double arrow

Проблема происхождения человека


Проблема происхождения человека

В философии человек оказывается проблемой для самого себя. Важное значение имеет вопрос о происхождении человека, который, несмотря на высокий уровень современных научных знаний, остается до сих пор нерешенным. Нет общепринятой теории, раскрывающей причины и процесс происхождения человека.

Принято выделять две широкие концепции:

1. Естественное происхождение человека (и сознания),

2. Сверхъестественное происхождение.

Концепция второго типа опирается на религиозные концепции, и поэтому в своих основаниях не имеет строгих знаний и фактов. Естественная концепция происхождения человека и сознания связана с развитием наук о человеке и в ее основании находится убеждение, что человек (не как отдельная особь, а как род) произошел в процессе природной эволюции без вмешательства каких-либо сверхъестественных сил. Рассмотрим некоторые понятия и позиции данной концепции.

Эволюция – это постепенное изменение одного состояния в другое при сохранении преемственности между ними, в данном случае между предчеловеческим и человеческим состояниями, между которыми существуют общие и отличительные свойства. Эволюция происходит под влиянием механизмов естественного характера, вырабатывающихся в ее ходе: естественный отбор, борьба за существование, наследственность и изменчивость. Вышеизложенные постулаты Ч. Дарвина находят развитие в современной теории синергетики, главные постулаты которой звучат так: все во Вселенной находится в развитии при отсутствии направляющего сознательного начала – это процессы стихийной самоорганизации и саморазвития материи; с появлением человека во Вселенной, что является закономерным результатом ее эволюции, появляются очаги направляемого развития, познавания, вмешательства в процессы самоорганизации. В этом – вселенское предназначение разума.

В современной литературе существует понятие «социоантропогенез», т.е. период становления человека как биологического вида и как сознательного существа. Чтобы раскрыть механизмы данных процессов необходимо: 1) реконструировать внешнее звено, соединяющее предчеловеческое с человеческим – биологические признаки (прямохождение, высокоразвитый мозг, строение организма и руки), 2) восстановить внутреннее звено – социальные и психические признаки.




В биологическом родстве высших млекопитающих и человека сегодня почти нет сомнений. Исследования в области реконструкции внешнего звена опираются на многочисленные палеонтологические остатки, дающие возможность сравнивать анатомию человека, человекообразного и животных. Ведутся активные наблюдения и эксперименты над человекообразными обезьянами в естественных условиях. Используется метод Нэттола, связанный с иммунной диагностикой, с помощью которого было установлено, что генетический материал человека и шимпанзе идентичен на 99%. Тем не менее, и в этой области остается ряд загадок, например, проблема «недостающего звена», т.е. морфологически определенной формы между нашими обезьяноподобными предками и современным homo sapiens. Ответ, возможно, так и не будет найден, поскольку, выражаясь словами французского мыслителя ХХ в. Тейяра де Шардена, «парадокс человека» состоит в том, что переход осуществился не через морфологическое изменение, а внутри, и потому не оставил заметных следов.

Вопрос о реконструкции внутреннего звена является более сложным и запутанным. Допустим, что биологический вид homo, обладающий сознанием, появляется не вдруг и сразу, но возникает внутри животного мира в качестве предпосылочных форм, полностью развившихся только в условиях социализации. При этом необходимо учитывать огромное количество факторов, должных проявить себя, чтобы возникло сознательное существо. Современные ученые предполагают действие таких факторов, как изменение природной обстановки, генные мутации, стрессовые состояния (голод, страх), давившие на психику и стимулировавшие процессы научения и запоминания.



Непосредственная реконструкция предистории сознания происходит по четырем направлениям:

1. Поиски элементов «протомышления». В чем специфика животного мышления? В подавляющем большинстве оно имеет инстинктивную природу, что с эволюционной точки зрения является полезным опытом всего предшествующего поколения о способах удовлетворения биологических потребностей. В изменчивых условиях мозг животных вырабатывает механизм условных рефлексов – временную нервную связь с безусловным раздражителем через посредство условного раздражителя. Благодаря возможности мозга создавать временные нервные связи (условные рефлексы) животные способны к подражанию, наблюдательности, любопытству. В процессе научения данные качества могут перерасти в способность решать несложные задачи, условия которых не выходят за пределы наглядной ситуации и опыта. Интеллектуальные способности достигают апогея в непосредственном общении с людьми, где ведущим выступает интеллект экспериментатора. Однако в естественной среде данные знания становятся ненужными. За порогом возможностей животного мышления остается абстрагирование и образование речи.

2. Идея эволюции «прототрудовой» деятельности человекообразных в направлении сапиентизации впервые была выдвинута еще в XIX веке Л. Морганом, изучавшим быт американских индейцев. В дальнейшем появилась известная формула Ф. Энгельса: «Труд создал человека». Все сторонники этой концепции считают, что именно изготовление орудий труда подтолкнуло процессы очеловечивания. Если принять безоговорочно данный постулат, то возникает ряд сложных вопросов, например, мог ли труд сыграть роль механизма отбора, выступив вместо биологических регуляторов?, почему наши животные предки начали трудиться?, можно ли считать труд считать хронологически первым по сравнению с мышлением?, можно ли обнаружить в животном мире архаические формы трудовой деятельности?

Приведем несколько точек зрения по поводу данных вопросов. Оценивая утверждение «Труд создал человека» необходимо учитывать, что процессы развития труда и сознания происходили параллельно. Четкую грань между человеческим и животным трудом провести сложно. На основе изучения жизни шимпанзе в национальных парках были обнаружены сходные признаки деятельности (раскалывание орехов камнями, обсасывание прутиков с муравьиной кислотой), которые можно считать прототрудом. Да, действительно животные в ряде случаев осуществляют орудийную деятельность, содержащую элементы целеполагания. Однако это не влечет последствий, которые обнаруживаются у человека: опыт не аккумулируется, передача его между поколениями отсутствует, развитие не осуществляется. Существенной чертой антропосоциогенеза является именно то, что изготовляемые человеком орудия труда аккумулируют в себе способы деятельности с ними, а социальное наследование данной информации невозможно вне общественных отношений.

Вполне возможно, что труд выступил заменой биологическому закону естественного отбора, т.к.: а) способствовал выживанию тех видов, которые обладали свойствами любознательности, находчивости при изменении внешней ситуации, большей подражательностью, кооперативностью действий, альтруизмом; б) влиял на развитие ощущений, делал их более богатыми; в) способствовал развитию рук, речи, вычленению понятий; г) учил, представляя результаты работы, моделированию, выбору наиболее эффективных решений; д) сплачивал коллектив, требовал введения норм поведения.

3. Генезис поведения и общения человекообразных в направлении сапиентизации.

4. Возникновение человеческого языка и речи (через «протоязык»). Первосигнальная система животных (звуки, жесты, мимика) является биологической предпосылкой формирования структуры слов, т.е. второй сигнальной системы.

Подводя итоги данным исследованиям, можно сказать, что между человеком и его животными предками существуют как различия, так и сходства. В биологии человека можно усмотреть тесную связь с животным миром: тело, генотип, рефлексы. У животных можно наблюдать прототипы мышления, социального поведения, трудовых действий. Однако сознание остается отличительным признаком человека.

При наличии несомненных успехов данных исследований необходимо отметить определенные трудности, создающие неразрешимые на сегодняшний день проблемы. Например, одним из основных источников считаются археологические находки (остатки древних орудий труда, жилищ, глиняных горшков), однако они дают возможность судить о деятельности древних людей, но не о самом феномене сознания. Мысль эмпирически неуловима. Также нужно учитывать тот факт, что прошлое давно исчезло и перед нами лишь его слабые следы, но не сами процессы. «Следы» – это источники, которые нуждаются в расшифровке, что связано с современными субъективными искажениями информации. В тоже время создаваемые гипотезы обладают слабой верифицируемостью. Наконец, процессы реконструкции антропосоциогенеза требуют совмещения данных многих дисциплин, что само по себе достаточно сложно.

Например, реконструкция перехода к человеческому типу мышления – дело чрезвычайно тонкое, при котором приходится прибегать к самым разнообразным мыслительным операциям. Обратимся за поддержкой к анализу мифологического мышления. Первой формой человеческого мышления принято считать мифологическое сознание. По распространенным взглядам, мифология – это набор чудесных историй, которые люди сочиняли и сочиняют даже сейчас, и эти истории призваны или развлекать, или заменять незнание причин явлений. Однако мифы – это не сказки, это важнейшее и древнейшее явление в культурной истории человечества. Анализ мифотворчества может помочь в реконструкции переходных процессов от первобытного мышления к современному. Существует ряд известных концепций, раскрывающих по-разному природу и генезис мифологического мышления.

Во второй половине XIX в. в Англии формируется антропологическая школа, основатель которой Э. Тэйлор понимал мифы как своеобразное осмысление обыденного опыта. Первобытные люди были неспособны мыслить абстракциями, хотя вопросы, которые они задавали себе, носят очень отвлеченный характер: что составляет разницу между живущим и мертвым телом?, что составляет причину бдения, сна, болезни, смерти?, что такое человеческие образы, представляющиеся в снах и видениях? Отвечая на эти вопросы, древний человек приходит к анимизму, т.е. учению о духовных существах, которые тем или иным образом определяют человеческую жизнь. Развивая данную теорию, а именно постулат о том, что мифы строятся на базе индивидуальной психологической жизни, З. Фрейд трактует мифологию как представленную в чувственных, мистически переживаемых образах картину вытесненного из сознания эротического комплекса («Эдипова комплекса»).

Очень резко против фрейдизма выступает создатель другой известной школы Л. Леви-Брюль. Первобытное мышление, по его мнению, характеризуется рядом особенностей: 1) Закон партиципации. «Сознание первобытного человека уже наперед заполнено огромным числом коллективных представлений, под влиянием которых все предметы, живые существа, неодушевленные вещи мыслятся всегда обладающими множеством мистических свойств, и источником этих ассоциаций отнюдь не является опыт». 2) Безразличие к логическим противоречиям в мышлении. Например, египетская богиня неба на одном и том же изображении могла выступать и как корова, и как океан. 3) Некоторые существа и предметы открываются только некоторым лицам, исключая всех остальных присутствующих. По мнению первобытного человека, отдельные свойства предметов или явлений по своей природе способны оставаться скрытыми для человеческого восприятия или открываться при определенных условиях.

Наконец, нельзя не сказать о структурной концепции мифологического мышления, которую развивает в своих трудахт  К. Леви-Стросс. В простых отношениях, составляющих основу мифологизирования, он видит инструмент бессознательного логического анализа действительности. Цель мифологического сознания – преодолеть противоположности, снять противоречия между жизнью и смертью, что позволяет представить мир в определенной системе, не разработанной понятийно, но данной в реальной структуре мифа. «Койот – это переходная ступень между травоядными, подобно тому, как туман – между небом и землей, подобно тому, как скальп – между войной и земледелием и т.д. Эта цепь посредников представляет собой как бы ряд логических членов, дающих ключ к расшифровке многих проблем мифологии индейцев».

Сравнивая различные концепции природы и происхождения мифа, можно увидеть четкие отличия первобытного мышления от мышления современного, особенно западного, и в тоже время - от т.н. «животного мышления». Если допустить, что мифологический тип осмысления мира является связующим звеном между предчеловеческой и собственно современной (рефлексивной) стадиями развития мышления, то поиск отличительных особенностей каждой может помочь в труднейшем деле познания древнейшего прошлого человека, хотя любые результаты во многом будут являться гипотетичными.

Подводя итог вышесказанному, заметим, что естественная концепция происхождения человека так и не дает точный ответ на вопрос как возникает человеческое сознание? Как психика животного превращается в сознание человека? Наука не может разгадать загадку, как в причинно-обусловленном материальном мире рождается свободное мышление, творчество, на которое способен человек. Именно поэтому имеют право на существование религиозные концепции происхождения человека.

В XX в. французский ученый Пьер Тейяр де Шарден создал концепцию «эволюционного финализма», которая явилась попыткой соединить науку и религию. История мира – это история восхождения к Сознанию, в ходе которой появляется жизнь, сознание и Дух Земли. Переход от одной стадии развития материи, движущей силой которого является некая энергия, носит взрывной, скачкообразный характер (см. также «теорию пассионарности» Л.Н. Гумилева). Возникновение человека – это «индивидуальный скачок от инстинкта к мысли». Человек стремится к достижению конечного состояния мира – «точке Омега», в которой будет достигнуто примирение всех индивидов и народов, частей и целого, все сущее сольется на основе любви и Бог будет пребывать во всем.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: