double arrow

Монетаристская и неокейнсианская финансовая политика


Монетаристская государственная финансовая политика и постаралась решить все проблемы, связанные с инфляцией. Борьба с инфляцией, стимулирование инвестиций, повышение конкурентоспособности национальной экономики являются основными целями, достижение которых должно обеспечить государство. Первостепенные в рамках кейнсианской политики задачи - экономический рост, повышение благосостояния граждан и обеспечение занятости рассматриваются как второстепенные.

Для обеспечения роста инвестиций необходимо стимулировать сбережение, даже в ущерб потребительскому спросу. Для снижения инфляции необходимо уменьшить дефицит государственного бюджета, а этого можно обеспечить за счет сокращения расходов, либо за счет роста налогов. Но рост налогов ведет к сокращению инвестиций, следовательно проблему дефицита необходимо решать за счет сокращения государственных расходов, прежде всего непроцентных (не связанных с обслуживанием государственного долга).

Автором монетаристской политики был Милтон Фридман, который длительное время занимался изучением опыта проведения государственной финансовой политики во времена «Великой депрессии», а также мотивацией спроса. Основным отличием выводов Фридмена от Кейнса является то, что экономическое поведение хозяйствующих субъектов и домохозяйств объясняется не столько текущими доходами, сколько перманентным доходом, который включает постоянную составляющую, определяемую из истории получения дохода в прошлом, и переменную связанную с текущими доходами. Тем самым, если обеспечить достаточно привлекательные условия для сбережения денег и инвестиций их в долевые и долговые инструменты, то экономические субъекты начнут их самостоятельно вкладывать в экономику и государству нет смысла вмешиваться в нее.

В качестве основного фактора, определяющего спрос на деньги Фридмен рассматривает перманентный доход, поэтому государство должно обеспечить ровно столько денег, сколько необходимо для использования перманентного дохода (с учетом его роста), а это в свою очередь означает, что бесконтрольное вливание денег в экономику влечет только поднятие цен, но никак не сказывается на темпах роста. Более того, кризисные явления вызываются не производственными причинами, а колебаниями в размерах денежной массы, которая деформирует естественный рост экономики.

Основной задачей для центральных банков Фридмен считает соблюдение монетарного правила (monetary rule), которое состоит в том, что ЦБ должен обеспечить эмиссию денег в соответствии с зависимостью:

DM1(T) = (f + g*(U(T)-u))*M1 (T-1)

где DМ1(T) – прирост в году Т денежного агрегата M1 (T-1);

f - базовый коэффициент прироста перманентных доходов (Фридмен считал его равным 4%);

u - естественный уровень безработицы для государства (Фридмен считал его равным 5%);

U(T) - текущий уровень безработицы в государстве;

g - коэффициент увеличения эмиссии денег для снижения избыточной безработицы (Фридмен считал его равным 2).

Монетаристская политика в чистом виде предполагает насыщение рынка деньгами за счет ограниченного бюджетного дефицита, величина которого регулируется за счет выпуска среднесрочных и долгосрочных государственных ценных бумаг. Фискальная система рассматривается как вспомогательная. Ставки налогов не должны существенно расти даже при возникновении дефицита сверх ожидаемого уровня. В налоговой политике монетаристы попытались сделать ставку на устойчивые налоги (как и при консервативной политике) – фиксированные и оборотные. Однако, практика внедрения подобных налогов натолкнулась на достаточно большое сопротивление экономических агентов (особенно наглядным провалом была попытка внедрить подушный налог, вместо налога с доходов физических лиц при М. Тэтчер в Англии).

Основные рекомендации монетаристов в области управления учетной ставкой можно свести к двум положениям:

1) Реальная учетная ставка должна быть умеренно высокой (около 5%), для того чтобы поддерживать привлекательность сбережений, с одной стороны, и возможность вложения заемных средств в эффективные проекты, с другой.

2) Изменение учетной ставки должно происходить достаточно медленно, чтобы не создавать паники на финансовых рынках. (Частое изменение ставок было очень характерно в 70-х годах, что делало все финансовые рынки неустойчивыми).

3) В отличии от кейнсианской КДП, которая предполагала снижение учетной ставки при возникновении кризисов, монетаристы считали, что снижение ставок в этот период недопустимо.

Механизм регулирования спросом и предложением денег представлен на рис. 3.19, а его реализация в реальных условиях США на рис. 3.20.

Рис. 3.19. Механизмы реализации монетаристский и неокейнсианской КДП. Формирование дефицита бюджета для создания условий роста экономики; Создание профицита бюджета для изъятия избыточных денежных средств в соответствии с монетаристкой позицией. Снижение процентной ставки для стимулирования спроса на деньги в соответствии с кейнсианской КДП.

Система обязательного резервирования рассматривалась как инструмент долгосрочной политики, который необходимо применять только в чрезвычайных ситуациях.

 

 

Рис.3.20. Динамика приростов ВВП США и ставок ФРС в 1980 -2006 гг.

Практическая реализация монетаристской ГФП связана с приходом в 1981 году к власти в США президента Р. Рейгана, а в Великобритании премьер-министра М. Тэтчер. Программа оздоровления американской экономики, выдвинутая рейгановской администрацией в 1980 г., включала следующие основные положения: 1) сокращение налогов на корпорации и личных подоходных налогов; 2) ограничение роста правительственных расходов за счет сокращения социальных программ; 3) дерегулирование предпринимательской деятельности; 4) проведение жесткой кредитно-денежной политики, направленной на преодоление инфляции; 5) проведение политики «сильного» доллара, который сделал бы привлекательными иностранные инвестиции в экономику США.

Осуществление программы Рейгана столкнулось с серьезными трудностями. В 1980-1982 гг. экономику страны охватил экономический кризис, который был во многом спровоцирован монетаристской ГФП. Учетная ставка поднялась в 1981 году до 20%. Положении большинства американских фирм оказалось хуже, чем при кризисе 1973-1975 гг. Так в 1982 г. в США бездействовали 30 % производственных мощностей в обрабатывающей промышленности. Безработица составила более 10 % рабочей силы.

Результаты проведение монетаристской политики в США с 1981 по 1992 годы могут оцениваться далеко не однозначно. Реализация этой ГФП привела к падению средних темпов экономического роста с 4% в 70-е годы до 2,4%., что было естественно негативным фактором. В качестве положительного достижения является снижение инфляции с 11% в 1980 г. до 3,68% в 1989 году. Среднегодовые темпы инфляции упали с 7,3% в 1970-х годах до 4,8% в 80-х. Однако, стагфляционный эффект сохранялся – эластичность цен от прироста выпуска была больше 1 практически весь период с 1981 по 1992 гг. В чистом виде стагфляция наблюдалась в 1981, 1983 и 1991 годах, а в остальные годы скрывалась небольшими положительными темпами роста.

Завершилась эра монетаризма также, как и началась – экономическим кризисом, который окончательно свел классических монетаристов в архив истории.

Рис.3.21. Динамика приростов ВВП и инфляции в США с 1980 по 2006 гг.

К числу негативных тенденции в экономическом развитии США в период 1980 -1992 годов, также относятся постоянный рост дефицит государственного бюджета, который составил в 1992 году 152 млрд дол., превышение расходов над доходами достигло 5 % ВНП и почти такую же долю ВНП составили расходы по обслуживанию государственного долг. С 1981 года США потеряли статус чистого кредитора, существовавший с 1917 г. С этого периода США становятся чистым должником, задолжавшим другим странам больше, чем должны им. Дефицит торгового баланса США в результате реализации курса «сильного» доллара составляет в конце 80-х годов более 100 млрд. долларов.

Неокейнсианская государственная финансовая политика пытается решить, но уже на новой основе те проблемы, которые возникли у монетаристов в области экономического роста. В качестве основной задачи эта ГФП ставила стабильный рост при умеренной инфляции. В отличии от классического кейнсианства, которое основное внимание уделяло решению стимулированию роста за счет краткосрочных факторов, неокейнсианская ФГП акцентирует внимания на обеспечение факторов, обеспечивающих устойчивый долгосрочный рост. С этой целью объектом государственного регулирования и поддержки оказываются НИОКР, развитие инфраструктуры, создание благоприятных условий развития малого бизнеса и социальных программ. В отличии от монетаризма неокейнсианство значительное внимание уделяет проведению активной фискальной политики.

В рамках КДП используется примерно тот же инструментарий, что и в рамках монетаристской политики, но с определенным изменением акцентов. В частности, уровень реальных учетных ставок устанавливается на уровне 2,5%. Как и в рамках кейнсианской КДП при депрессии устанавливаются стимулирующие ставки, в том числе и отрицательные (например, ФРС имело отрицательные ставки в пост-кризисный период 1993-1994 г. и в 2002-2004 г., рис.3.20).

На практике реализацией неокейнсианской политики начала заниматься администрация Билла Клинтона, которая сформировала долгосрочные и краткосрочные программы стимулирования экономики. В результате проведения этой политики удалось за период с 1993 по 1998 год увеличить производство ВВП на 36%, обеспечивая среднегодовой рост экономики 3,7% в год. Темп инфляция за этот же период составил 2,7% в год, что значительно ниже чем во времена господства монетаристов. Однако есть весомые основания считать, что официальные статистические органы США весьма существенно занижали уровень инфляции. Главным индикатором инфляции является индекс потребительских цен. Состав "корзины товаров", по которому он рассчитывается, практически не претерпел изменений за последние несколько десятилетий, в то время как структура американской экономики и потребительской корзины в корне изменилась. Примерно 70% ВВП создается и потребляется в сфере услуг. Многие американские экономисты указывают, что цены на услуги растут значительно быстрее, чем на товары. В то же время индекс потребительских цен рассчитывается преимущественно по товарам, а не по услугам. Более того с 1994 года из индекса потребительских цен (Consumer Price Index) были исключены наиболее волатильных составляющие, а именно энергетические компоненты, продукты питания, большинство видов услуг и недвижимость. Все это приводит к занижению темпов инфляции и преувеличению темпов экономического роста.

Пришедшая в 2001 году администрация Дж. Буша в основном продолжила проведение неокейнсианской ГФП, хотя декларативно она придерживается принципов монетаризма.

Как отмечалось выше основной задачей неокейнсианцев было уменьшение дефицита и сокращение государственного долга. Администрации Клинтона удалось к 1998 году полностью устранить дефицит государственного бюджета, который составлял 290 млрд. в 1993 (5,4% ВВП). В 2001 году предполагалось начать погашение внутреннего государственного долга США, который в тот момент составлял 5,7 трл. Долларов США. Однако вместо роста профицита в период 2001 по 2006 год наблюдался рост дефицита бюджета, который в 2006 году достиг 286 млрд. долларов (2,5% ВВП). В результате к 2006 году внутренний государственный долг США не сократился с 5,7 трлн.3.5 трлн. долларов, как планировалось, а достиг 8,7 трлн. долларов,.т.е. вырос на 54% и составляет 64,8% от ВВП США.

Рис. 3.22 Динамика государственного внутреннего долга США в млрд. $.

В целом оказывается, что при реализации кейнсианской политики госдолг США сокращался, а монетаристы и квазимонетаристы заставляли его быстро расти см. табл.

Период Увеличение государственного долга Среднегодовой прирост Долг в % oт ВВП
Кейнсианцы
1950-1960 49,60% 4,10% 58,80%
1960-1970 34,10% 3,00% 50,10%
1970-1980 139,00% 9,10% 38,70%
Монетаристы
1981-1988 188,20% 14,10% 52,60%
1988- 1992 46,20% 9,90% 65,90%
Неокейнсианцы
1993-2000 13,70% 1,60% 57,70%
Квази-монетаристы
2000-2006 53,70% 7,40% 64,80%

Еще более неприятными последствиями проведения монетаристской, а также неокейнсианской политики оказался рост общей накопленной личной, корпоративной, муниципальный и государственный долги уже сейчас являются существенной долговой нагрузкой соответственно на семейный, корпоративный, муниципальный и государственный бюджеты. Общая величина этих долгов по состоянию на середину 2005 г. составляла $31,2 трлн. долларов, т.е. более чем в 2,5 раза превышает ВВП


Сейчас читают про: