в воспитании личности (любовь, сострадание, доверчивость, искренность, чувство изящного и другие), В.Г. Белинский видит главное основание их формирования, прежде всего, в национальной культуре.

У А.И. Герцена (1812-1870) тема воспитания возникает в связи с постановкой и решением тех или иных философских или социально-политических проблем. Цель воспитания, по А.И. Герцену, в раскрытии всей полноты личности. Центральное место в нравственном воспитании занимает гуманизм, понимаемый мыслителем как служение на благо народа. Патриотическая ориентация легла в основу воспитания его собственных детей. Тема Родины постоянно звучала в письмах отца к детям. В одном письме из Парижа сыну Александру он призывал его к тому, чтобы быть твёрдым в своих убеждениях, готовым на всякую борьбу, уметь стоять за истину. Заканчивал он письмо словами: «Занимайся как можно больше русским языком. Ты никогда не забывай, что ты должен быть русским»[9].

Идея воспитания человечности, патриотизма актуализируется в работах А.В. Жуковского (воспитание человека, гражданина, христианина), И.М. Ястребцова (воспитывать - значит готовить к жизни для Отечества), А.Ф. Афтонасьева (воспитание должно согласовываться с духом Отечества), Н.П. Огарева (воспитание любви к Отечеству через изучение родного языка) и других.

Непреходящее значение в размышлениях над судьбой России, направлении дальнейшего развития её образовательной сферы имела деятельность трёх поколений религиозных мыслителей России XIX-XX веков. В 30-50 годах XIX века проходила деятельность старших славянофилов (К.С. Аксакова, И.В. Киреевского, А.С. Хомякова и других). Свой педагогический поиск они связывали с основанным на православном христианстве взгляде на культуру, просвещение и воспитание человека. В их работах представлен новый подход к развитию просвещения и образования, аргументирована мысль о необходимости синтеза западноевропейской науки и образования с принципом народности, учётом национальных традиций воспитания на основе православия, общины, семьи.

Их искания были продолжены в последней трети XIX - начале XX веков В.С.Соловьёвым и его единомышленниками братьями Е.Н. и С.Н. Трубецкими, В.В. Розановым и др. Деятельность третьего поколения мыслителей начиналась на рубеже столетий и протекала преимущественно в первой половине XX века. С 1922 года большинство из них оказалось в вынужденной эмиграции - Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, В.В. Зеньковский, И.А. Ильин, Н.О. Лосский, С.Л. Франк и другие, некоторые (П.А. Флоренский) были репрессированы. Мыслители этого поколения сохранили и развили за рубежом традиции русской г

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой
3

Сейчас читают про: